А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жених эконом-класса" (страница 8)

   Видя, что босс не сердится, Мышкина тоже ожила и с воодушевлением ринулась к Крягину:
   – Мне надо с вами поговорить!
   – О чем? – устало выдохнул Леонид Викторович.
   – А вы считаете, что не о чем? – с подобострастным смешком хрюкнула Мышкина. – В офисе происходит форменное безобразие. Вас чуть не убили!
   – Чуть? И что? Вы хотите добить? – Крягин пылася шутить, но лицо у него было злое. Катя с удовлетворением констатировала, как резко поменялся его тон.
   – Она хочет зализать твои раны, – предположил Клейстер, после чего все присутствующие покраснели. Крягин от злости, Катя от растерянности, поскольку ей пришло в голову, что Мышкину с директором могут связывать какие-то отношения, на которые намекал юрист, сам юрист побагровел, сообразив, что шутка получилась пошлой, а Мышкина залилась кирпичным румянцем от удовольствия, решив выжать из неудачного замечания максимум пользы.
   – Я могу не только зализать, – развила она тему. – Вы даже не представляете, что я могу. И как!
   Татьяна многообещающе выкатила глаза, изобразив намек на интим. Крягин намек понял и отшатнулся, трусливо махнув рукой в сторону юриста:
   – По всем вопросам обращайтесь к Кириллу Антоновичу.
   Клейстер поморщился, но отпираться не стал.
   – Беру удар на себя, – он покорно склонил голову, продемонстрировав присутствующим трогательную маленькую плешку. То ли Клейстер о ней не подозревал, то ли считал, что она достаточно хорошо замаскирована, то ли абсолютно ее не стеснялся. Тем не менее Мышкина готова была прибрать к рукам и юриста со всеми его недостатками.
   – Что делает с людьми гормональный передоз, – в дверях появилась Диана. – Кирилл, если что – кричи, мы рядом.
   – Да я уж как-нибудь сам, – пробормотал Клейстер, пятясь, словно боялся повернуться к Мышкиной спиной.
   – Да, – вякнула Мышкина, презрительно зыркнув на Диану и по-хозяйски проехавшись взглядом по юристу. – Мы уж сами как-нибудь.
   – Вот такие у нас дела, – развел руками Крягин, немного виновато посмотрев на Катю. Ему, видимо, было слегка неудобно за сотрудников.
   – Да уж, – поддакнула она, все еще обалдело глядя на дверь, захлопнувшуюся за парочкой. Пружинный механизм сыто чпокнул, словно чудовище, только что проглотившее очередную жертву.
   – Мышкина – наш феномен. Вся контора уже год ищет в ней скрытые достоинства, позволяющие этой бегемотихе держаться на своем месте, невзирая ни на что. Это страшная тайна, известная лишь Леониду Викторовичу. Да, босс? – В голосе Дианы Катя с удивлением услышала не только злость и обиду, но и ехидный намек.
   «Что у них тут творится?» – подумала она опасливо и решила сделать вид, что ничего не заметила. Рано было еще лезть в лабиринты межличностных отношений, не разобравшись в служебной иерархии.
   Босс отвечать не пожелал, поспешно ретировавшись в свой кабинет.
   – Вот так вот, – грустно констатировала Диана и уселась на Катин стол. – Как тебе это нравится?
   Пока Кате мало что нравилось, кроме обещанной зарплаты. Влиться в новый коллектив гармонично не получалось. Она ощущала себя пьяным лоцманом, пытающимся в кромешной темноте провести корабль по незнакомой местности. Намеков и подсказок в силу отсутствия опыта и фактического материала она не понимала. Кроме того, в присутствии шефа у нее путались мысли, а его загадочный взгляд с поволокой лишал молодую секретаршу остатков разума. К концу дня ее вообще начал основательно занимать вопрос: а как он целуется? Как вообще может целоваться такой мужчина? И что он говорит своим женщинам? И… Катя судорожно пыталась вернуться в рабочую струю, но неумолимый поток мыслей снова выбрасывал ее на знойный берег фантазий. Одна мысль о том, что надо возвращаться из этого рая в коммунальные будни к подвыпившему Саше, бросив роскошного Тарзана на попечение неизвестно кого, вызывала у Катерины легкую дурноту и ощущение неизбежных неприятностей, как перед визитом к стоматологу, у которого не была много лет.
   Разум требовал вернуться с небес на землю. Согласно логическим выкладкам такой мужчина просто не мог прозябать в одиночестве. Наверняка рядом с ним порхала какая-нибудь фея с модельной внешностью. И вообще сама Катя еще несколько месяцев назад и о Саше мечтать не могла, а теперь ей хотелось большего, чем дала судьба.
   «А почему нет?» – рассуждала Катерина.
   «А почему да? – возражала логика. – На себя посмотри. Бери что дают, а то останешься беззубой старухой у разбитого корыта».
   Катя почти согласилась с доводами разума, но едва она заглянула к Крягину попрощаться, как все мысли напрочь выдуло у нее из головы, как пушинки с одуванчика. Он посмотрел на нее с непередаваемым выражением лица, в котором Катя за долю секунды успела прочитать целый любовный роман с бурными страстями, нежными восходами и яркими закатами, и у нее буквально подкосились ноги. А когда шеф бархатным голосом поинтересовался, как ей понравился первый день на новом месте, Катерина потекла, как пломбир в бане, и твердо решила: что бы он сейчас ни предложил – соглашаться на все. Пан или пропал.
   Но шеф ограничился лишь пожеланием приятного вечера и выразил надежду увидеть ее завтра утром.
   «На что он намекает? – судорожно начала соображать одуревшая от наплыва эмоций секретарша. – Приятный вечер – с кем? Он знает про Сашу или намекает на себя? И где он хочет увидеть меня завтра утром? В своей постели? В смысле – проснуться вместе? Или что? Какая я дура все-таки! Он же ждет от меня встречного шага, а я не понимаю, куда шагать!»
   От бессилия и злости на себя Катерина чуть не расплакалась. Время было упущено. Шеф спрятался за бумагами, образовав из них подобие веера, и потянулся к телефону.
   – До свиданья, – пискнула Катя и попятилась. В ответ Крягин пошуршал бумажками.
   Тягостные размышления о том, почему он не ответил – потому ли, что начал разговор по телефону, или потому, что разозлился на ее нерешительность, – преследовали Катерину до самого дома. Уже у самых дверей она сообразила, что приехала к родителям, а не к Саше.

   – Кто не рискует, тот пьет чай и всю жизнь грызет сушки, – прокомментировала свое мнение по основному вопросу Кротова. Елизавета вообще любила перечить народным мудростям. – Я всегда говорила, что должна проскочить искра, только так идентифицируется настоящее чувство.
   Катя могла бы уличить подругу в том, что та искрилась всякий раз, как неисправный трансформатор, тем не менее еще ни разу не обнаружила настоящую любовь. Все оказывались не теми.
   – Ошибка природы, – так говорила Елизавета, ни за что не желая признаваться себе в том, что это ее персональная ошибка.
   С одной стороны, Катерина уважала Лизу и ценила ее мнение, а с другой – Кротова так часто ошибалась сама, что следовать ее советам было страшновато.
   – Не было искры, – подумав, изрекла Катя.
   – А что было?
   – Что-то такое…
   – Какое?
   – Странное. Непривычное. – Катя пожала плечами.
   – Но скорее приятное или противное? – допытывалась Елизавета.
   – Напряженное такое. – Катя не знала, как объяснить, чувствуя себя улиткой, трусливо заползающей в свою ракушку. Ей было страшно анализировать свои ощущения, страшно вступить в новый этап своей жизни, страшно признаться себе в чем-то…
   – Ты ленивая жаба, – сурово пригвоздила ее подруга.
   – А ты – девочка-рентген, – вяло отмахнулась Катерина.
   – Представь себе! Тут особого ума не надо. Твой консерватизм тебя погубит.
   – Ага. И я превращусь в консервы.
   – Ты уже – килька в томате! – рявкнула Кротова. – Сидишь тут, квасишься, боишься шаг в сторону сделать. Да я знаю, из-за чего ты дергаешься. Вцепилась в своего Сашу и дальше своего носа не видишь! Не было мужика, и это не мужик!
   – Мужик, – робко вякнула Катя.
   – В каком месте? – взъярилась Лизавета. – Он что, зарабатывать начал? Где он у тебя сутками шляется? Почему датый всегда?
   – Сто грамм еще никому…
   – Где сто, там и двести! Уж поверь моему опыту. На сто грамм у него есть, а на еду ты должна зарабатывать! Что он, кстати, про твою новую работу сказал? Небось первым делом поинтересовался, какая зарплата?
   – Да он вообще не знает, что я на другую работу пошла, – попыталась заступиться за Александра Катя.
   Но сбить Кротову с толку было не так-то просто. Развернув мысль на сто восемьдесят градусов, Елизавета пошла в атаку:
   – Вот! Это твое подсознание на автопилоте работает! Не зря ты ему не сказала!
   – Я просто не успела еще!
   – Не ври!
   – Ну ладно, я хотела сначала оглядеться…
   – Огляделась? Огляделась! И пришла домой, а не к Саше! И, между прочим, вся в мыслях… о ком?
   – И ничего я о нем не думаю вовсе! – возмутилась Катя.
   – Именно. О нем. И вовсе не думаешь. Я все поняла. – Елизавета презрительно хмыкнула и для окончательной демонстрации своего отношения к Катиной нерешительности постучала себя по голове. – Ты боишься думать, потому что не дура. А как только начнешь кумекать, то сразу все расставишь по своим местам, по полочкам. И Саша твой будет ниже плинтуса вместе со всеми своими девками и ленью!
   – Какими девками? – вздрогнула Катерина.
   – Что? – Лиза испуганно замолчала. Так резко Кротову могли заставить замолчать только крайние обстоятельства.
   – Ну-ка, еще раз про девок, – потребовала Катя.
   – Про кого? Чего? – бормотала Лиза. – Слушай, мне тут Толик должен звонить. Давай прервемся, я тебе попозже…
   – Лизка!
   – Ой, на плите что-то горит!
   – Кротова!
   – Кать, я что-то тебя не слышу, сигнал пропадает, – жалобно предприняла последнюю попытку прервать разговор Лиза.
   – Я не по мобильному, – желчно возразила Катерина. – А если ты стала плохо слышать, то вообще сейчас к тебе в гости приеду, чтобы обсудить насущные вопросы!
   – Да что ты пристала-то! Я просто так сказала! Гипотетически предположила, что у такого мужика могут быть, повторяю – теоретически допустимо, что могут быть еще бабы.
   – Тебе Толик что-то сказал? – упавшим голосом поинтересовалась Катя, изо всех сил стараясь делать вид, что ее это не так уж и волнует, но получалось из рук вон плохо. Голос плаксиво дрожал, а глаза жгло непрошеными слезами.
   – Вот еще, – фыркнула Кротова. – Делать нам больше нечего, как обсуждать чужую половую жизнь!
   Это несколько убедило Катю, но не окончательно. Сомнения остались. Они разбухали, словно дрожжевое тесто, вытесняя впечатления прошедшего дня и мысли о новом начальнике. Собственнический инстинкт возобладал, и вместо того, чтобы повитать в романтических мечтах, Катерина устремилась в коммунальный улей, ставший ее временным домом. Логика подсказывала, что перспективы близости с шефом весьма эфемерны, а вот угроза потерять первого и последнего любимого вполне реальна.
   – Правильно, – гоготнула Кротова. – Сначала надо у одного козла привязь проверить, а потом уже за другим бежать.
   На этой жизнерадостной ноте подруги и закончили беседу.

   Как проверять Сашину «привязь», Катя не представляла. Но обстоятельства требовали расставить точки над «i». Впервые в жизни ей хотелось усидеть на двух стульях. Теоретически это было возможно, но вот как осуществить сие на практике, да еще когда речь идет не о банальных табуретках, а о двух мужчинах, Катерина не знала.

   Саша оказался дома. Он лениво тянул пиво, лежа перед телевизором.
   – Я так устал сегодня, – это были его первые слова, едва Катя ввалилась в комнату.
   – С чего бы это? – неожиданно сварливо спросила она и тут же поправилась: – В смысле, чем сегодня занимался?
   Ссориться сразу было неправильно, хотя она вдруг поняла, что Лизины слова ее задели. И вряд ли подруга на досуге размышляла о мотивах Сашиного поведения. Скорее всего, она что-то знала, иначе с чего бы ее странная оговорка. Представить, что ее обманули, Катя никак не могла. То есть поводов для измены – на ее взгляд – не было. Она старалась угодить во всем, Саша был всем доволен, и с чего бы ему глядеть на сторону? Если бы Катерина изложила свою точку зрения Кротовой, то очень повеселила бы ту и услышала бы очень много нового о взаимоотношениях полов. Но Катя хотела разобраться сама, не чувствуя за спиной давления кротовского авторитета, поэтому рассуждать с Лизой на эту животрепещущую тему не стала.
   – Работал. Я, Катюня, все время работаю. Пашу как конь!
   И Саша вновь припал к пивной бутылке, с бульканьем и причмокиванием высасывая ее содержимое.
   Удержав в себе логичное замечание о том, что после коня хотя бы борозда остается, а следов Сашиной пахоты не наблюдается ни в кошельке, ни в холодильнике, Катя попробовала зайти с другой стороны:
   – Может, сходим куда-нибудь, развеемся?
   Саша молча выкатил глаза, перестав глотать, но от бутылки не отпал.
   – Ну я подумала, что все дома да дома, тебе, наверное, надоело уже это однообразие? – намекнула Катя, надеясь услышать, что с ней никогда не бывает скучно, что с ней рай и в коммуналке, и что-нибудь еще жизнеутверждающее и рассевающее сомнения в Сашиных намерениях.
   – Ха, – догадался Саша. – Не бери в голову – мне нормально. Ты классная девчонка, да и с соседями нашими не соскучишься, так что мотаться по улице в такую погоду нет необходимости. Вот будет тепло, свожу тебя на шашлыки.
   Реакция была неожиданной. Она надеялась услышать нечто конкретное, из чего можно было бы сделать определенные выводы, на основании которых потом строить подозрения или, наоборот, радужные планы. Из того, что сказал Саша, следовало только одно: жениться он вряд ли передумал, поскольку летом планировал кормить любимую шашлыками. Про остальное Катя предпочла не думать, так как из реплик любимого можно было понаделать таких выводов, после которых захочется собрать вещи и отбыть обратно в родительское гнездо.
   Про Катины успехи на ниве библиотекарства Саша спрашивать не стал, освободив ее от необходимости врать. Любимого волновали более насущные вопросы:
   – Что у нас на ужин? – он сладко потянулся в предвкушении трапезы и с сожалением отставил пустую бутылку. Катя тут же подхватилась ее выносить – она терпеть не могла запах пива.
   – В тумбу поставь, потом сдадим! – напутствовал ее Александр.
   Слово «сдадим» было новым видом глагола – глаголом затянувшегося действия. Сам Саша говорил, что ему сдавать бутылки некогда, а Катя не могла даже допустить мысли о том, что она будет стоять в одной очереди к пункту сдачи стеклотары вместе с бомжами и алкашами. Поэтому в тумбе скопилось уже изрядное количество бутылок, издававших помойно-дрожжевой аромат. Запихивая туда очередную емкость, Катя вдруг зло подумала, что про свадьбу Саша ничего не говорит, зато исправно просит есть и даже не интересуется, из чего она готовит и откуда берутся продукты на ужин. В древние времена женщинам было проще, поскольку все мужчины изначально были добытчиками – барышни к охоте не допускались. Одним из побочных эффектов эмансипации в наше время стало смешение обязанностей, в результате которого на хрупкие плечи женщины падало то, что по каким-то причинам не мог взять на себя мужчина. Некоторые представители сильного пола оставили себе лишь некоторые функции, которые исполняли с удовольствием, а именно: супружеский долг, руководство и философские беседы ни о чем. Все остальное покорно волокла женщина, если она, конечно, ценила присутствие в своей жизни самца как такового и на большее не претендовала. Катя была такой, а Кротова была не такой. Именно Кротова сеяла в душе подруги смуту своими рассуждениями о том, что некоторые мужики в ходе эволюции стали превращаться в подвид пиявок, подсасывающихся к женскому полу и волочащихся за ними либо всю жизнь, либо до момента отрыва. При этом Кротова мечтательно шныряла глазами по потолку и сообщала о другом виде мужчин, довольно редком и экзотическом, который готов взвалить любую представительницу прекрасной половины человечества на свою шею и резво скакать по избираемой всадницей траектории с попутным выполнением всех пожеланий и требований. Ни Кате, ни Лизе такая экзотика пока не попадалась, и Кротова каждый раз мрачно констатировала, что при первой встрече все они косят под рыцарей, а на деле оказываются пустыми доспехами, негодными даже для сдачи в металлолом.
   Думать о том, что Саша – пиявка, Кате очень не хотелось. Хотя мысль такую она все же допускала, поскольку на горизонте замаячил ясноглазый Крягин с многообещающей улыбкой и волнующим биополем. Не было бы Крягина, не было бы и лишних сомнений.
   Мужчины определенно усложняли жизнь и служили источником проблем и повышенной опасности.
   Под тихий злобный зудеж пожилой соседки Таисии Федоровны и вопли ее злейшего врага Яшки, всю жизнь проработавшего в школе физруком, а теперь с песнями и плясками спивавшегося на коммунальной кухне, Катя быстро сварила пельмени и потащила их в комнату.
   – Опять пельмени? – расстроился Саша. – Вчера тоже пельмени были.
   – Ну так приготовь что-нибудь другое, что тебе нравится, – добродушно предложила Катерина, внутренне закипая от бешенства.
   – Мне нравятся романтические ужины, – мечтательно заулыбался Саша, видимо, вспомнив один из последних Катиных кулинарных подвигов.
   – Мне тоже, – застенчиво призналась она, чтобы подбодрить любимого на ниве стремления к романтике.
   Как известно, мужчина и женщина произошли от разных обезьян, поэтому даже общение на одном и том же языке не дает им шансов быть понятыми друг другом.
   – Ну вот видишь, – Саша ласково потрепал Катю по щеке. – А ты все пельмени варишь. Немного женской фантазии, и обычный вечер можно превратить в нечто!
   «Немного мужской логики, и романтический вечер можно превратить в ничто!» – в сердцах подумала Катя, вылавливая склизкие комки пельменей. Намеки отскакивали от Александра, как теннисный мяч от хорошей ракетки.
   Любимый без особого энтузиазма выскреб тарелку и запечалился. Катя посмотрела, как он задумчиво копается во рту зубочисткой, хватается жирными руками за программку… Почему руки-то жирные, он же пельмени ложкой ел… И вдруг она поняла, что ни за что на свете не хочет жить с этим человеком долго и умереть в один день. Словно она сидела в темной комнате, видя лишь силуэт, а потом кто-то вошел и включил яркую лампу, выбросившую из темноты образ, наполненный вовсе не тем содержанием, которое Катя успела нафантазировать.
   – Что смотреть будем? – Саша зевнул, показав весь набор желтоватых зубов, и почесался.
   Тихо удивляясь неожиданным наблюдениям и внезапно проявившимся дефектам, которые раньше не бросались в глаза и совершенно не мешали жить, Катерина подумала, что новый этап в отношениях неизбежен.
   – Я хочу скрипичный концерт, – из вредности заявила она, бегло просмотрев газету.
   К ее удивлению, не продемонстрировав никакой склочности характера, Саша покорно кивнул:
   – Тогда я дрыхнуть буду.
   Наверное, Катя почувствовала бы себя удовлетворенной, если бы жених начал качать права, претендовать на футбол, бокс или, на худой случай, новости. Но кроме нежелания слушать классическую музыку, более вменить ему в вину было нечего, поэтому Катерина ограничилась констатацией факта Сашиного бескультурья, минут десять помучилась, внимая исполнителю классики, и решительно выключила телевизор. Саша тут же проснулся.

   Утром Катя уже не была так уверена в том, что Александр, с водопроводными всхлипами пивший кофе и улыбавшийся ей таинственной улыбкой, напоминая о минувшей ночи, не тот человек, которого послала ей судьба. Она вдруг устыдилась своего вчерашнего поведения и воспылала желанием сделать любимому – все-таки любимому, она еще раз покосилась на его литые мускулы, бугрившиеся под домашней футболкой, – что-нибудь хорошее. Максимум, что приходило ей в голову, – покупка пенки для бритья. Видимо, столь приземленное направление мыслей вызывал вид вчерашней щетины, темным пятном расплывшейся по Сашиной довольной физиономии.
   «Да уж, – самокритично подумала Катя. – Я тоже не подарок, не фонтан идей и не королева красоты. Он мог бы найти что-нибудь поинтереснее, какую-нибудь стройняшку, которая скрасила бы его быт даже в условиях военного перемирия с соседями. Но ведь он выбрал меня!»

   Кротова, которой она выложила эти умозаключения по дороге на работу, нечленораздельно забулькала в мобильник свое мнение. Судя по тону, она явно возражала.
   – …Может, он тебя потому и выбрал, что больше никого рядом не было! – прорвался наконец сквозь препоны сотовой связи ее гневный голос. – Ты без мужика, он без бабы – вот и сошлись на почве общих интересов!
   – Ты же сама говорила, что он шикарный мужик! – возмутилась Катя. – Да на него девицы гроздьями должны вешаться!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация