А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жених эконом-класса" (страница 18)

   – Ну не знаю, как твой, а мой жив. И у него, представь, жена есть. Только не говори, что у твоего тоже. А то неинтересно. В вероломстве тоже должно быть разнообразие, иначе скучно.
   – Мне не скучно, мне противно, – Катя воровато оглянулась, не подслушивает ли мама. Разумеется, мамуля вдруг обнаружила, что в квартире грязный пол, и с энтузиазмом терла линолеум под дверью, периодически громко удивляясь, кто это тут так напачкал.
   – Выкладывай, – Кротова повозилась и что-то уронила.
   – Лизка, не отвлекайся!
   – Почему шепотом? Он что – рядом? У вас еще не все?
   – Нет. У нас все. Тут мама в дозоре.
   – Плюнь. Рано или поздно она все равно все узнает. Нашла, от кого скрывать. Давай, не тяни.
   – В общем, у него любовница.
   – Это интереснее, чем жена, – согласилась Кротова. – И какая она из себя?
   Катя напряглась, пытаясь вспомнить.
   – Такая, маленькая, черненькая, с косой.
   – Смерть, что ли? – гоготнула Елизавета. – На лицо какая?
   – Не видела. Они целовались.
   – Какая гадость! Тогда даже не важно, какое у нее там лицо, в любом случае – обмусоленное. Он оправдывался?
   – Нет. Он даже не звонил.
   – А тебе что, хочется, чтобы позвонил? – подозрительно спросила Кротова и тут же добавила: – Хотя мне тоже хотелось, чтобы мой покланялся, хоть объяснил что-то. А то отвалил, как насосавшийся клоп, и – адье! У меня же комплексы разовьются. Мужчина должен уходить красиво, как капитан дальнего плавания, чтобы ушел – как утонул. Акулы съели. Тогда оставленной женщине хотя бы не так обидно. Но у тебя ситуация другая. Вещи, я так понимаю, зависли в его квартире? Тогда придется объясняться. Хочешь, я с тобой пойду.
   – Нет, Лиз, я сама, спасибо. У меня ключи есть. Приду, пока его нет…
   – Ага. А бдительные соседи скрутят тебе руки, решив, что ты воровка.
   – Не болтай ерунды. Меня там все знают.
   – Ладно. А если ты приедешь, а там уже живет твоя заместительница. И вот сидит она в твоих шмотках и пьет из твоей кружки чай.
   Такой чудовищный вариант Кате даже в голову не приходил. Если Саша из чувства вины перед ней еще должен был вести себя покаянно, то от соперницы, если она без комплексов, можно ожидать чего угодно.
   – Щетку выброси. Вдруг она ею уже зубы чистила, – несло Кротову.
   – Да я не буду забирать…
   – Забери. Я во всякую ерунду не верю, но могут порчу навести. То есть, конечно, никакой порчи нет, это бредни, но зачем нам рисковать? Забери все, особенно волоски!
   – Что? – ахнула Катя.
   – Волосы, зубы, все, что имеет к тебе отношение, что могло с тебя там осыпаться.
   – Лиза, ты что, пила? Какие зубы с меня могли там осыпаться? И что мне теперь, полы там мыть?
   – Не надо мыть, пропылесось, а мешок выкини!
   – Там нет пылесоса.
   – У соседей попроси. Что ты отговорки ищешь! Тут все серьезно! Да, фотки забери.
   – Ладно, поехали со мной, – сдалась Катерина, сообразив, что в будни у нее не получится из-за работы, а вечером и в выходные Саша может оказаться дома в компании своей новой подружки. – Знаешь, может, оно все и к лучшему. Мне другой нравится.
   – Я помню – шеф. Как у тебя с ним продвигается? – оживилась Кротова.
   – Никак.
   – А ты двигай ситуацию сама! Под лежачий камень вода не течет!
   – Ой, забыла, он же мне цветы подарил!
   – Забыла! – возмутилась Лиза. – Слона-то я и не заметил. Что за цветы? Эконом-класса или нормальные?
   – Вообще такой громадный букет!
   – Все. Он наш. Если только в их денежных кругах не принято таким образом прикалываться над секретаршами.
   – А еще ко мне там клеятся несколько мужиков. Вроде бы. Во всяком случае, они постоянно крутятся рядом, – разоткровенничалась Катерина.
   – Николаева! – воскликнула умная Елизавета. – «Клеятся» и «крутятся рядом» – разные понятия. Вот около меня постоянно крутится Димка со второго этажа – так он регулярно на бутылку стреляет. Формулируй четче. Надо мне к тебе с инспекцией нагрянуть после работы. У меня глаз-алмаз, как у оценщика со стажем.
   – Ты ж говорила, что прыщавые косметологи….
   – Я на оскорбления не обижаюсь. Я за оскорбления бью в глаз, – заржала Елизавета. – Нет у меня прыщей, пошутила я. Забудь.

   Забытые в офисе цветы не завяли. За ночь они наполнили приемную тонким свежим ароматом и даже как будто стали ярче. Катя разделась и подошла их понюхать.
   – Это хорошо, что вы приходите раньше. Это правильно, – скрипнул сзади Кирилл Антонович, несколько смущавшийся своего вчерашнего поведения.
   Катерина вздрогнула и замерла, не оборачиваясь. У нее просто не было никаких моральных сил посмотреть на мужчину, с которым она вчера целовалась. Вернее, который с ней целовался, поскольку именно Клейстер был инициатором случившегося.
   – Ну что вы там застыли, как манекен? – недовольно буркнул юрист. – От кого цветы-то, кстати?
   – Не от вас, – довольно смело пошутила девушка, опасаясь с его стороны репрессий после вчерашнего. Или продолжения… Репрессии могли иметь место, если Кирилл Антонович успел пожалеть о своем порыве, а продолжение – если Катя ему нравилась. Но сам Клейстер почему-то не воспринимался как мужчина, он скорее был соседским питбулем, которого следует гладить и задабривать. На всякий случай. Он вызывал уважение своей породистостью и силой, но не более. И что делать, если она ему приглянулась, Катя не знала.
   – Вы намекаете на что-то? – равнодушно уточнил юрист.
   – Ни в коем случае.
   – Что-то мне тон ваш не понравился, – он задумчиво смерил Катю взглядом. Сегодня вырез был еще больше, поэтому взгляд проехался снизу вверх и остановился в самой интересной точке. Хозяйка точки смущенно запахнулась в пиджачок и покраснела.
   – Румянец вам идет. Надо чаще бывать на воздухе, – с этими словами Клейстер скрылся в кабинете, оставив Катерину в недоумении. Опять какой-то подтекст или просто так сказал? Но юристы никогда ничего не говорят просто так. Надо было выработать какую-то устойчивую позицию по отношению к нему, иначе совершенно непонятно, как общаться. Объективно юрист имел приятную, во всяком случае, не отталкивающую внешность. Что еще занести в актив, Катерина не знала. На основании одной только внешности отношение к человеку не выработаешь. Если рассматривать жизнь женщины как ось координат, то в центре будет либо мужчина, либо ребенок, соответственно, отношение ко всем остальным представителям сильного пола строится с оглядкой на этот пуп земли. Таким образом, все остальные точки на оси будут поделены на потенциальных отцов, кавалеров или соперников. С отцами все ясно, кавалеры призваны поддерживать кипение адреналина в крови, а соперники – это друзья центра оси, претендующие на бани, рыбалки и совместное распитие любых напитков.
   Вся сложность была в том, что на данный момент ось координат у Катерины отсутствовала, поэтому и определиться с Клейстером не представлялось возможным.
   – Привет, – в приемную бочком втиснулся Чудиков и замер с отрешенным выражением лица.
   – Привет, кофе хочешь? – Катя чувствовала перед ним некоторую неловкость, поэтому изо всех сил принялась суетиться.
   – Нет, спасибо.
   Игорь начал разглядывать сомнительный шедевр неизвестного авангардиста, украшавший помещение. Это была здоровенная картина с массой геометрических фигур, хвостиков и палок. Колер в тон обоев, видимо, стал решающим аргументом при покупке полотна.
   Молчать было тяжело и неуютно. Наверное, Чудикову тоже было не по себе, поскольку он начал покачиваться с пятки на носок и насвистывать. Он стоял посредине, выделяясь, словно лесовоз в бальном зале. Чудикова, обтянутого костюмом и тяжело дышавшего, было жалко.
   – У меня шоколадка есть, – заискивающе пискнула Катя.
   – Шоколадка? – пробасила влетевшая Мышкина, едва не сбившая созерцателя живописи. – Давай!
   – Не дам, – Катя быстро смахнула плитку в ящик. – Тебе вредно.
   – Тебе тоже, – парировала Мышкина. – Еще больше прыщей повылезет. Игорь, чего стоим? Работы нет? А у меня нет водителя! Кто бы меня отвез на склад?
   Чудиков не реагировал, поэтому Татьяна упростила конструкцию:
   – Отвезешь меня на склад?
   – Нет.
   – Вот просто нет и – все? А как-то покультурнее оформить отказ? Все-таки девушка попросила! – Мышкина уперла руки в толстые бока и, как борец сумо, попыталась толкнуть Игоря животом.
   – Ты же просьбу не потрудилась оформить культурно. И где тут девушка? Девушку я бы повез.
   Катя немедленно обиделась. Если она тоже не девушка, то это очень жалкая и недостойная мужчины месть. И вообще, только в последние два дня она начала чувствовать себя отчасти девушкой, а не засыхающей старой девой.
   – Бунт? – нахмурилась Татьяна.
   – О, драка, – в приемной появился свежий, как только что политый огурец, Никольский. – Брэк, товарищи! Шеф идет.
   Чудиков тут же метнулся к факсу и начал рыться в бумагах, Катя распахнула глаза пошире, а Мышкина выгнулась колесом, выставив грудь и живот, причем последний выдавался намного больше, чем бюст.
   – Вольно, – ухмыльнулся Антон. – Я про себя говорил. У вас тут что, засада? Крягина ждете?
   – Ну уж не тебя, – довольно злобно прошептала Катя и расслабилась.
   – Николаева, за что ты меня так не любишь? – Никольский прищурился. Девица его бесила невероятно. Всем он нравится, а ей, видите ли, нет!
   – Она никого не любит. Это старческое, – грудным голосом проворковала Мышкина. – Зато я люблю всех, особенно тебя.
   – И как только тебя на всех хватает, любвеобильная ты наша! – Никольский уселся на стул и забросил ногу на ногу. Судя по позе, обосновался он тут надолго.
   – Рассказать? – обрадовалась Татьяна и уселась рядом.
   – Не надо. Пусть это останется тайной. В женщине должна быть загадка, – ядовито прокомментировал Антон. – Кстати, Николаева, чьи цветочки-то?
   – Еще кого-нибудь интересует, чьи цветочки? – сухо поинтересовалась Катя у коллег. Судя по тоскливому вздоху Чудикова, как мышь шуршавшего за спиной факсами, он тоже не отказался бы узнать.
   – Интересно, чтобы получить ответ, надо набрать кворум? – хмыкнул Антон.
   – Это взятка, – догадалась Мышкина. – Обычно в такие букеты запихивают конверты с деньгами или коробочки с ювелирными украшениями.
   – О, Татьяна, а у тебя богатый опыт, – Антон отодвинул стул от навалившейся на него матроны и поменял ноги.
   «Тоже мне, основной инстинкт», – фыркнула про себя Катя, представив Никольского без трусов и в юбке. Картинка показалась неожиданно пикантной, и девушка покраснела.
   – Кто ж ей даст? – протянул Антон и снова взмахнул длинными крепкими ногами. – И за что?
   – Антоша, ты меня умиляешь. – Мышкина чуть не отломила у стула подлокотник, пытаясь приблизиться к красавцу и хоть немного полежать на его могучем плече. – За что дают взятки секретаршам? Либо она секреты наши разбазаривает, либо оказывает услуги другого рода.
   – Ну вот что! – вспылила Катя. – Вы мне работать мешаете. Нечего тут гостевые стулья протирать.
   – Вот, – удовлетворенно крякнула Мышкина, выбираясь из объятий стула. – Смотри, как всполошилась! Неспроста!
   – Иди работай, – с ненавистью выпалила Катерина.
   В дверях Мышкина все-таки на долю секунды умудрилась застрять между косяками вместе с Никольским, который даже не подумал пропустить даму вперед, чем дама и воспользовалась. Замыкал процессию Чудиков, старательно прятавший от Кати глаза. Как только за ними закрылась дверь, она бросилась к букету.
   «Как я не подумала! Он же запросто мог что– нибудь написать! Или даже вложить туда кольцо… невесты. Стоп! Это меня уже заносит. Но вдруг там есть хотя бы записка?!» Катерина с воодушевлением начала потрошить цветы, предварительно располосовав обертку.
   – Что это вы делаете? – бабахнул над ухом голос Кирилла Антоновича, который специально подкрался, чтобы посмотреть, чем именно занята секретарша. Разговор в приемной он слышал, поэтому счел своим долгом проверить подозрения. Юристу вообще по штату было положено всех подозревать и проверять, а с этой пышечкой он что-то расслабился.
   Секретарша с упоением уничтожала букет. На подоконнике валялись куски полиэтилена и осыпавшиеся лепестки. С другой стороны, девушку могли просто довести вопросами про цветы, и она решила избавиться от подарка. Особенно это легко объяснялось, если веник подарил вчерашний «застуканный» гражданский муж.
   Нападать, даже морально, всегда надо внезапно, тогда есть шанс получить достоверную информацию. Стратегический ход удался на сто пятьдесят процентов.
   От неожиданности у Кати свело ноги, а позвоночник словно выдернули, и она кулем повалилась на юриста, рассыпав цветы по полу.
   Именно в этот момент на работу явился припозднившийся босс.
   – Кирилл, вы тут что, совсем обалдели? – растерялся Крягин. – В рабочее время! Зайди.
   – Ну вы даете, – этот комментарий поступил уже от Дианы, которая, видимо, пришла вслед за шефом. Она во все глаза таращилась на Катю, размышляя, как такое может быть: обычная девица с невыразительной внешностью стала камнем преткновения для большей части мужского коллектива. Шеф на второй день дарит ей потрясающие цветы, Чудиков худеет от неразделенной любви, о чем уже знает весь офис, и даже бесполый Клейстер в экстазе лапает ее за выступающие части. Бред! Мужики свихнулись. Это даже не была зависть в чистом виде, это было недоумение, поскольку, увидев Катю впервые, Диана только посочувствовала девушке по поводу лишнего веса. Она знала, как тяжело соблюдать диету и насколько сложно, почти невозможно похудеть без помощи хирурга. Конечно, грудь – это отлично, и что бы там ни говорил Дарвин, мужчины произошли не от обезьян, а от телят, так как упрямо тянутся к вымени. Кстати, эту же теорию подтверждало их бычье упрямство и недалекость в некоторых вопросах. Но когда к груди прилагается приличных размеров живот, целлюлит и двадцать кило лишнего веса, это уже не компромисс, а неприемлемый вариант. Диана задумчиво оглядела слившуюся в экстазе пару и подумала, что надо срочно менять что-то в собственной точке зрения, ибо она получалась в корне ошибочной.
   Клейстер осуждающе посмотрел на Катерину:
   – Что вы тут неваляшку из себя строите? Намусорили.
   Катя протяжно икнула. Она чувствовала себя героиней пьесы абсурда и футбольным мячом одновременно. Все это просто не могло происходить с нормальной приличной женщиной, мечтавшей о тихом семейном счастье и хорошей зарплате.
   – Перестаньте меня лапать, – она отпихнула юриста, который тут же оскорбленно убрал руки. Потеряв точку опоры, Катерина пошатнулась, но устояла.
   – Вы меня неправильно поняли, – высокомерно просветил ее Клейстер на предмет своих притязаний, а вернее – отсутствия оных.
   – Кирилл, ты закончил или мне еще подождать? – рявкнул из кабинета Крягин.
   – Да я и не начинал, – возмутился юрист, прикрывая за собой дверь.
   – Екатерина, ну ты сильна! – ахнула Диана. – И как тебе это удается?
   – Духи с феромонами, – буркнула Катя.
   – Врешь!
   – Вру. Мужики взбесились, не иначе. Все, теперь Леонид Викторович будет думать, что я с Клейстером… И что он лезет во все?!
   – Да, – подумав, подтвердила Диана. – Будет думать. Я, кстати, тоже думаю, что вы с ним того…
   – Да он сам!
   – Неважно. Кстати, присмотрись. Шикарный мужик, – Диана вдруг подумала, что из создавшейся ситуации можно выжать максимум сока, как из спелого апельсина, который так и просится в стакан.
   – Кто?
   – Кирилл.
   – Диан, ты что? Он же… – Тут Катя, собиравшаяся сказать, что юрист – не мужчина, вспомнила, как он целуется, и покраснела.
   – Цвет бордо тебе очень идет! – прыснула Диана. – У тебя мужик постоянный есть?
   – Теперь нет, – призналась Катя. – Со вчерашнего дня. Если бы мы с Клейстером… Ай, да ну, так все омерзительно!
   – Слушай, если честно, я бы в жизни не подумала, что ты такая шустрая! Вечером вы с Клейстером, а сегодня у тебя уже мужика нет! А вчера букет от шефа! Ты точно никакого секрета не знаешь? – Диана уже шептала, с надеждой глядя на зардевшуюся секретаршу.
   – Не знаю. Я, как корова, за которой слепни стаей летят, а она хвостом машет и думает: чего им от меня надо? Вот просто медом я намазана! Ну, сидела бы в своей библиотеке, никаких тебе стрессов, и мужик был, – но и тут Катя осеклась, вспомнив, что мужик если бы и был, то с налетом общественной принадлежности, а делить своего мужчину с кем-то Катерина готова не была. Лучше уж Боря. А еще лучше – стать феминисткой и наплевать на сильный пол вообще!
   – В любом случае – с Крягиным тебе уже ничего не светит. После такой сцены, – гнула свою линию Диана. – Даже я обалдела, как вы его цветы топтали. На пару.
   – Это совсем не то, что ты подумала!
   – Неважно. Надеюсь, ты не поползешь к шефу оправдываться? Прислушайся ко мне: если у тебя нет мужика, а в твоем возрасте это уже критично, выбери лучшее из доступного и действуй.
   – Лучшее тут Крягин, – сумрачно заявила Катя, слегка напуганная пассажем по поводу возраста.
   – С ним уже не получится, – напомнила Диана.
   – А вдруг?
   – Тогда и всех остальных потеряешь. Не жадничай. Лучше синица в руках, чем Крягин в постели!
   – Да каких остальных? Чудикова, что ли?
   – Кирилла! Он же юрист! Это перспективно.
   – Диана, я любви хочу. Я ж не шубу выбираю, чтобы носилась долго и практично.
   – Плебейство какое. Шубы каждый сезон принято менять!
   – На что? Я могу поменять только на пуховик, да и шубу еще купить надо.
   – Вот, а я о чем. Купи шубу, которая будет тебя содержать всю оставшуюся жизнь! – пыталась втолковать ей Диана, как продавец, во что бы то ни стало старающийся сбыть лежалый товар.
   – Ладно, мне работать надо, – неожиданно прекратила диалог Катя. Ей стало противно обсуждать собственные проблемы, лучше уж подумать в тишине и одиночестве, чем слушать циничные советы Дианы.
   – Личная жизнь важнее работы, – не унималась Диана. Ей надо было непременно убедиться, что на Крягина никто не посягает.
   – А зарплата важнее личной жизни! – Катерина решительно подъехала на стуле к монитору и начала щелкать клавишами.
   Диана еще некоторое время шуршала у кофеварки и подавала реплики, но Катя замкнулась и отделывалась односложным мычанием и междометиями.
   Крягин общался с ней, как будто ничего не случилось, Клейстер вообще не разговаривал, а все остальные постоянно крутились в приемной в надежде выведать, как развиваются события. Похоже, о мнимом романе юриста и секретарши знали даже голуби, торчавшие на подоконнике.
   – Кирилл Антонович любит китайскую кухню, – как бы между прочим шепнула бухгалтер Наташа.
   – Вот я поражаюсь – холостой мужик, а всегда такой опрятный, побритый, причесанный, – закинула пробный шар ее коллега.
   «Можно подумать, что отличительными чертами любого холостяка являются вырванные с мясом пуговицы, развязанные шнурки, всклокоченные волосы и позавчерашняя щетина!» – злилась про себя Катя.
   – Хорошо, наверное, быть женой юриста. Я вот думаю: любой договор можно мужу показать и получить бесплатную грамотную консультацию – это ж мечта! – терлась у ксерокса Леся.
   «Ну и мечты у людей! – потрясенно покосилась на нее Катерина. – Мне бы такое даже в голову не пришло».
   Чудиков просто сопел, Никольский многозначительно хмыкал, остальные мужчины с интересом приглядывались к пользовавшейся спросом девице.
   Ощущение было такое, как будто дружный коллектив волочет ее на случку к племенному быку. Из добрых побуждений и из любопытства – что получится?
   – Кирилл Антонович спятил, – объявила Мышкина за обедом. Никто даже не стал спрашивать, что она имеет в виду, так как всем все было понятно. Кате стало чрезвычайно обидно: с какой это стати увлечение ею расценено как помешательство. Хотя все знают, что Мышкина необъективна и неадекватна, тем не менее дружное молчание больно шлепнуло по самолюбию.
   – Оставь Клейстера в покое, – прошипела Катя, с трудом удержавшись от соблазна вылить на жирную мышкинскую холку горячий чай.
   – Смотри, как бы он сам тебя в покое не оставил, – съехидничала Татьяна. – Заступница нашлась.
   – Мы просто вместе работаем! – Это было сказано уже для всех, но, видимо, зря. Народ сочувственно закивал.
   – Мышкина, не лезь в чужую личную жизнь! – строго сказал кто-то, а Катя пригорюнилась: похоже, теперь у них с юристом уже и личная жизнь общая. Мнение общественности – дуб, а слабые попытки сломить его равносильны потугам муравья перегрызть могучий ствол своими крохотными челюстями.
   Ближе к вечеру объявился Саша. Хотя Катерина злилась и чувствовала себя униженной из-за его молчания – словно развернул карамельку, а фантик выкинул, не озаботившись глянуть, куда полетела бумажка, – но и звонку она не обрадовалась. Диана, весь день проболтавшаяся в приемной, как будто у нее других дел не было, с интересом наблюдала за Катиными гримасами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация