А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Влюбленные беглецы" (страница 1)

   Барбара Картленд
   Влюбленные беглецы

   Глава 1

   – Ни за что не поверю, что это правда!
   В голосе Виктора слышался скепсис. Марина отвернулась от окна.
   – Прости меня, Виктор. Мне, право, очень, очень жаль. – Она беспомощно развела руками.
   – Черт возьми, что ты имеешь в виду под этим «мне очень жаль»? – резко бросил он.
   – Ничего особенного, – ответила Марина. – Я пыталась, честное слово, Виктор, я пыталась убедить себя в том, что из наших отношений что-то выйдет, но бесполезно. Я не могу и не хочу все время лгать самой себе. Я не люблю тебя. Притворяться нет смысла.
   – Не кажется ли тебе, что еще слишком рано говорить об этом с такой уверенностью? – запротестовал Виктор. – Не торопись, обдумай все как следует. Давай поедем куда-нибудь на уик-энд, возьмем яхту, пригласим кого-нибудь из близких друзей, побудем вместе. Или, если уж на то пошло, друзей вообще можно не приглашать.
   Но Марина вновь отвернулась к окну.
   – Бесполезно, – устало произнесла она. – Я уже немало размышляла на эту тему. Я ночами не спала, думая о нас с тобой. Наверно, мы просто не подходим друг другу.
   Виктор Харрисон пересек комнату и закурил, раздраженно щелкнув зажигалкой.
   Марина на мгновение отвернулась от окна и бросила на него быстрый взгляд. В ее глазах застыло усталое выражение, какое часто бывает у тех, кто чувствует себя виноватым. Она знала, что наносит Виктору удар.
   Еще ни одна женщина не обошлась с ним так жестоко. Виктор был богат, обладал весом и положением в обществе, а значит, привык получать все, чего хотел; во всяком случае, почти все. От Марины не скрылась ни жесткая линия его подбородка, ни решительно сжатые губы. Внезапно она подумала, что почти любит его.
   Любить Виктора Харрисона было легко и приятно. Он был галантен и мил, истинный кавалер. Его даже не слишком избаловало то обстоятельство, что он пользовался невероятным успехом в обществе, дружил с младшими членами королевской семьи, был близким другом президента США и проявлял себя светским львом везде, где бы ни появлялся, – будь то Париж, Нью-Йорк, Гонконг или Буэнос-Айрес.
   Виктор принадлежал к числу тех людей, которые благодаря своей редкостной общительности и обаянию везде заводят дружбу. Не только его состояние располагало к себе окружающих, а сама по себе его личность. Марина была вынуждена признаться самой себе, что, познакомившись с ним, она попала под обаяние этого человека.
   – Ты полюбила кого-то еще? – услышала она его голос. Вопрос, обычный в таких ситуациях, прозвучал с предательской хрипотцой, выдававшей волнение того, кто его задал.
   – Нет, – ответила Марина. – Я бы тебе сказала.
   – Тогда где же… мы допустили ошибку?
   Перед местоимением Виктор сделал небольшую паузу. Марина знала, что ее, уже бывший, жених не перенесет, если вся вина падет на него.
   – Мы? Нет, это не совсем так, – сказала она, подходя к нему ближе. Теперь они стояли лицом друг к другу напротив красивого мраморного камина. – Это целиком моя вина. Мне не следовало соглашаться на помолвку. Видишь ли, я с самого начала знала, что не люблю тебя.
   Едва зажженная сигарета полетела в камин.
   – Любовь! Любовь! – воскликнул Виктор. – Ты слишком многого хочешь, Марина! Я люблю тебя. Я обожаю тебя. Я смогу объяснить тебе, что такое любовь, после того как мы поженимся. Уверяю тебя, это совсем не то неземное блаженство, про которое ты начиталась в книгах.
   – А я ожидала именно его, – почти шепотом произнесла она.
   – Но откуда ты знаешь, какие чувства будешь потом испытывать? – спросил Виктор. – Пойми же, одни девушки более эмоциональны, чем другие. Да нет, ты сама должна все понимать. Какие у нас с тобой шансы на будущее, у тебя и у меня? Мы никогда не бываем наедине. Вокруг нас всегда люди, вечеринки, толпы – стадо! – Он подошел к ней и взял за руку. – Поедем со мной, Марина. Давай отправимся куда-нибудь, где действительно можно побыть вдвоем, – на Таити, в Вест-Индию, – куда угодно, где можно будет купаться, говорить друг с другом, все как следует обсудить и взвесить.
   В голосе Виктора слышалась мольба. На мгновение Марина заколебалась, но потом медленно покачала головой.
   – Черт возьми, какая ты упрямая! – Он обнял ее за плечи и притянул к себе. – Марина, послушай меня. Не будем горячиться, ведь ты еще не обдумала все как следует. Я уверен: мы созданы друг для друга. Более того, я знаю, что ты для меня – единственная женщина во всем мире. Я люблю тебя так, как не любил никого раньше. Позволь, я научу тебя, как можно полюбить и меня тоже. – Его голос опустился почти до шепота. Теперь его губы искали ее – жадно, властно.
   Марина попыталась отстраниться. Она недвижимо застыла в его объятиях. Виктор поцеловал ее страстно, с жадностью, но в этой жадности явственно ощущался страх потерять ее.
   – Я люблю тебя. Я люблю тебя, – бормотал он, повторяя эти слова снова и снова. Его губы жадно впивались в ее, его руки сжимали ее словно в тисках.
   Марина была изящной и миниатюрной, ее голова едва доходила ему до плеча. Виктор обращался с ней как с пленницей, но Марина словно оцепенела и не предпринимала даже робких попыток вырваться. Ее губы под его губами были мягкими, но какими-то безжизненными; она не отвечала на его поцелуи; в ней не было страсти – лишь пассивная покорность.
   Внезапно Виктор отпустил ее и, тяжело дыша, пронзил пристальным взглядом. Его зрачки были расширены от желания; руки, которые только что сжимали ее в объятиях, теперь были сжаты в кулаки.
   – Черт бы тебя побрал! Для тебя это ничего не значит?
   Марина поняла: самолюбие Виктора уязвлено.
   – О, Виктор, дорогой мой, прости меня! – воскликнула она, протягивая к нему руки.
   – Оставь меня в покое!
   Он подошел к маленькому столику и налил себе стакан виски с содовой.
   Марина понимала: Виктор пытается вновь обрести над собой контроль. Виктор выпил виски, поставил стакан на столик и повернулся к двери.
   – Виктор, ты куда? – сорвался с ее губ вопрос.
   На мгновение на его хмуром лице появилось подобие улыбки.
   – Полагаю, обычный ответ на этот вопрос – «к чертовой матери».
   – Но, Виктор… – начала было Марина, но он перебил ее:
   – Все в порядке, дорогая. Успокойся, у меня нет желания вышибать себе мозги или что-нибудь в этом роде. Просто мне нужно время на то, чтобы отдышаться, передохнуть, зализать раны. Я еще вернусь, чтобы начать наступление заново. Ты же знаешь, я никогда просто так не сдаюсь. – Решительно хлопнув дверью, Виктор вышел вон, прежде чем она успела вымолвить хотя бы слово.
   Какое-то мгновение Марина тупо смотрела на дверь, затем села на диван и закрыла лицо руками. Накануне она пролежала без сна всю ночь, размышляя о том, как сообщит ему, что допустила ошибку, согласившись на помолвку. Слава богу, что официально об их помолвке еще не объявлено – можно не сомневаться, газетчики бы наверняка вынесли новость об их разрыве на первые полосы! Но все ближайшие друзья в курсе.
   Марина не сомневалась – Виктору будут сочувствовать, особенно те, кто всегда считал ее избалованной, или те, кто завидовал ее деньгам и успеху у мужчин.
   – По крайней мере, никто не скажет, что я женюсь на тебе исключительно из-за твоих денег, – обмолвился как-то раз Виктор. Она тогда рассмеялась, добавив, что нет ничего более естественного, чем когда двое действительно состоятельных людей соединяются в брачном союзе.
   Иногда она задумывалась: а не было ли это частью проблемы? Что могли они дать друг другу? Запонки от Картье, а в ответ – браслеты от Бушерона? Интересно ли дарить подарки, если даже не замечаешь потраченных на них денег?
   – Что же со мной не так? Что мне нужно? – спрашивала она себя ночью, лежа в темноте. Теперь она мучилась этим вопросом снова.
   Марина обвела глазами огромную комфортабельную квартиру в престижном лондонском районе Мэйфер. Шикарные апартаменты заменяли ей дом на протяжении последних трех месяцев – с тех пор, как состоялась их с Виктором помолвка. Это была великолепная квартира, и она обходилась в поистине астрономическую сумму, но Марина Мартин легко могла себе это позволить.
   Сейчас Марина подумала, что это и есть одна из причин, почему она так стремится выйти замуж, – тогда у нее появится собственное жилье. Ее опекуны все время отказывались дать согласие на приобретение дома в Лондоне или Нью-Йорке или же – когда-то она мечтала об этом – замка в предместье Парижа. Они пытались убедить ее, что тем самым она лишь взвалит на себя лишнюю ответственность. Но Марина знала истинную причину. Опекуны дожидались, пока она выйдет замуж, полагая, что у будущего супруга наверняка будет дом или даже несколько, и тогда ей не понадобится приобретать недвижимость. Марина была вынуждена признать, что это весьма разумный подход. Беда заключалась в том, что те, кто отвечал за ее немалое состояние или вел ее личные дела, неизменно бывали разумны и правы.
   Поднимаясь с дивана, Марина бросила взгляд на свое отражение в зеркале.
   Она была удивительно стройна и хорошо сложена; ее светлые волосы отливали золотом от природы, а отнюдь не благодаря ухищрениям парикмахера. Глаза, едва ли не фиолетовые, смотрели на мир из-под длинных темных ресниц, а округлый овал лица привел бы в восторг не одного художника.
   Марина вздохнула.
   – Бог наградил меня всем, кроме сердца, – вслух произнесла она самой себе, хотя и знала, что это не так.
   Когда-то, много лет назад, незадолго до окончания школы, она ощутила первое трепетное пробуждение любви. Это было смешное влечение школьницы к мужчине намного старше ее, который относился к ней как к ребенку и в конце концов женился на другой женщине. Впоследствии, когда первая боль утихла, Марина поняла, что того человека нельзя было ни в чем упрекнуть: он не понимал, что в девочке постепенно просыпается женщина. Но волнующая радость пробудившихся в сердце чувств осталась с ней словно в насмешку. И все же по сравнению с той первой влюбленностью все чувства, которые она потом испытывала к другим мужчинам, казались бледными и незначительными. Марина знала, чего хочет от жизни.
   Это была любовь, которая на столь краткий миг озарила ее сердце, – прекрасная, удивительная, абсолютно божественная любовь, и Марина знала, что ей не жалко потратить всю свою жизнь, чтобы обрести ее снова.
   Она поддалась настойчивости Виктора лишь потому, что была одинока. Как бы смеялись люди, знай они правду! Легендарная Марина Мартин признается в том, что она одинока! И где? Среди водоворота светской жизни, путешествий по всему миру, где ее в качестве почетной и привилегированной гостьи принимают в лучших домах!
   Ее отец был англичанином, мать же происходила из одной из самых старейших и именитых семей штата Виргиния. Одна ее бабушка была француженкой, а у второй в жилах текла итальянская кровь. У Марины были родственники по всему миру; они любили ее и радушно принимали у себя, когда бы она ни появлялась, – и все же она чувствовала себя страшно одинокой.
   – За всю мою жизнь у меня никогда не было настоящего дома, – призналась она Виктору, когда тот сделал ей предложение.
   – Я подарю тебе дюжину домов, – ответил он. Увы, Марине хотелось бы услышать совсем иной ответ.
   Отец умер, когда девочке было пять лет. Мать вновь вышла замуж за человека, которого Марина ненавидела всей своей детской душой. Через три года мать погибла, упав с лошади на охоте. После этого бесчисленные тетушки, дядюшки, кузины и старые друзья сменяли друг друга – все они считали для себя великой честью позаботиться о Марине. Когда девушка повзрослела, появились опекуны и секретарши, горничные и шоферы – целая свита, готовая потакать всем ее капризам.
   Увы, никто так и не заполнил пустоту в ее сердце.
   Как же наивна она была, полагая, что Виктор может дать ей все, что невозможно было купить за деньги, даже за ее миллионы! Бедный Виктор! Марине вспомнилось его хмурое лицо, его голос, твердый и решительный, когда он сказал ей: «Я еще вернусь, чтобы начать наступление заново». Чуть не расплакавшись от отчаяния, Марина вышла из гостиной, пересекла просторный холл и открыла дверь другой комнаты. Там за столами, заваленными грудами писем и уставленными бесчисленными телефонами, трудились три ее секретарши.
   – Сибил, – обратилась она к привлекательной девушке лет двадцати пяти, которая только что положила трубку одного из телефонов.
   – Да, мисс Мартин?
   – Ты нужна мне на минутку.
   Марина вышла обратно в холл и, пройдя по длинному коридору, зашла к себе в спальню. Это была огромная комната с видом на Гровнэр-сквер. Листья на деревьях за окнами были по-весеннему нежно-зелеными, а вокруг статуи президента Рузвельта уже расцвели крокусы.
   Марина прошла по мягкому ковру, почти того же серо-голубого цвета, что и лондонское небо за окном, и села за туалетный столик с большим трельяжем. Она двигалась почти машинально, словно думая о чем-то другом, и, только услышав, как Сибил О’Коннелл закрыла за собой дверь, повернулась на табурете и посмотрела на свою старшую секретаршу.
   – Что вы хотели, мисс Мартин? – поинтересовалась Сибил, пораженная бледностью ее лица.
   – Сибил, мне нужно уехать, – ответила Марина.
   – Уехать? – переспросила Сибил О’Коннелл с мягким ирландским акцентом.
   Марина кивнула.
   – Но все полагают, что вы останетесь в Лондоне до окончания сезона, – сказала Сибил.
   – Ты не понимаешь, Сибил, – перебила ее Марина. – Я разорвала помолвку.
   – О нет! – На лице Сибил читалось неподдельное недоумение. – Мистер Харрисон такой милый. Мне казалось, вы с ним так счастливы. Мы все так радовались за вас.
   – Я не люблю его, – ответила Марина. – Другого повода нет, Сибил. Да, он мил. Но я его не люблю.
   Сибил О’Коннелл в нерешительности замерла на месте.
   – Вы хотите сказать, что…
   Марина, сидя на табурете, взглянула на секретаршу.
   – Посмотри на меня, Сибил, – сказала она. – Мы с тобой давно знаем друг друга. Ты работаешь у меня шестой год, так ведь? – Сибил кивнула. – Тогда признайся мне честно, поклянись мне, ты действительно веришь, что люди влюбляются только потому, что их любит кто-то еще? Ты и вправду думаешь, что я со временем смогу полюбить Виктора, хотя сейчас я его не люблю?
   Сибил О’Коннелл растерянно заморгала и поспешила отвести глаза.
   – Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос, мисс Мартин, – негромко произнесла она.
   – Но ты должна, – возразила Марина. – Никто не знает меня лучше, чем ты. Ты знаешь и Виктора. Скажи мне всю правду, Сибил. Я знаю, что ты верующий человек и потому лгать не станешь. Я смогу когда-нибудь полюбить его?
   – Конечно же, есть шанс…
   Марина негромко вздохнула.
   – Спасибо, ты ответила мне, Сибил. И этот ответ – «нет». Всегда и во всем есть шанс – один из тысячи, чудо, если на то пошло. Но, когда речь идет о Викторе и обо мне, я не верю в чудеса.
   – Как жаль, – сказала Сибил О’Коннелл.
   – Это почему же? – удивилась Марина. – Потому что мы оба состоятельны, потому что люди могут сказать о нас: «По крайней мере, эти двое не женятся ради выгоды»? Это еще не повод для брака. Это не тот фундамент, на котором можно строить дом и семью. Должно быть что-то другое… непременно должно быть.
   Тон ее голоса задел Сибил за живое.
   – Бедный мальчик, – вздохнула секретарша. – Наверняка вам было трудно сказать ему об этом.
   – О да, – ответила Марина. – Вот поэтому мне и надо уехать. Ты понимаешь, Сибил. Виктору нужно время, чтобы оправиться от этого удара. Да и мне тоже. Я не могу видеть его каждый день, не могу выслушивать его мольбы.
   – Тогда куда мы отправимся? – деловито осведомилась секретарша.
   – Никаких «мы», – отрезала Марина. – Я еду одна.
   На лице Сибил читалось неприкрытое неодобрение, смешанное с испугом.
   – Пойми меня правильно, – продолжала Марина. – Виктор непременно отправится следом, ты же знаешь. И как может спрятаться Марина Мартин со своей обычной королевской свитой? Как только я выйду из самолета, меня уже будет ожидать представитель по связям с общественностью. Когда же прибуду в гостиницу, холл заполонят репортеры из газет. Нет, Сибил, придумай что-нибудь получше. Я хочу поехать одна.
   – Нет, вы не можете, не имеете права так поступить, – осмелев, возразила верная Сибил О’Коннелл.
   – Почему нет? – вспыхнула Марина. – Мне уже двадцать один год. Я путешествую больше всех во всем мире. Единственная моя проблема в том, что я никуда еще не ездила одна, самостоятельно. Меня всегда сопровождала свита, чтобы якобы охранять меня, а на самом деле лишать свободы.
   – Мы пытались не делать этого, – увещевала ее Сибил.
   – Сибил, ты же всегда была душечкой! – воскликнула Марина. – Но у тебя есть свободные часы, собственное время, когда ты можешь заняться своими делами, можешь быть самой собой, когда на тебя никто не глазеет и не задает вопросов, не спрашивает, жарко тебе или холодно, когда никто не лезет из кожи вон, чтобы угодить тебе! Хотя бы раз в жизни могу я попробовать испытать себя?
   – Мне и в голову не могло прийти, что вам это так действует на нервы, – ответила Сибил, – но я вас хорошо понимаю.
   – Я так и думала. Значит, поможешь мне? Куда мне лучше поехать?
   – Куда бы вы ни отправились, вас узнают везде.
   – Неужели? – удивилась Марина. – Конечно же, люди без труда узнают Марину Мартин, если она прибудет в гостиницу, где для нее заранее забронирован номер; на вокзале ее встречает множество машин; расстилается красная дорожка; лучший гостиничный номер весь в цветах. Впрочем, не мне тебе рассказывать, ты сама все знаешь! Но, предположим, обычная девушка прибывает одна, и никто даже не заподозрит, что это и есть та самая Марина Мартин.
   – Все будет зависеть от того, куда вы поедете, – ответила Сибил. – Например, в Париже такое впечатление, будто вы знакомы с половиной его жителей. То же самое можно сказать и про Рим, и про Венецию, и про Нью-Йорк – даже про Канны, если уж на то пошло!
   – Знаю! Знаю! Можешь не рассказывать, – перебила Марина. – Вот поэтому я и спрашиваю: куда мне отправиться?
   Сибил прижала пальцы к вискам.
   – Я действительно слышу этот разговор? – спросила она. – Или мне все примерещилось?
   – Ничего тебе не примерещилось, – сказала Марина. – Я действительно хочу уехать. Мне нужно уехать, и я уеду. Честно говоря, никто не сможет меня остановить.
   – Следует ли нам поставить в известность ваших опекунов или кого-то еще?
   – Кого? – спросила Марина. – Если уж на то пошло, Сибил, кому есть до этого дело? Моим опекунам – нет. После того как умер дядя Джордж, большинство из них слишком стары, чтобы проявлять хотя бы мало-мальский интерес. За исключением разве что кузена Ричарда. Но последнее, что мы о нем слышали, если я правильно помню, что он находится на сафари в Африке, так что связаться с ним можно будет еще не скоро.
   – Лично мне страшно даже об этом подумать, – сказала Сибил.
   – Конечно. Это все равно что вытащить пробку из дна лодки! – ответила Марина. – И лишь потому, что я попросила о том, чего время от времени хочется большинству нормальных людей, – побыть одной!
   – Вы говорите прямо как Грета Гарбо, – неодобрительно заметила Сибил.
   – Я хорошо представляю себе, что она должна была чувствовать, – ответила Марина. – Я хочу уехать; хочу о многом подумать, но больше всего мне хочется скрыться от Виктора. А теперь давай вернемся к главному вопросу. Куда мне можно поехать?
   – Куда-нибудь в Европу, – ответила Сибил. – Я не переживу, если вы отправитесь куда-то дальше. Буду все время волноваться за вас и от страха лишусь покоя и сна. Нет-нет, это слишком большая ответственность.
   Марина пожала плечами.
   – Ну хорошо – пусть будет Европа, – согласилась она. – Особой разницы нет. Как видишь, мне все равно.
   – Только не Испания. Вы там были в прошлом году, – напомнила Сибил. – Во всех газетах, на каждой странице были ваши фотографии. О Франции тоже не может быть речи и тем более об Италии. Германия вам не нравится, а в Копенгагене вы были на прошлую Пасху. О боже! Такое впечатление, что у вас вообще не осталось выбора!
   – А как насчет Португалии? – спросила Марина. – Там я ни разу не была.
   – Верно, – согласилась Сибил. – Хорошая идея! Мне следует заказать вам…
   – Стоп! – перебила ее Марина. – Именно этого не следует делать, разве не понятно? Мне просто нужно исчезнуть. Ты единственная, кому будет известно, куда я отправилась. Ты должна поклясться мне на Библии, что не скажешь никому – ни единой живой душе.
   – Ну, я полагаю, вы поедете в Лисабон, – произнесла Сибил тоном человека, который с философским спокойствием принимает неизбежное.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация