А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Холодец" (страница 1)

   Михаил Успенский
   ХОЛОДЕЦ

   Однажды Юрий Олегович говорит жене (а ее звать Анжела):
   – Анжела, а Анжела! Мне кажется, мы на питание слишком много денег тратим. Сегодня сервелат, завтра карбонат, послезавтра корейка с грудинкой и окороком. А давай-ка мы с тобой покупать субпродукты и варить из них простой русский студень-холодец. Сэкономим деньги и купим в Крыму домик с садиком!
   Другая женщина посмотрит – рублем одарит, а вот Анжела глянет – будто последнюю десятку из рук вырвет.
   – Чем придумывать, научился бы раньше семью содержать! Сам ты студень-холодец, а не мужик.
   Юрий Олегович огорчился, но виду не подал, чтобы жену пуще не сердить. Пошел в магазин и накупил рожек, ножек и прочего, что в холодец годится. Все воскресенье варил, потом понес на балкон студить.
   Юрий Олегович ночью проснулся оттого, что за окном происходила гроза. Он глянул в окно и увидел, как молния с неистовой силой ударила прямо в ведро с холодцом. «Пропал мой холодец!» – подумал Юрий Олегович и заплакал тихонько, чтобы жена не услышала. Рано утром вышел на балкон и заглянул в ведро. Молния не повредила холодец, даже наоборот – на вид он был какой-то крепенький, живой. Юрий Олегович хотел попробовать холодец пальцем, но холодец не стал дожидаться, сам потянулся к руке. Юрий Олегович испугался – что это за холодец такой: неизвестно, то ли ты его съешь, то ли он тебя. Скорее закрыл ведро крышкой, а сверху пригнетил камнем, которым капусту давят, – пусть-ка вылезет! И пошел на работу.
   Приходит с работы – ему и страшно, и интересно, как там холодец? Взял лыжную палку, столкнул крышку. Глядь, холодца и след простыл, а в ведре лежит непонятная штука – рыба не рыба, ракушка не ракушка. Юрий Олегович попомнил, что где-то эту штуку видел, когда еще книжки читал. Взял он с полки пятьдесят томов энциклопедии и перелистал. Оказалось, эта штука-то – трилобит, древнее животное ископаемое.
   Тут Юрий Олегович и понял, что с холодцом произошло. Совершенно случайно под влиянием грозы и молнии в ведре возникли такие же условия, в которых в старые годы на Земле жизнь зарождалась. Припомнилась ему и картинка, как всякие живые существа по ранжиру выходят из моря, развиваясь и усложняясь на ходу. Но, видно, в ведре, в отличие от эволюции, дела шли маленько повеселей: пока Юрий Олегович листал энциклопедию, трилобит превратился в старшего по званию моллюска аммонита, которого опознать удалось очень быстро, потому что он был на букву «а».
   Юрий Олегович обрадовался. Он придумал вот что: дождаться, пока холодец разовьется в гигантского ящера диплодока. Потом этого ящера отвести куда следует, соврать, что сам вырастил, и сдать на мясо. Тогда и домик в Крыму будет. Анжеле он ничего не сказал, решил подарить ей сюрприз. Тайком заглядывал в ведро, наблюдал там последовательное развитие живой материи и торжество дарвинизма. Все шло путем, как полагалось по энциклопедии.
   А потом случилось несчастье. Шел Юрий Олегович с работы и повстречал институтского товарища. Товарищ затащил его в одно заведение. Затащил-то товарищ, а вытаскивали два милиционера. А за то, что Юрий Олегович так плохо себя вел, дали ему пятнадцать суток времени. Но не то было обидно, что сообщат на работу, а то, что можно ни за что ни про что потерять гигантского ящера диплодока и в его лице домик в Крыму. Да и страшно было – а вдруг ящер вылезет и напугает Анжелу?
   Но никакого ящера в доме не было. Сама Анжела сидела за столом, а рядом с ней находился огромный волосатый детина, одетый в лопнувшую по швам любимую рубашку хозяина.
   Детина, увидев Юрия Олеговича, недовольно заворчал без слов и стал показывать мохнатыми лапами на дверь. Юрий Олегович понял, собрал чемоданчик и ушел.
   Теперь он живет на частной квартире. Всем бы хозяйка была довольна, если бы не странность жильца: как соберется гроза, так он холодец варит, на улицу его тащит, подсовывает под молнии. Видно, надеется, что еще раз получится живое вещество. Тогда-то он доведет его до ума – получит ящера диплодока. А может, и не ящера. А потерпит недельку-другую, пока не разовьется вещество в первобытную женщину – верную жену, любящую мать, надежного товарища.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация