А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Раз плюнуть" (страница 3)

   – Пошёл вон, обезьяна! Ещё раз увижу здесь, антилопу гну из тебя сделаю!
   – Попняк сморщится, – прошипел тот, но увидев вновь приближающегося соперника, замахал руками, – ладно, ладно… Пошутил я.
   – Бегом отсюда! Быстро!
   Хулиган, держась за живот, скрылся за углом дома. Худощавый отряхнул брюки, сходил за телефоном, поднял его и вернулся к Лизе.
   – По-моему, разбился. Или аккумулятор отошёл.
   – Спасибо тебе, – Лиза с досадой посмотрела на телефон. Тот действительно не работал.
   – Черт, кажется кровь. Посмотри, – молодой человек повернул скулу.
   – Ой! Точно… Вот, урод!
   – Меня, вообще-то, Артёмом звать.
   – Да я не про тебя, а про этого…
   «Обязательно передам Вадику».
   – А тебя как?
   – Лиза… Кота Маркиз, – Елизавета опустила кота на землю.
   – Лиз, у тебя умыться нельзя и пластырь прилепить. А то я на важную встречу ехал, в таком виде как-то неудобно.
   – Конечно, конечно, пойдём.
   «Первый пункт плана выполнен… А Вероника Павловна права. Боженька студентку колледжа внешностью не обидел».
   Елизавету даже не портила небольшая горбинка на носу, наоборот, она придавала ей особый шарм и индивидуальность.
   Обсуждая красивый поединок добра со злом, они поднялись в квартиру. Лиза показала спасителю ванную, сама отправилась искать пластырь. Родители ещё не пришли, обстановка располагала к интимному окучиванию, или как правильно – оперативной комбинации. Спаситель смыл кровь, которой было не так уж и много. Вадик грамотно сымитировал удар по челюсти друга, Артёму оставалось лишь незаметно содрать запёкшуюся кровь со старой ссадины. Пришлось потерпеть, но чего не сделаешь ради торжества справедливости? Ответный удар в живот, кстати, тоже не был страшным, хотя лучший друг корчил рожу очень натурально. Ему б на широкий киноэкран.
   «Так, времени в обрез, долго раскручивать Лизу нельзя».
   Странно, но у Артёма появился лёгкий азарт. Получится, не получится? Даже возврат товара отошёл на второй план, ему хотелось проверить, сможет ли он выполнить поставленную задачу?
   Лиза ждала на кухне, держа в руке пластырь. Преданный Маркиз сидел возле ног.
   – Вот, нашла.
   – Помоги, пожалуйста, мне не очень видно.
   Девушка аккуратно приклеила пластырь на рану, поинтересовалась самочувствием спасителя. «Пустяки, заживёт, – ответил тот, – но от кофе бы не отказался».
   – Да, да, пожалуйста.
   – Дай пока телефончик, посмотрю, что с ним. Я немного разбираюсь.
   «Немного разбираюсь» было преувеличением, но этого вполне хватило, чтобы незаметно выключить телефон на улице. Лиза принесла из коридора трубку, Артём с умным видом принялся изучать панель.
   – Хорошая модель. Ударопрочная. По идее сломаться не должна.
   Через минуту он, наконец, надавил кнопку включения, затем предложил Лизе набрать пин-код. Когда телефон ожил, Артём набрал домашний номер и сделал контрольный звонок.
   – Вроде, работает.
   – Слава Богу. Предки бы расстроились, они мне его на день рождения подарили… А ты что, как-то связан с телефонами?
   – Нет. Интересуюсь просто.
   – А чем занимаешься?
   «Вообще-то, это я её окучивать должен, а не наоборот. Чем же я занимаюсь? Спец широкого профиля».
   – Раньше рекламой, в агентстве, сейчас в фирме торговой. Крупной. Менеджер. Но, если честно, хочу уходить.
   – Платят мало?
   – Нет, платят неплохо. Не очень нравится. Не моё, – Артём продолжал жать кнопки телефона, украдкой просматривая последние входящие звонки, в надежде отыскать свой номер, а ты учишься где-нибудь?
   – Почему ты так решил?
   «Потому что соседка сказала».
   – Сейчас лето, каникулы. Если б работала, вряд ли бы гуляла в такой час с котом.
   – Да, ты прав.
   Лиза в двух словах пересказала свою короткую биографию. Детский сад-школа-колледж. Личной жизнью Артём интересоваться не стал, хотя разведать обстановку не мешало бы. После столь героического поступка в сердце красавицы вполне может найтись укромный уголок и для него. Не каждый день тебя отбивают от рук пьяного подонка.
   «Так, не отвлекаться! Ты сюда не личную жизнь устаивать пришёл! Это только старик Бонд мог совмещать работу с удовольствием».
   Когда красавица отвернулась к плите, он быстро пролистал список вызовов. Есть! Одиннадцать тридцать пять. Его номер.
   – Ой, знакомый номерок. У приятеля, кажется, такой же… Или на одну цифру отличается. Ты, извини, Лиз, я функцию памяти проверял, нечаянно наткнулся.
   Лиза посмотрела на номер и наморщила лобик.
   – Даже не помню, – она взяла у Артёма трубку, прокрутила список вызовов, – а, кажется, знаю… Ко мне один придурок клеится, случайно познакомились. Я ему свой мобильник дала, он доставать стал. Я его номер в чёрный список внесла, а он, наверно, с чужой трубки позвонил.
   – Тогда я ошибся. Мои приятели люди порядочные… А что, этот до сих пор не отстаёт?
   – Да. Хоть номер меняй. Я сама виновата, даю телефон всем подряд.
   – Так, может, мне с ним поговорить? Дорогу сюда забудет, – Артём вдохновенно посмотрел на Елизавету.
   – Ты серьёзно?.. Он, кажется, товарищ не простой.
   – Я сам не простой. Красный пояс по карате, да и вообще, – не стал уточнять Артём, – сама ж видела.
   «Ты только мне его назови…»
   – Да дерёшься ты классно. Я, правда, не знаю, где он живёт… Только телефон.
   – Вполне достаточно. Для всего остального существует пиратская база.
   «Которые я продаю в метро», – про себя закончил мысль храбрый портняжка.
   Лиза нашла в трубке номер приставучего субъекта и показала его Артёму.
   – Звать как его? – спросил героический защитник обиженных девушек.
   – Витей.
   – Все, не волнуйся. Доставать тебя он больше не будет, – пообещал Артём, записывая на обрывок газеты номер.
   «Я и Министерство внутренних дел гарантируем».
   – Только не убивай его, – улыбнулась Лиза.
   – Все будет исключительно вежливо. Исключительно на словах.
   «Отлично! Миссия благополучно выполнена. Бонд так бы не сумел. Теперь есть чем гордиться. Можно отваливать. Хотя я б ещё посидел».
   Они попили кофе, поболтали, после чего Артём поднялся.
   – Лиз, мне пора. Опаздываю. Мы с человеком в парке договорились пересечься. Я туда и шёл, когда вас с Маркизом… Насчёт этого Вити не волнуйся. Он про тебя забудет.
   – Надеюсь, – Лиза тоже поднялась из-за стола, – ты телефончик свой не оставишь? Может, позвоню… Встретимся, поболтаем.
   «Ух, ты! Вот он, творческий подход! Спасибо, Вадик».
   – Могу только домашний… Мобильник посеял, а новый ещё не купил.
   Артём продиктовал номер. После потрепал за шею Маркиза, взял пустой кейс, захваченный для солидности, и вышел в коридор.
   – Спасибо за помощь, – поблагодарила Елизавета, – ты прикольный парень.
   – Вообще-то, обыкновенный, – скромно потупился герой, – счастливо.
   – Пока.
   Когда он вышел из подъезда, к нему подвалили трое переростков в рэпперских штанах-бананах.
   – Слышь, чувак, – затянул первый, не стой на пути.
   – Будешь – к – Лизке – клеиться – зароем – в – могилу, – подхватил тему второй.
   – С – нами – не – шути – пойдёшь – под – откос, комон – е, – закончил песню третий, демонстрируя козу из пальцев.
   Обладатель красного пояса не смутился. Сплюнул под ноги и прищурил глаз.
   – Здорово у вас выходит. А на зоне не хотите попеть?.. Тайга зовёт.
   Пока рэпперы переваривали фразу, Артём спокойно прошёл между ними и не спеша направился на остановку.
* * *
   – Молодец! А говорил, не сможешь! Оперуполномоченный Дроздов перечитал фамилию и адрес.
   – Фамилия, правда, мне ни о чем не говорит. Тебе тоже?
   – Первый раз услышал.
   Данные негодяя Артём вытащил с того же пиратского диска. Очень, оказывается, удобная штука.
   – Но пока нельзя утверждать, что именно он тебя ограбил. Трубка могла попасть к нему случайно. Логично?
   – Логично, – согласился Артём.
   – Поэтому предлагаю следующее. Завтра с утра, часиков в семь, подъезжай к его дому. Незаметно встань где-нибудь возле квартиры и карауль. Рано или поздно он выйдет. Если узнаешь рожу, сразу звони. Мы подскочим и тормознём. Или устроим засаду. Ну, а не узнаешь, придётся вызывать повесткой и толковать. Ясно?
   После первых двух заданий это показалось Артёму таким примитивным, что даже не раздумывал.
   – Ясно. Раз плюнуть.
   – Теперь запомни главное, – негромко предупредил Дроздов, – когда мы его хапнем, следователь будет проводить официальное опознание. С понятыми и подсадными. Поэтому – ни в какой парадной ты не был, ни за кем не следил. Таковы условия игры. Иначе адвокат дело разобьёт. Усёк?
   – А почему тогда по телеку их показывают, а после спрашивают – не грабил ли вас? Опознание ведь уже не проведёшь.
   – А ты не глуп, – одобрительно усмехнулся Дроздов, – схватываешь на лету.
   Согласен, не проведёшь. Но мы проводим…
* * *
   Вечером мать опять вернулась в дурном настроении.
   – Замок сменил?
   – Не успел.
   – Когда последнее из квартиры вынесут, тогда успеешь.
   – Не вынесут. Все под контролем.
   – И когда за ум возьмёшься?
   Артём, не ответив, прибавил громкость телевизора. На экране, на фоне решётки маячила опухшая физиономия с парой свежих фингалов.
...
   «Какашин оказал активное сопротивление, сотрудникам пришлось применить специальные средства. Всем, кто пострадал от преступных действий Какашина, просьба позвонить в уголовный розыск. Телефон на экране».
* * *
   Боевой пост Артём занял в полседьмого утра, примостившись на бачок мусоропровода, ароматного до рвоты. Но через полчаса нос адаптировался к непривычной атмосфере. Пост находился в подъезде старого дома на канале Грибоедова, самом кровавом канале города Питера. Здесь с пугающей регулярностью кого-нибудь убивали, в основном по заказу. Площадка освещалась тусклой лампочкой, свет которой немного цеплял засаду, поэтому всякий раз, когда раздавался звук отпираемого замка, Артём уходил в тень. В остальное время, для повышения правовой культуры изучал специально купленный накануне Уголовный кодекс. Узнал, наконец, что бывает за открытое похищение чужого имущества, говоря проще, грабёж. Прекрасный срок. Большой.
   До одиннадцати утра все было спокойно, Артёма лишь потревожил пенсионер с верхнего этажа. Мол, чего ты здесь, на бачке высиживаешь? Артём сослался на бездомную жизнь, и пенсионер отстал. Из квартиры объекта, как обозвал его Артём, никто пока не выходил, правда, минут пятнадцать назад туда зашёл парень высокого роста. Судя по короткому разговору, гость. Лица его Артём разглядеть не смог, парень стоял к нему спиной, держа в руке большую спортивную сумку. Открывшего дверь он тоже не успел заметить.
   Артём убрал кодекс за пазуху и приготовился. Надо попытаться рассмотреть физиономию хозяина, когда тот будет провожать гостя. Хорошо б господа вышли вместе.
   В прихожей квартиры послышались голоса. Пора выйти из тени. Артём осторожно приподнялся с бачка и шагнул за широкий торец старинного лифта, наблюдая за площадкой сквозь крупную сетку, огораживающую шахту. Лязгнул замок, дверь распахнулась. Первым вышел гость.
   О-ба-на!!! Артём сразу узнал его. Молдаванин. Коллега-менеджер, посоветовавший ему продавать диски. Здравствуй, дружок. Это ты, вибромассажер недоделанный, значит, на меня навёл. Расклад понятен.
   Грудная клетка Артёма заходила ходуном. Подобные эмоции он испытывал, когда выиграл в автоматах сотню. Нет, те эмоции были жалкой копией сегодняшних. Он уже не сомневался, что попал в десятку, что хозяин квартиры и есть грабитель.
   «Тихо, тихо, без паники… Держать себя в руках…»
   Артём оказался прав, следом за молдаванином из квартиры вышел тип, сорвавший телефон. Не узнать его было невозможно, с такой рожи карикатуры хорошо рисовать – ничего придумывать не придётся. Переговариваясь, оба вызвали лифт и уехали. Едва внизу замолкли шаги, Артём сорвался вниз, выскочил на улицу и бросился к таксофону. Карточку предусмотрительно купил заранее. Пульс по-прежнему многократно превышал норму. «У меня получилось!!! Получилось!!!»
   Дроздова на месте не оказалось, телефон не отвечал. «Рейдует, наверное. Ничего, главное, гнёздышко найдено».
   Артём доехал до отдела милиции, решив подождать оперативника в коридоре. Однако знакомый дежурный майор сказал, что тот у себя, надо сильнее стучать.
   Дроздов заправлял диван, убирая в его чрево пожелтевшую подушку.
   – Наркопритон ночью накрыли. В десять утра только закончили. Я тут, наверное, скоро жить буду… Ну, что, узнал его?
   – Да!!!
   Артём рассказал об увиденном.
   – Я сразу понял, что по наводке тебя раз бомбили, – прокомментировал опытный Дроздов, – словно знали, что товар в сумке. Поэтому днём и при свидетелях… Что ж, будем брать.
   Он потянулся, уселся за стол и перевернул лист календаря. По лицу пробежала тень огорчения.
   – Черт! Ну, не дают работать, хоть застрелись! Обеспечение футбольного матча! Представляешь, мы, опера, вместо того, что бы ловить бандитов, должны охранять болельщиков друг от друга! И попробуй не пойди!
   – Так, может, завтра возьмёте?
   – Завтра ловим уклоняющихся от армии. Вместе с военкоматовскими… А время терять нельзя. Улики могут уйти.
   – Куда уйти?
   – Совсем… Это наше – профессиональное… Черт, у меня последний выходной в марте был! Не, пора на гражданку…
   Дроздов снял трубку местного телефона.
   – Игорь Михайлович, у нас людей нет? Пары человек для засады. Я совсем зашиваюсь… Нет, по грабежу. Уличному. Так. Так Понял.
   Оперативник зло швырнул трубку.
   – Вот так всегда! Нет у них никого. Что ж мне теперь, разорваться? Задницу на футбол отправить, а башку на задержание?
   – А, может, ОМОН попросить? – робко предложил Артём. – Вон, в кино они…
   – Какой ОМОН по такому дохлому варианту? – перебил Дроздов. – Им больше делать нечего. К тому ж они тоже на футбол поедут.
   – И как быть?
   Дроздов с минуту раздражённо пощёлкал пальцами, потом знакомым уже взглядом посмотрел на Артёма.
   – Придётся тебе.
   – Что, мне?
   – Задержать… Да там ничего сложного, я объясню, – Константин Андреевич зачем-то снял часы.
   Сейчас Артём напоминал альпиниста, врасплох застигнутого снежной бурей.
   – Как это – задержать?
   – Очень просто. Руками. Не волнуйся, – не так страшен бандит, как про него пишут. Берёшь тачку, встаёшь возле подъезда. Как только видишь его, выскакиваешь, заламываешь руку, грузишь и привозишь к нам. Легенда для следствия проста – ты ехал по улице, случайно заметил ограбившего тебя человека, предложил ему проехать в милицию и во всем разобраться. Он согласился, и вы приехали.
   – Как согласился? – продолжать блуждать в пурге Артём, вы ж сказали, руку заломить.
   – Сосредоточься. Это по легенде согласился, потому что в противном случае, ты сам статью заработаешь. За незаконное задержание… Обидно, что при таком варианте уже не провести опознание, но ничего. Думаю, доказательств хватит, особенно, если что-нибудь на обыске найдём.
   – Обыск тоже мне делать? – на всякий случай уточнил Артём.
   – Увы, не имеешь права. Сами обыщем. Главное, привези его сюда.
   – Но у меня нет машины.
   – У приятелей попроси. Я б нашу машину с тобой отправил, но бензина до осени нет, стоим на приколе.
   – Простите, но… Я никогда не заламывал рук… У меня не получится.
   Дроздов вылез из-за стола.
   – Ну-ка, встань.
   Артём нерешительно поднялся.
   – Смотри и запоминай. Все до гениальности просто. Берёшь кисть его руки, – Константин Андреевич сопровождал свои слова действием, – наносишь расслабляющий удар ногой по голени или в пах…
   Артём зажмурился, но опытный оперативник только обозначил удар.
   – Затем резко выворачиваешь его кисть по часовой стрелке, надавливая между безымянным пальцем и мизинцем. Раз!
   Это уже была не имитация. Артём вскрикнул от боли и брякнулся на линолеумный пол, по пути ударившись затылком о стул.
   – Видишь, проще некуда, – Дроздов помог Артёму подняться, – это залом руки спереди. Запомнил?
   – Запомнил.
   – Можно тоже самое, только сзади. Давай, покажу.
   – Не надо! Мне хватит и спереди!
   – Главное, не забудь про расслабляющий удар. Бей, не стесняясь. Без него приём теряет смысл… Теперь второе. Наручников у тебя нет, но можно скрутить его ремнём.
   Дроздов не поленился вытащить ремень из брюк, сложил его в петлю и продемонстрировал принцип работы. Снова на Артёме.
   – Попробуй, вырвись.
   Артём попробовал. Петля держала на совесть.
   – Старый способ, – комментировал Дроздов, – постоянно меня выручал, когда наручников не хватало. Знал бы ты, сколько рук этот ремешок повидал.
   Он ослабил петлю и освободил Артёма.
   – Вот, собственно и все. Раз плюнуть. А привезёшь хорька, здесь мы с ним потолкуем по душам.
   – И когда? Когда его задерживать?
   – Чем быстрее, тем лучше. Задержишь сегодня – неплохо, я после футбола с ним разберусь.
   – А если он не один будет?
   – Придётся подождать, когда будет один. Наша работа – не только стрельба и беготня. Приходится и ждать. Иногда неделями.
   «Ваша работа, но не наша». Хотя, Артёму казалось, что разницы уже нет, и он сам работает здесь уже как минимум год.
   Константин Андреевич вернулся за стол. Артём продолжал стоять.
   – Ну, с Богом… Все получится, ты парень толковый. Не нервничай…
* * *
   – Алло, Вадик. Это я. У твоего бати тачка на ходу?
   – Вчера ещё ездила. А что?
   – Ты б не мог со мной вечерком в одно место прокатиться? На Грибоедова и обратно. Позарез надо.
   – У меня защита на носу, ты ж знаешь.
   – С меня ещё один чертёж. Там ненадолго.
   – А что случилось-то?
   – Не телефонный разговор. По дороге объясню.
   – У меня, вообще-то, прав нет.
   – Ничего, сегодня все менты на футболе. Если что, я отмажу. Вадик, выручай.
   Это в последний раз. Часиков в пять я подойду.
* * *
   – Короче, ждём до девяти. Не приходит – извини. Повезёшь его на такси, – Вадик опустил стекло «копейки» и выкинул окурок в кровавый канал.
   Артём взглянул на часы. Без пяти восемь. Оставалось надеяться, что душегуб не зависнет в ночном клубе или казино. Вадик, узнав цель поездки, особого энтузиазма не проявил, что и понятно. Одно дело девочку развести, другое – гангстера крутить. А ну, у него пистолет или нож? Эта публика осторожная, на постоянном взводе находится. Тут красным поясом не обойтись, нужен хотя бы чёрный. Поэтому, я в машине посижу, а ты, Тема, действуй. Тебя научили руки ломать.
   После долгих уговоров Артёму все же удалось склонить друга к нанесению бандиту упреждающего удара. Аргументы были железные – он тебя в лицо не знает, ты можешь спокойно подойти к нему, даже стрельнуть зажигалку. Вадик со скрипом согласился и достал из багажника здоровый ключ-балонник. В качестве оружия возмездия.
   – А если шум поднимется? Народ набежит.
   – Не набежит. Это ж канал Грибоедова. Местные к разборкам привыкли.
   – Слушай, может, попытаться добровольно уговорить съездить, как этот Дроздов предлагает? А то и вправду статью заработаем.
   – Попробуй. Но балонником по колену мне кажется надёжней.
   Машину они поставили на набережной, напротив арки, ведущей во двор. Это был единственный вход, можно не бояться, что гангстер Витя минует засаду.
   Гангстер Витя засаду не миновал. Он объявился ровно без четверти девять, когда Вадик принялся прогревать двигатель, чтобы восвояси отчалить. Деловой походкой, слегка подкорректированной алкоголем или наркотическим средством, двигался со стороны Невского к арке.
   – Он!
   – Точно?.. Прикинь, если не того заломаем?
   – Да ладно, извинимся, если что!
   – Я хочу гарантий.
   – Сказал, точно! Давай… Балонник за спину спрячь, а то засечёт.
   Вадик не суетясь, дабы не привлекать внимания, покинул отцовский «Жигуль».
   Артём выпал с другой стороны и, придерживая брюки, оставшиеся без ремня, устремился в тыл врага, прячась за припаркованными вдоль набережной машинами. Лишь бы Витек не успел дойти до арки – тогда сзади к нему не подберёшься. «Есть пули в нагане, и надо успеть – сразиться с врагами и песню допеть…» Адреналин. Ух! «Фактор страха» отдыхает. Где ещё такие эмоции получишь?
   Заводить пустые разговоры про зажигалку напарник не стал. Без всяких затей подошёл к ничего не подозревающему пареньку, присел на корточки и со свистом рассёк воздух балонным ключом, приложив им точно по коленной чашечке оппонента.
   Что такое «ключом по чашечке» никому объяснять не надо. Лучше, чем кирпичом по голове, но хуже, чем рвать зуб без наркоза. Когда бедный-бедный Виктор, пронзая пространство первобытным матом, рухнул на тёплый асфальт, Артём был уже рядом. На всякий случай, нанеся ещё один расслабляющий удар по той же коленке противника, схватил кисть его правой руки и принялся резко выворачивать по часовой стрелке. Но ничего не вышло. Рука вцепилась в раненое колено и выворачиваться не желала.
   – Да брось руку! – прошипел вспотевший от волнения Вадик. – Под мышки хватай, и в тачку!
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация