А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Возвращение Томаса" (страница 54)

   Глава 15

   Один кивком подозвал к себе Англа. Рослый викинг подошел с гордым достоинством, он воин, а не слуга, слегка склонил голову в приветствии.
   – Где, говоришь, твой потомок? Который убил Митгардского Змея?
   Англ широко ухмыльнулся.
   – Отвел к воротам Восточного дворца. Разузнает, как запирают на ночь ворота, отворит тихонько, а потом ворвемся… Сейчас отдыхает в знойных объятиях роскошных женщин.
   – Ого, – сказал Один. На его неподвижном лице впервые проступила хмурая улыбка. – Тогда не так уж и сильны нынешние боги!
   Он взглянул на Олега. Тот угрюмо сдвинул плечами.
   – В дороге можно чуть больше, – сказал он.
   Один прогремел, повышая голос:
   – Нет! Законы святы. Если твой друг, который с головы до ног принадлежит тому миру нового бога, сейчас в объятиях… твоя голова украсит самый высокий кол в частоколе!
   Олег вздрогнул.
   – Почему?
   Один ответил жестко:
   – По законам мира, который ты защищаешь, он не должен находиться ни в чьих объятиях! Если же преступил, то в мир пришел лживый бог и лживая вера. Как видишь, я суров, но справедлив.
   Сердце Олега упало в бездонную пропасть. Боги окружили его, он видел в их глазах смерть. Тор зловеще усмехнулся и начал надевать на огромные лапищи железные рукавицы.
   – Не верю, – проговорил Олег с трудом. – Не верю…
   – Почему? – спросил Один свирепо. – Тебе же сказали, он в объятиях восточных красавиц.
   Олег покачал головой.
   – Новый мир отличается от нашего двумя важнейшими вещами.
   – Какими?
   – Он умеет пользоваться столовыми приборами и… сдерживать позывы плоти.
   Боги невольно расступились, когда он двинулся к двери, только Локи крикнул:
   – Удерет!
   Несколько рук протянулись к Олегу, он прыгнул в дверь головой вперед. За ним метнулись с ревом, он перекатился колобком и скакнул с крыльца.
   За спиной шум и крик, донесся грозный окрик Одина. Олег оглянулся, боги нехотя остановились, только своенравный Локи сделал вид, что не расслышал, ринулся за Олегом.
   Олег в последний момент избежал кулака Локи, но рухнул от подножки. Удар ногой подбросил его в воздух, с трудом извернулся, перехватил кулак бога огня и рванул на себя, подставив колено.
   Челюсти Локи лязгнули, как будто по ним ударили кувалдой. Олег успел ударить еще раз, но Локи двигался немыслимо быстро, кулаки Олега месили воздух, а сам он охнул, когда чудовищный удар выбил весь воздух из груди, а следующий бросил на землю.
   Локи с наслаждением попинал его ногами, Олег согнулся в ком и подтянул к груди колени, закрывая живот, Локи бегал вокруг и все старался ударить побольнее, злился, сыпал ругательствами и обидными кличками.
   Снова донесся грозный голос Одина, Локи опять сделал вид, что не услышал, и тогда в третий раз Один крикнул так, что загрохотал гром, а рядом с Локи ударила молния, ослепив обоих на пару минут.
   Локи отступил, крикнув:
   – Мы еще встретимся!
   Он исчез, через мгновение Олег увидел гибкую фигуру с красными волосами на крыльце. Хлопнула дверь, у дома все опустело. Олег с трудом поднялся, тело стонет от жестоких ударов, не осталось ни одной целой косточки.
   Колени дрожали, он заставил себя бежать, наконец из мрака выступил белоснежный дворец. Ноги подкашивались, Олег с трудом взбежал по широким мраморным ступеням, с золотых ворот сорвался злой лучик и кольнул глаза.
   Олег зарычал, каменные львы по обе стороны двери прижали уши и притворились совсем каменными. Он шагнул к запертым воротам, поднял кулак, а двери за всю жизнь второй раз распахнулись не по приказу хозяина, а от страха перед вторгающимся.
   Правда, внутри его дважды пытались остановить, а в третий раз перед ним поспешно захлопнули двери. Да еще и стражи бросились с двух сторон.
   Когда все было кончено, Олег, хрипя и задыхаясь, кое-как протиснулся через обломки двери. Зал поражает роскошью, с потолка свисают дорогие люстры, стены в золоте, а посреди королевского вида диваны, огромный стол, весь заставлен блюдами с жареной птицей, печеной рыбой, на середине стола поднос из чистого золота, на нем – огромный кабан, зажаренный целиком. По бокам жареные гуси и лебеди, что выглядят комочками, а третий ряд из печенных в сухарях перепелок.
   Кувшины из золота, украшенные драгоценными камнями, кубки с вином, от которого запах по всему залу…
   На центральном ложе возлежит завернутый в белоснежную тогу рослый мужчина с голубеньким платочком на шее. Две полуголые женщины, стоя на коленях, держат подносы с жареным мясом и кубками, полными вина, третья женщина, зайдя со спины, массирует мужчине шею, а еще две медленно и томно танцуют перед возлежащим. Одежды на них уже почти не осталось, и когда Олег восстановил дыхание, обе сбросили последние ленточки.
   Танец еще тот, Олег поморщился, хотя, конечно, при таких тонких талиях и такие мощные задницы… сойдет любой танец, сиськами трясут прямо перед лицом сластолюбца.
   Мужчина уловил появление Олега, повернул голову. На Олега взглянули синие глаза. Рыцарь рывком вскочил и, путаясь в белой тоге, бросился к Олегу с радостным воплем:
   – Ну, наконец-то!.. Ты где был так долго?.. Я тут весь изождался!
   Женщины развернулись и обиженно смотрели вслед, танцующие медленно останавливались, их тела все еще изгибаются плавно и чувственно, крупные груди слегка подкрашены в районе сосков, колени намекающе разведены. Те, что с подносами, развернулись и, не поднимаясь с колен, с надеждой посмотрели на Олега.
   – Ах ты ж… – прохрипел Олег, – ждал он меня… вавилонская блудница…
   Томас подбежал, подхватил под руку.
   – Что с тобой?.. Почему кровь?
   – Комары покусали, – ответил Олег и плюнул кровью. – Ну и как тебе… оргия, скотина?
   Томас оглянулся.
   – Оргия? Олег, ты не так все понял! – начал объяснять он, судорожно пытаясь натянуть доспехи. Олег молча начал помогать. – Эти милые дамы предложили мне отдохнуть. Все очень децентно, это ты со своим нечестивым пониманием такое вот измыслил непотребное! Мы здесь беседовали о разнице в творчестве трубадуров и минезингеров. Во всяком случае, я беседовал, это точно… ну, вообще-то пытался…
   Олег посмотрел через его плечо на роскошных женщин с холеными телами. Неизвестно еще, умеют ли вообще разговаривать за ненадобностью, а он о поэзии!
   – А непотребством? – потребовал Олег грозно. – Непотребством занимался?
   Он потащил рыцаря к выходу, Томас торопливо шел рядом, вскрикнул шокированно:
   – Олег, как ты можешь? При женщинах… такое… – возмутился Томас, нахлобучив шлем.
   – Могу, – отрезал Олег. – Даже не представляешь, что должно случиться!
   – При… не совсем достойных поступках? – спросил Томас и оглянулся на женщин. – Я так тебя понял?..
   – Именно!
   – И в мыслях не было, – сказал Томас твердо. Олег смотрел пристально, Томас чуть смутился, но взгляд выдержал, ответил с той же твердостью: – Может, что и мелькнуло, но я сразу же отогнал как недостойное рыцаря и христианина. И с этими любезными дамами обращался учтиво и политесно, как и должен обращаться рыцарь…
   С любезными дамами, повторил про себя Олег. Это же просто сладкое мясо для утех, какие на хрен дамы, они же не поймут, вообще другого языка не знают, что и не язык вовсе, они созданы, обучены для другого и ничего другого знать не желают. Лучше бы со своим конем говорил о поэзии, тот больше поймет.
   Острая мысль кольнула, как шило, прошла по спинному мозгу вверх. Он повернулся и во все глаза посмотрел на Томаса. А ведь именно это и была настоящая битва для Томаса! Он ждал, что придется с копьем и мечом, а ему подсунули нечто потруднее: искушения…
   Он оглянулся на оставшихся далеко позади вакханок: с пьяным смехом воздымают кубки и, даже не пытаясь противиться похоти, заползают одна на другую. Похоже, все семь смертных грехов обрушились, как горная лавина, на Томаса.
   Он зябко передернул плечами.
   – Ну и как ты, – спросил он неверяще, – как избежал…э-э… ну, избег?
   На благородном лице рыцаря проступило некоторое недоумение.
   – Сэр калика, ты о чем?
   – Сам знаешь, – ответил Олег обвиняюще, – не прикидывайся овечкой. Такие бабы трясут выменем! И мертвый восшевелится. Кровь, поди, вскипела?
   Томас посмотрел ясным взглядом, как смотрел бы хрустальный человек на выползшего из болота бобра.
   – Сэр калика, человек благородного происхождения умеет сдерживать плотские порывы. Поступить иначе – сойти с пути, указанного Господом.
   – Ах да, – пробормотал Олег.
   – Что «ах да»? – спросил Томас с подозрением.
   – И здесь твой Господь…
   Томас ответил с достоинством:
   – Если уж на то пошло, то Господь, ладно, хрен с ним, поймет и простит, но сама Дева Мария зрит с небес! Под ее взором мужчине постыдно лгать, подличать, трусить… Он уже и не мужчина после этого, а… ну, скажем, язычник какой-нибудь.
   – Спасибо, – ответил Олег саркастически.
   – На здоровье, – холодно ответил Томас. – Сам напросился.
   Олег подумал, кивнул.
   – Ну да, перед бабой оно, конечно, надо гонор держать. Хотя, конечно, другой бы нашел оправдание.
   – Нет оправданий, – отрезал Томас. – Это вы можете скрыться от своих богов, что живут в болотах, реках, а то и вовсе в хлеву, а наш Господь все-е-е-е-е видит! От его глаза ничто не укроется!
   Олег зябко передернул плечами.
   – Жуть какая, – пробормотал он. – Никакой свободы личности, везде вторжение в… мою избу. От вашего Бога даже там не скроешься?
   – Не скроешься, – сказал Томас победно. – Хоть под кроватью спрячься. Хоть в темный чулан заберись. Это вашего божка можно повернуть задом, чтобы ничего не зрел, и занимайся непотребством вволю, а с нашим такое не пройдет!
   Олег вздохнул.
   – Что за жизнь, что за жизнь… И вы на такое согласились?
   Томас сказал с суровым достоинством:
   – А что делать, если человек хочет стать лучше, но у самого нет сил? Только вот так, вручив бразды Господу. И присягнув ему!
   Олег вздохнул, Томас не понял, что в тяжком вздохе калики больше: тоски или непонятного облегчения.
   – Пойдем, – сказал Олег. – Щас мы им предъявим. Предъявим!
   Конь Томаса возлежал, как и его хозяин, на широком, богато убранном ложе, веселые вакханки ему надели венок на голову и угощали сладкими фруктами и поили дорогим вином. Раздавленные гроздья спелого винограда украшали ложе и бока жеребца, а пропитанная вином одежда вакханок прилипла к телам, красиво подчеркивая их прелести.
   – Вот я вас! – рявкнул Томас. – Во что превращаете христианского коня?
   Женщины засмеялись, одна бросилась ему на шею, две другие начали поспешно сбрасывать намокшую одежду.
   – Ах, дорогой герой!.. Он так силен, так красив, так мужественен!.. А посмотри, какая у него стать, у нас уже слюнки текут, сейчас с ним позабавимся… Присоединяйся!
   Томас рыкнул, конь вскочил с готовностью и встал врастопырку возле ложа. К счастью, захмелевшие вакханки, расседлав, оставили седло рядом. Томас поспешно затянул подпругу, поставил ногу в стремя, женщины подбежали с кубками вина, однако он поднялся в седло и, разобрав поводья, направил коня к воротам.
   Олег забежал вперед, словно желая услужить господину, открыл ворота, а Томас, отбрыкиваясь от хватающих его за ноги женщин, галопом вылетел наружу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [54] 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация