А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Запретная любовь" (страница 6)

   Мередит никуда не выходила из дому, боясь пропустить звонок Стива. Она бесцельно бродила по квартире, перебирала вещи и бумаги. Телевизор она больше не включала.
   Стив позвонил в субботу ночью. Все это время он был у операционного стола. В больницу привезли около трехсот тяжело раненных: пятьдесят два человека умерли, и остальные все еще находились на грани смерти. Сдавленным от горя и гнева голосом Стив поведал Мередит, что среди пострадавших много детей – в тот злосчастный день на экскурсию в знаменитый небоскреб поднялась большая группа школьников из летнего лагеря.
   – Ты-то как? – встревоженно спросила Мередит.
   – А что я? У меня все в порядке, малыш. В конце концов, это моя работа. Если бы я хотел обедать каждый день и спать каждую ночь, пошел бы в дерматологи. Жаль только, что не удалось нам с тобой по-людски попрощаться.
   Мередит всхлипнула. Что она могла ответить? Стив сам выбрал себе такую судьбу.
   – Я, наверно, не скоро теперь вернусь домой, – виновато произнес он.
   – Не беспокойся об этом. Увидимся в следующую субботу, дорогой. Держись!
   – Не знаю, застанешь ли ты меня дома через неделю. Ладно, пора в операционную. Позвоню позже.
   Он снова позвонил утром в воскресенье. Мертвым от усталости голосом рассказал, что ухитрился пару часов поспать, а вообще держится только на черном кофе.
   – Стив, тебе обязательно надо отдохнуть! – встревоженно воскликнула Мередит.
   Услышав его голос, она не на шутку испугалась – не столько за Стива, сколько за его пациентов. Ведь хирургу достаточно одного неверного движения. До сих пор Стив не совершал ошибок, но кто знает, к чему приведет его хроническое недосыпание и постоянная усталость?
   Но потом Мередит подумала, что, наверное, напрасно беспокоится за Стива. Коллеги не зря называют его одним из лучших хирургов в Нью-Йорке: он вынослив и упрям, словно боевой конь. Он останется в больнице столько, сколько потребуется, и пациенты его могут не волноваться: Стив не допустит ни одного просчета. Ради спасения людей, доверивших ему свою жизнь, он превратится в робота, в машину, не знающую ни волнения, ни усталости, ни ошибок. Еще день, и два, и три он простоит в операционной, ни на секунду не позволяя себе расслабиться, не вспоминая ни о еде, ни о сне, ни о тепле родного очага. Таковы настоящие врачи; таков Стив Уитмен.
   – Обязательно отдохну, – заверил ее Стив. – Правда, через час у меня следующая операция, но Лукас здесь, он меня подменит. Ну я пошел. Целую. Да, чуть не забыл! В аэропорт отправляйся пораньше, – озабоченно сказал Стив, – сейчас ужесточен режим охраны, и везде очереди.
   Благодарная мужу за это напоминание, Мередит в который раз удивилась бесконечной заботе Стива. Он падает с ног, он измучен, но помнит о каких-то мелочах лишь только потому, что они касаются ее, Мередит. Волнение перехватило горло женщины.
   – Не старайся до меня дозвониться, Стив, я позвоню сама. Я ведь понимаю, как ты будешь занят в ближайшие дни.
   – Ладно, Мерри, хватит обо мне. Счастливого пути, дорогая! Не волнуйся обо мне, спокойно лети в Чикаго... и покажи им класс!
   – Спасибо, милый. Береги себя. Постарайся не работать до изнеможения.
   – Ладно, малыш. Успехов тебе. Будь хорошей девочкой и не разгуливай перед инвесторами в нижнем белье. И перед этим парнем, Доу, в особенности! Ты же знаешь, какой я ревнивый!
   Стив никак не мог выкинуть из головы Кэллена Доу, ему неприятно резало слух восхищение, с каким жена отзывалась об этом человеке. Но сам он понимал, что тревожится по-пустому. С Мередит ему повезло, она – образец верной жены: супружескую измену она считает предательством и подлостью. И, наконец, она же любит его!
   – Обязательно приезжай на выходные. Может быть, выберемся куда-нибудь вдвоем. Ну пока!
   В понедельник утром Мередит с сумкой на каждом плече и с неизменным портфелем спустилась вниз – на улице ее уже поджидало такси.
   В аэропорту, как и предсказывал вчера Стив, творилось черт знает что. Вооруженная охрана, солдаты с автоматами, проверка документов на каждом шагу – сумасшедший дом, да и только! Можно подумать, Нью-Йорк превратился в зону боевых действий! Мередит едва успела на самолет, хотя предусмотрительно приехала за час до взлета.
   Войдя наконец в салон и опустившись на свое место у окна, Мередит вздохнула с облегчением, откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Перед мысленным взором ее все еще стояли страшные картины из телерепортажей, в ушах звучал усталый голос Стива. На фоне беды, обрушившейся на родной город, собственная работа вдруг показалась Мередит никчемной и бессмысленной. Таскаться из города в город, уговаривать деловых людей покупать акции «Доу-Тех», не спать ночами в заботах о прибыли и о престиже... Кому все это нужно? Стоит ли заботиться о мелочах, когда по следам каждого из нас, словно зверь во тьме, крадется смерть?
   В чикагском аэропорту О’Хейр было тихо и – по сравнению с нью-йоркским столпотворением – удивительно пустынно. Мередит без приключений доехала до отеля, узнала, что Кэллена Доу еще нет, зарегистрировалась, а около часа спустя в номере у нее раздался телефонный звонок.
   Звонил Кэл – он только что приехал.
   – Мередит, что делается у вас в Нью-Йорке! – начал он сразу после первых приветствий. – Я с пятницы смотрю все выпуски новостей. Подумать только, какой кошмар!
   В голосе его испуг мешался с возбуждением – так часто бывает у людей, ставших свидетелями несчастья, которое, однако, не затронуло их самих.
   – Верно, – сухо ответила Мередит. – Мой муж работает в травматологическом отделении одной из центральных больниц. У них сейчас более трехсот раненых в тяжелом состоянии.
   – Представляю, каково теперь вашему мужу! – понимающе заметил Кэл.
   – Я не видела мужа с прошлой пятницы. А по телефону он рассказывал мне ужасные вещи. Ладно, – поспешила она закончить неприятную тему, – как у вас дела?
   Все мероприятия должны были начаться завтра с утра и идти почти без перерывов следующие две недели. Менялась сцена, зрители и время показов – актеры оставались одни и те же. Деловые завтраки, обеды и ужины проходили по отработанной программе: показ слайдов, затем к потенциальным инвесторам выходит Мередит, произносит перед ними короткую речь и представляет Кэллена Доу. Дальше все зависит от него: за отпущенные полчаса он должен убедить аудиторию, что «Доу-Тех» – блестящая фирма, мечта любого инвестора, и кто вложит деньги в ее акции – об этом не пожалеет. Затем наступает черед Чарли Макинтоша, финансового директора компании (его выступление беспокоило Мередит больше всего). Десять минут на вопросы и ответы – и конец. А через час-два все начинается сначала, уже перед следующей группой возможных инвесторов.
   Уже через неделю Кэл должен освоиться, и тогда презентации превратятся для него в рутинную работу, но сейчас он нервничал. И неудивительно: близился поворотный пункт его карьеры. От этих двух недель зависит, сумеет ли он вывести дело своей жизни на новый уровень.
   Что же до Мередит – она была спокойна. Ведь вряд ли можно назвать волнением то радостное ожидание чуда, когда сердце гулко стучит в груди и кажется, что за спиной вырастают крылья. Она ни на секунду не сомневалась в своих силах – более того, верила, что их ждет ошеломляющий успех.
   – Вы не поверите, – улыбнулся Кэллен, – но у меня руки дрожат. Ужасно нервничаю.
   – Ничего, скоро успокоитесь, – утешила его Мередит. – Не успеем добраться до Нью-Йорка, как вы уже станете настоящим профессионалом в этом деле. И, обещаю, вам это понравится. Презентации затягивают, по себе знаю.
   – Ну, если вы так говорите...
   Затем Мередит подробно рассказала Кэлу о том, с кем ему предстоит встретиться на следующий день за завтраком и обедом. Затем их ожидал новый перелет, вечер и утро в Миннеаполисе, снова самолет – в Лос-Анджелес, полтора дня там, а в пятницу – две презентации в Сан-Франциско. На выходные Кэл отправляется домой, а Мередит летит ночным рейсом в Нью-Йорк, к Стиву.
   Она рассталась с мужем всего несколько дней назад, но уже скучала по нему. Однако до пятницы еще далеко, и многое, очень многое нужно сделать.
   – Ну и расписание у нас! – воскликнул Кэл, выслушав ее до конца. – Но объясните мне, Мередит, – в голосе его слышалась тревога, – ведь стоит какому-нибудь самолету задержаться или отменить рейс – и вся программа накроется!
   – Разумеется. Поэтому я заказала в каждом городе запасной чартерный рейс. На всякий случай, – поспешила с ответом Мередит.
   – Вижу, вы все предусмотрели!
   – Это моя работа.
   – С ума сойти! А «Шардонне» и мартини «Сапфир» у меня в номере – тоже ваша работа?
   Несколько минут назад Кэл был приятно изумлен, найдя в гостиничном баре свои любимые напитки.
   – Я узнала у вашей секретарши, что вы предпочитаете. Нам с вами, Кэл, предстоят нелегкие дни, и вы должны чувствовать себя максимально уверенно и комфортно. И постарайтесь сегодня хорошенько отдохнуть, – заботливым материнским тоном добавила Мередит, – чтобы завтра быть в форме.
   – Мередит, а вы не хотите со мной поужинать? Обещаю, мы не станем засиживаться допоздна. Очень уж не хочется сидеть целый вечер у себя в номере, все равно заснуть пораньше мне вряд ли удастся.
   Мередит колебалась, но искушение было слишком велико. За последние дни одиночество надоело и ей.
   – Не уверена, что нам стоит... Впрочем, хорошо. Но смотрите, Кэл, в десять часов расходимся. Иначе завтра будем выглядеть не лучшим образом.
   Рассмеявшись, Кэллен пообещал, что покинет ресторан ровно в десять.
   – Нравится мне, как вы со мной разговариваете, Мередит, – этаким заботливым тоном курочки-наседки! В точности как я со своей ребятней! Хорошо, обещаю вас слушаться. Точно в указанное время вернусь к себе в номер и напьюсь в гордом одиночестве.
   – Час от часу не легче! – расхохоталась Мередит. – Похоже, напрасно я заказала для вас мартини – надо было попросить снотворного! Не волнуйтесь так, Кэл, – успокаивающе добавила она. – Все будет хорошо, вот увидите. У вас прекрасная фирма, вы можете ею гордиться. Ручаюсь, нас ждет успех.
   – Мередит, я безумно вам благодарен за все, что вы для меня сделали. – Голос Кэла вдруг зазвучал серьезно и искренне. – Вы – удивительный человек!
   – Как и все в нашей фирме, – с подобающим случаю патриотизмом ответила Мередит. – Уверяю вас, юристы и аналитики сделали для вас не меньше моего.
   – И даже Комиссия по ценным бумагам пошла нам навстречу! – весело подхватил Кэл. – Что ж, такую удачу грех не отпраздновать. Ведь теперь нам целую неделю не придется вкусно есть!
   От Пола Блэка он уже слыхал о «резиновых цыплятах» и прочих совершенно несъедобных блюдах, которые обыкновенно подаются на презентациях. Ничего удивительного – хотя подобные мероприятия и именуются «завтраками» и «ужинами», участники их интересуются едой в последнюю очередь. Да и самому Кэлу было все равно что есть – лишь бы все презентации прошли гладко. Он очень волновался, но Мередит заразила его своей уверенностью, и теперь он и сам поверил в успех.
   Они договорились встретиться в холле в половине восьмого. Кэл обещал заказать столик в «Памп Рум» – одном из любимых ресторанов Мередит, где она ужинала почти каждый раз, когда бывала в Чикаго.
   Ровно в половине восьмого, как и обещала, Мередит спустилась в холл. Кэл уже ждал ее там, как всегда, безукоризненно одетый, причесанный и выбритый.
   В первые дни знакомства Мередит часто ловила себя на мысли, что Кэл не похож на делового человека – скорее напоминает фотомодель или киноактера в роли бизнесмена. Но скоро она перестала удивляться его красоте и обаянию. Мередит никогда не оценивала людей по внешности, и в Кэле ее привлекали не синие глаза, не ослепительная улыбка, не калифорнийский загар, а беспокойный, деятельный ум, энергия и неизменное чувство юмора. Он был из тех, с кем всегда интересно – такие люди нечасто встречаются.
   По дороге в ресторан они болтали обо всем на свете. Мередит расслабилась и чувствовала себя так, словно они были старыми друзьями. Но когда они сели за столик в тихом уголке зала и сделали заказ, Кэл вдруг задал ей совершенно неожиданный вопрос:
   – Мередит, расскажите мне о своем муже! Представляю себе, какой напряженный у него режим – особенно после чрезвычайных происшествий, таких, как в эту пятницу. Вы, должно быть, целыми днями его не видите?
   – Да, иногда так и бывает, – улыбнулась Мередит. – Но я тоже много работаю, так что мы квиты.
   – Вы давно замужем?
   Мередит не любила откровенничать, и обычно ее личная жизнь для клиентов оставалась загадкой. Но Кэл был ей симпатичен, и в расспросах его чувствовался искренний и доброжелательный интерес. «Почему бы и не рассказать ему о себе?» – подумала она.
   – Четырнадцать лет. Мы поженились в Вашингтоне, когда я еще училась.
   Неслышно подлетел официант с бутылкой вина на подносе и наполнил их бокалы.
   – А дети у вас есть?
   – Нет!
   Ответ прозвучал резче, чем ей бы хотелось. Кэл удивленно поднял бровь.
   – Какое решительное «нет»! Похоже, вам и не очень-то хочется! – заметил он.
   – Да нет, не то чтобы... – неловко замялась Мередит. – Просто у нас со Стивом совсем нет времени на воспитание ребенка. Раньше мы все откладывали на потом, но годы идут, и я уже начинаю думать, что этого никогда не случится.
   – И вас это огорчает? – настаивал он.
   Один из вопросов, на которые Мередит не любила отвечать даже самой себе. Но Кэллен ждал ответа, и его пронзительный взгляд требовал откровенности. Он спрашивал так, словно имел на это право. И Мередит, сама не зная почему, чувствовала, что может ему довериться. Этот человек ее не предаст.
   – Нет, не огорчает, – честно ответила она. – По совести сказать, я этому только рада. Мне для счастья хватает мужа и любимой работы. А вот Стив, боюсь, будет очень разочарован, если останется бездетным. В последнее время он все чаще об этом заговаривает.
   – И что вы ему отвечаете? – не отставал Кэл.
   Мередит улыбнулась в ответ.
   – Что мне надо готовиться к презентации, а о детях мы поговорим потом.
   – Но рано или поздно он потребует решительного ответа!
   – Что ж, я отвечу! – постепенно распаляясь, проговорила Мередит. – Я работаю допоздна, Стива не бывает дома по нескольку дней кряду, а если происходит что-то чрезвычайное, то и по целым неделям. Как, скажите на милость, мы можем взять на себя ответственность за ребенка? Когда будем его воспитывать? По выходным? Нет, такой жизни ребенок не заслуживает! Ему нужна нормальная семья, мама и папа, которые будут с ним гулять, играть, рассказывать ему сказки – каждый день, а не раз в году!
   Наступило короткое молчание. Кэл задумчиво смотрел ей в лицо: взгляд его синих глаз был непроницаем, и Мередит не могла угадать, о чем он думает.
   – А вы, Кэл? – спросила она, решив, что вправе ждать от него ответной откровенности. – Как вы справляетесь со своим выводком? У вас ведь, кажется, трое – я не ошибаюсь?
   – Верно, трое. И их мать во многом похожа на вас.
   Он как-то вмиг постарел: сгорбились плечи, потух огонек в глазах, чистый лоб пересекла глубокая морщина. Сейчас Кэллен выглядел на все пятьдесят лет.
   – Она юрист, – начал он тихим, бесстрастным голосом, – в то время работала в Голливуде. Опекала актеров, следила, чтобы продюсеры их не обманывали при заключении контракта. Сильная, яркая, независимая... Меня она привлекла сразу. Без колебаний легла со мной в постель, а вот выходить замуж не хотела – боялась, как говорила, потерять свободу. Еле-еле я сумел ее уговорить и потом выслушал за это немало упреков. Но, пока мы жили в Лос-Анджелесе, все было ничего. А потом я решил переехать в Сан-Франциско, чтобы открыть свое дело в Силиконовой долине. И она отказалась ехать со мной.
   Наступило долгое молчание. Кэллен, казалось, забыл о своей слушательнице.
   – И чем же все кончилось? – не выдержала Мередит.
   Она не понимала, почему жена Кэллена не согласилась на переезд. Сан-Франциско – прекрасный город, ничем не хуже Лос-Анджелеса. Там есть и театры, и киностудии – хотя, конечно, не того масштаба, что в Голливуде, – так что без работы она бы не осталась.
   – О, это было только начало! – с невеселой усмешкой ответил Кэллен. – Она осталась на прежнем месте: мы решили, что будем ездить друг к другу по выходным. В конце концов, думали мы, от Лос-Анджелеса до Сан-Франциско всего несколько часов езды!.. И начался кошмар. Всякий раз, когда я был свободен, у нее находилось какое-нибудь срочное дело; когда она освобождалась, оказывался занят я. Мы не виделись месяцами, а когда наконец встречались, тратили все больше времени на ссоры и пререкания.
   Мередит сочувственно покачала головой. Она догадывалась, что такой режим выдержать нелегко. Что, если бы они со Стивом оказались в разных городах и должны были бы ездить друг к другу на свидания?
   – Самое удивительное, – продолжал он, – что при такой безумной жизни мы решились завести детей. Хотя «решились» – не самое точное слово. В первый раз она забеременела случайно, а затем я убедил ее, что ребенку нужны братья и сестры.
   – Почему вы так убеждены в этом? – удивилась Мередит и добавила: – Вот я была, например, единственной дочерью.
   – А я – единственным сыном, – ответил Кэллен.
   Это признание подтвердило ее догадку: почему-то ей с самого начала казалось, что у Кэла нет ни братьев, ни сестер. Может быть, ему не хватало мягкости, особой душевной теплоты, характерной для людей, выросших в большой семье.
   – Тогда мне казалось, что так и должно быть; но теперь, оглядываясь на свое детство, вижу, что многое упустил из-за того, что рос один. Будь у меня брат или сестра, я вырос бы добрее, терпимее, легче научился бы ладить с людьми... Нет, детей в семье должно быть много. В этом я твердо убежден.
   – Странно, что жена с вами согласилась.
   – Она хотела сохранить семью – как и я. Не знаю, правда; я-то желал этого искренне, а вот она... – Кэл умолк на миг, потом продолжил: – Разумеется, ничего не вышло. Из Шарлотты не получилось хорошей матери: работа всегда интересовала ее куда больше детей. Все заботы о малышах она переложила на няню, а сама появлялась дома раз в месяц. Привозила им подарки, трепала по головке, спрашивала, как дела, и снова улетала. Постепенно она стала приезжать все реже и реже. Говорила, что дети слишком шумят и не дают ей отдохнуть. Она... им я этого, конечно, никогда не скажу... но думаю, она никогда их не любила.
   Мередит горестно покачала головой.
   «Такое может случиться и со мной, – подумала она. – Предположим, поддавшись на уговоры Стива, я рожу ребенка и не смогу его полюбить. А что может быть страшнее для крохи, чем равнодушие матери?»
   – А где сейчас Шарлотта?
   – Это отдельная история.
   Кэл снова замолчал надолго, нервно барабаня пальцами по столу. Мередит терпеливо ждала продолжения. Должно быть, Кэллену не часто приходится изливать душу, теперь, чувствовала Мередит, он не остановится, пока не расскажет все до конца.
   – Семь лет мы с ней прожили вместе – плохо ли, хорошо ли, – и вдруг в один прекрасный день она является ко мне на работу и требует развода. – В голосе Кэла звучала горькая ирония. – Как так? В чем дело? «Кэллен, – говорит она, – я должна тебе кое в чем признаться, пожалуйста, не сердись». Оказывается, все эти годы она изменяла мне со своим партнером-адвокатом!
   Мередит ахнула.
   – Справедливости ради должен отметить, – размеренным голосом продолжал Кэл, – что с ним она закрутила роман еще до того, как познакомилась со мной. Но он не хотел жить с ней вместе, терзался, видишь ли, какими-то сложными сомнениями, а тут как раз подвернулся я... Ну вот, а теперь, выждав семь лет, благородный любовник одумался и заявил, что готов на ней жениться. Не раздумывая, она бросила меня, бросила троих детей, они поженились, уехали в Лондон и открыли новое дело. И, насколько я знаю, счастливы вместе. Стоит ли добавлять, что детей у них нет?
   – И... давно это случилось?
   – Восемь лет назад, – коротко ответил Кэл.
   «Но эта рана свежа, словно все произошло вчера», – мысленно добавила Мередит.
   – А она хотя бы видится с детьми?
   – Да, прилетает пару раз в году, когда кто-нибудь из ее английских клиентов снимается в Голливуде, и на несколько дней заезжает к нам. А каждое лето ребята ездят вместе с ней в Ниццу. На целую неделю, подумать только, как щедро со стороны матери – целую неделю провести вместе с детьми!
   «Что за бессердечная женщина эта Шарлотта! – с неприязнью подумала Мередит. – Неужели ей совсем не жаль детей?»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация