А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Запретная любовь" (страница 21)

   Глава 12

   Анну Гонсалес приняли на работу на должность ассистентки. Но уже через несколько дней Стив обнаружил, что новая помощница вполне способна его заменить. Она не только в совершенстве выполняла свои обязанности, но и проявляла инициативу, вносила дельные предложения. Получая указания от Стива, она нередко высказывала свое мнение, и обычно Стив удивлялся, почему такое решение не пришло в голову ему самому. За время рождественских каникул, подменяя Стива, Анна успела завоевать не только уважение, но и, что еще важнее, симпатию коллег и больных.
   Когда после праздников Стив вернулся на работу, Анна отчиталась перед ним во всем, что делала в его отсутствие, и представила подробный письменный отчет. Просмотрев его, Стив пришел в изумление.
   – Когда вы все это успели? – воскликнул он.
   За неделю Анна провела в отделении оперативное обсуждение особо тяжелых случаев, упорядочила график работы медсестер и внесла изменения в расписание. И это все помимо своих прямых обязанностей – оперировать и ухаживать за больными.
   – Вы хоть домой-то ездили?
   – Нечасто, – спокойно ответила Анна.
   В разговоре с Мередит Стив описал внешность доктора Гонсалес очень бегло, не желая возбуждать в жене ревность. Правда же состояла в том, что Анна была прекрасна. Не той яркой, эффектной красотой, за которой часто скрываются пустота и фальшь. Нет, Анна не привлекала к себе внимания с первого взгляда, но в неброской внешности ее, в стремительной походке, в профессиональной точности движений, в сдержанной улыбке, так редко смягчающей строгую линию губ, в больших темно-карих глазах, порой загадочных и непроницаемых, словно воды глубокого озера, а порой сияющих чудесным мягким светом, – во всем чувствовалась душевная красота, неизъяснимая прелесть глубокого ума и чуткого сердца.
   Анна была не из тех людей, у кого «душа нараспашку». Она не любила говорить о себе, да и вообще говорила мало, словам предпочитая дела. Но Стив тянулся к ней, желая разгадать загадку этой молчаливой женщины, в которой видел и обаяние, и скрытую силу.
   С коллегами Анна была строга до резкости, но с пациентами обходилась удивительно мягко. Она обожала свою маленькую дочку и все же, когда это было необходимо, без возражений оставалась в больнице.
   Однажды Стив спросил напрямик, почему она так много работает.
   – По двум причинам, – ответила она, спокойно взглянув ему в лицо. – Во-первых, мне нравится эта работа. Во-вторых, нужны деньги.
   – На кого же вы оставляете дочь? – поинтересовался Стив.
   Он сам не понимал, почему его так интересует жизнь Анны. Ему казалось, что внешняя сдержанность его новой помощницы – лишь маска, защитный панцирь, за которым скрывается тонкая и ранимая душа; и Стив хотел, чтобы Анна доверилась ему и сняла маску.
   – На соседей. У них пятеро детей, и Фелисия с ними не скучает.
   – А как же вы? Неужели вам не хочется иногда вырваться из больницы? Всем нам бывает необходима передышка, чтобы не свихнуться, – устало улыбнулся Стив. Сам он уже два дня работал без отдыха.
   – Вы тоже не слишком-то часто бываете дома, – сказала Анна, откидывая со лба темную прядь.
   – Мне не к кому возвращаться, – объяснил Стив. – Моя жена живет в Калифорнии.
   – Вы разведены?
   Он покачал головой.
   – Разошлись?
   Анна тоже хотела знать о своем шефе больше. В больнице, как и в любом коллективе, слухи разлетаются мгновенно. О Стиве здесь говорили: «Хороший парень, вот только с женой у него какие-то странные отношения». Иная женщина попыталась бы выяснить интересующую ее информацию обиняком, но не такова была Анна Гонсалес. Она не боялась задавать вопросы, и прямой взгляд ее темно-карих глаз требовал честного ответа.
   Мысленно сравнивая Анну с Мередит, Стив думал, что с виду она кажется резче, но в душе она мягче. Мередит часто остерегалась говорить, что думает, опасаясь задеть собеседника, – для Анны таких проблем словно не существовало. Превыше всего она ценила честность. Но она не была ни черствой, ни бездушной – она умела быть и мягкой, и заботливой.
   Эти особенности характера своей ассистентки Стив объяснял испытаниями, выпавшими на ее долю. Ее предал человек, которому она доверилась, и Анна замкнулась в себе, опасаясь, что такое повторится. Но, может быть, со временем она поймет, что не от всех людей надо прятаться. Разве Стив, например, может причинить ей зло?
   – Да нет, просто мы с женой живем в разных концах страны, – улыбнулся он.
   Анна рассмеялась:
   – Доктор, это сексуальное предпочтение или диагноз?
   – И то, и другое. Какой уж там секс, если я люблю женщину, которая живет и работает за три тысячи миль от Нью-Йорка! А для меня в Калифорнии пока работы нет, хоть я ее и ищу не покладая рук. Работу, конечно, а не другую женщину.
   – Как все сложно, – заметила Анна, отхлебнув кофе из пластикового стаканчика.
   Они сидели в кабинете у Стива, отдыхая после сложнейшей операции. Стив не сомневался, что успехом сегодняшней операции обязан Анне. Это ее проворные чуткие пальцы, профессиональное мастерство и выдержка спасли пациенту жизнь. Вряд ли Стив смог бы справиться так быстро без помощи Анны.
   – Да уж, не просто, – согласился он. – Мы так живем уже четыре месяца. В октябре Мередит предложили очень интересную и выгодную работу в Сан-Франциско. Я нашел было себе место в одной из местных клиник – и вдруг месяц назад мне звонят и сообщают, что ситуация изменилась и вакансия не намечается. А тут еще Лукас со своей ногой...
   – Тяжелое положение, – заметила Анна. В темных глазах ее, устремленных на Стива, читались сочувствие и интерес.
   – Верно, хорошего мало, – вздохнул он. – Главное, я сам уговорил ее согласиться! Был уверен, что в январе приступлю к работе на новом месте, – и вдруг...
   – А вы искали другие вакансии?
   – Естественно, искал. Мне предложили место врача в команде «Скорой помощи». То еще удовольствие – вправлять вывихи и купировать астматические приступы. Да я на такой работе от скуки умру!
   – Вам повезло, – бесстрастно заметила Анна. – В отличие от многих, у вас есть выбор.
   – Может быть... – задумчиво произнес он, словно отвечая собственным мыслям. – Возможно, это и вправду лучший выход. Я уже не мальчик: пора оставить травматологию молодежи, а самому подыскать себе какую-нибудь тихую и непыльную работу.
   – По-моему, вы сами не верите в то, что говорите, – проницательно заметила Анна. – Мне кажется, вы – из тех людей, которые могут выдержать любое напряжение, не выдерживают только рутины и скуки.
   – Но что же делать? Я не хочу терять Мередит!
   – Если она любит вас, вы ее не потеряете. Если потеряете – значит, рано или поздно это должно было случиться.
   – Доктор, за мудрые советы вы берете дополнительную плату? – улыбнулся Стив.
   – Нет, раздаю бесплатно. К сожалению, сама я в свое время не слушала добрых советов.
   – Я знаю, что вы в разводе, – просто заметил Стив.
   Она кивнула:
   – Очень даже.
   – Что это значит?
   – Что мы ненавидим друг друга, и я надеюсь, что никогда больше не увижу этого мерзавца. Бросил меня на восьмом месяце, потому что родители пообещали ему за это целый капитал.
   – Вот как!
   Карие глаза Анны потемнели, став почти черными, – в них плескалась неутихшая боль. Стив от всей души хотел бы ее утешить, но понимал, что в такой ситуации слова бессильны.
   – Не захотел даже взглянуть на свою дочь!
   – Что ж, Анна, судя по вашим словам, это и к лучшему. Такой отец ребенку не нужен, – мягко заметил Стив.
   – Верно. Но немногим лучше расти без отца. Боюсь, что Фелисия будет чувствовать себя брошенной и в мечтах наделит отца всеми мыслимыми и немыслимыми добродетелями.
   – Она вырастет и сама во всем разберется.
   – Может быть, – пробормотала Анна. Видно было, что эти мысли давно не дают ей покоя.
   В голосе ее звучала горечь: она до сих пор не простила отца Фелисии – и, может быть, подумалось Стиву, не простит никогда.
   – Почему же он на вас женился?
   – Потому что я забеременела. Решил проявить благородство, а точнее говоря, попросту струсил.
   В этот темный ночной час в огромном, почти опустевшем здании, где только жужжание приборов и сонные вздохи больных нарушали тишину, Стиву и Анне было легко говорить о самом сокровенном. Там, за окном, горели неоновые вывески и ревели автомобили – здесь же было тихо и темно, и смерть кралась по пустынным коридорам, стремясь отнять у врачей свою добычу. Барьеры, которые так старательно возводила вокруг себя Анна, почему-то с удивительной легкостью рассыпались в прах. Не было больше мужчины и женщины, столь различных по возрасту, положению, судьбе, – были просто два понимающих друг друга человека, коллеги.
   Так Анна и Стив неожиданно для себя подружились.
   Два дня спустя они снова работали вместе и засиделись в больнице до полуночи. Проголодавшись, пошли в круглосуточный больничный кафетерий и заказали пиццу. Сегодня Анна была оживленнее, чем обычно: Стив старался изо всех сил развеселить Анну, рассказывая смешные истории из больничной практики, и она смеялась в ответ.
   – Анна, у тебя есть друг? – спросил он вдруг.
   – Шутишь? – улыбнулась она в ответ. – Как будто у меня есть время крутить романы!
   – Почему же, у всех ребят в отделении есть жены или подруги, – заметил Стив.
   – А у женщин-врачей?
   – Нет, насколько я знаю, все они одиноки.
   – Вот видишь! Стив, а ты встречаешься с женщинами?
   – Как можно! – шутливо возмутился Стив. – Ты что, забыла, что я женат?
   – Да, на женщине из другой галактики, за много тысяч миль отсюда. Извини, я задала бестактный вопрос.
   Ответ Стива очень понравился Анне. В глубине души она не верила, что на свете существуют порядочные и верные мужчины, но Стив, как видно, оказался исключением. Кроме того, для нее важно было знать, что он останется ее другом, не пытаясь добиться большего.
   – И часто она к тебе приезжает?
   – К сожалению, часто не получается. Но в эти выходные я ее жду.
   – Рада за тебя. А дети у вас есть?
   – К сожалению, нет.
   – Почему?
   Анна видела, что Стив прекрасно ладит со своими маленькими пациентами: по всему было видно, что Стив любил детей.
   – Мередит не хочет. Говорит, что мы оба слишком заняты и на детей у нас не будет времени. Я пытаюсь ее уговорить, но пока не выходит.
   – Если она действительно так думает, – рассудительно заметила Анна, – лучше не приставай к ней с этим. Мужчины всегда думают, что женщину можно убедить в чем угодно. Но, поверь, если она так упирается, значит, на то есть причины. Она знает себя лучше, чем ты. Хуже будет, если она поддастся твоим уговорам, родит против собственного желания, а потом возненавидит тебя за это.
   – Так случилось и с тобой? – с интересом спросил Стив.
   Он не мог согласиться с Анной. «Она просто не знает Мередит, – думал он, – но я-то знаю, что из нее выйдет отличная мать! Она просто боится, что не справится, боится перемен».
   – Нет, – честно ответила Анна.
   В разговорах со Стивом она никогда не уходила от ответов и не отказывалась отвечать даже на неприятные вопросы и от него, в свою очередь, ждала такой же откровенности. Она считала, что друзья должны быть абсолютно честны друг с другом.
   – Я банально залетела. Мы встречались около двух месяцев, и вдруг... Он запаниковал, да и я, прямо скажем, не пришла в восторг.
   – Почему же ты не сделала аборт? Это было бы проще.
   – По многим причинам. Во-первых, я католичка. Во-вторых, не было денег. В-третьих... не знаю, просто не смогла. Я всегда думала, что смогу, если понадобится. Но это оказалось не так легко, как кажется. Дома у меня все словно с ума посходили. Отец рвал и метал. Мать рыдала. Сестры меня жалели. Братья кричали, что убьют этого ублюдка. Словом... – Она покачала головой. – О тех днях я предпочитаю не вспоминать. Беременность нарушила мои планы. Я ведь собиралась после практики вернуться в Пуэрто-Рико, я нужна на родине – у нас пока не так уж много врачей. Теперь об этой мечте пришлось забыть. Я осталась в Нью-Йорке. Так проще и для меня, и для родных. Иначе им пришлось бы объяснять всем и каждому, почему у Фелисии нет отца, или выдумывать какую-нибудь историю в мое оправдание.
   Не странно ли, что в наше просвещенное время еще сохранились уголки мира, где на мать-одиночку смотрят, как на преступницу? Но Стив достаточно прожил на свете и ничему не удивлялся. Он всем сердцем сопереживал Анне и в то же время восхищался ею. Как сумела она выдержать все, что свалилось на нее, – одна, в огромном чужом городе, с младенцем на руках?
   Невольно он сравнивал Анну с Мередит – как не похожи эти женщины! Мередит, красивая, ухоженная, с ее ответственной работой, огромными заработками, роскошной квартирой. Мередит, которой все удается, в жизни у которой не было, кажется, ни одной серьезной драмы. А рядом с ней – он сам... Легко, черт возьми, быть идеалистом и бессребреником, когда живешь за счет жены! Жгучий стыд охватил Стива – стыд за то, в чем он не был виноват и чего не мог исправить.
   – А ты? – отвлек его от размышлений певучий голос Анны. – Никогда не думал о том, чтобы сменить работу? Заняться, например, частной практикой? Или благотворительной работой в какой-нибудь из стран «третьего мира»?
   – Такое мне даже в кошмарных снах не снится! – ужаснулся Стив, и Анна рассмеялась. – Нет, общество змей и москитов меня не привлекает. А ты что, задумываешься об этом?
   – Да. Я ведь специализировалась по тропическим инфекциям. Может быть, когда-нибудь, когда Фелисия станет постарше... Но пока она слишком мала, и нам лучше остаться в Нью-Йорке. Здесь безопаснее.
   – Безопаснее? В Вест-Сайде? Бог с тобой, Анна! На поле боя безопаснее, чем в этом безумном районе, обитатели которого только и ждут, как бы продырявить башку друг другу, а заодно и любому, кто окажется поблизости!
   – Но, по крайней мере, здесь Фелисия живет нормальной жизнью. В Пуэрто-Рико у нее не будет и этого.
   «Конечно, – подумал Стив, – в развивающихся странах жизнь еще хуже, чем в Вест-Сайде... хотя, по правде сказать, ненамного».
   День за днем они работали вместе, и Стив все чаще ловил себя на том, что не столько думает о работе, сколько грезит о своей новой помощнице. Он не ошибся: внешняя черствость ее оказалась лишь защитным панцирем, за которым скрывалась нежная и ранимая душа.
   Однажды вечером Стив видел, как она выходит из больницы: просторный хирургический костюм был снят, теперь Анна была в джинсах и куртке, и ветер трепал ее длинные распущенные волосы. От волнения у Стива перехватило дыхание: Анна была хороша. Невольно он представил себе Анну в вечернем платье и в изысканном макияже. Ни разу Стив не видел, чтобы Анна красила губы или ресницы: считала, что это не нужно. И это нравилось Стиву, ему казалось, что от искусственности один шаг до фальши.
   После Нового года они очень сблизились. Стив доверял Анне и часто поручал ей такие дела, которые раньше, не полагаясь на ассистентов, предпочитал выполнять сам.
   Конечно, их отношения были далеки от идиллии: Стив и Анна не всегда сходились во мнениях. В таких случаях Анна без колебаний отстаивала свое, и, к удивлению Стива, ему это нравилось. Нравилось, что Анна смело спорит с ним, не боясь его обидеть или испортить с ним отношения. Порой, выйдя из себя, она даже кричала на него по-испански – Стива это очень забавляло.
   Однажды в пылу жаркого спора она обозвала его: «Hijo de putana!» Стив заметил, что его никто никогда не называл такими красивыми словами. Анна воздела руки к небу.
   – Нет, тебя решительно невозможно вывести из себя – я назвала тебя сыном шлюхи!
   – Да ну! Я-то подумал, ты в любви признаешься!
   Анна невольно прыснула – тем и закончился спор.
   Часто, исчерпав все разумные возражения, Стив напоминал ей, что, нравится ей это или нет, он здесь начальник.
   – Это не значит, что ты можешь мной командовать! – отвечала в запале Анна.
   – К сожалению, значит, – с мрачной миной ответил Стив и вдруг широко ухмыльнулся: – Не могу пока, это верно... но попробовать стоит!
   Но, несмотря на эти шутливые перепалки – а может быть, и благодаря им, – их отношения становились все более дружескими.
   Узнав, что Мередит прилетает в Нью-Йорк, Анна искренне обрадовалась за Стива. По крайней мере, она сумела изобразить эту радость. Однако выходные не принесли Стиву ничего хорошего.
   Накануне приезда жены у Стива было несколько сложных операций, от усталости и недосыпания он едва на ногах держался. А Мередит, вернувшись домой, решила устроить мужу праздник: приготовила крабовый салат, который он очень любил, и привезла с собой из Калифорнии две бутылки отличного местного вина. Стив же мечтал об одном – рухнуть в постель и отключиться часов на двенадцать, но при виде накрытого стола решил, что не должен разочаровывать жену – она ведь так старалась!
   Сидя за столом, Стив с трудом справлялся с желанием немедленно закрыть глаза. От усталости кусок не лез ему в горло, а хроническое недосыпание сделало его раздражительным. Он еле-еле отвечал на оживленные вопросы Мередит, придирался к каждому ее слову и в конце концов поругался с ней из-за какого-то пустяка. Хлопнув дверью, он ушел в спальню, повалился, не раздеваясь, на кровать и проспал до девяти вечера. Мередит, обескураженная и обиженная, убрала со стола и взялась за домашние дела, еле сдерживая слезы.
   Проснувшись, Стив с угрызениями совести бросился к Мередит просить прощения. Ссора осталась позади, но оба чувствовали, что в отношениях их что-то непоправимо изменилось. Исчезла легкость общения: оба чувствовали, что существуют в разных мирах. Разговоры их теперь часто прерывались томительными паузами; порой Стив и Мередит замолкали, с недоумением глядя друг на друга, словно молчаливо спрашивали: «Кто мне этот человек? Что он здесь делает?» Не было смысла отрицать: они становились чужими друг другу.
   В воскресенье вечером они распрощались: грустная Мередит уехала в аэропорт, на этот раз Стив не стал ее провожать, а остался дома. Настроение было непоправимо испорчено.
   Телефонный звонок нарушил удручающую тишину опустевшего дома. Звонила Анна. Она хотела пригласить Стива на ужин и решила узнать, когда он сможет выбрать время.
   – А может быть, ты сможешь прийти вместе с женой? – спросила Анна.
   Стив ответил, что жена уехала в аэропорт, а вот он с удовольствием примет приглашение. Стив бросился к холодильнику, достал бутылку вина, которая так и не была открыта, и коробку с салатом. Собрался он быстро и уже через несколько минут ехал к Анне.
   Анна снимала крошечную квартирку на 102-й улице. Увидев своими глазами, в каких условиях живет Анна, Стив был потрясен. Он давно уже не бывал в таких неблагоустроенных домах. А когда Стив подумал об отце маленькой Фелисии, а особенно о его капиталах, он неожиданно для самого себя не на шутку распалился.
   – Давай сменим тему, Стив. Себе я уже давно запретила об этом думать, – сказала Анна, стоило Стиву завести об этом речь.
   Стив понимал, почему она не жалуется и не хочет выслушивать соболезнований. От жалоб ее удерживала гордость – особая гордость людей, обязанных всем в жизни только самим себе. Сердце его сжалось при мысли, что он ничем не может ей помочь, а если бы и мог, она не приняла бы его помощи.
   Его плохое настроение развеяла маленькая Фелисия – прелестная девочка, точная копия матери во всем, если не считать озорных золотистых кудряшек. Стив всегда был неравнодушен к детям, но Фелисия могла очаровать любого нелюдима.
   Девочка была похожа на мать не только внешне. Анна велела ей собрать игрушки, на это Фелисия спокойно ответила, что еще не доиграла, а когда мать прикрикнула на нее, топнула ножкой и воскликнула: «Не кричи на меня! Сама говорила, на детей кричать нельзя!»
   – Вот это характер! Пройдет несколько лет, и ты с ней хлопот не оберешься!
   – Поживем – увидим, – с ноткой озабоченности в голосе ответила Анна. Понизив голос, она добавила: – Слава богу, Фелисия взяла от отца только самое лучшее. Он, конечно, мерзавец, но в обаянии ему не откажешь.
   Стив задумался о том, что привлекло Анну в этом «мерзавце». Должно быть, то самое обаяние, о котором она говорила, – не деньги же! Стив давно уже понял, что к материальным благам Анна относится спокойно.
   Он уже хотел было пригласить Анну и Фелисию к себе, но вовремя прикусил язык. С некоторым опозданием он осознал, что в их роскошной квартире, купленной на деньги Мередит, Анна будет чувствовать себя неуютно, ее может задеть очевидное неравенство между ней и Стивом. Нет, без этого лучше обойтись.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация