А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Запретная любовь" (страница 10)

   Мередит изумленно молчала. Рядом послышался сдавленный вздох: Кэллен не ожидал от Чарли такого – одним махом он умудрился оскорбить и его, и Мередит!
   – Мистер Макинтош, вам не кажется, что пора смириться с неизбежным? – резко сказала Мередит. – Компания станет акционерным обществом, хочется вам этого или нет. Так решил Кэллен, для этого он обратился к услугам нашей фирмы. За вами выбор. Хотите сотрудничать с нами – милости просим. Не желаете поступаться принципами – ваше право. Но остановить нас вы не сможете, запомните это!
   Чарли молча уставился на нее, видимо пораженный не столько ее словами, сколько твердостью и силой, с какой они были произнесены. Кэллен, мрачный, как грозовая туча, молча допил кофе и заплатил по счету. Все трое вышли из ресторана.
   – Поговорим после презентации, – бросил Кэл Макинтошу.
   Мередит догадывалась, что Чарли ждет весьма неприятный разговор. Что ж, поделом. Сам напросился.
   Похоже, после вспышки за завтраком Чарли попытался сдержать себя: утреннюю презентацию он провел с необычной старательностью и даже пытался – не вполне успешно – изобразить энтузиазм. Но Кэла его попытки нисколько не тронули. После презентации, оставшись с Мередит наедине, он обрушил на голову своего незадачливого подчиненного настоящие громы и молнии.
   – Что он о себе воображает, черт побери? Как смеет так с тобой говорить?
   Похоже, обида, нанесенная Мередит, задела его куда сильнее, чем оскорбления в свой адрес.
   – Кэл, он просто упрямый старый консерватор, который терпеть не может перемен. И мы с тобой не в силах изменить его характер. Боюсь, ты не сможешь его переубедить, а это значит, что по окончании нашей кампании тебе придется решать, что с ним делать. Но сейчас не время раскачивать лодку. Нам еще предстоит большое шоу в Нью-Йорке и неделя в Европе.
   – Знаю, – проворчал Кэллен. – Сейчас у меня связаны руки, и Чарли, черт бы его побрал, прекрасно это понимает!
   После второй презентации все трое летели в Нью-Йорк на одном самолете. В дороге Чарли мрачно молчал: трудно сказать, стыдился ли он резких и несправедливых слов, произнесенных в пылу раздражения, или все еще злился. Так или иначе, он так и не извинился перед Мередит. Что же до Кэла, тот кипел от гнева, казалось, еще немного – и у него из ушей пар повалит. Мередит уже начала жалеть несговорчивого Макинтоша. Похоже, Кэл решился с ним расстаться, но Чарли некого в этом винить, кроме самого себя. У Кэла не было выбора.
   На арендованном Мередит лимузине они отправились сначала в отель «Редженси», где Мередит заранее заказала для мужчин номера, и только после этого она поехала домой.
   Все три презентации во вторник прошли блестяще. Мередит переполняло торжество: она добилась того, чего хотела!
   Но Чарли Макинтош отравлял ее радость. Упрямец не смирился и теперь: невыразительно промямлив свою речь, он едва дождался конца презентации и покинул зал, даже не попрощавшись. Кэл проводил его свирепым взглядом, и Мередит, взяв его за руку, поспешно предложила поужинать вместе – отпускать Кэла в гостиницу сейчас было просто опасно.
   Опасения ее, как видно, были оправданны – за ужином Кэл не мог говорить ни о чем, кроме проблемы со своим мятежным подчиненным.
   – Потерпи, Кэл, – уговаривала его Мередит. – Не стоит портить с ним отношения сейчас, когда тебе так нужна его помощь.
   – Если он будет так же себя вести и в Европе... если из-за него я потеряю хоть одного потенциального акционера, клянусь, я вышвырну его из фирмы прямо на глазах у инвесторов!
   – Да уж, представляю, как они будут потрясены, – улыбнулась Мередит. – Но право, Кэл, не стоит так переживать. Пока что все идет как нельзя лучше, и Чарли не удалось ничего испортить.
   – Ну скажи, что бы ты с ним сделала на моем месте?! – спросил Кэллен уже за десертом.
   Мередит на мгновение задумалась. В последнее время Кэл все больше полагался на нее: по любому поводу он спрашивал совета и выслушивал ответ почти с благоговением. Но Мередит роль оракула была не по душе, к тому же обсуждение неприятной темы явно затянулось.
   – Гм... думаю, я бы его убила. Отравление – самый надежный способ. Ты заметил, сколько он ест сладкого? Нет ничего проще, чем впрыснуть в шоколадную конфету цианистый калий.
   Эту тираду Мередит произнесла совершенно серьезно. На миг Кэл потрясенно смотрел на нее, а затем от души расхохотался, чувствуя, как рассеиваются напряжение и злость, терзавшие его весь день.
   – Хорошо. Обещаю, к возвращению из Европы я успокоюсь.
   – Правильно. Успокоишься, трезво все обдумаешь и, вернувшись в Калифорнию, решишь, что с ним делать.
   – А пока буду терпеть – ведь больше ничего не остается!
   – Тоже верно. Только не изображай из себя мученика. Тебе очень повезло, Кэл, ты, можно сказать, взял Нью-Йорк приступом. О большем я и мечтать не могла.
   – Я тоже, – честно признался Кэллен.
   Мередит напомнила об этом очень вовремя. В свете нынешнего успеха «Доу-Тех» проблемы с финансовым директором не казались неразрешимыми.
   – Скажи, ты сумеешь увидеться с мужем до отъезда? – спросил Кэл, когда они рука об руку выходили из ресторана.
   В последнее время он начал понимать, как много времени и сил отдает Мередит его делу, и чувствовал себя перед ней виноватым.
   – Нет. Он сегодня на работе. Когда освободится, мы будем на презентации.
   – Ну и жизнь у тебя, Мередит! Не понимаю, как при такой жизни вы со Стивом еще не разбежались в разные стороны!
   – Мы любим друг друга, – просто ответила Мередит, а затем решила слегка поддеть Кэла: – Хотя я и не хочу иметь детей.
   – Кажется, мне пора пересмотреть свои теории! Я начинаю думать, что идеальный брак все-таки возможен.
   – А что мы вообще знаем о человеческих отношениях? Откуда нам знать, почему одни пары расходятся, а другие живут всю жизнь и счастливы вместе? Мне порой кажется, что все зависит от случая или, может быть, от судьбы. Разве четырнадцать лет назад кто-нибудь мог предположить, что нашему со Стивом студенческому роману суждено такое долгое будущее? Или что мы будем жить, почти не видя друг друга? Когда мы поженились, он мечтал о спокойной работе семейного доктора где-нибудь в Вермонте, а я хотела поступить на юридический и стать адвокатом. А потом он попал на практику в травматологическое отделение и на второй день заявил, что нигде больше работать не будет. А я попала на Уолл-стрит. И пошло-поехало... В жизни ничего не получается так, как предполагаешь. Человек не может предвидеть будущее – и, может быть, это и к лучшему, по крайней мере, иногда.
   Кэл задумчиво покачал головой. Мередит догадывалась: он думает о своей жизни, которая тоже сложилась совсем не так, как он ожидал.
   – В самом деле, все к лучшему. В Вермонте я стала бы скучать, и... кто знает, возможно, и Стив бы мне наскучил, и наш брак распался бы еще много лет назад.
   – Мерри, тебе все-таки очень повезло! – с чувством заметил Кэл.
   – Знаю, – мягко ответила она. – У меня необыкновенный муж. Надеюсь, ты с ним скоро познакомишься.
   – Только не на операционном столе! Когда вернемся из Европы, можем как-нибудь поужинать втроем.
   – Стив будет рад. Он о тебе самого высокого мнения – точнее, о продукции твоей фирмы. От него-то я впервые и услышала о «Доу-Тех». Собственно, благодаря Стиву я и взяла себе этот проект.
   – О, да он в самом деле классный парень! – улыбнулся Кэл, и Мередит рассмеялась вместе с ним.
   На следующий день все шло по установленной программе. С утра – очередная встреча, затем – обед с партнерами Мередит, а вечером еще одна презентация.
   За обедом финансисты шумно поздравляли Кэла с успешной рекламной кампанией. На это он отвечал, что своим успехом обязан Мередит, но ее партнеры, кажется, его не слышали, а может быть, не хотели слышать. На их взгляд, Мередит просто выполняла свои обязанности.
   Такое отношение раздражало Кэла, и по дороге в отель, откуда они должны были забрать вещи, он не удержался и заговорил об этом.
   – Похоже, твои коллеги не собираются дарить тебе цветы, – проворчал он.
   – А с какой стати? Я делаю то, что делал бы на моем месте любой из них. И вообще, выгодного клиента нашел Пол Блэк, а не я.
   – А тебе не кажется, что это несправедливо? Да, он меня нашел, но ты сделала все остальное.
   – Таков наш бизнес, Кэл. В нашем деле героев нет.
   – А если и есть, их никто не замечает.
   – Я и не жду аплодисментов. Это моя работа, я этим зарабатываю на жизнь. И неплохо зарабатываю, надо сказать.
   – Мерри, ты прекрасно понимаешь, что дело не в деньгах! Не хочешь же ты сказать, что занимаешься своим делом только ради хорошего заработка? Ты помогаешь мне выйти на большой рынок, потому что веришь в мое дело и всей душой любишь свое!
   Мередит улыбнулась – снисходительно и немного грустно. Ей льстило чистосердечное восхищение Кэла, но не хотелось признавать, что он прав, ведь и самой Мередит часто приходило в голову, что ее недооценивают.
   – Это верно. Но вообще в инвестиционном бизнесе романтика не принята. Здесь не место цветам и крикам «браво!».
   – А мне думается, Мерри, что дело не только в этом. Твои партнеры суровы с тобой и много от тебя требуют, потому что ты женщина. Как будто ты должна снова и снова им доказывать, что умеешь хорошо делать свое дело и справляешься с ним не хуже мужчины. А это несправедливо. Ты ведь гораздо компетентнее большинства из них! Взять хотя бы Пола Блэка. Он же ничего собой не представляет – пустое место, чванливый бездельник, способный только мотать деньги по дорогим ресторанам и хвастаться своими связями!
   Мередит рассмеялась:
   – Ты с ним общался совсем недолго, а увидел насквозь! Да, к сожалению, таких людей в нашем бизнесе хватает.
   – А таких, как ты, – нет. Ты не представляешь, как здорово с тобой работать!
   Расхваливая деловые качества Мередит, Кэл ничего не говорил о том, что все больше восхищается ею как человеком. Великодушная, лишенная тщеславия, порядочная... Да к тому же верная и любящая жена! Таких женщин Кэл давно не встречал, он уже начал думать, что их и не бывает вовсе.
   – Спасибо, Кэл, мне с тобой тоже. И это радует, если учесть, что мы прикованы друг к другу еще на целую неделю, – улыбнулась Мередит.
   Они заехали в отель за Чарли, захватили и вещи Кэла, потом отправились к Мередит домой. Мередит заранее собрала сумки и выставила их в холл, чтобы не заставлять ждать. На столике ждала ее записка от Стива: он заезжал домой и очень сожалел, что не застал ее. Мередит приписала в записке несколько слов – любит, скучает, жалеет, что не удалось с ним увидеться, – подхватила вещи и выбежала из дому.
   – Попрощалась со Стивом? – заботливым тоном старшего брата поинтересовался Кэл.
   – Нет, он уже ушел. Я и не надеялась с ним увидеться.
   На лице ее читалось лишь легкое разочарование. Кэлу такая жизнь казалась невозможной, дикой, но Мередит к этому, как видно, привыкла.
   – Он, наверно, расстроился.
   – Ничего, через неделю увидимся, – сдержанно отозвалась Мередит. – Постараюсь взять отгул, и мы вместе съездим в Вермонт. А если Стив не сможет выбраться из города, просто проведем выходные вместе.
   – Жаль, что он не сможет прилететь к тебе в Лондон.
   – Я пыталась вытащить его в Париж, – ответила она, – но следующая неделя у него вся занята. Заведующий отделением едет на конференцию в Даллас, и Стив его подменяет.
   – Что за кошмарная жизнь! Не понимаю, как вы это выдерживаете! Ладно, значит, развлекать тебя в Лондоне придется мне. Можем, например, сходить в театр. А потом в клуб «Аннабель». Ты любишь танцевать?
   Чарли Макинтош, все это время молчавший, скорчил гримасу и демонстративно отвернулся к окну. Он явно не одобрял поведения Кэла, полагая, что нечего смешивать дело с развлечениями. И Мередит была с ним согласна. До сегодняшнего дня.
   – Обожаю! – с жаром ответила она, покосившись на Чарли. Несговорчивый старик попортил ей немало крови, и теперь Мередит не могла отказать себе в удовольствии немножко его позлить. – И театр тоже люблю.
   – Значит, решено! Должен же я чем-то тебя вознаградить за все труды и лишения!
   День выдался долгий, и, заполнив в аэропорту все необходимые бумаги и поднявшись наконец на борт самолета, все трое чувствовали себя совершенно измученными.
   Самолет летел в Эдинбург с посадкой в Лондоне. Кэл и Мередит сидели рядом, Чарли – позади них. Едва самолет оторвался от земли, Кэл и Чарли, словно по команде, выключили свет, откинули кресла и достали одеяла. А Мередит привычно потянулась к портфелю.
   – Мерри, – остановил ее тихий голос Кэла, – что ты делаешь?
   – Хочу просмотреть кое-какие документы.
   – Не надо! – негромко, но твердо приказал Кэллен. – Тебе надо поспать. Это приказ.
   – Ты мной командуешь? – усмехнулась Мередит. – Вот это новость!
   – Может быть, твоя беда в том, что тобой никто никогда не командует. Ты тоже, как все мы, нуждаешься в отдыхе. Выключай свет.
   Несколько мгновений Мередит колебалась, не желая так легко подчиниться. Но в конце концов потушила свет.
   – Ну вот, хорошая девочка. А документы подождут до утра, – ласковым тоном заботливого отца произнес Кэл.
   – Вот это мне и не нравится, – ответила она шепотом, – что утром меня будет ждать полный портфель работы. Нет бы прилетела ночью какая-нибудь добрая волшебница и сделала бы все за меня!
   – Ты сама волшебница, Мерри. Но даже волшебникам нужно иногда отдыхать.
   Кэл твердо решил устроить ей в Лондоне настоящий праздник. Мередит это заслужила. Сколько она сделала для него! Кэл не привык полагаться на других и всего добился сам, чувство благодарности было для него новым... и очень приятным.
   Она откинула кресло, как Кэл, положила под голову подушку и укрылась одеялом. Теперь они с Кэлом лежали рядом, словно на соседних кроватях. Ей вспомнилось детство, лагерь скаутов – помнится, она обожала шептаться в темноте с подружками.
   – Ты легко засыпаешь в самолетах? – шепотом спросил Кэл.
   – Иногда. В зависимости от того, сколько у меня работы, – улыбнулась Мередит.
   – Представь себе, что забыла портфель в Нью-Йорке. Или что летишь в отпуск.
   Мередит тихо рассмеялась – эта игра пришлась ей по душе.
   – И куда же я лечу?
   – Например, во Францию, – таинственным шепотом ответил Кэл. – Сен-Тропез, Ницца – выбирай!
   – Сен-Тропез, – с мечтательной улыбкой ответила Мередит.
   – Тогда закрой глаза и думай о Сен-Тропезе, – прошептал он.
   – Это тоже приказ? – подозрительно спросила она.
   – Конечно. Слушай и повинуйся!
   И, к собственному удивлению, Мередит так и сделала. Закрыв глаза, она вообразила себе приморский курорт на юге Франции, узкие улочки, многоцветье рыночной площади, пальмы и свежий ветер с моря...
   Когда Кэл взглянул на нее снова, она уже спала. Кэл поправил на ней одеяло, откинулся на подушку и закрыл глаза. На губах его играла смутная улыбка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация