А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девять жизней Кристофера Чанта" (страница 18)

   – Но сначала мне надо спуститься к себе, – предупредил он, – а не то служанка, которая приносит ужин, догадается. Дай мне пять минут.
   К классной комнате он подошел в ту же минуту, что и служанка. Памятуя о словах Флавиана, Кристофер вежливо на нее посмотрел, а потом улыбнулся ей.
   Служанка явно обрадовалась, что ее заметили. Она поставила поднос на стол и заговорила с Кристофером:
   – Полиция увезла ту старуху час назад. Она орала и отбивалась. Мы с Салли прокрались в холл, чтобы посмотреть. Вот это был спектакль!
   – Что с Та… с Мордехаем? – спросил Кристофер.
   – Будут допрашивать дальше. Его с ног до головы заколдовали. Бедный мистер Робертс! Салли говорит, что он смертельно устал. Она относила ему ужин. Его держат в той маленькой комнате около библиотеки. Я знаю, что он плохо поступил, но все равно попробую пробраться туда и поболтать с ним – хоть немного утешу. Берта к нему ходила. Она застилает у него постель, счастливая!
   Хотя поначалу Кристоферу не терпелось, чтобы служанка ушла, тут он заинтересовался:
   – Значит, вы знаете Мордехая?
   – Знаю ли я его! Когда он работал в замке, думаю, все в него были немножко влюблены.
   В эту секунду Кристофер заметил, что поднос с едой начал подрагивать. Он прижал его рукой. К счастью, служанка вовсе не смотрела на поднос, она щебетала без умолку.
   – Что и говорить, мистер Робертс очень привлекательный и приятный молодой человек. Не буду называть имен, но многие девицы ходили по замку кругами, чтобы «случайно» встретиться с ним в коридоре. Глупые! Ведь всем понятно, что его интересует только мисс Розали.
   – Мисс Розали! – воскликнул Кристофер, целиком обратившись в слух, но не забывая и про поднос, на который он навалился всем телом.
   Богиня, видимо, думала, что делает что-то неправильно, и старалась изо всех сил.
   – О да. Ведь это мистер Робертс научил мисс Розали играть в крикет. Но почему-то они всегда спорили и ссорились. Говорили, что все из-за той работы в Лондоне. Она не очень хорошо с ним обошлась, мисс Розали.
   Потом, к великому облегчению Кристофера, служанка добавила:
   – Ну ладно, мне пора идти. А вы ешьте ужин, пока он совсем не остыл.
   – Да, спасибо, – благодарно ответил Кристофер, налегая на поднос и пытаясь одновременно не показаться грубым. – И… если вы увидите Так… мистера Робертса, передайте ему привет от меня. Мы как-то встречались однажды в Лондоне…
   – Хорошо, – улыбнулась служанка и ушла. Кристофер ослабил хватку, поднос вырвался и исчез. Вместе с ним исчез и приличный кусок столешницы. Кристофер рванул в башню.
   – Ты не в своем уме, что ли? – начал он с порога.
   Богиня вместо ответа показала ему две трети столешницы, громоздящиеся на рабочем столе, и оба покатились со смеху.
   «Как весело, – подумал Кристофер, – ужинать вместе с Богиней и Трогмортеном! И как здорово общаться с человеком, который владеет тем же видом магии!» Наверное, именно поэтому Кристофера и тянуло в храм Ашет. Но теперь, поговорив со служанкой, Кристофер не мог не думать о Такрое. Они болтали и хохотали с Богиней, но он все время чувствовал, что Такрой где-то внизу, в другом конце замка, а удерживающие его заклинания жутко неудобные. А еще он чувствовал, что у Такроя совсем не осталось надежды…
   – Не могла бы ты помочь мне? – спросил он у Богини. – Я знаю, что сам не сумел тебе…
   – Как это! Очень даже помог! И сейчас помогаешь и при этом не ворчишь, а ведь со мной у тебя столько хлопот!
   – Понимаешь, там, внизу, заперт мой друг. Думаю, что мы вдвоем могли бы разрушить заклинания и вызволить его невредимым.
   – Конечно! – ответила Богиня с готовностью.
   И Кристофер решил, что нужно рассказать ей, почему Такрой оказался там. Если он впутает ее в это дело, не рассказав, что к чему, то станет таким же предателем, как дядя Ральф.
   – Видишь ли, я виноват не меньше его…
   Он рассказал о Призраке, о дяде Ральфе с его экспериментами и даже о русалках, ничего не утаивая.
   – Елки-палки! – удивилась Богиня. Это выражение она, должно быть, позаимствовала из книг о Милли. – Ты попал в переделку! А Трогмортену удалось цапнуть твоего дядю? Молодец, котик!
   Ей не терпелось спасти Такроя немедленно. Кристоферу пришлось схватить ее за рукав:
   – Нет, послушай! Они все завтра отправляются ловить остатки шайки Призрака. Пока их не будет, мы сможем освободить Такроя. А если они поймают дядю, Габриэль будет страшно рад и, наверное, не заметит, что Такрой исчез!
   Богиня согласилась подождать до утра. Кристофер наколдовал ей свою пижаму и оставил наедине с бутербродами. Но на всякий случай запечатал за собой дверь самым сильным заклинанием, какое знал.
   На следующее утро Кристофер проснулся оттого, что рядом с кроватью грохнулась маслобойка с молоком. Кристофер вернул ее на место и поспешил в башню, на ходу натягивая одежду. Похоже было, что Богине надоело дожидаться, когда он придет.
   Когда Кристофер вошел, Богиня беспомощно стояла над целой корзиной хлеба и огромным куском ветчины.
   – Я забыла, как посылать вещи назад, – созналась она. – Еще я вскипятила пакет чая в чайнике, но он совсем невкусный. Что я сделала не так?
   Объяснив ей что и как, Кристофер умчался за завтраком в классную комнату. Служанка уже стояла там с подносом, но казалась какой-то растерянной. Кристофер нервно ей улыбнулся, и она кивком указала на стол. Все четыре ноги стола оказались с одной стороны, причем две болтались в воздухе!
   – Э-а, я…
   – Ну-ка, скажите мне: это вы утащили старинные чашки из столовой? Я обещала дворецкому, что спрошу вас.
   – Да, – ответил Кристофер. Богиня как раз пила свежезаваренный чай из одной такой чашки. – Я верну их. Они в целости и сохранности!
   – Уж будьте любезны! Им цены нет, этим чашкам. И приведите, пожалуйста, стол в порядок, чтобы я могла поставить поднос, а то я устала его держать.
   Пока Кристофер возвращал столу обычный вид, служанка заметила:
   – Вы как будто только теперь поняли, какой силой обладаете. Сегодня все утро по замку летали вещи. Мой вам совет: верните все на место до десяти часов. Как только монсеньор де Витт и другие отправятся на поимку банды, дворецкий начнет обходить замок с ревизией!
   Она постояла, съела несколько кусочков хлеба с мармеладом из его завтрака, заметив при этом, что завтракала два часа назад. Оказалось, что ее зовут Эрика, что она ценный источник информации и к тому же весьма мила. Еще Кристофер понял, что зря научил Богиню перетаскивать вещи: теперь ему будет трудновато утаить ее присутствие в замке. Потом Эрика ушла, оставив Кристофера наедине с его заботами. И тут его осенило, как можно убить двух зайцев сразу. Нужно всего лишь попросить Такроя взять Богиню с собой, когда он будет убегать! Но для этого необходимо вызволить самого Такроя…

   Глава восемнадцатая

   Габриэль и его помощники отправились ровно в десять. Они собрались в холле около пятиконечной звезды, у некоторых с собой были кожаные чемоданчики. Делегация выглядела спокойно и решительно, только Флавиан немного нервничал. Он постоянно теребил высокий воротничок; Кристоферу даже с лестницы было видно, что он сильно потеет.
   Кристофер и Богиня наблюдали за происходящим из-за мраморной балюстрады около черной двери кабинета Габриэля. Они спрятались в аккуратном облачке невидимости, которое скрывало их полностью, но Трогмортен, трущийся о ноги, был виден. Кот отказался входить в облако, однако ничто не мешало ему вертеться около ребят.
   – Оставь его, – сказала Богиня. – Он знает, что ему от меня достанется, если он нас выдаст.
   Как только сереброголосые часы над дверью пробили десять, из кабинета вышел Габриэль в высокой шляпе и начал спускаться по лестнице. Слава богу, Трогмортен не обратил на него внимания. А на Кристофера накатилась волна беспокойства о маме. Безусловно, ее арестуют, а ее вина лишь в том, что она поверила всей той лжи, которой ее окружил дядя Ральф…
   Габриэль спустился в холл и осмотрел свои войска. Убедившись, что все в порядке, он натянул черные перчатки, шагнул в центр звезды и продолжал там шагать, постепенно уменьшаясь. За ним парами последовали мисс Розали, доктор Симонсон и остальные. Когда они скрылись из виду, Кристофер сказал:
   – Думаю, пора!
   И они стали спускаться по лестнице, не покидая облака, но не прошли и половины пути, как начались неприятности. Вся поверхность звезды вдруг вспыхнула огнем. Языки пламени были какого-то злобного зеленоватого оттенка, холл наполнился едким зеленым дымом.
   – Что это? – закашлявшись, спросила Богиня.
   – Они применили драконью кровь, – ответил Кристофер, надеясь успокоить девочку, хотя у самого на душе было неспокойно.
   Вдруг звезда взорвалась и заполыхала. Огонь взвился под самый потолок. Невидимые волосы Богини задымились. Кристофер с девочкой попятились к лестнице, но тут языки пламени волшебным образом расступились. Сквозь узкий проход, открывшийся в огне, с трудом выбралась мисс Розали. Она тащила за руку Флавиана, за ними доктор Симонсон тянул вопящую волшебницу, кажется ее звали Берил. Кристофер стоял как вкопанный, уставившись на побитое Габриэлево войско. Несчастные обгоревшие люди выпрыгивали из горящей звезды и разбегались по холлу, закрывая руками лицо и заходясь кашлем от зеленого дыма.
   Кристофер смотрел во все глаза, но не видел Габриэля де Витта.
   Как только Фредерик Паркинсон, который был последним, вылетел в холл, пламя исчезло, а пентаграмма потемнела. Из темноты осторожно вышел дядя Ральф. В одной руке у него было длинное ружье, а в другой какой-то бесформенный узел. И Кристофер пожалел о том, что он так плохо разбирался в людях, когда встретил дядю Ральфа впервые. Сейчас у его бывшего кумира был недобрый хитрый взгляд. Теперь-то Кристофер знал, что ему никогда больше не понравится человек, похожий на дядю!
   – Хочешь, я швырну в него мраморным умывальником? – прошептала Богиня.
   – Погоди… Думаю, он тоже кудесник, – ответил Кристофер.
   – КРИСТОФЕР! – заорал дядя.
   Из позеленевшего купола ему ответило лишь эхо.
   – Кристофер, где ты прячешься? Чувствую, что где-то рядом. Выходи, а не то пожалеешь!
   Кристофер неохотно вышел из облака невидимости и встал на середину лестницы:
   – Что случилось с Габриэлем де Виттом? Дядя рассмеялся:
   – Вот что!
   Он бросил узел, который принес с собой, на пол, тот сам собой развернулся и заскользил по каменным плитам к ступенькам лестницы. Кристофер посмотрел вниз – на долговязый силуэт, без сомнения принадлежавший Габриэлю де Витту. Зрелище напомнило Кристоферу Такроя в Везделках.
   – Вот его восьмая жизнь. Мне удалось это сделать с помощью оружия, которое ты принес мне из Первых Миров, Кристофер. Работать им – одно удовольствие. – Он похлопал по прикладу. – Остальные его жизни я разбросал по всем Родственным Мирам. Теперь он не будет нас беспокоить. Другое оружие, которое ты мне достал, работает еще лучше.
   Усы дяди слегка изогнулись, и он ухмыльнулся Кристоферу:
   – У меня было все готово для встречи с людьми де Витта! Я одним махом выбил из них магические способности, и теперь ни один из них не сможет наложить заклинание, даже чтобы спасти собственную жизнь! Поэтому ничто не остановит нас, и мы будем работать как прежде. Ты ведь все еще работаешь на меня, Кристофер, да?
   – Нет, – ответил мальчик и приготовился к тому, что все его оставшиеся жизни разлетятся в ту же секунду.
   Но дядя только засмеялся:
   – Да, глупый мальчишка, ты работаешь на меня. Я разоблачил тебя. Все эти люди, стоящие здесь, уже знают, что ты был моим главным курьером. Тебе придется либо работать на меня, либо отправиться в тюрьму. Я перемещаюсь в замок, чтобы ты не своевольничал.
   Вдруг за спиной Кристофера раздался долгий и протяжный вой. Мимо него пролетела рыжая молния. Дядя вскинул было ружье, но Трогмортен уже оседлал дядины плечи. Дядя понял, что ружье ему не поможет, и растворился в воздухе, закрутив в спираль облачко зеленого дыма. У Трогмортена в лапах остался треугольный лоскуток твида со следами крови. Кот в недоумении сел на почерневшую пентаграмму и зашипел от ярости.
   Кристофер бросился вниз.
   – Закройте все двери! – закричал он удивленным людям. – Не выпускайте Трогмортена из холла! Он будет охранять пентаграмму, чтобы задержать дядю, если тот появится снова.
   – Глупости! – возмутилась Богиня, выскочив из облака (теперь ее видели все). – Трогмортен – кот из храма, он понимает человеческую речь. Просто попроси его!
   Ну почему Кристофер сам не догадался! Он опустился на колени рядом с котом и заговорил:
   – Ты сумеешь охранять эту звезду, да? Очень важно, чтобы дядя Ральф не мог вернуться. Ты же знаешь, он хотел порезать тебя на куски. Ну а теперь ты сделаешь то же самое с ним, если он вздумает прийти сюда снова.
   – Уау! – согласился кот и с воодушевлением взмахнул хвостом.
   Он сел на краешек звезды и пристально уставился на нее, будто разглядывал огромную мышиную нору. Злость так и струилась с его шерстинок.
   Было ясно: Трогмортен дядю не пропустит. Растерянные помощники Габриэля окружили Кристофера, Богиню и уставились на девочку.
   – Это моя подруга Б… Милли, – представил ее Кристофер.
   – Рады с вами познакомиться, – уныло сказал Флавиан.
   Доктор Симонсон высунулся из-за его плеча: – Ну, что будем делать? Габриэля нет, а мы остались с этим паршивцем, мелким жуликом, который мне всегда казался подозрительным. И ни у кого – ни одного заклинания! Я предлагаю…
   – Мы должны поставить в известность министра, – проговорил библиотекарь Вилкинсон.
   – Подождите-ка, – сказала мисс Розали, – Кристофер обещал, что не будет больше работать на Призрака!
   – Этот ребенок может сказать все, что угодно! – возразил Симонсон.
   Они вели себя так, словно Кристофер – пустое место. Впрочем, так было всегда! Он кивнул Богине и выбрался из круга, в центре которого стояла сейчас мисс Розали.
   – Что будем делать? – спросила Богиня.
   – Вызволим Такроя, пока они не вспомнили про нас. А после я хочу убедиться, что Трогмортен поймает дядю, даже если на этом все мои жизни закончатся!
   Такрой уныло сидел за столом в пустой маленькой комнатке. Судя по смятой кровати, ему не удалось заснуть. Дверь комнаты была приоткрыта, и сначала было непонятно, почему он просто не ушел отсюда. Но Кристофер благодаря Богине уже понял, в чем заключается колдовская зоркость: нужно было посмотреть на комнату так, как он смотрел на Междумирье, чтобы понять, почему Такрой никуда не делся. По всей комнате были развешаны заклинания, на полу их лежала целая куча, а сам Такрой обмотан ими с головы до ног.
   – Ты прав, здесь нужны двое, – сказала Богиня. – Займись им, а я пойду поищу веник.
   Кристофер продрался сквозь заклинания на двери и стал пробираться дальше, к юноше. Такрой не видел его. Или он вообще не мог видеть и слышать? Кристофер начал аккуратно распутывать заклинания, как ленту с подарочной коробки. Это требовало много времени, и Кристофер стал разговаривать с другом. В основном он рассказывал про тот матч по крикету:
   – Я знаю, почему ты не пришел. Ты боялся, что я выдам тебя?
   Такрой не подавал никаких знаков, но Кристофер продолжал рассказывать ему, как играла мисс Розали, насколько плох был Флавиан. Жест кие черты лица постепенно начали смягчаться, и он стал больше похож на того Такроя, какого знал Кристофер.
   – Спасибо, что так хорошо научил меня, мы выиграли с двух перебежек, – рассказывал Кристофер, когда вошла Богиня с веником, которым обычно мисс Розали гоняла Трогмортена, и принялась сметать заклинания в кучу, как паутину.
   Такрой почти улыбнулся. Кристофер объяснил ему, кто такая Богиня, а потом поведал о недавних событиях в холле. Улыбку Такроя как ветром сдуло.
   – Значит, я зря тратил время, пытаясь спасти тебя?
   – Не совсем, – ответил Кристофер, борясь с узлом заклинаний над левым ухом Такроя.
   – Не воображай, что я рыцарь в сияющих доспехах. Я знал, что было в большинстве тех свертков.
   – И о русалках? – спросил Кристофер, с нетерпением ожидая ответа.
   – О русалках я узнал, когда было слишком поздно, но, заметь, это меня не остановило! Когда я встретил тебя в первый раз, мне очень хотелось передать тебя Габриэлю де Витту. И я передал бы, если бы ты не был таким маленьким. Я знал, что у Габриэля поставлена ловушка в Десятых Мирах – в тот раз, когда ты потерял жизнь. Просто не ожидал, что все так плохо закончится. А еще…
   – Хватит, Такрой… – сказал Кристофер.
   – Такрой? Это что, имя моего духа? – Когда Кристофер кивнул, ковыряясь с узлом, Такрой прошептал: – Ага, вот, значит, как… Уже легче…
   Богиня к тому времени закончила подметать и подошла ближе, вглядываясь в лицо Такроя.
   – Вы ведь такой, как мы с Кристофером? Какая-то часть вас находится где-то не здесь…
   Такрой вспыхнул. Кристофер даже почувствовал, как он покрылся испариной, и удивленно спросил:
   – Где же она находится?
   Такрой умоляюще посмотрел на него:
   – В Одиннадцатых Мирах. Не спрашивай больше. Пожалуйста! Под этим заклинанием мне придется сказать тебе, и тогда вы тоже влипнете!
   В его голосе звучало такое отчаяние, что Кристофер решил не настаивать на ответе, хотя не удержался от того, чтобы не обменяться взглядами с Богиней. Потом снова занялся узлом. Оказалось, что это главный узел – как только он развязался, все остальные заклинания рухнули к ботинкам ручной работы. Такрой встал, разминая онемевшие руки и ноги.
   – Спасибо! Наконец-то я могу вздохнуть полной грудью! Вы даже не представляете, какой это кошмар, когда связывают заклинаниями! И что теперь?
   – Беги отсюда! – сказал Кристофер. – Хочешь, я сломаю заклинания вокруг замка?
   Такрой так и вскинулся:
   – Да ты что! Судя по твоим словам, кроме меня и еще двух малолеток, в замке не осталось ни одного человека с магией, а твой дядя может заявиться в любую минуту! И ты думаешь, что я возьму и просто так уйду?
   – Ну…
   В этот момент в дверях появились мисс Розали, доктор Симонсон и большая часть прислуги замка.
   – О, Мордехай! – просветлела мисс Розали. – Какие благородные мысли!
   Такрой скрестил руки.
   – Всего лишь практичные. Вы ведь знаете меня, Розали. Вы явились, чтобы сковать меня снова? Не думаю, что без магии это получится, но все равно попробуйте.
   – Я пришла вовсе не к вам. Мы искали Кристофера. Кристофер, мы просим вас вступить в права следующего Крестоманси хотя бы ненадолго. Возможно, правительство назначит какого-нибудь другого волшебника, но пока мы переживаем кризис. Как вы думаете, дорогой, справитесь?
   Они все столпились вокруг Кристофера, умоляюще глядя на него, и даже доктор Симонсон. Кристоферу хотелось рассмеяться.
   – А что мне еще остается! Я согласен, но с двумя условиями: я хочу, чтобы освободили Мордехая Робертса и больше не арестовывали, а еще хочу, чтобы Б… Милли стала моим главным помощником и ей платили за это жалованье. Тогда потом она сможет поступить в закрытую школу!
   – Все, что пожелаете, дорогой, – поспешно ответила мисс Розали.
   – Хорошо. Давайте вернемся в холл.
   В холле люди печально собрались под зелеными сводами. Там были дворецкий и двое в поварских колпаках, экономка, служанки и лакеи.
   – Скажите, чтобы позвали садовников и конюхов, – сказал Кристофер и пошел посмотреть на пентаграмму, охраняемую Трогмортеном.
   Прищурившись и усилив колдовскую зоркость, Кристофер смог разглядеть в центре звезды крошечную круглую дырочку, с которой кот не сводил взгляда. Трогмортен обладал невероятной магической силой. К тому же он был бы только рад, если бы дядя вернулся.
   – Как мы остановим того, кто попытается проникнуть сюда? – спросил Кристофер.
   Такрой сбегал к шкафу под лестницей и вернулся с пригоршней странных свечей в подсвечниках-звездочках. Он показал Кристоферу и Богине, куда их поставить и какие слова сказать. Потом отстранил Кристофера и зажег свечи. Оказывается, Такрой был еще и волшебником высокой квалификации. Едва лишь свечи вспыхнули, Трогмортен презрительно дернул хвостом.
   – Кот прав, – сказал Такрой. – Это остановило бы других, но у твоего дяди есть запас драконьей крови, поэтому он может прорваться в любое время.
   – Ну так поймаем его, когда он появится, – предложил Кристофер.
   У него было чем заняться, если Трогмортен будет нести свою вахту. К тому же Кристофер догадывался, чем сейчас занят дядя Ральф. Он подозревал, что их головы работают одинаково. Если это так, то дяде потребуется немного времени на подготовку.
   В холле между тем собралась большая толпа, у дверей стояли вновь прибывшие и отряхивали с башмаков грязь. Кристофер забрался на лестницу и взглянул на долговязый полупрозрачный силуэт – все, что осталось от Габриэля де Витта, потом на тревожные и угрюмые лица, освещенные отблесками странных свечей. Кристофер знал, что нужно сказать. Удивительно, но ему нравилось его теперешнее положение.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация