А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сумеречный Взгляд" (страница 47)

   Глава 30
   Вдали от ярмарки

   Назойливое завывание сирены напомнило мне о гонках на мотоциклах в аттракционе «стена смерти» на ярмарке братьев Сомбра. Там использовали такой же звук, чтобы подогреть страсти. Темный лабиринт вентиляционной системы казался балаганом. И в самом деле тайное сообщество гоблинов, в котором все было не так, как в мире «правильных», было своего рода более мрачным подобием замкнутого сообщества балаганщиков. Мы с Райей ползком пробирались по трубам, и я чувствовал себя так, как, должно быть, чувствовал бы себя молодой простак, если бы, набравшись смелости, прокрался на ярмарку после закрытия, намереваясь испытать свое мужество, проникнув в шоу уродов, когда все огни погашены и никто из своих не окажется поблизости и не услышит его вопли.
   Райа добралась до вертикальной трубы, начинающейся в потолке нашего горизонтального туннеля, и посветила туда лучом фонарика. Я удивился, когда она полезла туда, таща за собой рюкзак за лямки. Но, последовав за ней, я обнаружил, что на одной из стен шахты были небольшие скобы лестницы – для удобства обслуживания системы. За них можно было ухватиться только пальцами, наступая носками ног, но благодаря им все же можно было подниматься без особых усилий. Даже для гоблинов, с их умением разгуливать по стенам и потолкам, было бы затруднительно карабкаться по гладкой металлической поверхности вертикальных труб без подобных опор.
   Пока я лез, мне в голову пришла отличная мысль – уйти с того уровня сооружения, на котором мы оставили второго мертвого гоблина, потому что, когда труп обнаружат, поиск будет сосредоточен главным образом на той территории. Примерно в пятидесяти-шестидесяти футах над началом подъема мы выбрались из этой шахты на другой горизонтальный уровень, на следующем этаже, и Райа первой двинулась по множеству соединяющихся туннелей.
   Сирена наконец-то смолкла.
   В ушах у меня продолжало звенеть еще долго после того, как тревожные сигналы прекратились.
   У каждого воздухозаборника Райа останавливалась, чтобы поглядеть через решетку в комнату. Когда она начинала двигаться дальше, я занимал ее место и тоже приникал к металлической решетке. Некоторые комнаты были пустыми, темными и тихими. Но большинство помещений обыскивали вооруженные гоблины, охотившиеся за нами. Порой мне не удавалось разглядеть почти ничего, кроме их ног или даже ступней, поскольку через решетки была видна только нижняя часть помещения. Тем не менее, судя по настойчивости их пронзительных голосов и по их осторожным, но торопливым передвижениям, я понимал, что они заняты розысками.
   С того момента, как мы поднялись на лифте с незавершенного уровня на пятый и начали разнюхивать все вокруг, мы чувствовали вибрацию в полу и стенах туннелей и комнат, через которые проходили. Создавалось впечатление, словно где-то вдалеке массивный механизм перемалывает скалы в булыжники, и мы предположили, что это звук тяжелых горнодобывающих машин в тех отдаленных шахтах, где на самом деле добывают уголь. Когда смолкла сирена, а в ушах у меня перестало звенеть, я обнаружил, что грохот и тряска, слышные в других местах, были различимы также и внутри вентиляционной системы. И в самом деле, по мере того как мы продвигались все дальше, шум становился громче, перерастая из рокота в заунывный грохот. Вибрация тоже становилась все более ощутимой, проходя по стенам трубы, а через них по всему телу.
   Ближе к концу вентиляционной системы этого уровня мы добрались до вентиляционного отверстия, через которое Райа разглядела нечто, что ее заинтересовало. Более гибкая, чем я, она смогла развернуться в этом узком пространстве без особого шума и стука, и таким образом мы оказались лицом к лицу возле решетки.
   Мне не нужно было вглядываться, чтобы понять, что источник сильного непрерывного шума находится в комнате с другой стороны решетки, потому что и шум, и тряска достигли здесь своего пика. Когда я все же посмотрел сквозь узкие щели между прутьями решетки, то увидел чугунные основания, на которых находились, судя по всему, крупных размеров станки, хотя видел я слишком мало для того, чтобы определить точно, что же это такое.
   Также мне представилась возможность вблизи рассмотреть когтистые ступни множества гоблинов. Слишком близко. Остальные были достаточно далеко, чтобы я смог разглядеть, что они вооружены и заняты розысками среди громадных механизмов.
   Какого бы рода ни был источник шума и вибрации, он не был связан с добычей угля, как мы решили вначале, – в комнате не пахло углем и не было угольной пыли. Более того, не было звуков сверления или дробления. Характер шума был практически тем же самым вблизи, что и на отдалении, только значительно громче.
   Я не знал, почему Райа остановилась здесь. Но она была очень толковой и сообразительной, и я достаточно хорошо знал ее, чтобы почувствовать, что она задержалась не из простого любопытства. У нее была какая-то идея, возможно, даже план. Я был готов подчиниться ее руководству, потому что ее план был заведомо лучше моего. Должен был быть лучше. У меня вообще не было плана.
   За несколько минут поисковая партия заглянула во все явные места, где можно было спрятаться в комнате. Гоблины двинулись дальше. Их спорящие голоса смолкли.
   Они не подумали заглянуть в вентиляционные трубы. Однако вскоре они исправят свою ошибку.
   Строго говоря, гоблины уже могли быть внутри вентиляционной системы, ползя от шахты к шахте в поисках нас – совсем близко за спиной.
   Та же самая мысль, очевидно, пришла в голову и Райе, потому что она явно решила, что настало время выбираться из вентиляции. Прижавшись плечом к решетке, она нажала на нее. Зажим ее щелкнул, и решетка открылась.
   Это был рискованный шаг. Если хоть один член поисковой команды задержался и если в комнате были гоблины-рабочие, враг мог оказаться достаточно близко, чтобы увидеть, как мы вылезаем.
   Нам повезло. Мы выбрались из вентиляции, вытащили свои рюкзаки, холщовый вещмешок и оружие и закрыли решетку, оставаясь незамеченными.
   Мы не стали обсуждать решение Райи покинуть вентиляционную систему, поскольку нам пришлось бы повышать голоса, чтобы услышать друг друга за шумом работающих механизмов. Но несмотря на то, что мы не имели возможности посоветоваться, мы действовали слаженно, пробираясь к укрытию – громадному механизму.
   Мы еще не добрались до цели, когда до меня дошло, где мы находимся. Это была электростанция комплекса, вырабатывающая для него электроэнергию. Шум частично происходил от рядов громадных турбин, приводящихся в движение водой, а возможно, и паром.
   Комната, похожая на пещеру, выглядела впечатляюще – более пятисот футов в длину и не менее двухсот футов в ширину. Потолок ее находился на уровне примерно шестого-восьмого этажа. В центре помещения в ряд один за другим стояли на чугунных основаниях серо-стального цвета пять генераторов – каждый размером с двухэтажный дом. Вспомогательное оборудование, по большей части столь же гигантских размеров, тесно громоздилось вокруг оснований генераторов.
   Стараясь постоянно держаться под прикрытием теней, мы прошли через весь зал, прячась то за одним механизмом, то за другим, от ящиков, полных запасных частей, до ряда электрокаров, тележек, которые, очевидно, использовали рабочие для перемещения по залу.
   На высоте вдоль всех стен и прямо у нас над головой были установлены стальные подвесные леса для эксплуатационных служб и наблюдения.
   Там же, над головой, с рельсов, утопленных в потолок, свешивался гигантских размеров красный кран. Он, вероятно, мог двигаться из одного угла комнаты в другой для обслуживания любого из пяти генераторов, которому мог потребоваться серьезный ремонт. В настоящий момент он бездействовал.
   Перебегая от одного прикрытия к другому, мы с Райей не только осматривали все, что находилось внизу, но постоянно внимательно поглядывали на леса. В зале мы увидели гоблина-рабочего, затем еще двух. Оба раза они находились в паре сотен футов от нас, погруженные в свои занятия. Они управляли оборудованием и ни разу не заметили, как мы быстро, по-крысиному, перебегаем из тени в тень. К нашему счастью, в это время никто не работал на лесах под потолком – откуда было бы гораздо проще засечь нас; внизу, где находилось большое количество оборудования и материалов, заметить нас было гораздо сложней.
   Дойдя примерно до середины комнаты, мы наткнулись на канал тридцати футов в глубину и в ширину. Он тянулся рядом с генераторами через всю комнату. По краям канала шли перила ограждения. На дно канала был уложен трубопровод приблизительно двадцати четырех футов в диаметре, достаточно просторный, чтобы внутри его могли ездить грузовики. И впрямь, шум, доносящийся из трубы, словно указывал, что целые конвои «Петербилтов», «Маков» и других восемнадцатиколесных громадин прямо сейчас с ревом едут там, внутри.
   На какой-то момент я опешил, но затем догадался, что электроэнергию для всего подземного комплекса вырабатывает подземная река, русло которой заключили в эту трубу и которая вертела лопасти гигантских турбин. То, что мы слышали, было миллионами галлонов воды, льющейся вниз потоком, уходящим, очевидно, в глубь горы. Глядя на ряд генераторов размером с дом, я почувствовал к ним новое почтение и внезапно задался вопросом, для чего гоблинам нужно так много энергии. Они вырабатывали достаточно электричества для того, чтобы его хватало на город, во сто раз больший, чем тот, который строили они.
   Канал пересекали мосты. Один из них находился всего в десяти ярдах от нас. Однако я подумал, что мы слишком будем на виду и слишком уязвимы, пересекая мост. Райа, видимо, согласилась с этой мыслью, потому что мы, не сговариваясь, одновременно повернули прочь от канала и осторожно направились к центру электростанции, высматривая гоблинов, а также все, что можно было бы использовать в качестве прикрытия.
   И мы его нашли.
   Единственно, как мы могли бы выбраться из этого так называемого убежища, было залечь на дно на достаточно долгий срок, чтобы противник подумал, что мы уже ускользнули. Тогда они перестанут искать нас здесь и обратят свое внимание на наземный мир.
   Они начнут разыскивать нас там и примут все необходимые меры, чтобы никто больше не проник в сооружение тем же путем, что и мы.
   Так вот, укрытие: бетонный пол очень плавно понижался вблизи отверстий для стока воды, размером в три фута. Гоблины, вероятно, мыли здесь пол, поливая его время от времени из шлангов. Грязная вода стекала через эти отверстия. Настил сливного люка, который мы обнаружили, представлял собой блестящую стальную решетку, утопленную в пол в укромном месте среди машин. Поблизости не было никакого источника света, чтобы пробиться сквозь мглу под решеткой, поэтому я включил свой фонарик и направил луч сквозь решетку. Перекрещенные тени прутьев решетки изгибались и прыгали всякий раз, как я менял направление луча, что затрудняло осмотр, но я разглядел, что вертикальное колено трубы уходит вниз примерно на шесть футов. Далее труба разветвлялась на два горизонтальных уходящих в противоположные стороны трубопровода. Диаметр каждого из них был чуть поменьше, чем у вертикальной трубы, от которой они отходили.
   Подходяще.
   У меня возникло ощущение, что у нас уже нет времени. Поисковая группа покинула эту комнату не так давно, но не было гарантии, что она не вернется сюда снова – особенно если мы неразумно оставили следы нашего пребывания в вентиляционной системе, которые отметили наш маршрут до этого места. Если поисковая команда не вернется, тогда кто-нибудь из работников электростанции наверняка рано или поздно наткнется на нас, как бы осторожны мы ни были.
   Мы вдвоем вынули стальную решетку из отверстия и тихонько положили ее сбоку. Раздался всего лишь короткий скрежет металла, но, учитывая гул текущей в двух шагах отсюда реки и грохот работающих механизмов, вряд ли кто услышал его. Мы положили решетку так, чтобы она на треть нависала над отверстием. Это позволяло ухватить ее изнутри и передвинуть на место. Мы опустили в отверстие снаряжение.
   Райа скользнула вниз и быстро распихала наши рюкзаки – по одному в каждое горизонтальное ответвление в нижней части основной трубы. Так же она поступила и с оружием – дробовик в одну сторону, винтовку – в другую. Наконец она сама залезла в правую трубу и втащила за собой холщовый мешок.
   Я спрыгнул вниз, в пустую теперь основную трубу. Дотянувшись до верха, я ухватился за край сливной решетки и попытался подтянуть ее на место без единого звука. Мне это не удалось. В последний момент решетка выскользнула у меня из рук и упала на свое место с тяжелым металлическим лязгом, наверняка слышным по всему залу у меня над головой. Я надеялся только на то, что каждый из гоблинов-рабочих решит, что этот звук произвел другой.
   Проскользнув задом в левый отвод водосточной трубы, я обнаружил, что она идет не вполне горизонтально, а слегка под уклон, чтобы лучше стекала вода. Сейчас труба была сухой. Очевидно, в последнее время пол не поливали из шлангов.
   Я глядел на Райю, от которой меня отделяли три фута диаметра вертикальной сливной трубы. Однако темнота здесь была такой плотной, что я не мог разглядеть ее. Достаточно было просто знать, что она там.
   Прошло несколько минут. Ничего. Если лязганье решетки стока и было услышано, очевидно, большого интереса оно не вызвало.
   Шум генераторов над головой и непрекращающийся грохот подземной реки где-то позади Райи проникали сквозь пол, под которым проходили трубы, и тем самым этот шум проникал и в сами трубы, что делало беседу невозможной. Нам пришлось бы кричать, чтобы услышать друг друга. А на такой риск мы, ясное дело, пойти не могли.
   Внезапно у меня возникло чувство, что надо дотянуться до Райи. В тот же миг, как я поддался этому порыву, я обнаружил, что и она тянется ко мне, пытаясь передать сандвич, завернутый в промасленную бумагу, и термос с соком. Она словно бы не была удивлена, когда моя ищущая рука нашла в темноте ее руку. Совершенно слепые, глухие и немые, мы тем не менее могли общаться благодаря невероятной близости, возникшей из нашей любви. Между нами была почти ясновидческая связь, и из нее мы черпали, сколько могли, спокойствие и надежду.
   Я поглядел на светящийся циферблат своих наручных часов. Пять с минутами пополудни. Воскресенье.
   Темнота и ожидание.
   Я вспомнил Орегон. Но утрата семьи действовала слишком угнетающе.
   Поэтому я стал думать о Райе. О том, как мы веселились в лучшие времена, о том, как я люблю ее, нуждаюсь в ней, хочу ее. Но вскоре мысли о Райе привели меня в возбуждение, а это было чертовски неудобно в моем нынешнем положении в таком тесном пространстве.
   Тогда я обратился к воспоминаниям о ярмарке и о множестве моих друзей там. Заведение братьев Сомбра было моим убежищем, моей семьей, моим домом. Но, черт возьми, мы были вдали от ярмарки, и надежда вернуться туда была так мала, и это угнетало еще сильнее, чем мысли о том, что я потерял в Орегоне.
   И я заснул.

   Я мало спал последние несколько ночей, был измотан целым днем блужданий и открытий и не просыпался девять часов. В два часа утра я безжалостно вырвал себя из сна. Уже через секунду сонливости как не бывало.
   Какое-то мгновение мне казалось, что разбудил меня страшный сон. Затем до меня дошло, что причиной этого были голоса, проникающие сюда сверху через решетку сливного люка: голоса гоблинов, оживленно переговаривающихся на своем древнем языке.
   Я протянул руку из своей норы и нащупал в темноте руку Райи, тянущуюся ко мне. Мы крепко сжали руки друг друга, прислушиваясь.
   Голоса у нас над головой удалялись.
   Там, в зале электростанции, раздавались звуки, которых я не слышал раньше: более сильный топот, более громкий лязг металла.
   Не одним ясновидческим чутьем я ощутил, что идет второй обыск электростанции. За прошедшие девять часов они осмотрели весь комплекс от одного конца до другого, не пропустив ни одного коридора. Они обнаружили мертвого гоблина, которого мы допрашивали. Они нашли пустые ампулы из-под пентотала и использованные иглы, лежащие рядом с трупом. Может быть, они даже нашли следы нашего бегства по вентиляционным трубам и узнали, что мы вышли из этих туннелей в помещение электростанции. Не найдя нас нигде больше, они по второму кругу прочесывали этот зал.
   Прошло сорок минут. Голоса наверху не смолкали.
   Несколько раз мы с Райей расцепляли руки, но через минуту-другую соединяли их снова.
   К своему ужасу, я услышал звук шагов, приближающихся к отверстию водостока. Снова несколько гоблинов собрались вокруг этой стальной решетки.
   Сквозь решетку ударил луч света от фонарика.
   Мы с Райей мгновенно отдернули руки и, точно черепашки, прячущиеся в панцирь, бесшумно протиснулись назад в свои трубы.
   Лучи света, рассеченного решеткой, полосами срывали покров с пола вертикальной трубы передо мной – со стыка, где она соединялась с горизонтальными трубами, в которых укрылись мы. Немного можно было увидеть таким образом, поскольку перекрещенные прутья решетки сбивали и смешивали тени.
   Фонарик со щелчком погас.
   Все это время дыхание было зажато в моей груди. Я тихонько выдохнул, втянул свежий воздух.
   Голоса не умолкали.
   Через секунду послышался скрежет, лязг, тяжелый стук, затем царапающий звук – они подняли решетку с отверстия и сдвинули ее вбок.
   Фонарик мигнул опять. Он казался ярким, точно прожектор на сцене.
   Прямо передо мной, всего в нескольких футах от начала горизонтальной трубы, в которой я лежал, луч фонарика освещал дно вертикальной основной трубы с почти сверхъестественной детальностью. Луч казался горячим. Если бы в трубе была сырость, я ничуть не удивился бы, увидев, как она шипит и испаряется в его свете. Каждая царапина, каждое обесцвеченное пятно на поверхности трубы стали ясно видны.
   Я следил за шарящим лучом в ожидании, затаив дыхание, боясь, что он может наткнуться на что-нибудь, что могли обронить я или Райа, когда тянулись друг к другу в темноте. Может быть, крошку хлеба с сандвича, который она передала мне. Одна-единственная белая крошка, высвеченная на пятнистой поверхности трубы, может означать наш конец.
   С другой стороны медленно движущегося луча, в горизонтальной трубе, противоположной той, где был я, я заметил лицо Райи, смутно освещаемое отблесками фонарика. Она тоже взглянула на меня. Но, как и я, она была не в состоянии больше чем на секунду отвести глаза от ищущего луча, опасаясь того, что может открыться в любой момент.
   Внезапно светящееся копье прекратило свое движение.
   Я напряг зрение, чтобы рассмотреть, что именно остановило внимание гоблина, задержав его руку с фонариком, но не увидел ничего, что могло бы заинтересовать его или возбудить подозрение.
   Луч по-прежнему не двигался.
   Гоблины наверху заговорили громче, быстрее.
   Я пожалел, что не понимаю их языка.
   И все же мне показалось, что я знаю, о чем они говорят: они собирались спуститься вниз, чтобы заглянуть в ответвления трубы. Что-то необычное привлекло их внимание, что-то не то, и они собирались спуститься, чтобы поглядеть повнимательней.
   Страх прошел по моему телу – словно задрожала струна арфы, и каждая нота этого глиссандо была холодней, чем предыдущая.
   Я представил себе, как отчаянно, с усилиями отступаю в глубь трубы, слишком стесненный в движениях, чтобы сражаться, а один из гоблинов скользит головой вперед, преследуя меня. Быстрый, как все эти демоны, он вполне сможет вытянуть руки с ужасными когтями и располосовать мне лицо – или выцарапать глаза из глазниц, или разодрать горло – в тот самый миг, как я буду нажимать на спусковой крючок. Наверняка я убью его, но и сам умру в страшных мучениях, как только произведу выстрел, который прикончит моего врага.
   Когда он увидит меня, неизбежность собственной гибели не остановит гоблина от того, чтобы полезть в трубу. Я видел, насколько их тайное общество похоже на муравейник. Я знал, что для блага сообщества один из них без колебаний пожертвует собой, как муравей без колебаний отдаст жизнь, защищая муравейник. А если мне удастся убить одного, или пятерых, или десятерых из них, они будут продолжать лезть, загоняя меня все дальше вглубь, пока мой дробовик не заклинит или пока я не промешкаю с перезарядкой, и тогда последний из них убьет меня.
   Луч фонаря снова пришел в движение. Он медленно проскользил вокруг дна вертикальной трубы. Затем еще один раз по кругу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48 49 50 51 52 53

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация