А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "День большого вранья" (страница 16)

   – Ну, я же не говорю, что он порядочный человек. Но от непорядочного до убийцы….
   – Дистанция огромного размера, – процитировал Петька где-то слышанную фразу. Вот только он не мог вспомнить, где именно.
   – То-то и оно!
   И вдруг они увидели, что подозреваемый прощается со своей собеседницей. Целует ей руку, берет с полу «дипломат» и направляется по коридору в сторону выхода.
   – Лавря, за ним! – скомандовал Петька, беря Дашу за руку.
   …вдруг они увидели, что подозреваемый прощается со своей собеседницей. Целует ей руку, берет с полу «дипломат» и направляется по коридору в сторону выхода.
   – Лавря, за ним! – скомандовал Петька.
   Следить за ним на химфаке ничего не стоило – народ так и сновал по коридору. Но на улице будет сложнее. Больше всего Петька боялся, что тот сядет в машину и уедет. Номер, конечно, он запомнит, но этого мало. Ничтожно мало, Но вот он вышел на улицу и остановился, чтобы закурить.
   – Яшка! – раздался вдруг ликующий женский голос. – Яшка! Ты! Какими судьбами?
   И к нему со всех ног бросилась женщина лет тридцати с милым веселым лицом.
   – Лиза? Да тебя и не узнать! – не слишком радостно произнес мужчина.
   – Что, постарела?
   – Напротив, расцвела!
   Петьке послышалось раздражение в его голосе, но внешне он ничем этого раздражения не выдал. Обнялся с Лизой, и они расцеловались как старые друзья.
   – Яшка, куда ты пропал?..
   – Да так, знаешь ли. Дела…
   – Ты где? Говорили, ты в Питер подался?
   – Был и в Питере, а сейчас в Новосибирске обретаюсь.
   – Ну, судя по виду, ты в порядке?
   – Более или менее, Лиза, более или менее!
   – А что в наших краях делаешь? Или решил защищаться на старости лет?
   – Да есть кое-какие планы…
   – Что-то ты темнишь, Крылов! Да ты и всегда был темнилой! Что ж не спросишь про меня?
   – Лиза, извини, я ужасно спешу! Ты все там же живешь? Я позвоню!
   И, подхватив «дипломат», он быстрыми шагами стал удаляться. Лиза осталась стоять в растерянности.
   – Как был психом, так и остался! – проворчала она.
   Петька с Дашей двинулись вдогонку. Отойдя на приличное расстояние, Яков Крылов сбросил скорость. Видно, ему хотелось поскорее избавиться от Лизы. А Даша с Петькой продолжали медленно идти в ту же сторону, не глядя на Крылова, словно бы увлеченные своим разговором. Так они дошли до метро «Университет». Крылов спустился в метро, они за ним. Он сел в поезд, идущий к центру. Даша с Петькой вошли в соседний вагон, благо оттуда было все видно. Крылов сел, развернул газету и углубился в нее. Даша с Петькой стояли у дверей, краем глаза следя за ним.
   – Мы уже не зря за ним поперлись, – прошептал Петька. – Знаем его настоящее имя и фамилию! Теперь его легче будет обнаружить, если что…
   – Если что? – спросила Даша.
   – Если мы его упустим!
   – Нам нельзя его упускать! Знаешь, Петька, по-моему, он ненормальный.
   – С чего ты взяла? – удивился Петька.
   – Глаза… Ты его глаза видел?
   – А что у него с глазами?
   – Не знаю… Они очень страшные… В них как будто злой огонь…
   – Скажешь тоже! Это ты дюдиков начиталась. Злой огонь, надо ж такое придумать!
   – Ничего я не выдумала. Мне так кажется.
   – Кажется – перекрестись, – проворчал Петька, которому надоело бессмысленно трястись в поезде. Крылов явно не собирался выходить.
   Но вот по радио объявили: «Следующая станция – «Комсомольская». Крылов сложил газету, сунул в карман и подошел к дверям вагона.
   – Лавря, внимание! – шепнул Петька задремавшей было Даше.
   Та встрепенулась:
   – Выходим?
   Петька молча кивнул.
   Крылов вышел из вагона.
   – Петь, а что, если он уезжает? – прошептала Даша.
   – Это хуже всего!
   Крылов вышел из метро и опять остановился закурить. Сделав три-четыре затяжки, он швырнул недокуренную сигарету в урну и решительно вошел в здание, где продают билеты. Подошел к кассе и встал в небольшую очередь. Перед ним было четыре человека, Даша забежала за угол так, чтобы он не мог ее видеть, и мгновенно скинула куртку, вывернула ее на другую сторону – куртка была двусторонней – и снова натянула. Теперь вместо синей куртки на ней была красная в синюю клетку. А еще она достала из воротника капюшон и натянула его на голову. После этих манипуляций она спокойно подошла к очереди и встала непосредственно за Крыловым. Петька в сторонке наблюдал за происходящим.
   «А пожалуй, Лавря права, – подумал он, – у него и вправду странные глаза». Но вот подошла очередь Крылова, и он наклонился к окошку.
   – Один до Петербурга, на 23.30! Если можно, в СВ!
   Он расплатился с кассиршей, спрятал билет в карман и побрел в сторону камеры хранения. Петька, сообразив, куда тот направляется, опередил его и скрылся из виду. Вскоре Крылов вошел туда, огляделся и решительно вышел. Словно раздумал сдавать багаж. Оттуда он направился к туалету. Петька двинулся за ним. Даша осталась стоять в сторонке. Вскоре она заметила Крылова. Тот быстро шел к выходу. А Петьки не было. Даша испугалась. Вдруг Крылов что-то сделал с Петькой? Как быть? Но тут же появился Петька. И Даша бросилась вдогонку за Крыловым. Он перешел на Ярославский вокзал и вдруг припустился бежать, вскочил в отходящую электричку и был таков. Даша с Петькой опоздали.
   – Тьфу ты, черт! – выругался Петька. – В последний момент упустили!
   – Петь, не расстраивайся! Ничего мы не упустили его. Он же явится сюда, когда поедет в Питер.
   – Явится, если не почуял слежку… А если почуял?
   – Вот что, Петечка, давай не будем времени тратить. Звони своей Геле.
   – Да, ты права! Вот только куда звонить? Хотя сейчас она, наверное, уже встретилась с Георгием. А у него сотовый.
   – Петя? Что случилось? – спросил Скуратов.
   – Нет, ничего, просто… А вы уже знаете результаты анализа?
   – Результаты? Видишь ли, эта дама, что должна была сделать анализ…
   – Что с ней? – закричал Петька.
   – Она… Похоже, она сама чем-то отравилась.
   – А духи? Духи там?
   – Петя, вот что, ты позвони мне через полчаса, там Геля во всем этом разбирается.
   – Георгий Алексеевич, а вы сами где?
   – Да я тут, около химфака, в машине жду…
   – Я вас умоляю, дождитесь меня, у меня ужасно важные сведения. Я сейчас приеду.
   – А ты где?
   – На Ярославском вокзале.
   – Петя, возьми такси, я заплачу. Не теряй времени!
   – Хорошо! Лавря, бежим на такси!
   – А что случилось?
   – Похоже, этот тип отравил Лору и украл духи.
   Они выскочили на площадь. К счастью, такси было сколько угодно.
   – Вам куда, молодежь? – спросил шофер одной из машин.
   – К Университету!
   – К метро, что ли?
   – Нет, к высотному зданию! – объяснила Даша.
   – А деньги есть?
   – Есть! – сказал Петька.
   – Ладно, садитесь!
   – Только мы очень спешим.
   – Если спешите, на метро нужно было ехать, – усмехнулся шофер, – сейчас такие пробки бывают! Особенно на Садовом кольце.
   – Не надо по Садовому! Гоните через центр!
   – Думаешь, в центре пробок не бывает? Но, как говорится, хозяин – барин!
   Однако им повезло, и в центре не было пробок. Через полчаса они подкатили прямиком к машине Скуратова. Тот мгновенно выскочил и расплатился с шофером.
   – Ну что? – выдохнул Петька, едва такси отъехало.
   – Плохо! Духов там не нашли.
   – Мы знаем, кто это сделал. Это он! – Петька выхватил из кармана бумажку с портретом Якова Крылова. – Его зовут Яков Крылов! Он учился здесь, его многие знают, а сегодня в 23.30 он уезжает в Питер! А Боженок… Она жива?
   – Жива, к счастью.
   – А результаты?
   – По-моему, и без результатов все ясно!
   – А милицию вызвали?
   – Пока нет! Там никто ничего не понял, решили, что она сама… по неосторожности… Геля там…
   – Георгий Алексеевич, нельзя больше время терять! Никак! Надо заявить в милицию! Иначе он уйдет!
   – Да, наверное, но…
   – Я знаю, что надо сделать! Мы позвоним нашему знакомому в МУР, – заявила вдруг Даша. – И скажем ему только то, что касается истории с духами! И больше ничего!
   – Она права, Георгий Алексеевич! Это ведь совсем отдельная история, правда же? И Марьяна, наверное, ни при чем… Наверное, это он подарил ей духи, а она потом их передарила. Их почему-то все время все передаривали.
   – Хорошо! – решился Георгий Алексеевич. – Вот сейчас придет Геля… А кстати, Петя, это та девочка, что нашла пистолет?
   – Да! – сказала Даша.
   – И где он у тебя?
   – Здесь, в сумке!
   – Ты что ж, его постоянно с собой таскаешь? – побледнел Скуратов.
   – Нет, просто сегодня у нас дома генеральная уборка перед Новым годом…
   – У меня идея! – сказал Скуратов. – Давайте сейчас вместе утопим его в Москве-реке, к чертям собачьим! Кажется, Чехов говорил, если в первом акте на сцене висит ружье, в последнем оно обязательно должно выстрелить. Так вот, я не хочу, чтобы этот пистолет выстрелил. Никогда!
   – Правильно, – обрадовалась Даша. – Самое лучшее – утопить его!
   Тут из здания выскочила Геля.
   – О, и ты здесь, Петя! А это кто? Твоя Лавря?
   – Геля, – решительно заявил Скуратов, – мы сейчас звоним в МУР.
   – В МУР? Почему в МУР?
   – У нас там знакомый работает, – ответила Даша. – Он всегда нам помогает…
   – Подождите! – вмешался Петька. – Геля, как там Лора Игоревна?
   – Ей немного лучше.
   – А ее увезут в больницу?
   – Думаю, нет… Она не хочет!
   – А что она говорит? Вы ее видели?
   – Конечно! Она говорит, что духи действительно были отравлены. И она знает отравителя!
   – Это Яков Крылов, да? – спросил Петька.
   – А ты откуда знаешь? – поразилась Геля.
   – Я много чего знаю, – загадочно проговорил Петька. – Я даже знаю, где его можно будет схватить сегодня вечером!
   – Петька, когда ты успел? – закричала Геля.
   Но тот лишь таинственно улыбался.
   – Ну так что, будем звонить в МУР? – нетерпеливо спросила Даша. Ей казалось, что сейчас они только зря теряют время.
   Георгий Алексеевич и Геля переглянулись.
   – Да! – решительно произнес Георгий Алексеевич. – Убийца разгуливает на свободе, и кто знает, сколько еще дамочек он может отравить своими духами. Звони, Даша!
   Он протянул ей свой сотовый телефон.

   Глава XVI
   ГРИПП

   Капитан Крашенинников сидел у себя в кабинете и писал отчет о командировке. Дело было скучное, но неизбежное, поэтому, когда выдались спокойные полчаса, он счел за благо отделаться от отчета. Покончив с ним, он решил сперва выпить кофе, а уж потом заниматься делами. Поскольку из командировки он вернулся несколько раньше, чем планировал, то остаток дня он посвятил работе с документами, в большом количестве скопившимися у него в сейфе. Когда приходится одновременно вести несколько дел, то волей-неволей какие-то из них отступают на второй план. Вот этими-то делами второго плана он и намеревался сегодня заняться. А пока десять минут покоя – чашка крепкого кофе, сигарета, и вскоре он будет готов к работе. «Что-то мои ребятишки давно не объявлялись, – подумал он, – хотя сейчас конец полугодия, скоро каникулы, а пока им скорее всего просто некогда заниматься сыском. Ох, – испугался он, – как бы не накликать!» И в этот момент раздался телефонный звонок.
   – Крашенинников слушает!
   – Дядя Володя! – раздался голос Даши Лаврецкой, – дядя Володя, это вы?
   – Точно, накликал! – вздохнул Владимир Петрович.
   – Дядя Володя, здравствуйте! Это Даша!
   – Да узнал я тебя, горе мое! Что опять стряслось?
   – Дядя Володя, вы еще не ищете человека, который травит людей духами?
   – Чем?
   – Духами! Французскими духами!
   – Ты что, шутишь?
   – Какие шутки! Мы его вычислили! Мы знаем, кто он, как его зовут и где он будет сегодня вечером. Дядя Володя, он пытался отравить доцента Боженок.
   – Какого доцента? Где?
   – На химфаке! Мы тут, дядя Володя, пожалуйста! Он отравил сестру Игоря Крузенштерна, пытался еще одну женщину отравить…
   – Дарья, помолчи…
   – Молчу!
   – Там есть кто-нибудь из взрослых?
   – А что, я непонятно объясняю?
   – Понятно, понятно, но все равно, если есть взрослые, позови.
   Даша пожала плечами и обескураженно протянула трубку Геле.
   – Алло! Говорит журналистка Мирославцева. Должна сказать, что девочка все объяснила вполне правильно, к этому по телефону трудно что-либо добавить.
   – Но почему вы не обратились в милицию? В университете есть свое отделение…
   – Вот именно, свое. А тут, насколько я понимаю, речь идет о хищении химикалий, к тому же ядовитых. И уж они постараются спустить дело на тормозах или взвалить вину на невиновных.
   – Послушайте, почему вы так предвзято относитесь к милиции? Впрочем, чего ждать от журналистов! – раздраженно хмыкнул Владимир Петрович.
   – А почему вы так предвзято относитесь к журналистам? – запальчиво крикнула Геля. – Короче, вы не желаете этим заниматься? Знаете, в советские времена такое поведение называлось – спихотехника. Спихнул дело в районное отделение, и слава Богу! А дети так в вас верили! И Петька, и Даша!
   Петька изумленно слушал этот разговор. Неужели дядя Володя отказывается им помочь? Не может такого быть! Он выхватил трубку у Гели и закричал:
   – Дядя Володя! Дядя Володя, если его упустить, он уйдет! Я думаю, он маньяк! Дядя Володя, вы же нас знаете! А в районном отделении нас могут просто поднять на смех, ну вы же все понимаете…
   – Ну хорошо. Насколько я понимаю, официального вызова из деканата не поступало? Так?
   – Так, они хотят замять это дело… Но они не знают… Они думают, что Лора Игоревна сама… по неосторожности, а это он…
   – Откуда ты знаешь?
   – Знаю! Это долго рассказывать по телефону!
   – Хорошо, – устало согласился капитан Крашенинников. – У вашей журналистки есть машина?
   – Есть!
   – В таком случае повтори-ка мне ее фамилию и имя-отчество, я вам всем выпишу пропуска!
   – Хорошо! Но, дядя Володя, поймите, милиция уже его ищет! По факту отравления Веры Крузенштерн возбуждено уголовное дело!
   – Ну наконец-то хоть одно разумное слово! Какое отделение милиции этим занимается?
   – Я не знаю!
   – Но где она живет, эта Вера? Игорь не с вами?
   – Нет, у Игоря грипп!
   – Хорошо, я сам все узнаю! Так как зовут журналистку?
   – Мирославцева Ангелина Сергеевна. Ой, дядя Володя, с нами еще… – И Петька осекся. Скуратов сделал жест, призывающий Петьку молчать о Георгии Алексеевиче. – Дядя Володя, а наши данные вы помните?
   – Ваши данные я и на Страшном суде не забуду! – проворчал Владимир Петрович. – Так я вас жду! Постарайтесь не задерживаться!
   Петька вернул телефон Скуратову.
   – Поймите меня правильно, – начал он.
   – Я вас понимаю, – довольно сухо сказала Геля. – Вы не хотите быть вовлеченным еще и в это дело. Но поймите, умолчать о Марьяне мы не сможем. Все началось с того, что она подарила духи Лине на день рождения. И было бы совсем неплохо, хотя бы по телефону, спросить у нее, как они к ней попали.
   – По-моему, это более чем ясно! – взволнованно проговорил Георгий Алексеевич. – Она была знакома с этим типом, как его, Крыловым, он подарил ей эти духи, а она, в свою очередь, подарила их Ангелине!
   – Но почему Крылов хотел убить Марьяну?
   – А почему он хотел убить Веру Крузенштерн? – вопросом на вопрос ответил Скуратов. – Короче говоря, если сможете обойтись без меня, это прекрасно. Ну, а если нет… что ж… тогда обращайтесь ко мне… вы или ваш капитан… Кстати, как его фамилия, чтобы я знал?
   – Крашенинников! – быстро ответила Даша.
   – Крашенинников? – переспросил Георгий Алексеевич.
   – Ну да! Крашенинников!
   – А имя-отчество – Владимир Петрович, я не ошибаюсь?
   – Нет, не ошибаетесь!
   – Он часом не из Питера?
   – Из Питера! Вы его знаете? – воскликнула Даша.
   – Черт возьми! Володька Крашенинников! Да мы же с ним в одном дворе росли! Если это, конечно, не совпадение… Как он выглядит?
   – Похож на Валдиса Пельша, только постарше и посерьезнее! – объявила Даша.
   – Точно, он! Я еще всякий раз, как вижу этого Пельша, думаю – до чего похож на Володьку Крашенинникова!
   – Ну вот что! Это все сантименты! – заявила Геля. – Нам пора! Вы с нами?
   – Да нет, пожалуй, нет.
   – Как угодно. Прощайте! – сухо бросила Геля. – Ребята, по коням! Ох, черт! Ребята, простите, я забыла наверху свою сумку, а у меня там все документы, а главное, права. Я мигом!
   И она бегом бросилась обратно на химфак.
   – Даша! Мы же хотели утопить вашу игрушку…
   – Ой, я совсем забыла! Но мы же не успеем!
   – Если ты сейчас отдашь мне ее, я сразу же от него избавлюсь. Ты мне доверяешь?
   – Я не… Да! Доверяю!
   Девочка молча достала из сумки завернутый в тряпку пистолет и отдала в руки Скуратова.
   – А как вы собираетесь от него избавиться? – с сомнением спросил Петька. – Река-то замерзла!
   – Вот и отлично. Я сию минуту поеду туда, где люди занимаются подледным ловом. У меня есть все, что для этого нужно. Даже пешня! Я посижу с удочкой часа полтора и, уж будьте уверены, сумею утопить это грозное оружие так, что ни одна живая душа не заметит.
   – Ну что ж… Если вы так сделаете… – сказала Даша.
   – Сделаю. Я мечтаю избавиться от этой штукенции. Она слишком много дурных воспоминаний вызывает.
   И они поверили ему. Тут как раз вернулась Геля, они простились со Скуратовым, сели в машину и помчались на Петровку, к капитану Крашенинникову.
   Первой капитан вызвал Гелю, а Даше и Петьке пришлось ждать в коридоре.
   – Дашка, у меня есть одна идея… – таинственным шепотом произнес Петька.
   – Какая?
   – Понимаешь, мы сколько раз уже помогали милиции, а самого главного, можно сказать, и не видели.
   – Ареста, что ли? – догадалась Даша.
   – Именно!
   – Почему? Помнишь, приклеенных арестовали у нас на глазах! И еще…
   – Ты не понимаешь. То дома. А на месте происшествия – совсем другое дело! Я предлагаю вечером смотаться на вокзал и поглядеть, как они его будут брать.
   – Зачем? – поморщилась Даша.
   – Как зачем? Как зачем? Интересно же!
   – Мне – не интересно! – отчеканила Даша. – Я на такое смотреть не люблю.
   – Ну не любишь, и не надо! – неожиданно легко согласился Петька, решив, что обязательно смотается на вокзал. И пригласит с собой Дениса. Родителям он скажет, что будет ночевать у Дениса, а Денис то же самое скажет брату. О том, где они будут спать после ареста преступника, он и думать не стал. Где придется! А может, брат Дениса сейчас в отъезде, тогда вообще все проблемы снимаются. А Лавря пусть думает, что он тоже отказался. Но тут он вдруг вспомнил, что Денис, как и Игорь, валяется в гриппу. Что ж, если он не может пойти с Петькой, то пусть хотя бы обеспечит ему алиби!
   Но тут их пригласили в кабинет.

   После разговора с капитаном Крашенинниковым Геля отвезла ребят домой. Она была очень довольна. Ей удалось убедить Владимира Петровича в том, что она заслужила право на эксклюзивную информацию об этом деле. Даша чувствовала себя вконец измученной. Но все же испытывала облегчение. Еще бы, какая тяжесть с плеч свалилась!
   Дома ее встретил Стас.
   – Ты где была? – набросился он на нее. – Почему сорвалась с уроков? Опять с Петькой куда-то таскалась?
   – Стасик, ты сдурел, да? Ты чего на меня орешь?
   – Я же волнуюсь, идиотка! А где пистолет?
   – На дне Москвы-реки!
   – Как?
   – А вот так! Мой пистолет! Хочу дома держу, хочу в реке топлю!
   – Но ведь ты врешь? Москва-река замерзла! Может, ты прорубь сделала?
   – Может, и прорубь!
   От злости у Стаса помутилось в голове. Он схватил Дашку за шиворот и сильно встряхнул.
   – Корова! Что за кретинские шутки? Ты что-нибудь соображаешь?
   – Пусти, дурак!
   – Сию минуту говори, где пистолет?
   – А зачем он тебе понадобился? Пострелять захотелось? Я кому говорю, пусти!
   Но Стас продолжал держать ее за воротник и наконец изо всех сил наподдал ей по заду.
   – Ах так! – завопила Даша. – Ты меня бить вздумал? Да?
   – Никто тебя не бил! Один раз я тебе вмазал, и за дело!
   Даша в ответ вцепилась ему в волосы, и неизвестно еще, чем кончилась бы эта сцена, если бы домой не вернулась тетя Витя.
   – Боже мой, что это тут у вас?
   – Ничего, тетя Витя, так, поцапались немножко! – буркнула Даша и ушла к себе. Ее всю трясло от возмущения и обиды. В глазах закипали злые слезы. Брат называется!
   Стасу было стыдно, что он не сдержался, но, с другой стороны, Дашка и в самом деле ведет себя просто возмутительно. Хотелось бы все-таки узнать, что же такое произошло с пистолетом. «Сейчас я позвоню Петьке, и этот голубчик мне все расскажет! А не скажет, я пойду к нему домой и душу из него вытрясу!»
   Стас позвонил Петьке.
   – Привет, Стас! Ты чего?
   – Слушай, Петро! Скажи по-хорошему, где игрушка?
   – Какая игрушка? Ах, да! Она на дне Москвы-реки!
   – Но Москва-река замерзла!
   – Не везде! Не волнуйся, Стас, с ней покончено! А Лавря тебе что, ничего не сказала?
   – Почти ничего! Значит, это правда? И ее больше нет, игрушки?
   – К счастью!
   – Тогда ладно, извини!
   Стасу стало легче. Он постучался к Даше, хотел попросить прощения, но она ему попросту не открыла. «Ну и дура, – подумал Стас, – я хотел ей сказать, что достал билеты на «Щелкунчика»!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация