А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дверь в декабрь" (страница 9)

   12

   Доктор Рафаэль Йбарра, главный педиатр больницы «Вэлью медикэл», встретился с Лаурой в маленькой комнатке рядом с сестринским постом, в которой сотрудники пили кофе. У одной стены стояли два торговых автомата. Рядом с ними погромыхивала машина для приготовления льда. За спиной Лауры тихонько гудел холодильник. Она сидела напротив Йбарры за длинным столом, на котором лежали зачитанные до дыр журналы и стояли две пепельницы, полные окурков.
   Педиатр, смуглый, хрупкий, с правильными чертами лица, держался крайне формально. Его идеально расчесанные волосы напоминали лакированный парик. Лаура отметила и стоящий колом ворот рубашки, и безупречный узел галстука, и сшитый по фигуре белый халат. Ходил он так, словно боялся испачкать туфли, сидел, расправив плечи и подняв голову. Оглядел крошки и пепел от сигарет на столе, поморщился и оставил руки на коленях.
   Лаура решила, что этот мужчина ей не нравится.
   Говорил доктор Йбарра властно, рубя слова:
   – Физически ваша дочь в хорошем состоянии, на удивление хорошем, учитывая обстоятельства. У нее недостаток веса, но не такой уж и большой. На правой руке синяк от многочисленных внутривенных инъекций, которые делались не очень умело. В уретре небольшое воспаление, причиной которого, вероятно, являлся катетер. Я прописал ей необходимое лекарство. И это все проблемы, связанные с ее физическим состоянием.
   Лаура кивнула:
   – Я знаю. И приехала, чтобы увезти ее домой.
   – Нет, нет, я бы этого не советовал, – покачал головой доктор Йбарра. – Во-первых, вам будет слишком сложно обеспечить ей должный уход на дому.
   – Она ничем не больна?
   – Нет, но…
   – Она не доставляет неудобств?
   – Нет. Пользуется туалетом.
   – Она может сама есть?
   – В принципе да. Ее нужно начать кормить, но потом она ест сама. Но за ней нужно следить, потому что после нескольких ложек она вроде бы забывает, что делает, теряет интерес к еде. Ей нужно говорить, что она должна есть и дальше. И помогать одеваться.
   – Я со всем этим справлюсь.
   – И все-таки мне бы не хотелось ее отпускать, – гнул свое Йбарра.
   – Но прошлой ночью доктор Пантагельо сказал…
   При упоминании Пантагельо Йбарра поморщился. В его голосе слышалось пренебрежение.
   – Доктор Пантагельо только осенью закончил ординатуру и подписал контракт с нашей больницей месяц тому назад. Я же здесь главный педиатр, и, по моему мнению, вашей дочери лучше остаться здесь.
   – Надолго?
   – Ее состояние характеризуется симптомами, возникающими у ребенка при длительном пребывании в заточении и при жестоком обращении. Ей следует остаться у нас, пока мы не проведем полное психиатрическое обследование. На это уйдет неделя… может, десять дней.
   – Нет.
   – Для ребенка это будет наилучший вариант. – От голоса так и веяло холодом. И возникали серьезные сомнения в том, что доктора Йбарру действительно волновало благополучие ребенка.
   Так что Лаура не могла не задаться вопросом: «А что чувствуют дети, имея дело с таким суровым врачом?»
   – Я сама детский психиатр, – ответила она. – Так что смогу оценить ее состояние и окружить должной заботой дома.
   – Лечить собственную дочь? – Йбарра вскинул брови. – Не думаю, что это разумно.
   – Я с вами не согласна, – она не собиралась объяснять этому человеку свои резоны.
   – Послушайте, после проведения обследования и определения лечения мы сможем провести его здесь. У вас дома нет необходимого оборудования.
   Лаура нахмурилась:
   – Оборудования? Какого оборудования? О каком, собственно, лечении вы говорите?
   – Это решать доктору Гехагену в отделении психиатрии. Но если Мелани будет оставаться в таком состоянии, или оно будет ухудшаться… я думаю, он порекомендует барбитураты и электросудорожную терапию…
   – Черта с два! – резко бросила Лаура, отодвинула стул, вскочила.
   Йбарра моргнул, удивленный ее враждебностью.
   – Наркотики и электрошок – именно этим, среди прочего, и потчевал ее отец, будь он проклят, последние шесть лет.
   – Но, разумеется, мы будем использовать другие наркотики и другой электрошок, да и наши намерения…
   – Да, конечно, но откуда Мелани знать, какие у вас намерения? Я знаю, для некоторых пациентов барбитураты и даже электросудорожная терапия дают хорошие результаты, но для моей дочери они не годятся. Ей нужно вернуть уверенность в себе, чувство собственного достоинства. Ее нужно освободить от страха и боли. Ей нужны спокойствие и постоянство. Ей нужно… чтобы ее любили.
   Йбарра пожал плечами:
   – Вы не подвергнете опасности здоровье девочки, забирая ее домой сегодня, поэтому у меня нет возможности запретить вам уйти вместе с ней.
   – Вот и прекрасно, – подвела черту Лаура.
* * *
   Труповозка уехала, но технические эксперты еще продолжали возиться с «Вольво», когда Керри Берн, один из патрульных, подошел к Дэну Холдейну.
   – Звонок из Ист-Вэлью, от капитана Мондейла.
   – Ага. Нашего достопочтенного и славного капитана.
   – Он хочет немедленно вас видеть.
   – Он по мне соскучился?
   – Причина не называлась.
   – Готов спорить, соскучился.
   – У вас с Мондейлом что-то личное?
   – Конечно же, нет. То есть Мондейл, возможно, и гей, но я западаю только на женщин.
   – Вы понимаете, о чем я. Вы же терпеть друг друга не можете!
   – Неужели это заметно? – игриво спросил Холдейн.
   – А заметно, что собаки не любят кошек?
   – Скажем так, если я буду гореть ярким пламенем, а у Росса Мондейла будет единственное в радиусе десяти миль ведро с водой, я предпочту гасить огонь собственной слюной.
   – Тогда мне все ясно. Так вы возвращаетесь в Ист-Вэлью?
   – Он же мне приказал, не так ли?
   – Но вы туда поедете? Я должен позвонить и подтвердить.
   – Конечно.
   – Так я звоню и говорю, что вы уже выехали.
   – Абсолютно.
   Керри направился к своей патрульной машине, а Дэн сел за руль седана. Выехал с автомобильной стоянки и повернул к центру города, тогда как Ист-Вэлью и Росс Мондейл находились в противоположной стороне.
* * *
   До разговора с доктором Йбаррой Лаура позвонила в частную охранную фирму, порекомендованную Дэном Холдейном. И к тому времени, когда она, переговорив с Йбаррой, одела Мелани в джинсы, клетчатую синюю блузку и кроссовки и подписала все необходимые для выписки документы, в больницу уже прибыл сотрудник «Калифорния паладин».
   Звали его Эрл Бентон, и выглядел он как деревенский парень, который однажды проснулся не в том доме, и ему пришлось брать одежду из гардероба банкира. Его светлые волосы были зачесаны назад, модно подбриты на висках, не парикмахером – стилистом, но ему это совершенно не шло. Его простецкое, с грубыми чертами лицо куда лучше сочеталось бы с торчащими во все стороны вихрами. Шея диаметром в добрые семнадцать дюймов буквально рвалась из воротничка рубашки от Ива Сен-Лорана. Чувствовалось, что ему неуютно в сером костюме-тройке. А его огромные, с толстыми пальцами кисти просто не могли выглядеть изящными, однако маникюр ему явно делал профессионал.
   Лаура могла с первого взгляда сказать, что Эрл – один из тех десятков тысяч людей, что ежегодно приезжают в Лос-Анджелес, чтобы подняться по социальной лестнице, и ему, похоже, это удалось. Более того, она предположила, что он будет подниматься и дальше, обтачивая свои грубые углы и все более обживаясь в костюмах известных модельеров. Он ей понравился. И широкой, обаятельной улыбкой, и манерой держаться, и цепким, наблюдательным взглядом. Они встретились в коридоре, около двери в палату Мелани, а после того, как Лаура более детально, чем по телефону, объяснила ситуацию, она спросила:
   – Вы вооружены?
   – Да, мэм.
   – Хорошо.
   – Я буду с вами до полуночи, – добавил Эрл, – а потом меня сменит другой наш сотрудник.
   – Отлично.
   Через пару минут, когда Лаура вывела Мелани из палаты, Эрл присел рядом с малышкой на корточки.
   – Какая ты красивая девочка.
   Мелани промолчала.
   – Должен отметить, ты очень напоминаешь мне мою сестру Эмму.
   Мелани смотрела сквозь него.
   Взяв вялую руку девочки в свои две, огромные, как лопаты, Эл продолжил, словно это был диалог, а не монолог:
   – Эмма, она на девять лет моложе меня, сейчас учится в первом классе средней школы. Она вырастила двух призовых бычков, моя Эмма. Теперь у нее целая коллекция премиальных ленточек, штук двадцать, не меньше, с различных конкурсов, включая выставки домашних животных на ярмарках трех округов. Ты что-нибудь знаешь насчет бычков? Любишь животных? Бычки, они лучше всех. У них такие милые мордашки. Готов спорить, ты бы с ними отлично ладила, так же как Эмма.
   Глядя на то, как Эрл Бентон воркует с Мелани, Лаура поняла, что он все больше и больше ей нравится.
   – Отныне, Мелани, тебе не о чем волноваться, понимаешь? – спросил он. – Я – твой друг, а пока Эрл Бентон твой друг, никто не посмеет даже косо на тебя посмотреть.
   Девочка, похоже, и не подозревала о его присутствии.
   Он отпустил ее ручку, и она, как плеть, упала вниз, повисла вдоль бока.
   Эрл поднялся, повел плечами, чтобы расправить пиджак, повернулся к Лауре.
   – Так вы говорите, вина за то, что она такая, лежит на ее отце?
   – Он – один из тех, кто несет за это ответственность, – ответила Лаура.
   – И он… мертв?
   – Да.
   – Но кто-то из остальных еще жив, не так ли?
   – Да.
   – С удовольствием бы встретился с одним из них. И поговорил. Наедине. С большим удовольствием. – В голосе Эрла слышались резкие нотки, глаза вспыхнули ледяным светом. И впервые Лаура поняла, что этот человек очень и очень опасен для своих врагов.
   Ей это тоже понравилось.
   – А теперь, мэм… доктор Маккэффри, так, полагаю, мне следует к вам обращаться, когда мы будем выходить отсюда, я пойду первым. Я знаю, джентльмены так не поступают, но отныне я буду практически всюду идти на пару шагов впереди, можно сказать, разведывать дорогу.
   – Я уверена, никто не будет стрелять в нас ясным днем, – ответила Лаура.
   – Может, и не будет. Но я все равно пойду первым.
   – Хорошо.
   – Если я попрошу вас что-то сделать, делайте незамедлительно, и никаких вопросов. Понятно?
   Она кивнула.
   – Возможно, я не буду кричать. Возможно, скажу «бегите» или «ложитесь на землю» приятным голосом, каким говорят: «Добрый день». Так что будьте начеку.
   – Я понимаю.
   – Хорошо. Я уверен, все у нас будет хорошо. А теперь, дорогие дамы, вы готовы к отъезду домой?
   Они направились к лифту, спустились в вестибюль.
   Как минимум тысячу раз за последние шесть лет Лаура грезила о том знаменательном дне, когда она приведет Мелани домой. Она представляла себе, что это будет самый счастливый день в ее жизни. И никак не думала, что ей понадобится прибегать к услугам телохранителя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация