А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Маскировка для злодейки" (страница 1)

   Екатерина Вильмонт
   Маскировка для злодейки

   Глава I
   С приездом!

   – Маняшка, ты почему такая надутая ходишь? – спросила Саша.
   Летние каникулы подходили к концу, а Гошка все не возвращался. Маня не знала, что и думать. А вдруг он решит остаться у отца, в Германии? Очень даже может быть. Ведь его мама вышла замуж за Умарова, частного детектива. Маня просто места себе не находила. Да и вообще это лето выдалось таким скучным, хуже некуда. Маню с Сашей на два месяца законопатили на дачу к маминой подруге Бэлле, где даже речки не было. К тому же мать Бэллы, Татьяна Яковлевна, с них просто глаз не спускала. Сашке-то еще хорошо, к ней сколько раз Зорик приезжал, они ходили гулять, ездили куда-то, а Маня как проклятая торчала на дурацкой даче. Иногда ей казалось, что ее просто разорвет от тоски или в один прекрасный день она выбежит в сад и завоет, как волк на Луну. А Гошка даже открыточки не прислал. Он, правда, и не обещал, но все равно мог бы. Конечно, ему там хорошо. Отец обещал повозить его по Европе. А их с Сашкой папа за все лето ни разу даже не заглянул к дочкам. Наверное, правду говорят, с глаз долой, из сердца вон. Мама тоже все лето снималась и ездила с театром на гастроли.
   Одним словом, Маня была обижена на весь свет. И даже теперь, вернувшись с ненавистной дачи, она никого из друзей в городе не застала. Ксюха на даче, Шмаков в деревне, Никита с родителями где-то путешествует, короче, сплошная тоска.
   – Манька, я, кажется, тебя спросила! – повысила голос Саша.
   – Сама, что ли, не понимаешь? – буркнула в ответ Маня. – Скучно мне!
   – Так займись чем-нибудь! Например, в магазин сходи, у нас чай кончился, и молока надо купить.
   – Я арбуз хочу!
   – Хорошо, купи арбуз!
   – Да, он тяжелый!
   – Тогда не покупай, – пожала плечами Саша.
   – Ты почему такая вредная стала?
   – Манька, я же не виновата, что Гошки нет, – засмеялась Саша.
   – Да, тебе хорошо… твой Зорик никуда не уезжал…
   – Он как раз вчера уехал на неделю.
   – Подумаешь, неделя! А куда он уехал?
   – На Кипр!
   – Везет же некоторым!
   – Ничего, и тебе повезет! Папа обещал нас на неделю в Турцию свозить.
   – Мало ли что папа обещал…
   – Это да, – вздохнула Саша, – обещает он много… Но он же не со зла…
   – Вот мама никогда ничего зря не обещает. И всегда держит слово, а он…
   – Поэтому они и развелись, наверное. Ладно, Маняша, ты в магазин пойдешь?
   – А ты что делать будешь?
   – А я пока окрошку приготовлю. Кстати, купи укроп, у нас кончился.
   – Окрошка – это хорошо, – понуро проговорила Маня.
   Она вышла во двор и вспомнила, как примерно год назад, когда они только приехали в этот дом, она встретила в первый раз Гошку. Она тогда возвращалась из магазина с тяжелой сумкой, а он ей помог. И потом влюбился в Сашку. Но теперь, кажется, она ему уже надоела. Только бы он там, в Германии, не влюбился в какую-нибудь немку. И вдруг она увидела Гошкину маму. Юлия Александровна, похоже, откуда-то приехала. Во всяком случае, она вынимала из багажника умаровского «жигуленка» свой этюдник.
   – Тетя Юля! – кинулась к ней Маня. – Тетя Юля, с приездом!
   – Манечка! Здравствуй, детка. Как ты хорошо выглядишь!
   – Тетя Юля, когда Гошка приедет?
   – Соскучилась? – улыбнулась Юлия Александровна. – Завтра прилетает!
   – Правда? – расцвела Маня. – Как он там, не знаете?
   – Кажется, очень доволен.
   – Привет, Маня! – услыхала она голос Умарова.
   – Здрасте!
   – Маня, хочешь, завтра с нами поедем, друга твоего встречать?
   – В аэропорт? – задохнулась от радости Маня.
   – Ну да! Он тоже небось соскучился по своим.
   – Ой, Алексей Алексеевич, очень, очень хочу!
   – Тогда ровно в одиннадцать жду тебя на этом самом месте!
   – Спасибо, обязательно!
   И Маня вприпрыжку помчалась в магазин.
   – Лешик, ты зачем девочку в аэропорт позвал? – тихо спросила Юлия Александровна.
   – Мне кажется, Гошке легче будет… А то мы вроде как вдвоем, а он один… ему это может не понравиться.
   – Честно говоря, я собиралась одна ехать в аэропорт.
   – На автобусе, что ли? Глупости, Юленька, пусть Георгий привыкает, что мы с тобой муж и жена. Он парень умный, надеюсь, быстро разберется, что к чему, и мы с ним подружимся.
   – Только, пожалуйста, не посвящай его в свои детективные дела, он и так вечно что-то расследует. А я не хочу иметь в доме двух сыщиков.
   – Да боже меня упаси! Что ж я, не понимаю?
   Гошка почему-то жутко волновался. Кто его встретит? Скорее всего Умаров припрется с мамой… Неужели теперь он каждый день будет видеть Умарова? Отец, конечно, предлагал ему остаться с ним в Германии, и в какой-то момент Гошка даже заколебался. А что в самом деле? У отца отличная квартира, новая машина, да и вообще, с ним здорово, но… У отца есть подруга, тоже эмигрантка, Ляля. И уж если выбирать, то Умаров все-таки приемлемее, чем Ляля. И потом, в Германии у Гошки нет друзей. И он решительно отказался от предложения отца, и ему даже показалось, что тот вздохнул с некоторым облегчением. Видно, не очень ему охота постоянно опекать такого здорового парня. Да и работает отец много, времени на сына у него будет мало. А в Москве по крайней мере ждут друзья. Леха Шмаков, Маня Малыгина, Никита, Зорик, Ксюха… Интересно, они сейчас все в Москве?
   – Гошка! – завопила Маня и кинулась ему навстречу.
   – Манька? Ты? Ты меня встречаешь? Одна?
   – Нет, что ты! Вон они идут…
   – Молодец, что приехала! – успел он шепнуть ей.
   Маня зашлась от восторга.
   Гошка поцеловал маму, пожал руку Умарову, тот похлопал новоявленного пасынка по плечу.
   – Гошенька, как ты загорел, вырос! Такой взрослый стал… – растерянно лепетала Юлия Александровна. – Ого, сколько у тебя вещей!
   – Да, брат, прибарахлился ты, как я погляжу. Уезжал с одной сумкой, а теперь целых три… Ну, давай, поехали, тебя дома такой обед ждет! Мама вчера весь вечер стряпала… И еще от Никиты письмо.
   – Да? Что он пишет?
   – Ну, брат, я чужих писем не читаю. А еще мы тебе отдельный телевизор купили…
   – Это зачем? – насторожился Гошка.
   – Да понимаешь… Мама тут в один сериал погрузилась… Просто никак ее не оторвать, даже футбол не дает смотреть, вот я и подумал, пусть спокойно наслаждается, а ты будешь сам по себе…
   «Подлизывается, – не без удовольствия подумал Гошка. – Свой телик – это совсем не хило. Вот только странно, что мама «погрузилась в сериал», как выразился Умаров. Раньше с ней такого не бывало. Может, у нее от этой дурацкой любви крыша съехала? Вон сидит рядом со своим Лешиком и помалкивает».
   – Маняша, а кто из наших в Москве? – спросил он.
   – Никого, мы с Сашкой тоже недавно приехали. А Зорик, наоборот, только уехал.
   – Жалко, – вздохнул Гошка.
   – Слушай, а ты в Германии ничего интересного не расследовал? – шепотом осведомилась Маня.
   – Нет, что ты. Мы с отцом на месте почти не сидели, столько объездили. И во Франции были, и в Бельгии, и в Голландии, и в Австрии, и в Швейцарии. Только в Италию не успели, но папа обещает на будущий год…
   – Обалдеть! – воскликнула Маня. – А на чем вы ездили?
   – На машине, на чем же еще! Между прочим, в Швейцарии у отца один знакомый есть, так у этого знакомого машина – ну просто зашибись! С такими прибамбасами – я только рот разевал. Представляешь, там можно на каждом сиденье свою температуру устанавливать. Вот, к примеру, на шоферском месте – 20 градусов, а рядом – 16. Представляете? Все кнопки и от магнитофона, и от радио, и от мобильника с громкой связью на рулевом колесе. И фары сами включаются, когда, к примеру, в тоннель въезжаешь…
   – А у папы какая машина? – поинтересовалась Юлия Александровна.
   – У него «Фольксваген Пассат». Нормальная тачка, но не крутая.
   – А где ты так загорел? – спросила мама.
   – В Альпах! – с упоением произнес Гошка. – А на зимние каникулы папа обещал научить меня кататься на горных лыжах! В Инсбруке!
   – Ни за что! – твердо произнесла Юлия Александровна. И повторила: – Ни за что!
   – Почему это? – вскинулся Гошка.
   – Потому что у меня один сын, и я не хочу, чтобы он сломал себе шею, пусть даже в Альпах!
   – Ну, это пока, – довольно сварливым тоном ответил Гошка.
   – Что пока? – не поняла мама.
   – Это пока у тебя один сын, а там кто знает…
   В машине повисло неловкое молчание, Гошка понял, что ляпнул что-то не то, однако слово не воробей. Но на помощь ему пришла Маня.
   – Гошка, несмотря на воздух горный, у тебя характер вздорный! – выдала она, и все рассмеялись, а Гошка почувствовал, что действительно вернулся домой, и дома совсем даже неплохо.
   Они уже подъезжали к Белорусскому вокзалу, когда у Умарова зазвонил мобильник.
   – Алло! Да. Хорошо, буду минут через тридцать-сорок. Договорились.
   – Что случилось? – встревожилась Юлия Александровна.
   – Ничего. Просто клиент придет. И это здорово, а то у нас в последнее время затишье. Сейчас отвезу вас домой и помчусь.
   Действительно, выгрузив из машины Гошкины сумки, Умаров умчался. «Слава богу», – подумал Гошка.
   – Манечка, пойдем к нам? – пригласила девочку Юлия Александровна, которой почему-то было неловко наедине с сыном. Она чувствовала себя перед ним виноватой.
   – Спасибо, с удовольствием, – благовоспитанно ответила Маня.
   – Я пойду обед греть, а вы тут пока вещи разберите… Гошенька, что надо постирать, отнеси в ванную.
   – У меня ни одного грязного носка нет, – с гордостью заявил Гошка. – Мы с папой все постирали!
   – Молодцы! – удивилась Юлия Александровна и ушла на кухню.
   – Ты это зря, – тихонько заметила Маня.
   – Не понял!
   – Зря ты с мамой так… Она же тоже человек… За что ты с ней так разговариваешь?
   – Да как я разговариваю?
   – Как с чужой! Это нехорошо, Гошка!
   – Была бы ты на моем месте…
   – Да я, если хочешь знать, буду только рада, если мама замуж за хорошего человека выйдет.
   – Так то за хорошего…
   – А Умаров, по-твоему, плохой? – удивилась Маня.
   – Ну, может, и неплохой вообще-то, но все равно…
   – Глупости, ты просто ревнуешь.
   – Больно ты умная стала, как я погляжу!
   – Гошка, не злись! А как ты думаешь, что за клиент у Умарова объявился? – решила она сменить тему.
   – Почем я знаю? Да какие у него клиенты? Ревнивые жены да мужья. Тоже мне, детектив…
   – Гошка, прекрати. Давай лучше спроси вечером Умарова, не можем ли мы с тобой ему чем-нибудь помочь. Вот было бы здорово…
   – Маняшка, ты сдурела, да? Думаешь, мама это допустит? Даже если Умаров и захочет ко мне подлизаться… Нет, это бред сивой кобылы. Да и вообще, все эти наши расследования – детский сад. Я это понял.
   – Ничего себе детский сад! Сколько народу выручили. Знаешь, Гошка, ты стал какой-то противный…
   – Противный? Ну ты даешь! Чем это я противный? – растерялся Гошка.
   – Злющий! Ворчишь, как старый пень, всем недоволен…
   – Ничего подобного!
   – Ты, наверное, зазнался!
   – Зазнался? Ты что, Маня?
   – Думаешь, если пол-Европы объездил, на какой-то прибамбасистой тачке катался, так уже самый умный, да?
   Гошка удивленно воззрился на младшую подругу. Раньше Маня только тихо им восхищалась и млела, а теперь говорит ему в лицо такие вещи… Это неприятно, даже очень. Но Гошка не разозлился, а скорее расстроился.
   – Я что, произвожу такое впечатление? Выгляжу полным придурком? – неуверенно спросил он.
   – Вот теперь уже нет! – улыбнулась Маня. – Просто надо было дать тебе по кумполу, чтобы ты пришел в себя.
   – Я давно понял, что ты классная девчонка!
   Сердце у Мани подпрыгнуло от радости.
   – Ты тоже нехилый парень, но…
   – Знаешь, если меня еще будет заносить, давай мне по кумполу, ладно?
   – Можешь не волноваться!
   – Дети, обедать! – позвала Юлия Александровна. – Манечка, а Сашенька дома? Может, мы и ее позовем?
   – Нет, она к Ксюхе на дачу поехала.
   К концу обеда появился Умаров. Вид у него был весьма озабоченный. Он рассеянно чмокнул в щечку Юлию Александровну, сел за стол, схватил кусок хлеба, капнул на него кетчупом.
   – Леша, сейчас я тебе налью суп.
   – Нет, Юленька, спасибо, я не голоден.
   – А зачем же хлеб хватаешь?
   – Машинально. У меня возникла одна проблема, и я заехал попросить у вас помощи…
   – У нас? – воскликнула Маня.
   – У вас, – вздохнул Умаров, отправляя в рот хлеб с кетчупом. – Наша секретарша сломала ногу, притом довольно неудачно, и ей предстоит операция, так что в ближайшем будущем она к работе вернуться не сможет при всем желании.
   – Ты хочешь, чтобы я нашла тебе новую секретаршу?
   – Нет, Юленька, секретаршу я сам найду, не в этом дело.
   – А в чем же тогда?
   – Пока я буду ее искать, кто-то должен дежурить в офисе. Хоть несколько дней. Вот я и подумал, может быть, ребята…
   – Мы? – удивился Гошка.
   – Глупости, Алексей! – рассердилась Юлия Александровна. – Мы же договорились, чтобы никаких твоих дел…
   – Но это ведь не дела, это просто задачка, с которой легко справляется любая нормальная девушка, тут ничего не требуется, просто, если клиент вдруг придет или позвонит, надо, чтобы в офисе были живые люди…
   – Воображаю! Звонит клиент, а трубку берет мальчишка! Да любой клиент подумает, что просто не туда попал, а если поверит, что и вправду детективное агентство, сразу решит, что оно ему не подходит. Ребенок трубку берет! Бред!
   – Юлия Александровна! – закричала Маня. – У меня совсем даже не детский голос! Меня постоянно с мамой путают по телефону!
   У нее уже горели глаза, так ей хотелось дежурить в детективном агентстве.
   – Это правда, – кивнул Умаров, – у тебя голос совсем не детский. А твоя мама позволит?
   – Мамы нет в Москве, она на съемках, а Сашка пусть попробует не позволить! Алексей Алексеевич, не знаю, как Гошка, а я согласна! Когда приступать?
   – Ишь ты, – засмеялся с явным облегчением Умаров. – Хорошо бы завтра с утра, сегодня там Женька побудет, а завтра ему предстоит ехать в Подольск, и у меня дела с самого утра… Ты и вправду подежуришь, Манечка?
   – Конечно, Алексей Алексеевич! Гошка, а ты?
   Гошка замялся. Ему, разумеется, страшно хотелось подежурить в частном детективном агентстве вместе с Маней, но, с другой стороны, оказывать услуги Умарову как-то было кисло…
   – Гоша, я думаю, ты не можешь бросить там Маню одну, – неожиданно сказала Юлия Александровна. – Согласись, это не по-мужски.
   Мама всегда внушала ему, что к девочкам надо относиться с уважением, оберегать и защищать их.
   – Ладно, подежурим, в чем проблема, – пожал он плечами.
   – Вот и славно! – обрадовался Умаров. – Но это всего несколько дней, самое позднее через недельку приедет Женькина соседка, она очень опытная секретарша, сейчас на пенсии, хорошая тетка… Только вот встать вам придется, ребятки, рано, в девять мы открываемся.
   – Подумаешь! – воскликнула Маня. Она была в полном восторге. Дежурить вдвоем с Гошкой, да не где-нибудь, а в детективном агентстве! Просто мечта!
   В половине девятого они втроем сели в умаровский «жигуленок».
   – Значит, так, друзья, трубку берет Маня. У нее и впрямь голос какой-то взрослый.
   – А у меня детский, что ли? – буркнул Гошка.
   – У тебя, брат, голос мальчишеский. Понимаешь, молоденькая секретарша никого не удивит, а вот мальчишка…
   – Да понятно. Ладно, я не гордый. А вот если кто сам придет и нас увидит?
   – А ты скажи, что…
   – Мы скажем, что учимся в юридическом колледже и проходим у вас практику! – мгновенно сообразила Маня.
   – Ну ты даешь! – восхищенно покачал головой Умаров. – Это ж надо… Мне бы такое в жизни не выдумать.
   Гошке Манина идея тоже понравилась, но он пока решил промолчать, просто, чтобы не дуть с Умаровым в одну дуду.
   – Хорошо, с этим мы решили. Это, как говорится, ложь во спасение, впрочем, учитывая ваш детективный опыт, это не такая уж и ложь. Можно сказать, два курса юридического колледжа я бы вам засчитал. Георгий, ты будешь аккуратно все записывать…
   Он еще довольно долго инструктировал ребят, пока они ехали какими-то немыслимыми переулками, дворами и проходами, чтобы избежать пробок. И в результате добрались до места в срок.
   – А вы здорово Москву знаете, – сказала Маня.
   – Положение обязывает, как говорится, – засмеялся Умаров, – какой же из меня детектив без умения сократить дорогу до минимума. А то с нашим движением упустишь все на свете…
   Гошка был вынужден признать, что Умаров прав. Он еще ни разу не был в новом офисе агентства «Умник». Оно так называлось не потому, что Умаров считал себя таким уж умником, просто организовали агентство Умаров и его друг Николишин. Вот из первых букв двух фамилий и возникло это, на Гошкин взгляд, дурацкое название. А знакомство с Умаровым и его агентством началось с того, что Гошка с Лехой Шмаковым обнаружили Евгения Николишина в бессознательном состоянии на улице. Он потерял память в результате укола, который ему сделали люди, случайно оказавшиеся в поле зрения ребят.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация