А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Куда исчез папа?" (страница 2)

   Глава II
   Маскарад

   Даша осталась одна. Она чувствовала себя раздавленной. По сравнению с сегодняшними событиями все их прежние дела показались ей детской игрой. И как она скажет все это маме и Стасу? Что с ними будет? А главное – раньше они действовали все вместе, а теперь даже и действовать нельзя, только отправить Стаса в деревню, и все, тупик! А мама? Даше вдруг показалось, что все счастье ее мамы заключается в этом человеке. Как он сказал – ему повезло не только с мамой. Что он имел в виду? Что ему повезло еще и с Дашей? Да, конечно, именно это он и хотел сказать. На глаза навернулись слезы. И только тут она поняла, что до сих пор стоит на улице в светлой ветровке Смирнина. Она даже переодеться забыла. Даша бросилась домой. Быстро переоделась, сунула испачканные вещи в стиральную машину. Надо дождаться звонка, и тогда можно будет ехать на дачу. Она чувствовала себя так, словно целый день таскала невесть какие тяжести. Он может позвонить не раньше, чем через два часа: пока доедет, пока купит билет… Чем же заняться? И никого из близких друзей нет в городе… Ни Муськи с Виктошей, ни Дениса, ни Петьки… Подумать только, до Нового года у нее была только одна подруга – троюродная сестра Виктоша, и один друг, да и то не слишком близкий – Петька Квитко. А с появлением Стаса, с его семейными тайнами и реликвиями жизнь круто изменилась… Жить стало интересно, да еще как! И у мамы жизнь изменилась… А вот теперь всему этому может прийти конец…
   Вдруг резко зазвонил телефон. Даша даже подскочила от неожиданности. Но это не мог звонить Кирилл Юрьевич. Прошло только полчаса. Она схватила трубку.
   – Алло!
   – Лавря? Привет! Ты чего так орешь?
   – Петечка! Какое счастье! Ты где?
   – Дома! Приехал на два дня! И вот решил позвонить на всякий случай!
   – Петька, миленький, ты можешь сейчас прийти?
   – Уже бегу! Только скажи – что-то стряслось?
   – Стряслось, еще как стряслось!
   – Плохое?
   – Ужасное! Петечка, скорее беги сюда!
   – Лечу!
   Едва он вышел из лифта, как Даша уже выскочила ему навстречу.
   – Петька, как же я рада!
   – Лавря? Ты ревешь? Говори, что случилось? Чем могу помочь? – Петька вообще с трудом переносил женские слезы, а уж Дашкины – тем более.
   Даша без тени сомнения посвятила Петьку во все. Она знала – на Петьку можно положиться. Он не подведет, а поделиться с кем-то ей было просто необходимо, иначе, ей казалось, она рухнет под этой тяжестью.
   – Да, похоже, мужик здорово влип! – заключил Петька, выслушав ее рассказ. – И Стаса нужно срочно отправить к бабе Фросе. Там его никто искать не будет! Я поеду с ним, провожу его! А то один он там будет долго плутать, к тому же я обещал бабе Фросе одну книжку про травы… Эх, Лавря, знала бы ты, как там здорово, в этой деревне…
   – Петька…
   – Вот что, Лавря, я поеду с тобой на дачу!
   – Правда? – обрадовалась Даша. – Это здорово!
   – Я точно уговорю Стаса уехать! Я так ему эту деревню распишу! Ты когда будешь готова?
   – Как только он позвонит!
   – А…
   – Петь, ты голодный?
   – Не очень, а что ты можешь предложить?
   – Не знаю, надо поглядеть, но мне от всех волнений так есть захотелось…
   – А у тебя яйца есть?
   – Есть!
   – А помидоры?
   – Сейчас посмотрим! Ты хочешь яичницу с помидорами?
   – Ага! И с черным хлебом! Если все это есть, я сам тебе такую яичницу сделаю, пальчики оближешь!
   В холодильнике нашлось все необходимое и даже кусочек ветчины. Петька принялся священнодействовать.
   – Ничего, Лавря, сейчас поешь моей фирменной яичницы, и в голове наступит просветление, – утешал Петька Дашу. Сколько раз в минуты трудные она кормила всю их компанию, сколько раз, можно сказать, вдохновляла его, Петьку, на подвиги, и вообще Лавря, она такая… У него даже защипало в носу от волнения, но он мужественно справился с собой. Яичница удалась на славу.
   – Правда, вкусно! – сказала Даша и с наслаждением умяла все, что Петька положил ей на тарелку. – Что бы я без тебя делала, Петечка!
   – Да ладно тебе, – хмыкнул Петька, впрочем, страшно довольный ее признанием.
   Вскоре позвонил Кирилл Юрьевич.
   – Дашенька, все в порядке, я через час улетаю.
   – Кирилл Юрьевич, может, вы позвоните маме на работу, сами ей скажете?
   – У меня уже нет времени, посадку давно объявили! Все, девочка, прощай! И спасибо за все!
   – Как прощай? Как прощай? – закричала вдруг Даша.
   – Ты права, не прощай, а до свидания! Ты молодчина, я рад! Стаса береги!
   И он повесил трубку.
   – Ну что? – неторопливо спросил Петька.
   – Да ничего, улетает!
   – Не сказал куда?
   – Нет!
   – Это даже лучше! Ну что, поедем на дачу?
   – Конечно!
   Уже в электричке, чтобы немного отвлечься, Даша спросила:
   – Петь, а Тошка с Муськой все лето собираются в деревне торчать?
   – Понятия не имею! Мне там как-то не до этого было. За три дня столько событий… Честно скажу, я бы с радостью там хоть все лето пробыл, это тебе не наша дача… две елки и три палки… Там настоящий лес, грибы, ягоды, и речка, и сеновал, и вообще. А у бабы Фроси корова, коза, куры, гуси… Это так интересно. А еще пес, Кортик, такой славный… Стасу там хорошо будет!
   – По-моему, ему сейчас нигде хорошо не будет, сам подумай!
   – Вообще-то да… – вздохнул Петька.
   Остаток пути они проехали молча, что для них было очень странно, обычно они болтали без умолку. Даша все представляла себе, как она обо всем скажет Стасу, а Петька просто молча ей сочувствовал.

   По дороге от станции Даша вдруг простонала:
   – Петь, ты вообрази, какой кошмар, ведь придется два раза рассказывать эту историю, сперва Стасу, а потом маме. Ничего себе задачка!
   – Так, может, подождать, пока твоя мама приедет?
   – Нет, что ты, нельзя! Надо ведь как можно скорее отправить Стаса!
   – Да, я и забыл…

   Стас на веранде играл в шашки с Софьей Осиповной и первым заметил Дашу с Петькой.
   – О! К нам гости! – воскликнул он.
   – Петенька! – обрадовалась Софья Осиповна и поспешила навстречу внучке и ее другу. – Дашка, купила отцу подарок?
   – А? Да, купила! – рассеянно ответила Даша. Ее сейчас мучила мысль – посвящать ли во все это бабушку? Наверное, придется, а то будет куча всяких дурацких недомолвок, и в результате станет только хуже.
   Стас сразу заметил, что с Дашкой что-то не так.
   – Сестренка, что-то стряслось? – шепотом спросил он, пока Петька отвечал на расспросы Софьи Осиповны.
   – Стряслось, Стасик, еще как стряслось! Надо поговорить!
   – Наедине?
   – Нет, всем вместе! Бабушка, погоди, нам всем надо поговорить!
   Софья Осиповна удивленно взглянула на внучку и поняла, что та не шутит. И у нее тревожно заныло сердце.
   – Даша, что-то с мамой? – тихо спросила она.
   – Нет, не с мамой!
   – Да говори же! – потребовал Стас.
   – Пойдемте в дом! Нас не должна ни одна душа услышать!
   Они поднялись на веранду, но Даша потребовала, чтобы они пошли в комнату, и на всякий случай даже закрыла окна.
   – Даша, да в чем дело? – воскликнула Софья Осиповна.
   – Бабушка, Стасик, вы сядьте!
   Когда все наконец уселись, Даша начала:
   – Стасик, твой папа сегодня улетел за границу!
   – Улетел? Неожиданная командировка?
   – Нет! Ему пришлось уехать, а почему, он мне не сказал! Но только у него большие неприятности, и он хочет, чтобы ты, Стасик, тоже уехал.
   – Куда? Зачем?
   – Затем, чтобы тебя не нашли, если станут искать…
   – Но куда?
   – Лучше всего в Николо-Ширь, к Муськиной бабке.
   – Что за бред? Кому это надо меня искать? – недоумевал Стас.
   – Может, никто и не будет тебя искать, но, как сказал твой папа, береженого бог бережет!
   – Это верно, – проронила Софья Осиповна.
   – Но куда он улетел? И что у него случилось?
   – Он не сказал.
   – Знаете, – вмешался в разговор Петька, – мне кажется, что твой отец что-то такое увидел или услышал, чего ему видеть или слышать не стоило, возможно, что-то очень страшное, предположим, убийство. И убийца узнал, что твой отец был свидетелем… Или не убийство, а, к примеру, шантаж, да мало ли… и твой папа правильно решил – надо на время смыться.
   – Но он же мог… – голос Стаса дрогнул, – он же мог взять меня с собой.
   – Не мог! Ты же потерял заграничный паспорт! – закричала Даша.
   – Это правда, – признался Стас. – Я забыл…
   – И он оставил тебе много денег, чтобы ты ни в чем не нуждался. Стасик, ты должен сегодня же уехать! Мы с Петей проводим тебя на вокзал…
   – Нет! Я поеду с тобой! Что-нибудь навру дома и провожу тебя до самой деревни! – закричал Петька.
   Стас не отвечал. Он сидел, уронив голову на руки. Софья Осиповна онемела от ужаса. Она понимала, что ее дочь будет просто убита этой новостью. Даша с Петькой тоже умолкли из уважения к горю друга.
   Внезапно Стас поднял голову. И глаза его блеснули.
   – Нет! – решительно сказал он. – Нет! Я не поеду ни в какую деревню!
   – Но как же? – пролепетала Даша. – Почему?
   – Потому что я не смогу сидеть в безопасности, зная, что отец где-то скитается… Нет, я выясню все! И вы мне в этом поможете!
   – Что? – воскликнула Софья Осиповна. – Стасик, побойся бога! Вы же дети! Чем тебе может помочь Даша? И я не позволю, это опасно!
   – Софья Осиповна, извините, вы меня просто не дослушали! Если Дашина мама позволит, я это время поживу в вашей московской квартире. Я не буду выходить, никто не узнает, что я там…
   В этот момент в саду раздался голос дачной хозяйки:
   – Осиповна! Вы где?
   Софья Осиповна вскочила.
   – Я сейчас вернусь!
   И она выбежала из комнаты.
   – Слава богу! – заметил Петька. – Стас! Это гениальная идея! Если я правильно понял, ты, сидя там, хочешь раскрыть эту историю с нашей помощью?
   – Именно!
   – А может, привлечь дядю Володю Крашенинникова? – предложила Даша.
   – Обязательно, только его сейчас нет в Москве. Он женился и уехал в свадебное путешествие! Но к его возвращению нам надо будет кое-что разведать!
   – Можешь на меня рассчитывать! – торжественно произнес Петька.
   – И, между прочим, на днях возвращается Денис! Значит, нас уже трое! Только взрослым про это ни слова! Надо уговорить твою маму и бабку, чтобы они позволили Стасу жить у вас!
   – Даже и уговаривать не надо! Это – само собой разумеется! – отчеканила Даша. – И тогда я на законном основании смогу через день ездить в город! Надо же кормить Стасика, и вообще! Помогать несчастному узнику!
   – Кстати, если выяснится, что никакой слежки за нашей квартирой нет, то я смогу и дома жить.
   – Нет! Я обещала твоему папе и я сдержу слово! Думаю, мама меня поддержит!
   И они со Стасом многозначительно переглянулись. Когда Софья Осиповна вернулась, ей сказали, что Стас просто поживет в квартире Александры Павловны, а Даша с Петькой будут по очереди его навещать.
   И хотя она не очень поверила, но спорить не стала. Нельзя же отказать мальчику, попавшему в столь трудное положение. Но про себя Софья Осиповна решила, что будет начеку. Ведь ей уже пришлось убедиться в том, какими безрассудно смелыми могут быть эти дети. Смелость, конечно, штука хорошая, но вот в сочетании с безрассудством…
   – Вы правы, – согласилась она, – по крайней мере, Стасик будет у нас на глазах.
   – Бабушка, но ты понимаешь, что об этом не должна знать ни одна живая душа!
   – По-моему, ты уже имела случай убедиться в том, что я не болтлива! – сухо проговорила Софья Осиповна. – Но что мы скажем Саше?
   – Всю правду! Я бы рада была ее пощадить, но тогда мы не сможем спрятать Стаса, а это самое главное.
   – Теперь надо продумать, как незаметно переправить Стаса в вашу квартиру! – сказал Петька. – Вполне возможно, что его уже ищут.
   – Боже мой! – всплеснула руками Софья Осиповна. – Так скоро?
   – Может, конечно, его и вовсе искать не станут, но предосторожность не помешает. Тут надо продумать все детали. До мелочи. Исходя из того, что за квартирой уже следят. Значит, надо его переодеть, и лучше всего в женское платье.
   – Еще чего! – буркнул Стас.
   – Петька прав! – закричала Даша. – Мы тебя переоденем женщиной, и ты поедешь вместе с мамой, как будто ты – ее подружка!
   – Но у нас же ничего нет на такой рост! – огорченно сказала Софья Осиповна. – И уж тем более на такой размер ноги!
   – Не беда! Девушка будет спортивная. Джинсы и кроссовки мы оставим, бывают же большеногие девушки, – рассуждала Даша, – а сверху наденем какую-нибудь мамину блузочку или майку…
   – Эх, нам бы парик! – вздохнул Петька.
   – Обойдемся! – уверенно заявила Даша. – Мы накрутим ему на голову какой-нибудь шарф, красиво задрапируем, заколем булавочкой, сделаем макияж – и порядок! Сережки нацепим!
   – Главное – макияж поярче! – вдохновился Петька. – Надо сделать такой боевой раскрас, чтобы никто и не глянул на ноги.
   – Как вам не стыдно! – прервала их Софья Осиповна. – У человека такое несчастье, а вы…
   – А что мы? Мы думаем, как ему помочь! И вообще, бабушка, разве это не твой девиз: «Загорюй, затоскуй – курица обидит»?
   – Не совсем, конечно, мой, а поэта Никитина, но я его взяла на вооружение!
   – Сергея Никитина? – полюбопытствовал Петька.
   – Нет, Петенька, был в прошлом веке такой поэт некрасовской школы, Иван Саввич Никитин.
   – Софья Осиповна, они ведь дело говорят, – произнес измученным голосом Стас. – Без этого дурацкого маскарада, боюсь, нам не обойтись.
   – Значит, нам остается только дождаться мамы, – констатировала Даша. – Надеюсь, она уже через час приедет, так что займемся пока гримом.
   Она притащила из маминой комнаты кучу всякой косметики.
   – Так, для начала накрасим глаза! Стасик, держись!
   Она очень осторожно нанесла тушь на его ресницы и аккуратно подвела глаза. В самом деле лицо Стаса сразу стало как-то женственнее, нежнее.
   – Стасик, пойди побрейся, а то ты такой колючий, щетина пробивается.
   Стас вот уже три месяца, как брился через день. Он побежал на свою половину и вскоре вернулся чисто выбритый.
   – Вот, совсем дело другое! – воскликнула Даша и снова взялась за дело. Чуть оттенила румянами скулы и очень ярко накрасила губы. Однако в сочетании с мальчишеской стрижкой это производило странное впечатление. Тогда Даша принесла длинный шифоновый шарф цвета абрикоса и соорудила на голове Стаса нечто вроде тюрбана, один конец перебросив через плечо.
   – Ой, Стас, какой ты красивый! – сказала Софья Осиповна.
   – И точь-в-точь девчонка! Долговязая девчонка! – веселился Петька.
   – Дайте хоть взглянуть! – потребовал Стас.
   Даша протянула ему зеркальце.
   – Ой, кошмар! – простонал он. – На кого я похож, неприлично даже сказать.
   – Ничего подобного! Ты похож на красивую девушку. Если б ты попал в таком виде на дискотеку, у тебя отбоя бы не было от кавалеров, а длинные нынче в моде! Потанцуем, милашка? – не унимался Петька.
   – Что это тут у вас происходит? – неожиданно раздался голос Александры Павловны. – На маскарад собрались? Даша, зачем ты взяла мой французский шарф?
   – Мама!
   – Даша, погоди, пусть мама сперва поест! – тихо сказала Софья Осиповна.
   – Здрасьте, тетя Саша.
   – О, Петя! Здравствуй! – ответила на его приветствие Александра Павловна. – Стасик, что они с тобой сделали?
   – Саша, идем на кухню, я тебя покормлю! – сказала Софья Осиповна.
   Но Александра Павловна уже почувствовала, что тут что-то не так.
   – Подожди, мама, я не голодна! Что происходит? Почему у вас такие лица? Что-то случилось? Что-то плохое, да? Ну говорите же! Даша!
   – Мама, ты сядь…
   Даша принесла длинный шифоновый шарф цвета абрикоса
   и соорудила на голове Стаса нечто вроде тюрбана,
   один конец перебросив через плечо.
   – Стасик, пошли к тебе, – проявил тактичность Петька, – лучше пусть Даша поговорит с мамой с глазу на глаз.
   – Верно! Пошли!
   – Да в чем дело? Что такое? Скажешь ты мне, наконец?
   Софья Осиповна скрылась на кухне. Стас с Петькой ретировались, и мама с дочкой остались одни.
   – Мама, Кириллу Юрьевичу пришлось уехать!
   – Уехать? В командировку? Ну и что?
   – Нет, мама, не в командировку… – И Даша рассказала маме обо всем, что случилось сегодня.
   Александра Павловна сидела как громом пораженная. В лице ни кровинки.
   – Мама, ты не бойся, все обойдется, я точно знаю!
   – Как ты можешь это знать? – горько усмехнулась Александра Павловна.
   – Знаю, и все! – твердо сказала Даша. – Ты только скажи, ты согласна, чтобы Стасик жил у нас?
   – Конечно! Какие могут быть вопросы! По крайней мере, я буду спокойна, что он у меня на глазах! Бедный мальчик! Что же такое там могло случиться?
   – Думаю, он что-то лишнее увидел или услышал!
   – Господи, что за времена! Значит, вы намазали Стасика, чтобы он изображал мою подругу?
   – Ну да! Кто обратит внимание на двух женщин, если ищут двух мужчин? Тем более ты соседка, только и всего.
   – Боже мой, а вдруг они знают о наших отношениях?
   – Да, кстати, он сказал, что… ну в общем, он тебя любит!
   – Так и сказал? – расцвела вдруг Александра Павловна. – Неужели так и сказал?
   – Ну, если быть совсем точной, он сказал: кажется, мы с твоей мамой любим друг друга… Вот!
   Александра Павловна вдруг закусила губу, по лицу пробежала гримаса боли, но вдруг она встряхнулась, взяла себя в руки и со свойственной ей в обычной жизни решимостью заявила:
   – Надо ехать как можно скорее, нельзя терять ни минуты! Зови Стаса! У нас там есть какая-нибудь еда? Ему до утра хватит?
   – Есть там еда! Можно еще отсюда что-нибудь захватить, но мы же будем его навещать каждый день, и потом завтра папин день рождения!
   – Ах да, я и забыла совсем. Ты купила подарок?
   – Купила!
   – Какой?
   – Альбом про его обожаемый «Спартак».
   – Сама додумалась?
   – Нет, Стасик подбросил идею.
   – Стасик… Бедный мальчик… Ну хватит лить слезы и сопли, надо действовать! Зови Стаса!
   – Мама, я тоже поеду с тобой, и лучше нам сегодня переночевать в городе, а то… ему будет очень одиноко и страшно!
   Александра Павловна с удивлением глянула на дочь. Когда она успела так повзрослеть?
   – Ты совершенно права, – согласилась она и нежно поцеловала дочку. Потом решительно поднялась. – Мама! Мы уезжаем и сегодня уже не вернемся.
   – Я так и поняла! – отозвалась Софья Осиповна. – Вот я тут собрала вам кое-какую еду…
   Когда Стас и Петька явились, Александра Павловна критическим взором окинула Стаса и сказала:
   – С макияжем все в порядке, но этот шелковый тюрбан совершенно немыслим в сочетании с джинсами… Я знаю, что делать!
   Она ушла и вскоре вернулась, держа в руках свой модный шелковый плащ, свободный и широкий, и пару каких-то огромных босоножек.
   – Мама, откуда босоножки? – поразилась Даша.
   – Это хозяйские, в чулане стоят, они, конечно, не верх элегантности, но… сойдет. Предосторожности ради наденешь их в машине, а то вдруг хозяйка увидит. Примерь плащ!
   Стас покорно натянул на себя плащ.
   – Хорошо, что я не успела подкоротить рукава, а так вполне прилично. Мне он до пят, а тебе коротковат, но ничего, сойдет!
   – И ничего не коротковат – несколько ниже колен! В самый раз! – заметил Петька. – А давайте еще ему ногти на ногах красным лаком покроем! Тогда уж точно его за девчонку примут!
   – Нет! – в ужасе крикнул Стас. – Ни за что!
   Несмотря на драматизм ситуации, все расхохотались.
   – Ладно, Стасик, – сказала Александра Павловна, – сойдет и без лака. Собирайтесь, пора ехать!
   – Сашенька, поешь хоть немного? – взмолилась Софья Осиповна. – Ты же целый день голодная бегаешь! И вам, ребятки, тоже поесть не мешает.
   – Не могу! – вырвалось у Стаса. – Мне кусок в горло не лезет!
   – Но так нельзя, Стасик! Тебе теперь особенно нужны силы…
   – Ничего, бабушка, проголодается, поест! – утешила ее Даша.
   – А ты? Петя, ты же, наверное, голодный?
   – Нет, спасибо! Мы с Дашей в городе поели…
   – Да, бабуль, знаешь какую Петька яичницу забацал! Обалдеть!
   – Я сейчас! – сказал Стас и направился к двери.
   – Ты куда? – закричала Даша.
   – Я забыл одну вещь! – И он побежал на свою половину.
   – Вот что, детки, – начала Софья Осиповна, – мне кажется, надо что-то сказать нашей хозяйке, куда вдруг девались ее жильцы!
   – Правильно! – воскликнула Александра Павловна. – Надо сказать, что они уехали отдыхать, скажем, на Кипр, на две недели для начала! Но непременно вернутся. А то, не дай бог, она сдаст эту половину кому-то другому.
   – Но разве Кирилл не рассчитался еще с ней? – удивилась Софья Осиповна.
   – Рассчитался, ну и что? Ты нынешних дачных хозяев не знаешь, мама! Они так за все дерут! За каждый шаг и каждый вздох! Вдруг она решит, что нечего пустовать помещению, если за него можно еще раз денежки содрать.
   – А она не удивится, что он ее не предупредил?
   – Я сейчас пойду поговорю с ней, скажу, что Кириллу подвернулись горящие путевки. И, кстати, отвлеку ее, а Стас пусть тем временем сядет в машину, не надо ему в таком виде на глаза этой кикиморе попадаться! И вы тоже времени не теряйте, ждите меня в машине!
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация