А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остаться в живых" (страница 32)

   Глава 37
   Предатель

   Когда он это сказал, мне захотелось предупредить Лэнки: «Осторожно, этот тип что-то знает! Возможно, слышал весь наш разговор!» Но долговязый, хихикая, уже вовсю работал языком:
   – Ну, Картер, я-то думал, ты – человек, способный управлять этой бандой, и в лучшем виде! Однако не похоже на то!
   – Что не похоже на что? – взвился бандит.
   – Ведь это ты – тот самый парень, кому Дон Педро дал свое кольцо с печаткой, правильно? – спросил Лэнки, продолжая все так же гадко ухмыляться.
   Он сел на краешек стола, стоявшего посреди комнаты, свернул сигаретку и закурил, болтая ногами.
   – Да, кольцо Дона Педро у меня! – с металлом в голосе отчеканил Картер. – И что с того?
   – О, сущие пустяки, – фыркнул Лэнки, – не считая того, что этот малыш не намерен с тобой надолго задерживаться!
   – Вот как? Он не намерен? – все тем же резким, неприятным голосом переспросил бандит.
   – Представь себе, нет, – хохотнул Лэнки. – Паренек надумал сбежать с нами.
   – О, так вы решили бежать, верно? – полюбопытствовал Картер.
   – Ну, – фыркнул долговязый, – это малыш думает, что сегодня ночью мы дадим деру, и хотел бы стать третьим.
   Он глубоко затянулся, а потом со смехом выдохнул дым, так что клубы тут же разлетелись в клочья.
   Я украдкой наблюдал за Реджинальдом Ченнингом и заметил, как на его лице мелькнуло сомнение.
   Слова Лэнки привели меня в глубокое замешательство. По-видимому, он тоже сообразил, что главарь кое-что подслушал из нашего разговора. Но меня поражало и мучило, что мой друг из-за этого решился предать Блонди, хотя наши ладони еще хранили тепло его рукопожатия.
   А долговязый тем временем продолжал:
   – Мне пришло в голову, что неплохо бы испытать самое слабое звено в твоей цепочке, Картер, прежде чем мы с тобой свяжемся. И вот что я скажу тебе, если ты, конечно, не против разговора начистоту: твоя цепь не стоит ни шиша, потому как этот малый не желает иметь с тобой никаких дел! – Он громко прищелкнул пальцами.
   Картер стоял стиснув зубы.
   – Я слышал… – начал он, но, видимо, передумав, продолжил иначе: – Мне достаточно известно об этом щенке, чтобы на его примере остальные усвоили урок навсегда! Я непременно займусь этим, Лэнки, так как хороший урок принесет пользу и сейчас и потом.
   – Ладно, – кивнул долговязый, – может, в конце концов, ты и прав.
   – Это – как в школе, – осклабился бандит. – Тебе показывают слово и говорят, что оно означает, но, пока не увидишь то же самое слово в тексте, ни за что не усечешь его точный смысл.
   – Ага, ты, видать, тоже получил образование, – с серьезным видом объявил Лэнки. – По тому, как ты управляешься с языком, любой это мигом скумекает, Картер. А я и раньше замечал, что ты человек образованный.
   – Вот как? – с сомнением в голосе пробормотал бандит.
   – О, знаешь, как оно бывает, – разливался долговязый. – Один джентльмен умеет говорить, а другой – нет. Я пару раз слыхал тебя и даже малость удивлялся, почему это ты не пошел в политики.
   На лице Картера медленно проступила довольная улыбка.
   – Ну да, – признал он, – еще мальцом у меня были к тому кой-какие наклонности, но потом я нашел работенку, которая оплачивается намного лучше.
   – Как Дон Педро, а? – хмыкнул долговязый.
   – Ну да, почему бы и нет? – довольно ощерился бандит. – А что до этого молокососа, то я сожгу его живьем!
   – Почему бы и нет? – в тон ему повторил Лэнки. – Я слыхал, как парни вопят, когда огонь начинает лизать им пятки. Он успеет припомнить чертовски много слов!
   Он запрокинул голову и громко расхохотался. Так же поступил и Картер. А я, глядя, как эти двое уродливых мужчин, сидя в одинаковых позах, помирают со смеху, подумал, что они дьявольски похожи друг на друга, прямо-таки близнецы. Нет, наверняка Лэнки довелось пережить что-то ужасное и память об этом оставила темный след в его душе.
   Так я размышлял, когда Картер, вдруг перестав смеяться, заметил:
   – Я позволю тебе взять это дело на себя, после того как ты войдешь в банду, Лэнки.
   На лице моего приятеля мелькнуло такое выражение, как у кота, которому показали свежую рыбу.
   – Ты уверен? – хмыкнул он.
   – Да, я знаю, что говорю.
   – Что ж, – кивнул долговязый, – я мог бы показать кое-какие способы пыток. В свое время я многому научился у индейцев яки.
   – Как и я. – Картер ответил ему не менее зловещей ухмылкой. – Думаю, мне будет любопытно взглянуть, какие ты выберешь, приятель.
   – Приемчики яки недурны, но у меня есть кое-что и собственного изобретения, из тех, которые заставят шотландца дать зарок не пить виски и сознаться, где у него припрятаны денежки.
   Картер снова захихикал. Тема явно доставляла ему массу удовольствия.
   – А как насчет тебя? – внезапно спросил он, резко поворачиваясь ко мне.
   Это так меня шибануло, что, пытаясь скрыть тревогу, я наморщил лоб.
   – О, какое мне дело до этого юного дурня! – наконец изрек я.
   Бандита, похоже, рассмешило, что я назвал своего ровесника юным.
   – Пожалуй, мы могли бы устроить вечеринку прямо сейчас, – предложил он.
   – Да, – кивнул Лэнки. – Чего тянуть? Ты поставишь малого в загон, а я устрою фейерверк.
   – Чертовски удачная мысль, – заметил Картер. – Ребята как раз малость заскучали.
   – О'кей, – не стал спорить Лэнки, – хотя, может, будь у меня немного времени, я придумал бы что-нибудь по-забористее. Мне всегда казалось, настоящая артистическая работа требует хорошей подготовки.
   – Черт возьми, брат! – Главарь снова хохотнул. – Ты да я, мы могли бы провернуть вместе немало интересных дел!
   – Именно об этом я и подумал, когда впервые положил глаз на твою безобразную рожу! – заявил Лэнки.
   Картер машинально провел рукой по своей тощей, длинной и бледной физиономии.
   – Все путем, брат, главное – ты, видать, немало потаскался по белу свету, Лэнки. А это полезная штука.
   – Да, – признал долговязый, – я и впрямь много где побывал и успел поднабраться опыта.
   – Погоди минутку, – сказал Картер. – Нам с тобой есть о чем потолковать… Сейчас!..
   Он вышел из комнаты и притворил за собой дверь. Я посмотрел на Лэнки, но тот сделал мне едва заметный знак помолчать. Я мог только догадываться, что в этой уродливой и хитрой голове зреет какой-то план.
   Но, прежде чем я успел вымолвить хоть слово, дверь снова хлопнула и к нам вернулся главарь банды.
   Я боялся, что он приведет с собой других разбойников, но, похоже, Картер, наоборот, отпустил караульных, решив, что достаточно прозондировал почву и убедился в нашей полной надежности. Во всяком случае, я мог бы поклясться, что уловил на лестнице чьи-то удаляющиеся шаги.
   Теперь бандит был настроен совсем по-другому. Он взял стул и уселся поближе к окну, глубоко вдыхая ночную прохладу.
   – Как сладок этот горный воздух, правда? – пробормотал он.
   – Да, но тут чертовски пустынно и одиноко, – обронил Лэнки.
   Картер одобрительно кивнул.
   – Да, – сказал он, – мне следовало познакомиться с тобой намного раньше.
   – Вдвоем мы сумели бы вдобавок отложить немало денег, – добавил Лэнки.
   – Возможно, – не стал спорить бандит. – А ты что скажешь, малыш? Как тебе нравится мысль присоединиться к нам?
   – Ну-у… – протянул я. – Мне неприятна сама мысль расстаться с Лэнки. Я об этом и думать не хочу.
   – Вот это настоящий разговор, Нельс! – обрадовался долговязый. – Теперь ты заговорил как полноправный партнер! – Бандит окинул меня критическим взглядом. – Там, в Кэтхилле, я думал, тебя и впрямь вот-вот повесят, – обронил он.
   Я решился на откровенно наглый ход.
   – Ты чуть не сунул мою голову в петлю, – равнодушно бросил я. – О'кей, я раскусил твою игру. Ты просто хотел проверить, как много удастся трепотней вбить в глупые головы тамошних горожан.
   – И что же? – полюбопытствовал бандит.
   – Ну, я не знаю… – буркнул я. – Честно говоря, тогда я мечтал перерезать тебе за это глотку. Но теперь не так. Это ведь была игра. Ты мне ничего не должен. Игра есть игра, и я тебя не вправе осуждать. Я мог с тем же успехом отболтаться, но не обладаю твоим красноречием, Картер. Тебе следовало стать адвокатом, ты… коварная, хитрая лиса!
   Я приправил явно позаимствованный у Лэнки комплимент выпадом, надеясь, что так все это будет звучать оригинальнее, как если бы я и в самом деле говорил от души.
   Картер принял это за чистую монету и обрадовался не меньше, чем комплименту Лэнки насчет его образованности. Прочистив горло, он вдруг предложил:
   – А не подождать ли нам с Блонди до утра? Кое-кто из парней уже спит. Нет смысла поднимать их для такого развлечения. Дадим всем отдохнуть, а утром, свеженькие как огурчики, мои молодцы в полной мере насладятся зрелищем. Я покажу им, как обращаться с изменниками!
   – Да, именно так, – поддакнул Лэнки, – с изменником и предателем.
   – Грязнейший подлец в мире – это предатель, – заявил бандит. – Проклятые, жалкие ничтожества! До чего же они мне омерзительны!
   – Ага, вот и мне тоже, – проговорил Лэнки. – Я мог бы рассказать целую историю об одном таком…
   – О предателе?
   – О да, о предателе, и худшем, какого я когда-либо знал.
   – Валяй, рассказывай, – оживился Картер.
   Он вытащил из кармана длинную тонкую сигару, раскурил ее, и резкий, противный запах поплыл по комнате.
   – Это займет время, – предупредил Лэнки.
   – Ну и что? Только сначала назови имя. Возможно, я знаю этого типа.
   – Знаешь, – сказал Лэнки.
   – Да? – Глаза бандита вспыхнули. – И кто же он?
   – Ты здорово удивишься!
   – Так я знаком с парнем, но понятия не имею, что он – предатель?
   – Вот именно!
   – Где он? – зарычал главарь банды.
   – В этом доме, среди твоих собственных людей! – объявил долговязый.
   Картер в мгновение ока вскочил со стула. При желании он мог двигаться поразительно быстро. Вся напускная расслабленность мигом исчезла.
   – Его имя! – потребовал бандит.
   Лэнки столь же стремительно выхватил револьвер и сунул его под нос главарю банды.
   – Большинству людей этот тип известен как Реджинальд Ченнинг Картер, – невозмутимо объявил он.

   Глава 38
   Дон Педро

   Лишь один хлесткий, как удар бича, взгляд скользнул сначала к двери, потом на окно.
   – И как далеко ты намерен зайти в этой милой игре? – осведомился бандит.
   – До самого ада, – усмехнулся Лэнки и пояснил: – Смейся, Картер, это окончание той шуточки, о которой шла речь вчера вечером.
   – Насчет того мерзавца Джойса? – вытаращил глаза главарь банды. – Того, что оставил тебя подыхать в пустыне, приятель? Ты его имеешь в виду?
   – Джойс, когда исчез тем утром, оставил лошадь мне, – возразил долговязый. – Вчера, рассказывая вам историю, я опустил эту подробность. А вам Рэй встретился уже после того, как я доехал до воды и отдал мустанга ему. Парень из последних сил скакал за подмогой для меня.
   У Картера так и отвисла челюсть. Он вроде бы собирался что-то сказать, но не мог найти слов, а потому довольно долго сидел, разинув рот с самым идиотским видом. И все это время его длинные гибкие пальцы мельтешили, как лапки паука, плетущего сеть.
   – Подними руки вверх, приятель, – распорядился Лэнки. – И попробуй дотянуться до потолка, только медленно, без резких движений – я ведь внимательно смотрю за тобой.
   Я получил возможность наблюдать презанятное зрелище. Пока бандит преувеличенно медленно поднимал руки к потолку, глаза его то темнели, то вновь загорались, словно на ум приходили какие-то отчаянные мысли, но тут же сами собой исчезали.
   В конце концов ладони его оказались на довольно приличной высоте.
   – Обыщи его, Нелли, – приказал мне Лэнки.
   Скрупулезно обшарив всю одежду Картера, я освободил его от двух крупнокалиберных кольтов и ножа с тонким шестидюймовым лезвием и увесистой рукоятью.
   – Теперь держи дуло у него под подбородком и смотри прямо в глаза, как будто вам предстоит поединок, – велел мой долговязый друг, – а я малость пошарю сам.
   Я не сомневался, что отобрал у Картера все виды оружия, какие он мог припрятать, но Лэнки ловко извлек откуда-то крохотный пистолет 22-го калибра, настолько миниатюрный и плоский, что казался пригодным разве что для детской руки, однако, разумеется, был смертельно опасным орудием убийства. Куску свинца очень немного надо, чтобы пробить жизненно важную точку и погубить человека.
   Лэнки рассматривал пистолетик с улыбкой.
   – Убийственно опасная игрушка, Нелли, – сказал он, – и чего-нибудь примерно в таком духе я как раз ожидал от Мистера Убийцы Картера – думаю, такое имя подходит ему больше.
   Долговязый медленно оглядел бандита и негромко распорядился:
   – Теперь можешь опустить лапы, дружок.
   Картер молча повиновался. Как ни странно, теперь я не замечал на его лице никакой особенной злобы. Скорее, на нем читалась сосредоточенность, словно главарь банды пытался разрешить в уме сложную задачу, в какой-то мере связанную с Лэнки.
   – Сними куртку, Картер, – скомандовал мой друг.
   – Что ты еще задумал? – удивился бандит.
   – Я спешу, приятель, – поторопил его долговязый, и куртка упала на стул. – Теперь встань лицом к стене и положи на нее руки, – велел Лэнки.
   Меня удивляли его странные распоряжения, но Картер безропотно их выполнял.
   – Стой спокойно, любезный, и не вздумай дергаться, – снова приказал мой друг.
   Он вытянул из штанов рубаху Картера и оголил ему спину.
   – Будь ты проклят! – шепотом выругался бандит.
   Все тело Картера так напряглось, что я думал, он сейчас повернется, но холодное дуло револьвера Лэнки, тыкавшееся в хребет, удержало главаря банды от резких движений.
   – Иди-ка сюда, Нелли! – позвал долговязый.
   Я подошел и уставился на спину Картера. Такого я никак не ожидал! Костлявый торс бандита покрывала сеть мускулов, а поверх них шли длинные рубцы в полдюйма шириной, словно полосы серебристой краски на бледно-розовом фоне кожи.
   – Господи! – охнул я. – Но что на свете могло…
   – О, это памятка из Валле-Насиональ, – объяснил Лэнки. – Я знал, что под одеждами этого гигантского канюка мы найдем самого Дона Педро!
   – Ты хочешь сказать, что Дон Педро… что Картер и есть этот кровожадный разбойник? Но…
   И тут я прикусил язык, вспомнив кое-какие подробности: Дона Педро, похоже, не знал ни один из членов банды, и лишь его кольцо с печаткой было символом власти главаря. Кроме того, когда Лэнки рассказывал историю о наказании рабов в Валле-Насиональ, на лице Картера мелькало весьма занятное выражение, если не сказать больше!
   Лэнки отступил на шаг.
   – Заправь рубаху, Дон Педро, – велел он.
   Картер отвернулся от стены и начал спокойно убирать подол рубашки в штаны.
   – Ты порешь чепуху, Лэнки, – проговорил он. – Я-то считал тебя здравомыслящим человеком, а ты вдруг заявляешь, будто я – этот испанец Дон Педро, так, что ли?
   – Дон Педро никогда не был испанцем, – усмехнулся долговязый. – И я это давным-давно понял.
   – Каким образом? – с неподдельным любопытством осведомился бандит.
   – Да судя по тому сорту людей, что на него работают, – пожал плечами Лэнки. – Мексиканец не удержался бы от искушения навербовать тучу мерзавцев соплеменников. Но большинство людей Дона Педро всегда составляли янки. Объяснение этому – ты, Картер, и меня оно вполне устраивает. Все сходится тютелька в тютельку.
   – Да, у меня на спине есть шрамы, а по-твоему, Дон Педро – единственный в мире обладатель подобного украшения. Из этого ты делаешь вывод, что я и есть Дон Педро, и никто иной! Так может рассуждать только полный идиот!
   – Ага, – досадливо скривился мой друг. – Может, еще скажешь, что плавал на судне и как-то раз помощник капитана или кто-то иной из команды взял да и отделал тебя концом каната? А, приятель?
   – Почему бы и нет? Разве такое не случается на кораблях?
   – Подобные рубцы оставляет лишь размоченная веревка, какую пускают в ход только в Валле-Насиональ, – возразил Лэнки. – Эта веревка распластывается по спине и снимает широкие полосы кожи. Сынок, ты был в Валле-Насиональ и именно там подвергся поркам, оставившим эти шрамы. Да, одним разом тут дело не обошлось.
   Тебя долго обрабатывали, прежде чем ты согласился ползать в пыли и лизать руку того, кто тебя бил.
   Верхняя губа Картера скривилась в гримасе гнева и стыда.
   – Даже если допустить, что я побывал в Валле-Насиональ, Дон Педро – не единственный, кто сумел оттуда бежать.
   – Только один из десяти тысяч сбегает оттуда, – напомнил Лэнки. – И было бы очень странно, если бы тебе и Дону Педро просто случилось побывать там вместе, а потом объединиться для неправедных дел.
   – Ты придумал свою версию, – с серьезным видом заявил бандит, – а все теории более или менее ошибочны, Лэнки. Постарайся в дальнейшем этого не забывать.
   – Твоя спина приведет тебя на виселицу, Картер, – усмехнулся долговязый. – И меня это вполне устраивает.
   – Ты имеешь в виду шерифа, тюрьму и все прочее? – поинтересовался главарь банды.
   Лэнки кивнул.
   – В отличие от тебя я не хочу, чтобы слово «убийца» стало одним из моих имен, – заметил он. – И, если закон не сочтет твою виновность доказанной, думаю, мне придется вернуть тебе свободу и дать честный шанс выяснить отношения с револьверами в руках. Но вряд ли нам выпадет такая возможность. По-моему, закон тут же вонзит в тебя зубы, Картер, и проглотит без остатка.
   – И при всем при том ты настолько наивен, что надеешься выйти из этого дома живым? С чего ты взял, что я не брошусь на тебя сейчас с голыми руками? – спросил Картер.
   – Ты не сделаешь этого, – покачал головой Лэнки.
   – Но почему? – воскликнул бандит. – Откуда такая уверенность?
   – Если ты вынудишь нас стрелять – к примеру, начнешь шуметь или издашь какой-нибудь ненужный звук, то тем самым лишишь себя последних шансов, – с угрозой в голосе проворчал Лэнки. – Попав же в тюрьму, ты либо сумеешь удрать, либо наймешь адвоката, который выболтает тебе жизнь. И даже если тебя сочтут виновным, не исключено, что дадут долгий срок вместо веревки, а со временем ты опять-таки сбежишь на свободу. В таких людях, как ты, надежда работает – что твой крот под землей. И ты всегда будешь надеяться отыскать хоть какую-то лазейку. Но знай: одно лишнее движение, пока на тебя нацелен мой револьвер, – и ты покойник!
   Картер неожиданно ухмыльнулся, и, глядя на его физиономию, я подумал, что это исчадие ада никак не принадлежит к числу смертных.
   – Что ж, приятель, – обронил он, – у тебя есть голова на плечах, и она умеет мыслить логически. Это говорит в твою пользу. Но имей в виду: этот дом хорошо охраняется. Как же ты думаешь вытащить меня из него?
   – А вот так и выведу – прогулочным шагом, – фыркнул долговязый. – Как только мы подойдем к кому-нибудь из твоих караульных, ты прикажешь ему возвращаться и оставить тебя в покое. Ясно?
   Картер кивнул.
   – Звучит вполне разумно, – объявил он.
   Не успел он договорить, как дверь распахнулась и на пороге возник хорошо знакомый нам бородач. На парне лица не было.
   – Только что прискакал Тощий Джейк Харлоу, – доложил он. – Мэйс подобрался к самым холмам и…
   – А ну вон отсюда! – взревел главарь банды. – Пошел прочь и стой в коридоре! Если еще раз посмеешь ворваться ко мне без стука, я с тебя шкуру спущу! Где тебя воспитывали? В конюшне?
   Бородач поспешно скрылся с глаз долой. А Картер как ни в чем не бывало продолжал:
   – Хорошие манеры – нечто такое, что должно быть в крови. Этот малый понятия не имеет, что значит пристойно себя вести. Я всегда говорил, что воспитание дороже любых денег.
   Я слушал бандита в каком-то оцепенении. Самодовольство того дьявола в человеческом облике завораживало меня. Просто поразительно, как гармонично высокомерие и адская злоба сочетались в одном лице, а своеобразное чувство юмора, видимо, стало второй натурой.
   – Полагаю, Лорен Мэйс вышел на след банды? – кольнул его я.
   – И что с того? – хмыкнул Картер. – Если мне так или этак светит попасть в тюрьму, то пусть остальные катятся хоть в преисподнюю. Это самое подходящее для них место, так что не будем мешать.
   – О'кей, – согласился Лэнки. – Может, это и впрямь наилучший маршрут для всей компании. А теперь нам надо убираться из этого дома. Ты, Картер, топай впереди с Нелли Грэем, а я пойду сзади, как менее важная персона. Но помни: я все время держу руку в кармане и палец мой лежит на спусковом крючке. Следи за своим шагом, а коли понадобится открывать рот, говори четко, ясно и спокойно. Ну, мальчики, вперед, самое время сматываться!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация