А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остаться в живых" (страница 24)

   Глава 27
   Обещание

   Я развязал веревку, поставил парня на ноги и, пока он пыхтел и фыркал, переводя дыхание, ощупал его затылок. Там вздулась шишка размером с куриное яйцо. Тем не менее, судя по всему, с Биллом не произошло ничего страшного. Видимо, Лэнки точно знал, какой силы должен быть удар. Что касается меня, то я или убил бы охранника, или же ничуть не обеспокоил бы его своим ударом.
   – С тобой все нормально? – спросил я. – Голова в порядке?
   – Ты – Грэй! – воскликнул Билл. – Ты – Грэй, и ты все-таки прошел здесь! Да, с головой у меня полный порядок. Только жужжит малость, но это чепуха.
   – Что с тобой произошло, Билл? – осведомился мистер Мид, решив, что теперь его очередь задавать вопросы.
   Он стоял рядом, огромный и крепкий как скала, но хмурое, сердитое лицо выдавало терзавшие его сомнения и подозрения.
   – Не знаю, – ответил охранник. – Я просто шел по террасе, как вдруг мне показалось, будто за спиной проскользнуло что-то вроде тени и дохнуло мне в плечо. Только я собрался повернуть голову, как – бац! – по ней здорово врезали. Прямо искры из глаз посыпались! И это все, что я помню до того момента, как очнулся здесь, внизу, лежа на холодной земле, весь спеленутый, как мумия. Ни пикнуть, ни хотя бы пальцем пошевелить!
   Билл обернулся и вытаращил на меня глаза.
   – Это все подстроено? – негодующе возопил он. – Вы с мистером Мидом заранее сговорились?
   – Нет, мы заключили пари, – объяснил я. – Побились об заклад. Ты можешь идти, Билл?
   – Вполне, – скривился парень. – И свои ноги я собираюсь использовать для того, чтобы как можно скорее отвалить с этой работы. Слишком уж странные дела тут творятся, чтоб меня это устраивало!
   Он развернулся и зашагал прочь, слегка пошатываясь и подергиваясь. При этом беднягу то и дело клонило вправо, как будто ветром сносило в ту сторону. Очевидно, еще не вполне оправился от удара.
   Вдруг кто-то крепко сжал мою руку. Резко обернувшись, я увидел, что это мистер Мид.
   – Парень, – его лающий, жесткий голос прогремел мне прямо в ухо, – или ты невинней младенца, самый искренний и чистосердечный человек, какого только можно себе представить, или чертовски подлый негодяй. Но что касается меня, то я и знать не хочу, кто ты есть!
   Я посмотрел на него и неожиданно для себя улыбнулся.
   – Только время покажет, какая из этих характеристик ближе к истине – первая или вторая, – заметил я. – Мне-то вы все равно никогда не поверите.
   Нисколько не задетый моей улыбкой, он продолжал:
   – Или ты стальной человек с крохотной прожилкой слабости, или же никчемный слюнтяй и размазня (то есть субъект, которого я имел удовольствие видеть воочию однажды в тюрьме), с прожилкой стали, дающей о себе знать время от времени.
   – Вот что я вам скажу, – проворчал я, – если хотите знать правду, то я скорее размазня. А в тот день самообладание и вовсе меня покинуло.
   – Что ты хочешь этим сказать?
   – Только то, что сказал: тогда, в тюрьме, я напрочь потерял все свое самообладание, без остатка. Вот и все. А теперь мне пора идти, мистер Мид. Меня ждут.
   – И сколько человек тебя ждут?
   – Один.
   – И ты проделал все это с помощью одного-единственного человека? – осведомился он еще резче, чем раньше.
   – Нет, правильнее было бы сказать, что тот, другой человек проделал все это с моей помощью, – уточнил я.
   Мид фыркнул.
   – Надеюсь, эта скромность – не напускная?
   – Послушайте, мистер Мид, не такой уж я и скромник. Дело в том, что я на самом деле обыкновенный ковбой, ни больше ни меньше. И образование я получил самое заурядное. Будь моя воля, я вел бы тихую-мирную жизнь обычного пастуха и был бы счастлив. Так что я – не герой, крушащий напропалую все вокруг. Хотя с другой стороны, я не какая-нибудь трусливая шавка, точно так же, как не убийца и не мошенник. Вы хотите выкрасить меня в один определенный цвет, а это невозможно.
   Какое-то время он изучающе смотрел на меня, непрерывно двигая при этом своей массивной челюстью, а потом буркнул:
   – Ты довольно складно говоришь, но хотел бы я, чтоб эта вся болтовня была и впрямь словами мужчины.
   Я пожал плечами. Мистер Мид был явно настроен против меня. Но мне он нравился. То есть я понимал, что он мог бы мне нравиться, и я хотел этого. Редко встретишь такое несокрушимое прямодушие.
   – Как по-твоему, – вдруг вырвалось у него, – чем все это кончится?
   Теперь я совсем разозлился. В конце концов, с меня уже более чем хватало треволнений – пусть я и провисел большую часть времени на хвосте у Лэнки. Ведь даже просто следовать за этим парнем – вы, наверное, согласитесь со мной – выше человеческих сил.
   Поэтому я ответил довольно резко:
   – Послушайте, мистер Мид, вы всегда и во всем хотите оставаться логичным, рациональным. Хотите подводить итоги в конце каждого дня, подбивать баланс, находить, что принесет прибыль, а что – убытки…
   – А вы что предлагаете, молодой человек?
   – Я предлагаю пересекать мосты, когда в том есть необходимость.
   Он долго разглядывал меня, вперив в мое лицо тяжелый взгляд, и наконец спросил:
   – Что ты имеешь в виду?
   – Вы прекрасно понимаете что, – проворчал я, уставившись в его лицо так же пристально, как он в мое. – Просто диву даешься, насколько возмущение способно укрепить твердость характера и силу духа.
   – Возможно, я догадываюсь, о чем речь, – уступил наконец мистер Мид. – Но мне хотелось бы услышать это непосредственно от тебя.
   – Хорошо, – кивнул я. – По-моему, вы считаете, что ваша дочь слегка потеряла голову из-за меня. О, немного, самую малость, но вы боитесь, как бы она не наделала глупостей и не совершила какой-нибудь необдуманный поступок.
   – Да, именно это меня и беспокоит, – признал он. – И я понимаю, зачем ты разразился этой речью – там, в доме. Ты говорил с Бобби, но слова предназначались для моих ушей. Ты на меня хотел произвести впечатление, когда говорил о себе так, как если бы она чрезмерно и безосновательно поверила в тебя, а ты хотел снять с ее глаз пелену, которую сам же на них наложил.
   – Старался произвести на вас впечатление? – взвилсебя от ярости. – Мистер Мид, в этой жизни вы набрали много очков, но тут явно дали маху. Насчет Бобби спорить не стану – мне очень важно все, что она обо мне думает. А вот ваше мнение о ком бы то ни было, включая и меня самого, – глубоко безразлично. И плевать я хотел на ваши деньги – будь их хоть миллиарды!
   Роберт Мид вновь пронзил меня взглядом и кивнул, но не в знак согласия, а словно бы в ответ на какую-то собственную мысль, и вдобавок не слишком лестную для меня.
   – Я пришел не ругаться с тобой, а в расчете на откровенный разговор, но ты не умеешь говорить откровенно, – отчеканил он.
   – Это вы не желаете слушать! – возразил я. – А насчет откровенности… что ж… Почему бы и вам не выложить начистоту, кем вы меня считаете? Охотником за приданым? Похитителем младенцев? Разбойником с большой дороги? Ну, какая из этих замечательных характеристик ближе вашему сердцу?
   Надо признать, мистеру Миду прекрасно удавалось держать себя в руках, и все это время он не сводил с меня холодных, непреклонных глаз. Я был чист перед ним и все-таки с трудом выдерживал это испытание.
   – Да, я богат, но мизинец Бобби мне дороже всего, чем я владею. А девочка потеряла из-за тебя голову, и ты достаточно умен, чтобы это увидеть. Через нее ты можешь поразить меня в самое сердце!
   – Да провалитесь вы со своим богатством! – взвился я.
   Собеседник мой не ответил ни слова, и я тут же уразумел, что моя вспышка просто глупа и груба, отчего весь боевой задор куда-то пропал.
   Мистер Мид еще раз попробовал навести мосты:
   – Мне хотелось бы верить, что ты не лукавишь, и есть всего один способ это доказать.
   Я пожал плечами.
   – Если ты когда-нибудь захочешь снова увидеть Бобби, пусть это будет как сегодня – в моем присутствии.
   – И сквозь строй обрезов? – съехидничал я.
   Он опять выдержал паузу, а я в очередной раз почувствовал себя полным кретином. Ведь ясно же, что старик просил, искренне, от души, не замышляя ничего дурного.
   И я сделал новую попытку объяснить, в каком отчаянном положении нахожусь:
   – Поймите, мистер Мид, я вовсе не пытаюсь выжать из вас слезу. Но скорее всего, полиция загонит меня в угол гораздо раньше, чем я снова повидаюсь с Бобби. А поймав, меня как пить дать повесят. Они-то ведь расценивают побег из кэтхиллской тюрьмы как доказательство виновности.
   – Мне от этого не легче, – буркнул он. – Ты не знаешь Бобби, парень. Она очень импульсивна, но коли что-то ее всерьез зацепило… в жизни не забудет. А ты зацепил ее, к несчастью.
   От этих его слов меня объял благоговейный трепет, и я не мог выдавить из себя ни слова.
   – Может статься, мы с тобой теперь долго не увидимся, – продолжал мистер Мид. – И, если честно, глаза б мои на тебя не глядели, потому как я нутром чую в тебе обманщика и не доверяю ни на грош. И не из-за твоей бедности. У меня хватит денег, чтобы вложить их в любые начинания и отыграться в случае потери. Ты говорил, что хочешь разводить скот. Я тоже думаю, что это самое лучшее дело на свете. Беда в том, что от тебя так и разит фальшью, а я на дух не выношу проходимцев. Тем не менее имей в виду: ради Бобби я помогу тебе, так что в случае крайней нужды дай знать.
   – Да я лучше глотку себе перережу, чем попрошу вас о чем бы то ни было! – в сердцах выпалил я.
   Тут и у него лопнуло терпение.
   – Ты говоришь как безмозглый юнец! – крикнул Мид. – Да я вовсе не о тебе забочусь, я просто не желаю, чтобы моя дочь до конца своих дней убивалась о бедном, брошенном всеми и преследуемом законом ковбое. Я думаю о Бобби. И надеюсь, ты тоже хоть чуть-чуть подумаешь о ней.
   Я пробормотал, что изо всех сил постараюсь поступать правильно и по совести, но его милосердие задушит меня.
   – Мы не можем прийти к согласию, – сказал мистер Мид. – Как отец Бобби, я надеюсь, что ты свернешь себе шею, и мили не отъехав от нашего дома, но чисто по-человечески я хотел бы узнать тебя получше. Если ты не прохвост, то можешь оказаться и впрямь необычным малым. Прощай.
   Старик повернулся, собираясь уходить, но я остановил его.
   – Я мог бы наговорить такого, что у вас волосы встанут дыбом, но не стану, – заметил я. – Так или этак, хотя бы в одном мы можем сойтись. Я никогда не стану подбираться к Бобби окольными путями и в первую очередь приду к вам.
   Мистер Мид крепко пожал мне руку, но, уходя от их дома в ночную тьму, я знал, что так и не смог завоевать его доверие.
   Да и было ли это возможно, если я сам не вполне доверял себе в этом вопросе?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация