А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остаться в живых" (страница 23)

   Глава 26
   Разговоры за кофе

   Я всем нутром ощущал тяжелый, изучающий взгляд Роберта Мида, зная, что он сравнивает меня и мои трясущиеся руки с обликом парня, виденного им в тюрьме – настолько лишившегося мужества и потерявшего самообладание, что не мог удержать бегущие по щекам слезы. Осознание того, что мистер Мид всерьез занят этим сравниванием, вконец обессилило меня и прогнало прочь остатки уверенности в себе. Я чувствовал, что должен откровенно рассказать, как пробрался в их дом. Но с другой стороны, такой самонадеянный человек, как Роберт Мид, вполне заслуживал, чтобы его оставили в неведении и смущении. Пусть хоть один раз его железная вера в собственную непогрешимость даст трещину. И не мог же я, в конце концов, забыть, что против меня одного Мид выставил толпу вооруженных охранников, приказав им стрелять, как только я появлюсь в поле зрения!
   – Кто ходил вместо Билла дозором по террасе? И куда дели самого Билла? – вопросил Мид.
   Мне удалось улыбнуться, глядя прямо ему в глаза – жесткие, колючие, полные злобы и вызова.
   – Вот что я скажу вам, мистер Мид: прежде всего вы сами должны ответить мне на несколько вопросов. И один из них такой: что вы имеете против меня? Зачем расставили повсюду людей с короткоствольными дробовиками? Разве не достаточно было бы простых винтовок?
   – Я дал им такое оружие, потому что ненавижу обман, терпеть не могу блеф и провокации. Для меня это хуже всякой отравы. Ты прислал ко мне своего долговязого приятеля, рассчитывая втереть очки; и, черт тебя возьми совсем, я по-прежнему уверен, что все это было-таки очковтирательством, фокусом, грязным трюком!
   Он подошел еще ближе и встал почти вплотную. Всего несколько дюймов отделяло нас друг от друга.
   – Роберт, – вмешалась хозяйка дома, – не отодвинешься ли ты немного? Мистер Грэй, идите сюда и садитесь возле меня. Хорошо? Бобби, возьми вон тот стул. Ну а ты, Роберт? Так и будешь ходить взад-вперед, как рассерженный лев? Ну и на здоровье – все равно мне тебя не остановить.
   – Точнее было бы сказать, что я хожу взад-вперед, как последний дурак, – откликнулся на слова жены мистер Мид. – Это самая проклятая мистификация, о какой я только слышал! Более того, это худшая история из всех, в какие я когда-либо влипал! Билл – самый крепкий, самый ловкий парень на этом ранчо. Так что могло увести этого малого с поста или настолько ослепить, чтобы он не заметил, как мимо него по террасе идет чужой человек?
   Усевшись рядом с матерью Бобби, я сказал ему:
   – Знаете, мистер Мид, а ведь такая штука, как гипноз, и в самом деле существует.
   – Ха! – хмыкнул Мид, вновь начиная бегать по комнате. Он опять подошел совсем близко ко мне и, окинув сердитым взглядом, буркнул: – Что это ты тут несешь?
   – Вы не согласны с тем, что взгляд человека может обладать гипнотической силой? – невозмутимо продолжал я.
   – Гипнотической? Сущий вздор! – вспыхнул Мид. – Никогда я не соглашусь ни с чем подобным.
   – Нельзя быть таким категоричным, Роберт, – мягко возразила ему жена.
   – Ты что, хочешь сказать, будто загипнотизировал Билла? – рявкнул мистер Мид со свойственными ему резкостью и напором.
   – Я всего лишь предлагаю одно из возможных объяснений происшедшего, – ответил я.
   – Все это – театральная чепуха, инсценировка, какой-то пакостный трюк, – не унимался Мид. – К черту! Это просто-напросто фокус. Ну а теперь, молодой человек, когда ты здесь, объясни, чего ради тебе все это понадобилось? Что ты хотел этим доказать?…
   – Роберт, – перебила его миссис Мид, – мистер Грэй пьет с нами кофе!
   Ее муж, щелкнув пальцами, плюхнулся в кресло, которое обиженно заскрипело и застонало под его весом, и угрюмо уставился прямо перед собой. А я опомниться не мог от удивления, видя, до какой степени расстроен и, более того, утратил власть над собой человек, казавшийся мне до сих пор несокрушимой твердыней, истинным образцом спокойствия и самообладания.
   С нескрываемым изумлением смотрела на своего отца и Бобби. Потом она обернулась ко мне. Заметьте, за все это время девушка произнесла всего несколько слов.
   Я принялся объяснять миссис Мид, что человек, приходивший к ним днем от моего имени, наговорил много больше, чем следовало бы, и что я очень сожалею об этом, так как по своей собственной воле не стал бы делать столь нелепых заявлений, назначать определенное время и обещать явиться с визитом, не считаясь с желанием хозяев дома.
   Излагая все это, я чувствовал, что взгляд матери Бобби с тревогой и волнением исследует мое лицо, словно пытаясь расшифровать и понять то, что могло бы скрываться за сказанным вслух.
   – Тебе хотелось бы поговорить с Бобби, – заметила она наконец. – Пожалуй, мне не следует и дальше монополизировать все твое внимание.
   – Нет, нет, продолжайте разговаривать, я не против, – откликнулась Бобби.
   Я сообразил, что девушка тоже наблюдает за мной и внимательно вглядывается в мою душу. Причем взгляд у нее гораздо острее и проницательнее материнского.
   – Да, я хотел потолковать с Бобби, – признался я. – Не вмешайся она, меня повесили бы прямо там, на балке танцевального зала. А потом Бобби пришла ко мне в тюрьму и даже убедила своего отца попытаться помочь мне…
   – Почему же ты не принял предложенную тебе помощь? – перебила меня миссис Мид.
   Я заметил, что мистер Мид немного подался вперед, словно хотел вскочить с кресла, хотя на лице его застыла маска безразличия. И я вдруг понял, что произошло. Рассказывая о нашем разговоре, он кое-что изменил: умолчал о том, как позорно я пал во время нашей встречи с глазу на глаз, но также не стал упоминать о сделанном мне им предложении, в благодарность за помощь навсегда уехать из их краев и никогда больше не пытаться увидеть его дочь. Таким образом, мистер Мид сравнял баланс между нами.
   И я в свою очередь решил не нарушать это шаткое равновесие.
   – Знаете, как это бывает в жизни, – никто не любит принимать такие важные, значительные услуги от незнакомых людей. И к тому же я понимал, что деньги на все это пойдут из кармана мистера Мида, хотя он явно считал, что на самом деле я застал Джоша Экера врасплох и убил его, безоружного.
   Глаза миссис Мид слегка расширились, а кроме того, я заметил, что ее муж быстро повернул голову в нашу сторону и как-то по-новому взглянул на меня.
   – Я согласна с Бобби, – сказала миссис Мид, – и считаю, что не ты стрелял первым.
   Теперь настало время вспомнить о бедном Лэнки, оставшемся там, снаружи, в темноте, вместе со своим пленником. Я понятия не имел, что он сделал с Биллом, знал только, что всего за несколько секунд мой долговязый друг должен был связать парня и надежно заткнуть ему рот кляпом. Так что мне следовало вернуться как можно скорее.
   Я осушил свою чашку кофе – крохотную, настоящую карлицу, поставил ее на стол и, поднявшись со стула, объявил, что мне пора идти.
   – Но вы ведь только что пришли! – возразила миссис Мид. – Бобби много рассказывала о вас, мистер Грэй, и нам хотелось бы познакомиться с вами поближе.
   Мне нужно было как-то объяснить, почему я тороплюсь уйти.
   – Вам известно, что меня преследуют, – заметил я, – и если погоня достигнет цели, я не хотел бы, чтобы это случилось здесь.
   – Погоня? – вскинула брови миссис Мид. – С этим нужно что-то делать… Роберт, мы должны принять меры!
   – Зачем? – откликнулся ее муж. – Сдается мне, у этого парня на любой случай что-нибудь да припрятано в рукаве. Наверняка у него найдется масса трюков, чтобы запросто ускользнуть от закона, что бы там ни происходило.
   В первый раз за все это время я обратился непосредственно к Бобби Мид.
   – Они еще не вышли на мой след, – успокоил я девушку. – Когда им это удастся, все будет зависеть от скорости. Но я должен был увидеться с тобой, прежде чем они впрямую начнут охоту. Все это выглядит очень мелодраматично – я имею в виду свое появление здесь, но, надеюсь, ты поймешь, что в этом нет моей вины.
   – Я знаю, – с улыбкой проговорила Бобби.
   Да, миллионам людей в мире приходится нагородить тысячи слов, прежде чем они сумеют внятно выразить то, что хотят сказать; но есть и такие, у кого обычный кивок красноречивее всяких слов. Так и Бобби Мид двумя словами и взглядом ухитрилась передать мне невыразимо много всего, всего, всего. В ее взгляде присутствовали одновременно сочувствие, симпатия, дружеское участие, но также и нечто большее, чем простая любезность, и это «нечто» и радовало, и пугало меня.
   Знаете, как бывает, когда вдруг случится невольно выставиться перед кем-то в ложном свете? Не беда, если вы показались хуже, чем в действительности, – время все расставит на свои места. Куда страшнее, коли ваши достоинства были чрезмерно преувеличены излишне благосклонным к вам освещением, – это рождает ложные чувства и ставит вас в крайне шаткое положение, так как рано или поздно люди поймут, что были одурачены вами или же сами обманывались на ваш счет. И нет ничего хуже, поскольку те, кто сам обманулся, всегда злее человека, умышленно введенного в заблуждение.
   Поэтому я сделал еще одну попытку открыть девушке глаза:
   – Те несколько раз, когда мы виделись, Бобби, я попадал в центр внимания как главное действующее лицо. Но вовсе не из-за каких-то особых достоинств или заслуг. На что я надеюсь, так это получить возможность когда-нибудь поговорить с тобой по-настоящему. Ты не знаешь, кто я такой на самом деле. Я не сорвиголова какой-нибудь, не отчаянный рубака и даже не хороший стрелок. Меня так же легко напугать, как и всякого другого, и единственное объяснение моего лихого побега из тюрьмы – дружеская помощь куда более ловкого человека. А с того представления на танцах я не удрал только потому, что, во-первых, один человек уволок оттуда Тома Экера, а во-вторых, вы с шерифом взяли всю ситуацию в свои руки. Что до сегодняшнего вечера, то опять-таки мне удалось добраться к тебе отнюдь не благодаря моей собственной удали, – все это для меня устроил тощий, долговязый малый, приходивший к твоему отцу днем.
   Больше ничего я не мог из себя выдавить, но и сказанного хватило, чтобы почувствовать себя полным идиотом. Мои объяснения звучали так, будто я считал, что Бобби необычайно высокого мнения о моей персоне и отводит мне какую-то особую роль, а потому я должен раскрыть ей глаза на истинное положение вещей.
   Но девушка восприняла мой монолог как нельзя лучше и снова улыбнулась.
   – Тебе надо идти, Нельсон? – спросила она.
   – Да, я должен.
   Бобби приблизилась и подала мне руку.
   – Я хочу, чтобы ты пришел сюда снова, – сказала она. – А если у тебя не будет такой возможности, пришли мне весточку, и я сама к тебе приду. Нам нужно поговорить. Нужно. А пока я ни во что не поверю, кроме самого лучшего в тебе, и любой удар, нацеленный в тебя, будет ранить и меня тоже.
   Мне приятно вспоминать и ее слова, и как она их сказала. Можете ли вы вообразить более чистую и невинную, более открытую и искреннюю девушку? Вспомните только о глупом жеманстве и фальшивой гордости большинства женщин, о том, как они возводят себя на пьедестал и превращают мужчин в идиотов!
   Я словно плавал в золотом тумане, когда сказал «до свидания» миссис Мид и заметил, как ее взгляд попеременно скользит от меня к Бобби и обратно. В конце концов ее глаза, с тревогой следившие за нами во время этого, последнего разговора, окончательно остановились на дочери.
   Роберт Мид вышел вместе со мной на террасу. Закрыв дверь, я негромко заметил:
   – Думаю, тут есть кое-что такое, на что нам стоило бы взглянуть, мистер Мид.
   – Что именно? – спросил он.
   – Это должно быть где-то здесь, – уклонился я от прямого ответа.
   Я сошел с террасы, за мной – мистер Мид, и мы сразу наткнулись на лежавшее в траве тело.
   Я с трудом втащил его наверх, поскольку Билл был туго и плотно спеленат веревками. Казалось, его обрабатывали на каком-то гигантском станке – трудно было поверить, что руки могут сплести такой совершенный кокон. Широко открытые глаза охранника налились кровью от тщетных усилий освободиться. В зубах торчал кляп. Я выдернул его, и с первым же вдохом Билл громко выругался:
   – Проклятье!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация