А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Остаться в живых" (страница 12)

   Глава 14
   Пройдоха адвокат

   Да, теперь, увидев, как все обернулось, я вспомнил то, о чем не раз слышал в прошлом: богачи сначала берут простого парня под покровительство, а использовав его, спокойно вышвыривают вон! Не знаю, почему это так. Возможно, из-за того, что обычно богатые люди, временно нанимая работников и платя им в конце месяца, легко расстаются с ними, и такое отношение к наемным трудягам постепенно входит в привычку. В сущности, то же самое произошло и тут, за исключением одной мелочи: Порсоны не смогли достойно заплатить мне, не смогли рассчитаться со мной по совести. Так или этак, теперь мне предстояло выкарабкиваться в одиночку, собственными силами и идти своей дорогой, даже если она вела к виселице!
   Я снова вспомнил сцену за столом – тот момент, когда Дэн Порсон выбрал для поездки в Кэтхилл меня.
   А затем перед глазами всплыла последняя строчка письма – ему, видите ли, очень жаль, что я «решил прикончить Джоша Экера»!
   Да, какое-то время в отношении обитателей этой части штата к Порсонам будет ощущаться тяжелый, неприятный осадок. Но все в конце концов забывается, со временем даже самые мерзкие поступки стираются из памяти, особенно если совершивший их человек владеет огромным ранчо и нанимает на работу множество людей. У кого хватит духу отказаться от дружбы с Порсонами? Какая девушка будет настолько глупа, чтобы повернуться спиной к Дэну и всему стоящему за ним богатству?
   Я долго пытался убедить себя, что виновен здесь главным образом старик Порсон, а не Дэн, во многом зависимый от отца, но эта мысль так и не смогла сколь-нибудь прочно утвердиться в голове. Сколько себя помню, меня постоянно преследовали неудачи; ну а сейчас просто досталось немного больше лиха, чем всегда. Может, и к лучшему, что отправлюсь на виселицу сейчас, не успев собрать полную коллекцию ударов судьбы и разочарований.
   Но где-то внутри, на сердце ли, на душе ли – что бы это ни было, называйте как угодно, – становилось все тяжелее и холоднее, все тяжелее и холоднее… с каждой минутой. Я чувствовал, как странная, непроизвольная улыбка растягивает углы моих губ, и в ней не было ничего хорошего.
   Тот вечер готовил мне еще кое-какие сюрпризы. Прислуживавший в тюрьме негр принес свежий номер вечерней газеты.
   – Тот человек из «Вестника»… вы ему не понравились, босс, – предупредил он.
   Я развернул газету. Верхнюю часть первой полосы украшал гигантский заголовок:
«НЕЛЬСОН ГРЭЙ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТВЕЧАТЬ НА ВОПРОСЫ!»
   А располагавшаяся под ним статья гласила:
   «Нельсон Грэй, признанный убийцей юного Джошуа Экера, встретившись сегодня в камере с представителем нашей газеты, не пожелал отвечать на вопросы. Сидя с презрительной гримасой на лице и не поднимая глаз, он откровенно насмехался над репортером. Из кратких, но безобразно грубых замечаний Грэя следовало, что говорить для публикаций он не намерен. Услышав имя своей жертвы, он с бессердечным равнодушием пожал плечами и заявил, что никакие кары ему не грозят, как бы там события ни развивались дальше».
   Там было еще много чего понаписано, и все в том же духе. А то и похлеще! В заключение подлец редактор объяснял, будто вера молодого Грэя в свою полную безнаказанность основана на том, что, по слухам, за ним стоят богачи Порсоны и их деньги. Но, писал дальше этот злобный подстрекатель, пришло, возможно, то время, когда толстосумы и их подручные, наемники без стыда и совести, не смогут больше чинить злодеяния, не ожидая расплаты. Оскорбленные граждане, сплотившись, должны восстановить справедливость!
   Можете себе представить, какое прекрасное начало вечеру положила эта статья.
   Чуть позднее с улицы стали доноситься неистовые, возмущенные крики, и негр не замедлил известить меня, в чем дело. Он сказал, что Реджинальд Ченнинг Картер становится в Кэтхилле все более известной и влиятельной персоной и уже успел произнести великое множество направленных против меня речей, призывая сограждан взять дело в свои руки, не дожидаясь, пока вмешательство богачей позволит преступнику уйти от ответственности.
   И вот теперь огромная процессия разгневанных горожан шествовала по улицам Кэтхилла с плакатами-лозунгами: «Правосудие важнее денег», «Справедливость выше капитала», «Деньги не дают права убивать» и так далее и тому подобное.
   Волнения в городе продолжались довольно долго.
   После ужина я лег спать, шум за стенами тюрьмы еще не утих. К тому моменту я окончательно уверовал, что повешения мне не избежать, теперь это лишь вопрос времени, а поэтому, наверное, будет даже лучше, если они прорвутся в тюрьму, вытащат меня и вздернут на ближайшем суку. Какой смысл томиться ожиданием неделю за неделей?
   С такими мыслями я и уснул, а наутро, едва проснувшись, узнал от Джорджа о последних событиях – озлобленность против меня горожан возрастала катастрофически.
   После завтрака мне разрешили побриться, а затем прибыл первый в тот день посетитель. Им оказался высокий мужчина с плоской физиономией и широким, но таким тонкогубым ртом, что создавалось впечатление, будто верхней губы у него нет вовсе. Сдвинув на затылок шляпу и вставив большие пальцы в карманы жилета, незнакомец долго смотрел на меня сверху вниз.
   – Что, малыш, вляпался, а? – спросил он.
   Я, не сводя с него глаз, свернул сигаретку, прикурил и, щелкнув пальцами, стрельнул спичкой сквозь решетку так, что она упала на пол у самых ног незваного гостя.
   Тюремщик, здоровенный, покрытый шрамами детина по фамилии Дженкинс, стоял рядом, тупо взирая на нас исподлобья. Незнакомец повернулся к нему.
   – Исчезни, братишка, – потребовал он. – Мальчуган разговаривает сейчас со своим адвокатом, и он имеет право потолковать без свидетелей.
   Тюремщик молча пожал плечами и побрел куда-то, насвистывая и позвякивая связкой ключей.
   – Ты – крутой, да? – ухмыльнулся мне тонкогубый. – Так могу тебя уверить, в здешних краях – чем круче яйца, тем скорее лопается скорлупа!
   – Кто ты такой и что тебе нужно? – спросил я.
   Сдвинув шляпу еще дальше на затылок, он важно изрек:
   – Я представитель защиты.
   – Чьей защиты?
   – Твоей.
   – Ты – не мой адвокат, – возразил я.
   – Представь себе, именно твой, – твердо стоял он на своем.
   – С какой стати? – удивился я.
   – Меня наняли Порсоны.
   В тот же миг все заклокотало во мне от бешенства и омерзения к Порсонам. Как же, они горой стояли за меня, до такой степени беспокоились и хлопотали, что такого скользкого, грязного типа, заносчивого прохвоста, дешевого бездарного адвокатишку наняли для дела, требующего подлинного таланта, глубоких юридических познаний и ораторского искусства, либо же вообще ничего, никакой защиты. Таким образом Порсоны умывали руки от этой истории. Теперь они могли клясться, будто сделали для меня все возможное, наняли адвоката, прямо-таки в лепешку расшиблись.
   Я без труда вообразил, как этот прощелыга, стоя перед присяжными, будет добиваться моего освобождения!
   Но с другой стороны, только полный идиот откажется от последнего шанса на спасение, как-никак утопающий и за соломинку схватится. Поэтому я спросил:
   – Ну, хорошо, каковы же мои шансы? И кстати, как мне тебя называть?
   – Зовут меня Сидней Джоунз, – представился крючкотвор. – И не советую так дерзко разговаривать со своим защитником.
   – Не я тебя выбрал, – одернул его я. – Но если нет возможности заполучить коня, волей-неволей довольствуешься мулом. Вот такие дела.
   Он надвинул шляпу на лоб так низко, что глаза спрятались в ее тени, и со злобой процедил:
   – Вижу, мы вряд ли далеко продвинемся, но я обязан выполнять свой долг, даже если ты и дальше будешь вести себя как осел!
   Я пропустил этот выпад мимо ушей.
   – Каков твой план защиты?
   – Чистосердечное признание, – без запинки выдал адвокат.
   – В чем?
   – В убийстве Джоша Экера.
   – Все и так знают, что я его убил. Но любому дураку известно, что Джош два раза выстрелил до того, как я выпустил пулю.
   – Да что ты говоришь? – издевательски фыркнул Джоунз. – А тебе невдомек, что один из свидетелей собственными глазами видел, как ты шлепнул парня, прежде чем он вытащил револьвер.
   – Этот свидетель – лжец! – заорал я. – Этот аптекарь, этот мошенник с вытянутой физиономией…
   Сидней Джоунз резко оборвал меня:
   – В этом городе лжецов нет, это относится и к свидетелю обвинения. А как город считает, так оно и есть. Только от него зависит, быть тебе повешенным или нет. Меж тем сейчас все считают тебя виновным.
   – Но, – начал было я, – Порсона пригласили сюда и…
   – Заткнись-ка лучше! – бесцеремонно перебил меня этот защитничек. – Ты намерен и дальше со мной препираться или прислушаешься наконец к здравому смыслу?
   – Продолжай, – любезно разрешил я.
   – Ты виновен, потому что так хочет весь город. Мне лично сто раз плевать, виноват ты или нет. Мое дело – спасти тебя от виселицы. А единственный способ добиться этого – заключить сделку с обвинителем, что при нынешнем раскладе чертовски сложно. Пока не могу ничего гарантировать, но, надеюсь, мне удастся его уговорить… Если ты признаешь свою вину, обвинитель, я думаю, согласится ходатайствовать перед судом о помиловании: ну, там молодость, первое нарушение, да еще, быть может, немного спиртного…
   – Я ничего не пил, ни капли! – возмутился я.
   Джоунз назидательно поднял указующий перст:
   – Если я говорю, что ты пил, подтвердишь как миленький. Не ставь мне палки в колеса, и, скорее всего, приткнув небольшую сумму куда следует, я сумею вытащить тебя из петли с двенадцати-четырнадцатилетним сроком.
   – Что? С каким сроком? – завопил я, не веря собственным ушам.
   – Но-но, спокойнее, – предупредил адвокат.
   – Ты говоришь о двенадцати, а то и четырнадцати годах тюрьмы?
   – Только кажется, что это много, – просто ты еще мальчишка, а время в твоем возрасте ползет медленно. К тому же за примерное поведение срок могут и скостить.
   Кто знает, не исключено, что ты выйдешь на свободу через девять-десять лет. Вполне достаточно, чтобы закалиться, созреть и выбросить из головы всю дурь, которой ты набит. Главное – сделать признание. Ты согласен?
   Я вытаращил глаза:
   – Мне придется сделать его под присягой?
   – Ну да, конечно.
   – Тогда, – решил я, – я буду говорить правду, только правду и ничего, кроме правды, а ты и тебе подобные прохиндеи адвокаты вы все можете убираться…
   – Но-но, полегче! – тявкнул Джоунз.
   – Ладно, сделай для меня одну-единственную вещь, и это будет стоить твоего веса в золоте, – отмахнулся я. – Пойди и скажи Порсонам, что они – жлобы, скряги и подлые дешевки, что они втянули меня в это дерьмо и оставили плавать в нем как вздумается, послав на помощь никчемного грошового адвокатишку. Вот так. Передай им это слово в слово. И если я еще раз увижу здесь твою поганую рожу, просто съезжу по ней сквозь решетку!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация