А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Я, Хмелевская и труп" (страница 17)

   Я полезла в карман и, достав коробочку с зеркальцами, раскрыла ее. Свет фонарика был тусклым, и мне приходилось опускать его низко к земле, чтобы хоть что-то разглядеть. Вдруг в тусклом пятне света что-то шевельнулось. Я наклонилась пониже и рассмеялась. На полу неторопливо переставлял длинные членистые лапы паук-птицеед.
   – А вот и наш инопланетянин, – сказала я.
   К моему удивлению, колумбиец, содрогнувшись от отвращения, отскочил в дальний угол подвала.
   – Что с тобой, безупречный мужчина моей мечты? – спросила я. – Это же самый обычный паук, только большой.
   – Тебе легко насмехаться, – обиженно произнес Луис. – А у меня с детства арахнофобия. Ничего не могу с собой поделать!
   – Луиза, Луиза, – снова послышался тоскливый призыв. – Луиза, Луиза, Луиза…
   – Луиза здесь! С ней все в порядке! – закричала я, припав к окошечку. – Эусебио, иди сюда! Это я, Ирина!
   – Ирина! Где ты? Луиза с тобой? – откликнулся Чепо.
   – Я здесь, в подвале! Подойди к вентиляционному отверстию! – крикнула я. – Я посвечу тебе!
   Я высунула через окошко руку со светящимся зеркальцем и поводила лучом туда-сюда.
   – Иду! – сказал Эусебио. – Поаккуратней с Луизой. Я ее вывел погулять на травку, на мгновение отвлекся, а ее и след простыл. Уже три часа ее разыскиваю! У нее лапки очень тоненькие. Смотри не сломай!
   Я увидела приближающиеся к отверстию ноги. Чепо-Эусебио встал на четвереньки и, повернув голову набок, заглянул в окошко.
   – Что ты тут делаешь? – удивленно спросил он.
   – Нас похитили и заперли здесь! – объяснила я.
   – Нас?
   – Ну да. Меня и моего друга.
   – Кто вас похитил?
   – Один тип из колумбийской мафии. Уго Варела. Он хочет убить нас.
   – Уго Варела? – удивился Эусебио. – Я его знаю. Вроде нормальный парень. От импотенции у меня лечился. Я представления не имел, что он из колумбийской мафии и вдобавок похищает людей. А почему, интересно, он привез вас в дом дона Басилио и чего ради ему вас убивать?
   – Откуда я знаю! Мы ничего такого не сделали. Может, твой дон Басилио тоже темными делишками занимается!
   – Вот этого не надо! – обиделся Чепо. – Сеньор Гандасеги дипломат и кристально честный человек. Единственное его увлечение – это афро-антильская магия, и я очень благодарен ему за то, что он предоставляет мне место для лечения и посылает ко мне клиентов.
   – Ну да, и получает за это очень щедрые комиссионные, – скептически заметила я.
   – Это наше дело! – сказал Эусебио. – Дай мне, пожалуйста, Луизу.
   – У тебя есть какая-нибудь банка? – спросила я. – Мне не хочется брать ее руками.
   – Есть. Там даже свежая травка для нее постелена, – ответил эквадорец, протягивая мне стеклянную банку.
   – Подожди минутку, – сказала я.
   Луиза почти не сдвинулась с места. Ее угольно-черные щетинки блестели, как лакированные. В тусклом свете фонарика она казалась чудовищем из фантастического фильма.
   Я поднесла к ней банку и зеркальцем аккуратно подтолкнула паучиху внутрь.
   – Все, поймала! – сообщила я.
   – Давай ее сюда!
   – Ну уж нет, – усмехнулась я. – Сначала открой замок и выпусти нас отсюда.
   – Но я не могу, – возразил Чепо. – Если вас заперли здесь по приказу дона Басилио, я не могу идти против его воли.
   – А может быть, дон Басилио даже не знает, что мы здесь, и будет только рад, если ты нас выпустишь. – предположила я.
   – Дай мне Луизу, я схожу и спрошу у него, выпустить вас или нет, – сказал Эусебио.
   – Если ты сию же секунду не откроешь засов, я раздавлю твою Луизу, как тухлый мухомор, – угрожающе сказала я.
   – Нет, ты что! – испугался эквадорец. – Ты не сможешь так поступить!
   – Еще как смогу, – заверила его я. – Речь идет о моей жизни. Считаю до пяти. Если ты на счет «пять» не откроешь дверь, можешь попрощаться со своей паучихой.
   – Ты используешь Луизу, как заложницу! – возмущенно воскликнул Чепо. – Это противоречит всем нормам морали и общечеловеческим ценностям.
   – А мне плевать, – бездушно сказала я. – За взятие в заложники паука-птицееда даже уголовная статья не положена. Итак, я считаю. Раз, два, три…
   – Подожди, подожди! – взмолился Эусебио. – Уже открываю!
   – Так-то лучше, – пробормотала я. Дверь подвала со скрипом отворилась, и на пороге возник эквадорец.
   – Скорее дай мне Луизу! – попросил он.
   Я отскочила назад и подняла банку с пауком вверх.
   – Не подходи! – предупредила я. – Если приблизишься, я разобью банку о стену, и Луиза погибнет.
   – Так нечестно, – обиделся Чепо. – Я же сделал то, что ты просила!
   – Просто я не хочу, чтобы ты прямиком помчался к дону Басилио докладывать о том, что мы сбежали, – объяснила я.
   – У меня есть неплохая идея по этому поводу, – вмешался Луис.
   Он схватил Эусебио за кисть и болевым приемом завернул ему руку за спину.
   – Мы на некоторое время запрем его тут, чтобы он на нас не настучал, – объяснил колумбиец.
   – Да вы что? – возмутился Чепо. – Вы сами хуже мафии!
   – Выходи из подвала, – велел мне Луис.
   – Вы хоть Луизу мне оставьте, изверги, – взмолился эквадорец.
   – Будешь вести себя хорошо – получишь свою паучиху в целости и сохранности, – пообещала я. – Не вздумай кричать и звать на помощь. Я не хочу, чтобы наше исчезновение обнаружили слишком быстро.
   – Если с ней что-либо случится, вы ответите за это, – закричал Эусебио.
   Колумбиец оттолкнул его к стене, выскочил из подвала, захлопнул дверь и запер ее на засов.
   – Так, – деловито сказал он, – сейчас я помогу тебе незаметно перебраться через ограду, ты доберешься до шоссе, поймаешь попутку и отправишься ночевать к кому-нибудь из своих подруг. Домой не возвращайся ни в коем случае. Позвонишь мне домой и оставишь на автоответчике номер телефона, по которому я смогу тебя найти. Причем не говори свой настоящий номер, чтобы тебя не смогли вычислить. Допустим, первая цифра номера семь. Отнимешь от десяти семь и получишь три. Все цифры номера, который ты наговоришь на автоответчик, зашифруй таким же образом.
   – А ты что будешь делать? – поинтересовалась я.
   – Я проберусь в дом и попытаюсь разузнать, что замышляют Варела и Гандасеги, – ответил Луис.
   – Размечтался! – усмехнулась я. – Если кто-то из нас и должен работать в полиции, так это я. Нас взяли, потому что следили за тобой. Паука поймала я, пока ты трясся от ужаса и нес всякую чушь про инопланетных осьминогов. Чепо тоже шантажировала я, и благодаря этому мы выбрались из подвала. Так кто кого должен защищать? Я не могу допустить, чтобы без меня ты снова влип в неприятности.
   – Послушай… – начал было колумбиец.
   – Знаю! – прервала его я. – В Латинской Америке женщина не спорит с мужчиной. Но в данный момент мы находимся на территории России, так что лучше ты не спорь со мной. Мы теряем драгоценное время.
   – Ладно, – сдался Луис. – Делай, что хочешь, но если что случится – пеняй на себя.
   – Подожди! – сказала я. – У меня есть идея.
   Я подошла к вентиляционному окошку и позвала Эусебио.
   – Чего тебе еще надо? – обиженно откликнулся он.
   – У тебя был мобильный телефон, – сказала я. – Где он?
   – У меня в кармане, – ответил эквадорец. – А что?
   – Дай мне его!
   – Еще чего! – возмутился он. – У него одна минута полдоллара стрит!
   – Мне нужно всего две минуты, – сказала я. – Я потом заплачу.
   – Не дам, – упрямо сказал Чепо.
   – Не дашь – оторву Луизе хелицеры, – кровожадно пообещала я.
   – О господи! Да подавись ты этим телефоном, – простонал Эусебио, просовывая трубку через окошко. – Совсем люди совесть потеряли! Что творится с этим миром?
   – Отдыхай! Скоро тебя выпустят, – сказала я. – Извини, что так получилось. Сам понимаешь – чрезвычайные обстоятельства.
   – Да идите вы в задницу со своими чрезвычайными обстоятельствами, – буркнул эквадорец и отошел от окошка.
   – Что ты задумала? – спросил Луис, пробираясь в глубь сада.
   – Мне нужно кое-кому позвонить, – объяснила я.
   – Кому?
   – Сейчас узнаешь! – ответила я, набирая номер Муньоса.
   К счастью, модификатор голоса лежал у меня в кармане. Отправляясь «надело», я, следуя советам моего третьего, бывшего мужа, предусмотрительно надела короткий жилет с множеством карманов, в которых были рассованы всякие полезные вещи, в том числе зажигалка, складной нож и несколько шурикенов.
   – Сеньор Муньос? – спросила я. – С вами все в порядке?
   Управляющий «Кайпириньей» разразился длинной и очень нецензурной тирадой на испанском языке.
   «Хорошо, что Иррибаррен этого не слышит», – подумала я.
   – У меня есть для вас очень важная информация, – сказала я, когда он выдохся и затих.
   – Что еще за информация? – грубо спросил представитель Медельинского картеля.
   – Уго Варела обманывает вас, – сказала я. – Он работает еще и на Басилио Гандасеги. Варела пытается продать ему изобретение Захара.
   – Что за чушь! – возмутился Хосе. – Басилио никогда не посмеет переходить мне дорогу. И Уго мне предан.
   – В данный момент Варела обсуждает с Гандасеги план действий. Один из них и убил Захара и Росарио. Кстати, Уго вернул вам деньги, которые Захар положил в камеру хранения?
   – Нет, – растерянно пробормотал Муньос. – Он сказал, что милиция обнаружила номер камеры хранения в записной книжке Захара и забрала деньги.
   – Чушь собачья! – засмеялась я. – И вы купились на эту туфту? А сейчас Уго получит от Басилио еще полмиллиона долларов. Неплохо, а?
   – Кто ты такой? – прорычал управляющий. – Откуда тебе все это известно?
   – Приезжайте в «Каса де брухос», – сказала я и отключила мобильник.
   Примерно такой же разговор состоялся у меня с Клаудио Иррибарреном, с той разницей, что террорист не употреблял грубых выражений. Я объяснила ему, что Варела и Гандасеги наложили лапу на интересующие его документы и, кроме того, один из них убил Росарио и Захара. Затем я попросила его приехать в «Касаде брухос» и попрощалась.
   Луис недоверчиво посмотрел на меня.
   – Ты действительно ненормальная! – покачал головой он. – Ты хоть представляешь, что здесь начнется, если сюда заявятся Иррибаррен и Муньос со своими телохранителями?
   – Не представляю, – сказала я. – Но мне очень хочется на это посмотреть.
   – Ну хорошо! И что ты собираешься делать дальше? – спросил колумбиец. – Муньос и Иррибаррен приедут не раньше чем через час. Думаю, что наше отсутствие обнаружат гораздо быстрее и сразу же начнут нас искать. На что ты рассчитываешь?
   – А что собирался сделать ты, спровадив меня отсюда? – поинтересовалась я.
   – Я хотел подслушать, о чем говорят Варела и Гандасеги, – пожал плечами Луис. – Но для тебя это слишком опасно.
   – Это не тебе решать, – отрезала я. – Лучше подумай о том, как мы проберемся в дом.
   – Ладно, как хочешь, – обреченно вздохнув, согласился колумбиец. – Только ради бога, не таскай за собой повсюду эту тварь! Спрячь ее где-нибудь в укромном местечке.
   – Не могу, – сказала я. – А вдруг она опять убежит? Я ведь обещала Эусебио вернуть ее в целости и сохранности.
   – Похоже, что безопасность этой проклятой сороконожки для тебя важнее, чем мое душевное спокойствие, – обиделся Луис. – Недаром в Латинской Америке есть пословица, что у женщин душа гиены и золотое сердце, потому что оно тяжелое и твердое, как камень.
   – А раньше ты говорил мне комплименты, – заметила я. – Вот как экстремальные ситуации меняют человека. Ты ведешь себя так, словно мы уже десять лет женаты. Только ворчишь и жалуешься. И это мужественный и бесстрашный полицейский!
   – Вот именно. Я полицейский, а не чертов энтомолог, – сердито произнес колумбиец. – Хотя после общения с тобой у меня появилось большое искушение уйти в отставку. Ладно, если тебе так нравится эта кошмарная паучиха, хотя бы держи ее подальше от меня.
   – Не беспокойся, – сказала я. – Все под контролем.
   – Хотелось бы верить, – вздохнул Луис.

   – Мы что, собираемся обсуждать расовые вопросы или, наконец, займемся делом? Нам нужно выяснить, где бумаги! – послышался голос Муньоса.
   – Ну так допроси его! – предложил ему Иррибаррен.
   – Будешь говорить? – спросил Муньос.
   – С клясномольдими не лязговаливаю! – гордо ответил Мао Шоу Пхай.
   Затем раздалось сдавленное рычание управляющего «Кайпириньей» и шум борьбы.
   – Что там происходит? – понизив голос, недоуменно спросил Луис.
   Мы сидели, прижавшись к стене, на опоясывающей дом по периметру террасе прямо под окном кабинета гайанского дипломата.
   – Они прослушивают магнитофонную запись встречи Муньоса и Иррибаррена в ресторане «Харакири», которую я организовала для того, чтобы выяснить, кто убийца, – шепотом объяснила я. – Видимо, они забрали из машины ящик с магнитофоном и подслушивающей аппаратурой.
   – Так это ты все устроила? – недоверчиво спросил Луис. – А я-то ломал голову над тем, какие дела Муньос собирается проворачивать с этим террористом из конкурирующей фирмы. Я следил за Муньосом. Подъезжая к ресторану «Харакири», обратил внимание на твой темно-синий «Фиат», припаркованный за углом, и подумал, что ты, возможно, тоже следишь за Хосе. Но то, что ты решила намеренно столкнуть Муньоса и Иррибаррена, мне и в голову не могло прийти! Воистину женщины с неуправляемой фантазией опасны для общества!
   – Невероятно, – сказал Гандасеги, прослушав пленку до конца. – Неизвестная девица с полным комплектом шпионской техники записывает на магнитофон беседу Муньоса и Иррибаррена. Ты знаешь, кто она такая?
   – Понятия не имею, – ответил Варела. – Я знаю только, что кто-то позвонил Хосе и предложил ему купить документацию на автомат. Сейчас я подозреваю, что это могла сделать эта женщина, хотя и непонятно с какой целью.
   – Мне известно, что ее зовут Ирина Волкова, – задумчиво произнес Гандасеги. – Адела привела ее в «Каса де брухос» несколько дней назад. По-моему, Адела говорила, что она пишет книги или что-то в этом роде, но у писателей обычно не бывает прослушивающей аппаратуры такого класса.
   – Мы легко можем все выяснить, – сказал Уго. – Надо просто пойти в подвал и допросить их.
   – Ну вот! – прошептал Луис. – Дождалась. Пора сматываться отсюда, пока нас не начали искать.
   В душе я была готова согласиться с ним, но мне мешало какое-то дурацкое упрямство.
   – Сад большой, – сказала я. – Мы найдем укромное местечко и дождемся, пока приедут Муньос и Иррибаррен, а потом посмотрим, что произойдет.
   – Ты случайно не испытываешь тяги к самоубийству? – сердито спросил колумбиец.
   – Все будет в порядке, – заверила его я. – У меня такое предчувствие.
   – Я не верю в предчувствия, – пробормотал Луис, пробираясь вслед за мной в сад.
   – Какого черта ты выпустил их, не спросив у меня разрешения? – разорвал тишину вопль гайанского дипломата. – У тебя в голове мозги или твои дурацкие магические зелья? Ты понимаешь, что сначала должен быть спросить у меня разрешения?
   – Я так и хотел, дон Басилио, клянусь вам, – каялся Эусебио. – Но они взяли в заложники Луизу и грозились убить ее, если я не буду делать то, что они велят.
   – Луиза – это его девушка? – поинтересовался Уго.
   – Луиза – это паук-птицеед, – язвительно сказал Гандасеги.
   – Паук-птицеед? – не поверил Варела. – Это что, один из тех, которых ты сажал на меня?
   – Ну да, – шмыгнул носом Чепо. – Их зовут Луиза и Орфей. Но ведь помогло же! Ты вылечился!
   – Вылечиться-то я вылечился, – прорычал Уго. – Только после твоего лечения, как только я ложусь в постель с женщиной, мне повсюду пауки мерещатся. Уж лучше бы я остался импотентом!
   – Так это пустяки! – обрадовался Эусебио. – Это называется «наваждение». Я тебе за один сеанс его сниму. В таких случаях используется ритуал «теткунанду» с игуаной, вараном и пестрым петухом. Задаром сделаю!
   – Нет уж, хватит с меня зоопарка, – отмахнулся Варела. – Не хватало еще, чтобы мне игуаны по ночам снились.
   – Вы не могли бы на время отвлечься от сексуальных проблем? – вмешался Басилио. – Надо срочно обыскать территорию «Каса де брухос». Может быть, они еще тут?
   – Позвать охрану? – услужливо предложил Чепо.
   – Нет, – возразил дипломат. – Чем меньше людей будет вовлечено во все это, тем лучше. Нам ни к чему лишние свидетельства. Справимся своими силами…
   – Надо спрятаться получше, – прошептал Луис.
   – Давай, как только они уйдут, заберемся обратно в подвал, – предложила я. – Там-то уж нас искать точно не будут.
   – А если нас там кто-нибудь случайно запрет? – спросил колумбиец.
   – Не запрет, – сказала я. – Чего ради запирать пустой подвал?
   – Вроде уходят, – прошептал Луис. – Надо торопиться, а то они могут включить в саду дополнительное освещение.
   Ночь была безлунной, а я была без очков и, естественно, ничего толком не видела. Поэтому не было ничего удивительного в том, что я споткнулась о бордюрный камень и со всего маху шмякнулась на землю, выпустив из рук банку с паучихой.
   Неожиданно Луис издал душераздирающий вопль и, подпрыгивая на месте, как ненормальный, рванул рубаху на груди так, что пуговицы посыпались с нее, как семена из лопнувшего сухого стручка акации.
   В этот момент зажглись прожектора, залив ослепительным светом мускулистую грудь колумбийца с нежно прильнувшей к ней Луизой.
   – А-ааа! – заорал Луис, судорожным движением руки стряхивая паучиху на землю.
   – Луиза! – заорал Эусебио, бросаясь к упавшему в траву любимому насекомому.
   – Стоять на месте! – заорал Варела. – Буду стрелять без предупреждения!
   – Не стрелять в моем доме! – заорал Гандасеги. – Мне не нужны трупы в моем саду!
   Я поднялась с земли и отряхнулась. Похоже, я ушибла коленку и содрала кожу на локте.
   Луис еще некоторое время дрожал, клацая от ужаса зубами и продолжая конвульсивно стряхивать с себя воображаемых пауков. Наконец он убедился, что Луиза ему больше не угрожает, и обрел способность вновь уделять внимание окружающему миру. Этот мир ничем его не порадовал. Оскалившись в отвратительной улыбке, киллер Медельинского картеля целился в него из пистолета.
   – Луиза! Дорогая! Слава богу, ты не пострадала! – воскликнул Эусебио.
   Он посадил паучиху себе на предплечье и внимательно изучал ее лапки и хелицеры.
   – Похоже, здесь все больные, – покачал головой Уго. – Один чокнутый арахнофил, другой чокнутый арахнофоб.
   – Отведи их в сала де ритос, – сказал Басилио.
   – Вы слышали? А ну пошевеливайтесь! – взмахнул пистолетом Варела.
   Луис, казалось, не понимал, что происходит. Он тупо смотрел перед собой слегка расфокусированным взглядом умственно отсталого. Я подумала, что стресс от чересчур интимного общения с Луизой оказался слишком сильным для колумбийского полицейского. Меня терзало чувство вины.
   – Эй ты! Я к тебе обращаюсь! – прикрикнул на него Уго.
   Колумбиец не реагировал, продолжая так же тупо смотреть перед собой. Тут Уго сделал ошибку, приблизившись к нему почти вплотную. Удар Луиса был молниеносным, как бросок кобры. Пистолет вылетел из руки Варелы и, описав в свете прожекторов широкую дугу, плюхнулся в бассейн.
   Скрипнув зубами от ярости, Уго нанес ответный удар. Сцепившись, как пара питбулей на ринге, противники покатились по земле.
   – Какой кошмар! – пробормотала я.
   Хотя мне было приятно, что мой возлюбленный неплохо владеет рукопашным боем, я боялась, что подготовленный не хуже Луиса Варела по горячке ему что-нибудь сломает или внесет нежелательные исправления в классические черты его лица.
   Похоже, гайанский дипломат тоже не был поклонником боя без правил. Неожиданно он выхватил из кармана небольшой никелированный пистолет и, прежде чем я успела сообразить, что происходит, Басилио выстрелил Луису в спину.
   Тело колумбийца обмякло, Уго легко отшвырнул его в сторону и, чертыхаясь, вскочил на ноги.
   Я онемела от ужаса и горя. Луис был прав.
   Вся моя затея с самого начала была совершенно дурацкой. Я и только я была виновата в его смерти.
   С душераздирающим воплем я плюхнулась на колени около Луиса, пытаясь обнаружить у него признаки жизни.
   – Сеньора Волкова, успокойтесь! – недовольно сказал дипломат. – Зачем так кричать? Я просто вкатил ему дозу снотворного. Поспит пару часов и будет как новенький. Или вы хотели, чтобы эти двое тут поубивали друг друга?
   – Снотворное? – тупо переспросила я. – Ваш пистолет был заряжен капсулами со снотворным?
   – Я дипломат, а не киллер, – с достоинством произнес Гандасеги. – А вот кто вы такая, нам еще предстоит выяснить.
   Я нащупала сонную артерию Луиса. Пульс был нормальным и ровным. Когда колумбиец тихонько захрапел, я окончательно успокоилась, если вообще можно было успокоиться в ситуации, в которой мы оказались.
   Пока я причитала над спящим Луисом, Уго успел раздеться и слазить в бассейн за пистолетом.
   – Надеюсь, вас мне не придется усыплять? – обратился ко мне дипломат. – Мне бы хотелось, чтобы вы добровольно прошли со мной в сала де ритос.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация