А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Я, Хмелевская и труп" (страница 11)

   По крупному мускулистому телу негра, неторопливо переставляя мохнатые лапы, ползали два огромных, еще более черных, чем сам негр, паука-птицееда. За этой невероятной сценой с живым интересом наблюдал облаченный в бирюзово-золотистые плавочки Эусебио Моралес. Веки его были щедро раскрашены лазоревыми и розовыми тенями, губы полыхали кармином, а на грудь свисали странного вида бусы, которые я сочла кустарным творением эквадорских индейцев.
   Мое неожиданное вторжение произвело эффект разорвавшейся бомбы.
   Взвинченная до отказа пауками-птицеедами, порнографическими плакатами и сценами групповых попугайно-гомосексуальных отношений психика негра не выдержала, и он, издав не соответствующий его мужественному виду пронзительный женский визг, взвился в воздух, мощным сокращением мускулов стряхивая в стороны пауков. Один птицеед, описав в воздухе изящную дугу, врезался в лицо Эусебио Моралеса, аккурат между глаз, а другой с громким стуком впечатался в экран телевизора, удачно присоединившись к группе геев и попугаю.
   Эусебио Моралес тоже закричал, сначала от страха за себя, а потом за своих драгоценных пауков, которых его друзья с таким трудом за большие деньги контрабандно протащили через российскую таможню.
   Негр, стыдливо прикрывая руками все еще вздыбленный член, быстренько метнулся в смежную комнату, где, как я поняла, он оставил свою одежду.
   Эусебио со стонами и причитаниями аккуратно подобрал пауков-птицеедов, засунул их в банку, и, убедившись, что с ними все в порядке, вперил в меня пылающий гневом взор.
   – Que coco haces aqui? – яростно крикнул он и, спохватившись, перешел на русский: – Какого черта ты вламываешься сюда, как не получивший вовремя взятку налоговый инспектор? Ты что, не видишь, что на дверях табличка «Не беспокоить»? Кстати, там это на трех языках написано. Так какого рожна тебе надо?
   – Извини, Эусебио, – смущенно сказала я. – Я так спешила, что не обратила внимание на табличку. Так это и есть «араньяс милагросас»? Я уже наслышана о них.
   Он сокрушенно покачал головой.
   – Этот парень и так из-за баб импотентом стал, а тут еще ты его насмерть перепугала, – простонал он. – И, главное, в самый ответственный момент, когда у него только-только член встал. По твоей вине он чуть пауков не угробил! Теперь все лечение насмарку!
   – Да вроде пока все в порядке, – я попыталась утешить эквадорца. – Когда он в дверь выскакивал, член у него еще здорово стоял. Может, все и обойдется. Кстати, я Ирина, подруга Аделы.
   – Да я помню тебя, – махнул рукой Эусебио. – Ты учила испанский у Альды.
   – А что такого страшного женщины сотворили с этим негром, что он импотентом стал? – не удержавшись, поинтересовалась я.
   – Лучше не спрашивай! – закатил глаза Чепо. – Ахоно, правоверный мусульманин, у них в Африке женщина знает свое место и особо не возникает, а тут ему пришлось учиться в «Лумумбе». Бедняга завалил социологию, и преподавательница, семидесятилетняя карга, к тому же страшная, как семь смертных грехов, пригласила его на переэкзаменовку к себе домой.
   – И что? – нетерпеливо спросила я, поскольку эквадорец отвлекся, пытаясь определить, не повреждены ли хелицеры пауков.
   – Преподавательница попросила подождать, а потом вышла к нему в чем мать родила, – пожал плечами Эусебио. – Ахоно упал в обморок, преподавательница, не спрашивая, поставила ему тройку, но с тех пор он смотреть не может на женщин. Даже с мужчинами у него и то не всегда получается. А теперь ему надо возвращаться домой. Там придется жениться, завести кучу детей. Вот Ахоно и пришел ко мне, все шло отлично, а тут вдруг появилась ты и все испортила.
   – Ничего, у мусульман и так чересчур высокая рождаемость, – бездушно подвела я итог. – Я приехала, потому что мне срочно нужно с тобой поговорить. Мы можем где-нибудь уединиться?
   – Ладно, – без особой охоты согласился Чепо. – Можем выйти в сад. Как раз прогуляю пауков. Только погоди минутку, я скажу Ахоно, чтобы он постарался расслабиться и отдохнуть, пока меня не будет, а заодно и оденусь…
   Мы дошли до беседки-вигвама и присели на скамейку. Эусебио поставил банку с пауками на бортик беседки так, чтобы на нее падали солнечные лучи, и вопросительно взглянул на меня.
   – Я хочу знать, какое отношение ты имеешь к смерти Росарио Чавеса Хуареса, – посмотрев ему прямо в глаза, сказала я.
   – Я? К смерти? – удивленно переспросил эквадорец. – А с чего ты взяла, что он умер?
   Пару часов назад я разговаривал с ним по телефону, и он был жив. Правда, злой был, как черт, но живехонек.
   – А почему он был злой? – поинтересовалась я.
   – Да так, пустяки, – махнул рукой Эусе-био. – Мы тут устроили маленький розыгрыш.
   – «Мы» – это ты и Аделин Бобчик? – спросила я.
   – А ты откуда знаешь? – метнул на меня косой взгляд Эусебио.
   – Мне Бобчик рассказал, – объяснила я. – Только ему не все было известно. Теперь мне хотелось бы услышать подробности.
   – Да я и так расскажу, – пожал плечами эквадорец. – То'лько нечего выдумывать, что он умер. От того, что я ему дал, Чайо никак не мог умереть.
   – Я тебя очень внимательно слушаю, – сказала я.
   История, которую рассказал мне Моралес, сводилась примерно к следующему.
   Бобчик действительно следил за Аделой в клубе «Кайпиринья», так что то, что я видела, ни в коей мере не было галлюцинацией. Похоже, до него дошли слухи о том, что Адела чересчур склонна к похождениям на стороне, и, притворившись, что он едет в командировку, Дима принялся следить за своей ветреной подругой.
   Так он оказался в клубе «Кайпиринья» и, пожираемый ревностью, следил из-за занавески за тем, как Адела вовсю флиртовала с Росарио. Там его и заприметил эквадорец.
   Эусебио лично не знал Бобчика, но знакомые уже успели издали показать ему Диму на дискотеке, объяснив, что этот сверхбогатый «новый русский» в данный момент является последней пассией Аделы. Заинтересованный в расширении своей клиентуры, Эусебио подошел к Бобчику, представился, объяснил, что он близко знаком с Аделой, а потом начал рассказывать о магии вуду, о лечении импотенции и о прочих услугах, которые он, Эусебио Моралес, готов оказать за соответствующую плату.
   Бобчика заинтересовало это предложение.
   – А ты можешь сделать так, чтобы этот индейский карлик раз и навсегда оставил в покое мою невесту? – спросил Бобчик, указав на Росарио.
   – О чем речь! Конечно, могу! – не задумываясь, ответил маг.
   Бобчик вручил эквадорцу пятьсот долларов, и они расстались.
   Тут Эусебио задумался. Желание столь солидного клиента, как сын фармацевтического магната, следовало непременно выполнить, поскольку в таком случае можно было рассчитывать, что вслед за этим последуют новые, щедро оплачиваемые заказы. Однако будучи по натуре человеком практичным, Эусебио не собирался полагаться в столь тонком вопросе исключительно на магию. Нужно было придумать нечто, что навсегда отбило бы у Росарио желание приближаться к Аделе. И тут Морале-са осенило!
   Несколько дней тому назад один студент с Ямайки, чей дядя активно практиковал вуду, привез ему специальную смесь для оживления мертвецов и превращения их в зомби. На самом деле оживление мертвецов было хорошо отработанным трюком жрецов вуду, но на не искушенных в подобных делах зрителей этот трюк всегда производил должное впечатление. Хитрость состояла в том, что будущего зомби заставляли принять порошок, после чего он на несколько часов впадал в состояние каталепсии и казался мертвым. Затем новоиспеченного мертвеца хоронили, в нужный момент жрец вуду раскапывал могилу и с соответствующими случаю торжественными ритуалами «оживлял» мертвеца, дополнительно гипнотизируя его, что создавало эффект «зомбирования».
   Смесь, привезенная студентом с Ямайки, была как раз тем самым порошком, который вводил человека в каталептическое состояние. Прежде чем начать публичные сеансы «оживления» мертвецов, эквадорец решил опробовать смесь на Росарио.
   После того как Адела, поссорившись с индейцем в клубе, уехала, Эусебио подошел к пылающему от ярости кавалеру и удачно навел его на мысль воспользоваться магией, чтобы намертво приворожить к себе строптивую красотку, а затем с презрением бросить ее и отомстить, отказываясь отвечать на ее неутолимую страсть.
   Сделав щедрый жест, Моралес даже предложил Чавесу провести магический сеанс бесплатно и пригласил его на следующую ночь в «Каса де брухос».
   Когда мы с Аделой появились в доме гайан-ского дипломата Васи, эквадорец решил, что боги окончательно покровительствуют ему. Росарио приехал поздней ночью, когда церемония поклонения кубинской святой деве Каридад дель Кобре завершилась. Адела в то время уже уехала с Бобчиком в Пестяки, я лежала в постели, читая «Фаллос Кетцалькоатля», а незапертый «Мерседес» Аделы с ключами в замке зажигания спокойно стоял в саду гайанского дипломата.
   Прежде чем начать церемонию приворота моей подруги, Эусебио предложил Росарио кружечку холодного пива с заранее растворенной в нем гаитянской смесью. Что может быть лучше холодного пива в знойную летнюю ночь! Росарио залпом выпил отравленный напиток и, к удовольствию Моралеса, через десять минут по внешнему виду ничем не отличался от трупа. По расчетам эквадорца, Чавес должен был пробыть в состоянии каталепсии от двенадцати до двадцати часов.
   Эусебио, довольный успехом эксперимента, почувствовал в себе вдохновение художника. Обладая тонкой натурой ценителя искусств, в свободное от занятий магией время он любил создавать картины на обнаженном человеческом теле, преимущественно женском. В холодной России по вполне понятным причинам этот вид живописи не получил широкого распространения, но в теплых латиноамериканских странах выставки «живых картин» не были редкостью.
   Ненадолго задумавшись, Моралес раздел индейца, взял кисти и краски и талантливо изобразил на левой груди Росарио узкую колотую рану со сбегающей из нее узенькой струйкой запекшейся крови. Затем, около половины четвертого утра, когда все в доме наконец уснули, Эусебио взвалил индейца на плечо и аккуратно уложил его в багажник Аделы, гадая, что сделает девушка, обнаружив у себя в машине труп. Предугадать действия взбалмошной Аделы он, конечно, не мог, но ясно было одно: что бы она ни сделала, они с Росарио разругаются окончательно до такой степени, что больше даже не посмотрят друг на друга.
   Я вздохнула с облегчением. По крайней мере, одну тайну я уже раскрыла. Теперь мне известно, каким образом труп индейца оказался в багажнике «Мерседеса».
   – А Бобчику было известно, что ты задумал? – спросила я.
   – Нет, – ответил Чепо. – Я дал ему только мой московский телефон, а сам почти все время был в «Каса де брухос». Все время собирался ему позвонить, но сначала хотел сам узнать, чем кончилось дело. А, кстати, почему ты сказала, что Чайо мертв?
   – Это я обнаружила его в багажнике «Мерседеса», – объяснила я. – А Адела сделала вывод, что Бобчик убил его из ревности.
   Я решила пока не говорить всю правду. Моралес расхохотался.
   – Ну и заварил же я кашу! – похвастался он. – Жалко, что Адела не заглянула в багажник первой.
   – А что сказал Чайо, когда позвонил тебе сегодня утром? – спросила я.
   – Ругался! – усмехнулся Эусебио. – Как он ругался! Ты даже представить себе не можешь. Некоторые слова я даже не понимал. Еще он потребовал, чтобы я срочно привез ему одежду и украшения.
   – Какую одежду? – удивилась я.
   – Его одежду, – пожал плечами Эусебио. – Я же его догола раздел. Он недавно как раз купил себе какие-то суперфирменные джинсы, и еще у него были цветастая шелковая рубаха, ковбойские сапоги, золотой браслет и золотая цепочка с кулоном в форме головы леопарда. Ничего, завтра я все ему верну, и он успокоится. Мне чужого не надо.
   – Я могу посмотреть его одежду? – охваченная неожиданным предчувствием, попросила я.
   – Зачем? – удивился эквадорец.
   – Надо, – я фантазировала на ходу. – У меня есть подозрение, что у Росарио была любовная записка, написанная Аделой, которой он собирался шантажировать ее. Вдруг она случайно окажется у него в кармане?
   – Ладно, – согласился Моралес. – Можешь посмотреть. Я все сложил в полиэтиленовый пакет.
   Он аккуратно взял банку с пауками, внимательно осмотрел своих любимцев и довольный их активностью зашагал к дому.
   Мы снова вошли в комнату с эротическими фотографиями. Травмированного преподавательницей негра там на сей раз не было. Пленка с гомосексуалистами и попугаем закончилась, и на экране телевизора мелькали темные и светлые полосы.
   Эусебио выключил телевизор и, сходив в смежную комнату, принес оттуда большой полиэтиленовый пакет, украшенный рекламой туалетной бумаги «Нежность».
   Я вывалила содержимое пакета на массажный стол и стала нетерпеливо обшаривать карманы одежды Росарио. Мне повезло. В кармане рубашки я нашупала несколько раз сложенный листок бумаги. Я вытащила его и развернула. С первого взгляда я узнала четкий, слегка наклоненный влево почерк Захара. На этот раз на листке не было помарок.
   «Прицельная дальность – 3800м. Предельная дальность полета пули – 6500м. Ёмкость легкого магазина – 70, стального – 90 патронов.
   Химические добавки в патроны, увеличивающие дальность стрельбы…», – прочитала я.
   – Черт! – выругалась я. Этого я не ожидала.
   – Это не любовная записка, – заметил эквадорец, заглянув мне через плечо.
   – Я знаю, – сказала я. – Именно это я и искала. Не беспокойся, я сама верну эту бумажку Росарио.
   – Не знал, что Чайо увлекается оружием, – удивленно произнес Эусебио. – Я думал, что он больше по женской части.
   – Так и есть, – подтвердила я. – Не беспокойся, Росарио не рассердится на тебя за то, что ты отдал мне эту записку.
   Говоря это, я не кривила душой.
   Я гнала машину на предельной скорости, почти не всматриваясь в дорогу. Только услышав комариный писк антирадара, предупреждающего о сидящих в засаде гаишниках, вернее, гибэдэдистах, я сбавила скорость.
   Дело запутывалось все больше и больше. Непонятно, каким образом окончательно почивший в бозе перуанский индеец тоже оказался замешанным в деле с продажей изобретенного Захаром автомата. Я думала и думала, как заведенная, но ничего путного в голову так и не приходило. Наконец я въехала на переполненные транспортом улицы любимой столицы. Затормозив около телефона-автомата, набрала номер Аделы.
   – Это Ирина, – представилась я на случай, если он не узнает мой голос. – Адела не выдумывала? Росарио действительно убили?
   – К сожалению, – ответил Бобчик. – Мы только что вернулись из милиции. Нас отпустили так быстро только благодаря вмешательству моего папы. Мы оба оказались подозреваемыми, так что с нас взяли подписку о невыезде. Адела в бешенстве. Ей не нравится быть подозреваемой. Она опять уверена, что это я кокнул Чайо, но теперь она вбила себе в голову, что я специально все подстроил таким образом, чтобы свалить вину на нее. Слава богу, сейчас она принимает ванну, так что я получил небольшую передышку.
   – Вы не возражаете, если я приеду к вам сейчас? – спросила я. – Мне бы хотелось побольше узнать о том, что произошло.
   – Я буду только рад, – устало сказал Бобчик. – Может быть, вы наконец убедите Аделу, что я не убийца.
   – Держитесь. Приеду минут через десять. Уверена, что Адела скоро успокоится, – с сочувствием произнесла я.
   К тому времени как я доехала до дома малахольного Бобчика, Адела уже выбралась из ванны и со страдальческим видом возлежала на диване с бокалом шампанского.
   – Похоже, ты уже оправилась от потрясения, – заметила я.
   – Это было ужасно, – пожаловалась она. – Теперь я могу себе представить, что ты испытала, открыв багажник.
   – Мне еще повезло, – сказала я. – Одно дело обнаружить труп в чужом багажнике, и совсем другое – в собственной постели.
   Подруга отпила шампанского и кивнула.
   – Бобчик упоминал, что один раз Росарио уже воскрес, – с надеждой произнесла она. – Может, он снова очнется? Хотя мне ни капли не нравятся вампиры и всякие там ожившие мертвецы. Я даже фильмы про них не смотрю.
   – Больше не воскреснет, – сказала я. – В прошлый раз он не умирал. Просто Эусебио, чтобы разыграть тебя, подсыпал Росарио в пиво очень сильное снотворное, затем раздел, нарисовал у него на груди рану и кровь и засунул его тебе в багажник.
   Адела аккуратно поставила бокал на туалетный столик и недоверчиво воззрилась на меня. Бобчик тоже проявлял признаки заинтересованности.
   – Ты хочешь сказать, что весь этот бедлам устроил Эусебио? – низким, вибрирующим от бешенства голосом спросила она. – Этот ничтожный ревнивый паукофил осмелился устроить мне такую подлянку?
   Бобчик метнул на меня умоляющий взгляд, и я сделала незаметный для Аделы жест рукой, давая ему понять, что не собираюсь упоминать о его участии в этом деле.
   Подруга вскочила с дивана и заметалась по комнате, как жаждущая крови тигрица.
   – Все, ему конец, – шипела она, потрясая в воздухе кулаками. – Еще не знаю, что я с ним сделаю, но этот кретин запомнит меня на всю жизнь!
   Внезапно Адела замерла на месте, пораженная неожиданной идеей.
   – А ведь это он прикончил Чайо, – воздев указательный палец к потолку, изрекла она. – В груди Росарио была точно такая же рана, как та, что нарисовал Чепо.
   Подруга ненадолго погрузилась в задумчивость.
   – Или его все-таки убил Бобчик? – бросив на Диму подозрительный взгляд, заколебалась она.
   – Да не убивал я никого! Сколько можно повторять! – безнадежно простонал Бобчик.
   – Адела, успокойся, – примирительно сказала я. – Я совершенно точно знаю, что ни Бобчик, ни Чепо его не убивали. Сядь на диван, допей свое шампанское, а еще лучше, сделай мне парочку бутербродов и расскажи подробно, что случилось.
   Бобчик вскочил.
   – Я приготовлю тебе ужин, – сказал он. – А вы тем временем поговорите.
   Пока Дима возился на кухне, мне удалось узнать некоторые подробности убийства, оказавшиеся весьма любопытными.
   Труп голого Росарио с искаженным от ужаса лицом и широко открытыми глазами лежал на кровати в спальне. В квартире не оказалось ни одежды, ни обуви, вообще никаких вещей, принадлежащих убитому. Орудие убийства также исчезло. Ни один из кухонных ножей не подходил по форме к ране. Все они были слишком широкими.
   Бобчик вернулся в гостиную с подносом, на котором ароматно дымились хинкали.
   – Адела мне уже в общих чертах все рассказала, – произнесла я, с аппетитом принимаясь за еду. – Только мне непонятно, каким образом Росарио ухитрился оказаться в вашей квартире. У вас бронированная дверь с несколькими замками, окно находится высоко над землей, и я не понимаю, как он мог проникнуть внутрь, если никто из вас его не впускал. Вряд ли у него были ключи, а следов взлома на вашей двери вроде бы нет.
   – Думаю, это моя вина, – сказал Дима. —
   Нашу дверь действительно почти нереально открыть, если она заперта на два замка. Но если ее просто захлопнуть, но не запирать, то она элементарно открывается с помощью кредитной карточки. Я специально просил сделать именно так, потому что иногда выскакиваешь на лестничную площадку, забыв ключи, и, если дверь случайно захлопнется, придется вызывать мастера, который промучается полдня да вдобавок еще и дверь испортит.
   После того как Адела шарахнула меня электрошокером, мне было так плохо, что я ничего не соображал, и когда поехал к вам, то просто захлопнул дверь, забыв запереть. Вполне вероятно, что Росарио, решив по каким-то причинам пообщаться с Аделой, может быть, выяснить, каким образом он оказался в багажнике ее «Мерседеса», приехал сюда, позвонил в дверь, ему никто не ответил, тогда он открыл дверь с помощью кредитной карточки и вошел, собираясь подождать Аделу внутри. Если убийца следил за ним, то он мог попасть в квартиру таким же способом. А может быть, Росарио пришел вместе с сообщником, который по какой-то причине убил его.
   – Вы предложили эту версию милиции? – поинтересовалась я.
   – Я говорил им о такой возможности, – печально кивнул головой Бобчик. – Но было видно, что они мне не поверили. Милиция ищет самых простых объяснений. А мотив, лежащий на поверхности, – это ревность или внезапно вспыхнувшая ссора. Если у кого-то помимо нас были причины убить Росарио, ему не надо было для этого тайно пробираться в нашу квартиру. Это создавало ненужный риск.
   – Но таким образом можно было бросить подозрение на вас, – заметила я.
   – Это чересчур усложненно, – пожал плечами Дима. – Одна надежда на помощь отца. Менты против него вряд ли пойдут. Хотя сейчас ни в чем нельзя быть уверенным до конца.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация