А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ступени из пепла" (страница 29)

   – Миан? Ты?! Что с тобой?
   Кивком велела прислуге впустить неожиданную гостью.
   – Переоденьте её… проводите в гостиную.
   – С-с-спасибо, Эс-с-стер, – кивнула Миан. – Эт-т-то…
   – Переоденься. Отогрейся и поешь. Потом поговорим.
   Эсстер сидела, рассматривала гравюры (добыла у дальних недругов Метуар, по ту сторону гор, за границами графства; украла, «просочившись» по стене). Я Тень… я настоящая Тень… Я похвастаюсь тебе, Миан, извини…
   Миан вошла и сразу же упала на колени. Губы её дрожали. Какой она стала красивой…
   – Эсстер. Я Миан, Ведьма. Помнишь меня? Помнишь ту игру? Остров, бурю?
   Эсстер поднялась.
   – Да, Миан… Я Тень. Я уже пробовала… свои силы. Так ты… тоже? А остальные?
   – Не знаю про остальных. Меня все гонят, все… Эсстер, со мной всё, как в той проклятой сказке. Всё отняли. Всех родных убили. Я нищая, я никто. Я пришла к ней, хотела поговорить. Меня выгнали, выбросили в грязь. Всё, как в сказке, будь она проклята. Прогоняют. Спускают собак. Три раза у позорного столба… я не могу больше. Помоги, умоляю! Помоги хоть ты!
   – Успокойся, Миан. Кто? К кому ты пришла?
   – К Королеве. Там, в Тегароне. Меня к ней не пустили, велели убираться.
   – Не думаю, что они будут в восторге от визита Метуар, – покачала головой Эсстер. – Оставайся пока у меня, Миан. Расскажи по порядку.
   Почти три месяца всё было прекрасно и интересно… Они находили у себя новые умения… помогали друг дружке, по-детски хвастались. Миан быстро училась. В точности, как в сказке. Надо было перечитать сказку, Эсстер, вольная Тень. Надо, надо было…
   …потому что однажды ты не расслышала, что именно говорит Миан, протянула ей руку…
   И мрак из слуги неожиданно стал хозяином. Безжалостным. Ненасытным.
* * *
   Тигрица споткнулась на ровном месте.
   – Ты из Метуар?
   – Что, непохоже? Давно уже не была дома, надо заглянуть. Всё труднее вспоминать свой собственный облик. Но пропавшей меня так и не объявляли. Умершей – тоже. Мама ещё верит, что я вернусь.
   – Ты… это ты сделала так, чтобы меня… чтобы баронесса…
   – Да, я, – призналась Тень. – А что? Я оставила тебя без крыши над головой, Тигра, без всего. Мне захотелось сделать что-нибудь доброе. Что с тобой?
   Реа-Тарин остановилась.
   – Мой прежний дом, моя семья… Я что-то припоминаю. Очень смутно. Что с ними случилось?
   Тень вздохнула. Долго глядела на Реа-Тарин.
   – Я, Тигра. Я с ними случилась. Миан побывала и у вас, но её не пустили на порог, спустили собак. И она… несколько месяцев спустя… когда я дала ей руку, по глупости… Она приказала мне, для начала…
   Реа-Тарин почувствовала, что ноги не держат её. Прислонилась к старой, могучей сосне, уселась под неё. Тень осталась стоять.
   – Продолжай, – Реа смотрела в сторону.
   – Это я. Я перебила всех, кто был в замке, сожгла замок. Я должна была убить и тебя. Но не смогла. А Ведьма ни о чём не спрашивала… только веселилась. Я принесла тебя в порт, велела отвезти подальше от Шеам. На другую сторону света. Парусник назывался «Тарин-Ран». Спустя несколько лет я снова встретила тебя в Тегароне. Через месяц после этого тебя удочерила баронесса Эврин ан эс Метуар эс ан Тегарон. Моя мама.
   – Сядь рядом, – приказала Реа-Тарин. Её начала бить дрожь.
   Тень послушно уселась.
   – Как… как Миан смогла…
   Тень посерела.
   – Тигра. Не произноси её имя. Королева здорово придумала, что похоронила её, теперь Ведьме не покажется мало ни под солнцем, ни под луной. Но она всё слышит, она всё помнит. Когда-нибудь она проберётся за пределы графства. И начнёт заново.
   – Как… что… – Реа-Тарин неожиданно упала на землю, лицом вниз, и заплакала. Тень молча сидела рядом, держа Тигрицу за руку.
   Наконец, Реа поднялась с земли. Губы её подрагивали.
   – Реа, – Тень произнесла тихо. – Она обожает бить по родственникам и друзьям. Наверняка уже думает, как бы извести Метуар под корень.
   – Замолчи, – Реа смотрела на неё злобно.
   – Не надо! Ты ненавидишь её. Ты лечишь её этим, Реа. Даёшь ей силы.
   Тигрица резко ударила Тень ладонью по лицу.
   – Заткнись, будь ты проклята!
   – Прошу, выслушай ме…
   Реа резко развернулась, «погладила» Тень по животу. Тень рухнула на спину, не издав ни звука.
   Сумрак опустился и рассеялся. Губы Тени дрогнули.
   Тигрица встала над ней, сжав зубы, приготовившись ударить ещё раз. Потянулась за кинжалом.
   – У меня был младший брат, – произнесла она. – Грудная сестра. В замке гостили наши дальние родственники. Слуги… это были прекрасные, честные люди. Сейчас ты умрёшь за каждого, гадина. Умрёшь десятикратно. Ведьма ни при чём, ты могла отказаться. Могла умереть сама. Вставай!
   – Ты милосерднее Ведьмы, – прошептала Тень, не открывая глаз. – Больно, но быстро. Да, я могла отказаться.
   Она закашлялась. Медленно, шатаясь, поднялась. Взглянула Тигрице в глаза.
   – У меня в замке оставалось две сестры. Больная мама – она всегда болеет осенью. Дед с бабкой, кое-кто ещё. Я всё равно убила бы твоих родичей, но вначале – своих. Медленно и жестоко. Давай, Реа. Я умру за своих. Долго и мучительно. Хотя бы по разу. Я заслужила.
   Реа безвольно осела наземь. Бросила кинжал. Закрыла лицо руками.
   Тень уселась рядом.
   – Разве можно так? – спросила Тигрица горько. – Я… ладно. Остальные при чём? За что?
   Тень подняла кинжал, повертела в руках.
   – Тигра, она говорит во сне. Знаешь, что у неё на уме? Она перебьёт нас всех, сравняет с землёй города, где мы жили. Но Королева нужна ей живой. Только живой.
   Тигрица не шевелилась.
   – Я ей уже не нужна. Я должна была сжечь Университет, привезти ей Королеву и отправиться в Метуар. На последнюю встречу с семьёй. Очень трогательно. Но Королева проснулась… я увидела её. И поняла, что выбрала не ту сторону.
   – Ты чудовище, Тень. Страшное, трусливое, коварное чудовище.
   – Я не чудовище. Я Тень. Хочешь отомстить мне? Когда мы всё закончим, попроси Королеву избавиться от меня. Я расскажу, как убить меня навсегда. Прямо сейчас.
   – Нет, Тень. Ты будешь жить. Ты будешь помнить всё, до последнего мгновения. А забудешь, я напомню.
   Тень долго смотрела ей в глаза. Тигрицу, как и Хеваина, охватывало ощущение нереальности, до того Тень походила на Майтенаринн.
   – Реа, я ведь не тронула тебя. Я спасла тебя тогда. Так кто из нас чудовище?
   Реа отвела взгляд.
   – Ты только что меня убила… это помогло? Хоть как-то? Если помогло – продолжай. Никто ничего не узнает, слово.
   Тигрица подняла взгляд. Тень протягивала ей кинжал. Помедлив, Реа забрала его. Вложила в ножны.
   Тень присела перед ней, протянула руку.
   – Королева ждёт нас, Тигра. Давай поможем ей. Я к твоим услугам – в любое время.
* * *
   Майтенаринн не без опаски подошла к дому. Восстановительные работы уже начались, но ей никто не запрещал ходить, куда вздумается. Все скрывали лица, склонялись, если могли – чтобы не оскорбить траур. Майтенаринн зашла в относительно неповреждённую часть дома. Охрана неслышно двигалась следом.
   Пусто. На сей раз – пусто. Выветрилось.
   Дверь в её комнату.
   Май нашла силы войти.
   Всё так же, немного больше пыли. Здесь тоже многое рассеялось. Что-то изменилось… что-то не так. Майтенаринн оглянулась. Увидела на пороге саму себя. Тень. Та отрицательно качала головой. Сделала жест – идём.
   Майтенаринн повиновалась. Несколько охранников двигались за безмолвной Тенью. Та скользнула к комнатке под лестницей. Здесь уже не клубилось облако, кричащее «повинуйся!». Тень поднесла ладонь к стене…
   Часть стены сдвинулась в сторону. Охрана жестами показала – мы первые. Тень не возражала. Указала ладонью – там, внизу.
   Май осторожно спустилась вниз. Небольшая комната. Пахнет чем-то неприятным, затхлым.
   Зеркала. Кругом. На каждом – трещина. Запах… очень тяжёлый. И эхо. То самое, вязкое, неприятное.
   «Повинуйся»… – Миан.
   «Да, Госпожа», – Ройсан.
   «Приведи её. Приведи живой».
   «Да, Госпожа».
   «Приведи её в подземелье…»
   И всё. Отсекло. Тень сделала знак… Май медленно оглянулась.
   На зеркалах появлялись новые трещины. Одна поверх другой. Трещины множились… Охрана бросилась к Май, чтобы защитить её, прикрыть. Тень указывает – ничего страшного, смотрите.
   Зеркала осыпались тончайшей пылью. За одним из них показалась дверь.
   Тень показала туда, сделала знак – ребром ладони по горлу. Указала на Май, отрицательно покачала головой. Указала на охрану – нет, вас мало. Прижала палец к губам, медленно, оглядываясь, прошлась по комнате.
   Подошла к Май, махнула в сторону лестницы наверх. Жалобно указала глазами – уйдём.
   Май долго стояла у двери в стене. Оттуда веяло чем-то неприятным. Живым, дремлющим, враждебным. Нет. Не сегодня. Не сейчас.
   Охрана долго запечатывала спуск вниз, в комнату, где были зеркала. Рабочие спешно покидали дом. Ещё бы – такой сюрприз в казавшемся безопасным месте.

   5. Правила игры

   Вечером появился Масстен. Чародей был ещё слаб, но уже мог ходить, и – о чудо! – улыбался. Он долго смотрел на многозначительно усмехающуюся Тень, отвернулся.
   Выпили – кому что было позволено – за здоровье Чародея. Долго хвалили Саванти. Хлыст был сильно смущён, то и дело поглядывал на Майтенаринн. Та делала вид, что не замечает.
   Наконец, Май поднялась. Напряжение, исходившее от Реа, было непереносимым.
   – Хеваин… Ани, Гриф, Чародей. Если не возражаете – мы устроим небольшой девичник. Мы скоро вернёмся. Не уходите, ладно?
   Те кивнули.
   – Мужчинам всегда есть, о чём поболтать, – пропела Тень, двигаясь бесшумно и изящно.
   Они прошли в комнату отдыха. Ту самую. Ласточка вздохнула, когда двери закрылись за ними.
   – Тень, – Май подняла взгляд и та, к которой обращались, выжидающе взглянула в глаза. – Можешь стать самой собой. Покажи нам, как ты выглядишь. Я разрешаю.
   Тень кивнула, отвернулась, присела… через несколько секунд на Реа, Лас и Май уже глядела известная Хеваину веснушчатая рыжеволосая Эсстер. Взгляд её оставался взглядом Тени – иронический, немного издевательский.
   – Говори, Реа, – Май не отводила взгляда от Тени.
   – Я не доверяю ей, – с трудом произнесла Тигрица. – Не скрою, есть и личные причины. Но она… она непостоянна, мы не можем ей верить. Я не могу, Королева. Прости.
   Тень не изменилась в лице.
   – Говори, Тень.
   – Госпожа… – Тень оглянулась. – Реа… мне повторить рассказ?
   – Май.
   – Что, Госпожа?
   – Обращайся ко мне «Май». По имени.
   Тень побледнела.
   – Правило, Госпожа… Королева. Я не смею. Это смерть. Окончательная, настоящая.
   – Это Правило не вредно отменить. Я не помню такого Правила. Оно больше не действует.
   Тень медлила… опустила взгляд.
   – Ты не повинуешься, Тень? – спокойно поинтересовалась Майтенаринн.
   Тень рухнула на колени так, словно ей отсекли ноги.
   – Нет… – на лице её проступил ужас. – Я повинуюсь, повинуюсь, Госпожа… – Тень закрыла глаза. – Май…
   Никто не шелохнулся.
   Тень сделала глубокий вдох, прижала руку к груди.
   – Я жива… – прошептала она. Подняла на Майтенаринн взгляд, полный восхищения. Обняла колени Королевы, замерла.
   – Встань, Эсстер, – попросила та тихонько.
   Тень медленно встала на ноги.
   – Ведьма, – голос Тени дрогнул. – Онаона будет знать, если моё имя…
   – Это Правило тоже придумала Ведьма, Тень. Отныне оно не имеет силы.
   – Спасибо… Май. Хорошо. Слушайте.
* * *
   – Как ты могла? – спросила Лас тихонько. – Тень… Эсстер. Это ужасно. Как ты смогла сделать такое?
   Тень покосилась на Ласточку.
   – Лас… Ты знаешь, что такое – быть Тенью?
   – Нет. Но то, что ты сделала…
   – Реа, хочешь узнать это? Это страшно, предупреждаю.
   – Нет, – хрипло ответила Тигрица. – Никогда.
   – Лас, может быть, рискнёшь? Ты всё поймёшь.
   Лас-Таэнин долго глядела на Тень. Взглянула на Май. Та кивнула.
   – Если не боишься, Ласточка.
   Лас сделала шаг вперёд.
   – Давай, – разрешила она.
   Тень поманила её туда, где на полу находился густой ковёр. Мягко вынудила опуститься на колени. Встала позади.
   – Ой, я забыла. Ты не… никогда не позволяешь «гладить за ушками».
   – Никогда, – подтвердила Лас холодно.
   – Зря, – проворковала Тень. – Много потеряла, много…
   Лас молча поднялась и направилась к двери.
   – Лас…
   Лас продолжала идти.
   – Лас-Таэнин эр Тегарон.
   Лас остановилась, оглянулась. Тень стояла на коленях, склонив голову.
   – Не надо… Я неудачно пошутила. Больше не повторится.
   Лас вернулась. Медленно опустилась перед Тенью.
   – Тогда так, – Тень некоторое время была в раздумии. – Тебя мы трогать не будем, сама сделаешь. – Она сняла куртку, блузку, осталась в положенном правилами приличия «светлом поясе» – закрывающем почти весь живот, часть спины.
   – Essen valei haiteni, – указала Тень на свою голову. Лас непонимающе оглянулась.
   Реа подошла к ним.
   – «Котёнку моют голову», – пояснила она. – Сейчас… нет, не снимай перчатки.
   Реа положила пальцы левой руки Лас на затылок Тени, указала, куда какой. Лас наклонилась, запоминая, кивнула. Точно так же Реа положила правую ладонь Лас между лопаток Тени.
   – Немного не так, – отозвалась Тень, не поднимая головы. – Мизинец… на одну четвёртую «куан» выше и правее.
   – Там нет активной точки, – возразила Реа ровно.
   – Лас… Реа знает об этом всё, но сделай, как я сказала.
   Реа пожала плечами, сдвинула мизинец Ласточки.
   – Лас, запомнила?
   Та кивнула.
   – Теперь снимай перчатки. Когда я… наклоню голову, пальцы должны быть на местах.
   – Что делать?
   – Ничего. Ждать. Можешь повторять вот эту фразу, – Тень шепнула Лас на ухо. – Размеренно, медленно.
   Лас усмехнулась. «Ven Sinn eraide ahn tva Rei…» – «Я Тень, мне служит мрак…»
   Тень протянула руку к накидке Лас, к верхней пуговице. Та поймала её руку, не изменяя выражения лица.
   – Только две пуговицы, Лас. Только две верхних пуговицы.
   Ласточка, сохраняя невозмутимость, расстегнула их сама.
   – Готова?
   Лас кивнула, сняла перчатки, положила руки. Тень вздрогнула.
   Медленно подняла голову так, чтобы коснуться подбородка Лас.
   Замерла, закрыв глаза.
   Лас закрыла глаза, губы её чуть шевелились.
   В комнате стало сумрачно. Холодом повеяло от Лас и Тени.
   Очертания Лас исказились. Реа бросилась к ней, Майтенаринн поймала её.
   – Она знает, что делает.
   Тень рывком отстранилась, тяжело дыша. Лас непонимающе глядела на неё.
   – Что чувствуешь, Лас? – спросила Эсстер, поднимаясь на ноги.
   Ласточка смутилась. Прижала ладонь к животу.
   – Тепло… Отсюда и выше.
   – Получилось, – заметила Тень. – Теперь встань. Нет, ничего делать не надо. Просто смотри мне в глаза. Будет страшно – крикни, всё сразу же кончится. Ясно?
   Лас-Таэнин кивнула.
   Тень замерла напротив неё, на расстоянии двух шагов.
   – Повторяй, – велела Тень. – Я Тень, мне служит мрак…
   – …мне служит мрак, мне солнце – враг…
   – Мне ваши тени…
   – …открывают все секреты…
   – Я Тень…
   – …я сею страх у вас в сердцах…
   – Склонись, я пощажу! – воскликнула Тень, указывая рукой на Лас. Та замерла, склонила голову.
   Реа прижала ладонь к губам. Если бы Тень не была выше ростом, если бы они с Лас были одинаково одеты…
   Две Лас-Таэнин. Но настоящая… о небеса… ничего. Ни эмоций, ни запаха – пустота.
   – Подойди ко мне, – велела Тень. Лас повиновалась.
   – Сядь.
   Послушно опустилась на пол.
   – Возьми, – Тень протянула Лас острый нож.
   – Тень, – Реа сделала шаг. – Если ты…
   – Она не пострадает, – заметила Тень. – Королева, я клянусь жизнью.
   Май кивнула, хоть и побледнела.
   – Ты Тень, – Тень вручила нож Лас. – Ты не подвержена смерти. Покажи!
   Лас послушно размахнулась и вонзила нож себе в сердце.
   Тут же рывком извлекла его из раны.
   Закричала… страшно закричала, падая на пол.
   Реа кинулась к ней, расстёгивая накидку, злобно глядя на обретшую свой, личный облик, Тень.
   Реа не верила глазам. Рана за несколько секунд стала таким же серебристым шрамом, что был у самой Тени. Шрам сходил на глазах. Реа ещё раз осмотрела тяжело дышащую Лас-Таэнин, застегнула на ней накидку, помогла подняться на ноги. Лас, настоящая. Нет жуткой пустоты. Есть ужас, жалость, боль…
   Лас глядела Тени в глаза, прижимая руку к сердцу. К кровавому пятну на одежде.
   – Так Тень чувствует себя, когда ей управляют, – Тень оставалась невозмутимой. – Ты была в моей власти всего три минуты, Лас. Я не знала свободы много лет. Ты умерла всего лишь раз, быстрой смертью. Я умирала сотни раз. Иногда – долго, чтобы развлечь Ведьму.
   – Что… что с тобой было? – голос Реа дрогнул.
   – Чернота… – отозвалась Ласточка. – Нет опоры, ничего нет. Я вся на виду. Меня тянут, тянут… вынуждают… Я не могу, не спрашивай, – она закрыла лицо руками.
   Реа долго смотрела на Тень.
   – Если я должна извиниться, скажи.
   Тень уселась на ковёр, потёрла глаза.
   – Нет, Реа. Это как снежная лавина. Меня снесла одна. Ты попала под другую. Май… нужно успеть остановить ещё одну.
   Майтенаринн кивнула.
   – Слушай меня, Тень, – Эсстер вскочила на ноги, встала перед ней.
   – Можешь быть самой собой. Ты не должна вводить в заблуждение моих друзей. Если ты на нашей стороне, ответишь на все вопросы. Если хочешь что-то сохранить в тайне – попроси об этом.
   – Слушаюсь, Май.
   – Нам лучше вернуться. Время уходит. Реа… ты доверяешь ей? Теперь?
   – Да, Королева. Она права, это – лавина. Но есть вещи, которые я всё равно не смогу простить.
   Тень опустила голову.
   – Да, Тигра.
   Май и Реа направились к выходу.
   Лас подошла к Тени, прикоснулась пальцами к её правой щеке.
   – Мне жаль, что так получилось, Тень. Честно.
   Эсстер присела, придерживая пальцы Лас у себя на щеке.
   – Спасибо. Я привыкла, Лас. Я хочу увидеть Ведьму… показать, что мрак не на её стороне. И научить законам гостеприимства.
* * *
   – Заговор Восьми, – повторил Масстен мечтательно. – Так его назовут, когда нас арестуют. Мы сошли с ума, это точно.
   Гриф пошевелился.
   – Убежище, о котором вы говорили, Эсстер, – Тень подняла взгляд. – Там уже никого нет. – Спокойно, – он поднял руку. – Объект… Ведьма… была там недавно. Судя по тому, что мы обнаружили, у неё очень плохо со здоровьем. Вероятно, с рассудком. К сожалению, под Тегароном полным-полно пещер. Пока не удалось проследить её путь.
   – Следы, – произнесла Тень. – Следы на поверхности. Там, где она появится, всё будет сохнуть, люди будут раздражительны, птицы покинут гнёзда. Если она выйдет за пределы графства… если попадёт в место, где Светлую не почитают, нам будет очень весело. Никакого Праздника не потребуется.
   – Что мы, собственно, хотим? – осведомился Саванти. – Убить её? Теоретически, если навести боеголовку мощности в 5–6 тысяч, точечной фокусировки – никакая пещера не спасёт. Здешние пещеры не очень глубоки.
   – Не соглашусь, – Хеваин покачал головой. – Не забывайте, я прошёл почти всю Гражданскую.
   – Ани, – Масстен побарабанил пальцами по столу. – После «Ската» я уже ничему не удивлюсь, но… У тебя есть личная военная база?
   – Ладно, – проворчал Саванти. – Уж и помечтать нельзя. Так что мы хотим?
   – Её нельзя убивать, – заявила Тень. – Так, как вы это понимаете. Это будет что-то ужасное.
   – Что тогда? – осведомилась Реа. – Будем ходить по пятам и перевоспитывать?
   Тень подошла к креслу Реа.
   – Она оставила много сюрпризов. Все они сработают, если её убьют. Хочешь её убить, разорвать на части? Я – хочу. Я берусь её выследить. А вы тем временем нарисуете новые карты мира. Тегарон там можно не указывать.
   – Мы должны её полюбить всей душой, Ведьма исправится, всё окончится, – иронически заметил Гриф.
   Тень мрачно воззрилась на него.
   Масстен кашлянул.
   – Эсстер, вам придётся рассказать всё о… Ведьме. Что она могла оставить? Чего следует опасаться?
   – Расскажу, – кивнула Тень. – Только верните мне рыбку.
   – ?
   – «Ската». Обожаю его. Последняя марка, специально добывала.
   Саванти и Масстен переглянулись. «Скат-Т2» исчез под курткой Тени, та погладила его, «уговаривая» стать неприметным.
   Тень глубоко вздохнула.
   – Она оставила много интересного. Я знаю, что-то есть в Левватен. Но начните с личной охраны Её Светлости. Когда-то Ведьма собиралась сделать из Её Светлости особую, самую ценную «куклу».
   – Это невозможно! – возразил Масстен. – Там всё чисто!
   – Да? Прочитайте им… – Тень продекламировала строки одного из указов о наступающем Празднике Возрождения. – Только так, чтобы их было не более двух или трёх одновременно. Это должно было сработать на Празднике. Я расскажу про другие ловушки. Чуть позже.
   Реа поманила Майтенаринн и Лас-Таэнин в сторонку.
   – Май, Лас. Отдохните. Вам очень надо. Тебе, Ласточка, особенно. Мы что-нибудь придумаем, слово.
   Майтенаринн кивнула.
* * *
   Траур отучает думать от первого лица. Иногда это полезно. Голова немного отдохнула… Если бы не страшная история о семье Реа… Бедная Тигрица. Да и Тень – я не могу уже назвать её «злодейкой». Лавина…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация