А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секрет пропавшего клада" (страница 15)

   Глава XVII
   Рисунки Гойи

   Стас с Петькой поехали провожать Виктошу, а Даша осталась дома. Ей надо было еще кое-что сделать по хозяйству и узнать уроки на завтра. Даше не давала покоя мысль о Мусе, поэтому она решила заняться уроками, чтобы отвлечься. Но теорема попалась такая трудная, что она отложила ее до возвращения Стаса. Он обязательно поможет ее доказать. Конечно, она могла бы, поднапрягшись, и сама с нею справиться, но не больно-то охота напрягаться! Часов около восьми пришла мама, усталая, измученная.
   – Черт, сейчас на улицах такие пробки, кошмар! – пожаловалась Александра Павловна, снимая сапоги. – Я на Садовом у Склифа полчаса простояла. Ужас просто! Хорошо еще зима, а летом там можно только умереть!
   – Но у тебя же в машине кондиционер! Летом не будешь открывать окна, только и всего!
   – Дашка, ты такая благоразумная, что просто тошнит! Дай матери поворчать с устатку!
   – Да ворчи сколько хочешь! – разрешила дочь. – Есть будешь?
   – А ты что-нибудь вкусненькое опять сготовила?
   – Ничего особенного! Вчерашний бульон и жареная курица. Сойдет?
   – Сойдет! Конечно, картофельные котлеты было бы лучше…
   – Ты же тогда ворчала, что от картошки толстеют!
   – Так я сколько их съела! – засмеялась мама. – Дашка, как это у таких непутевых женщин, как я и твоя бабушка, получилась такая разумница и хозяюшка?
   – Просто на вас надо было управу найти!
   – А, теперь понятно!
   – Ну, что нового? – поинтересовалась Даша, когда они с мамой сели за стол. – Как птичник?
   Дело в том, что на работе у Александры Павловны были сотрудники с птичьими фамилиями: Соловьев, Воронин, Галкин, Зябликова и Воробейчик. Поэтому их отдел и называли птичником.
   – Ой, не спрашивай! С этим переходом на цифру все как с ума посходили! Я только и успеваю, что объяснять людям, почему они нас не ловят теперь! Телефон трезвонит, не переставая! Голова разламывается. Даш, почему я курицу обычно пересушиваю, а ты никогда?
   – Секрет фирмы!
   – Ну скажи, не вредничай!
   – Не скажу! Ты все равно забудешь через две минуты!
   – Думаешь, мать у тебя уже совсем пропащая?
   – С переходом на цифру – да!
   Александра Павловна рассмеялась. Эти вечерние беседы с дочкой за кухонным столом были для нее лучшим отдыхом.
   – Бабушка звонила?
   – Конечно! Два раза! У нее, кажется, новый кавалер завелся, из Дворянского собрания, забыла, как звать, но отчество Венедиктович!
   – Счастливая мама! Вышла на пенсию и не тужит! Кавалеры у нее!
   – У тебя тоже есть Милан, – напомнила Даша.
   Александра Павловна сморщила носик.
   – Что, поссорились?
   – Нет, просто… Кстати, меня не спрашивал наш сосед?
   – Какой сосед?
   – Отец твоего Стасика!
   – Нет, не спрашивал, а что?
   – Да нет, ничего, просто он обещал помочь с ремонтом машины…
   – А…
   – По-моему, он довольно славный, ты не находишь?
   – Ты на него глаз положила, да?
   – Дарья, ты как с матерью разговариваешь! Просто я его совсем мало знаю, а ты, кажется, лучше. Только и всего. Сразу – положила глаз!
   – Мам, не ворчи. Чай будешь или компот?
   – Компот! И много! Кстати, ты не забыла про бабушкин день рождения?
   – Так это же через десять дней!
   – А подарок? Что дарить-то будем? Ты выяснила?
   – Ага! Электрочайник! Она хочет!
   – Отлично! Главное, просто! Эх, Дашка, а может, купим еще бабке французские духи, а? Пусть кадрится!
   – Давай!
   – Я дам тебе денег, купишь ей флакончик «Мажи нуар».
   – А чайник ты сама купишь?
   – Нет, и чайник ты купи!
   – Мам, лучше мы в субботу или в воскресенье поедем вместе и купим, а то я что-нибудь не так сделаю, не то выберу…
   – Посмотрим, может, так и поступим. Спасибо, Дашутка, а сейчас мне надо просмотреть кое-какие документы…
   – Начинается! – вздохнула Даша.
   Она позвонила Стасу. Он уже был дома.
   – Стасик, поможешь теорему одну доказать?
   – Сама не справляешься или ленишься?
   – Всего понемножку, – засмеялась Даша.
   – Тогда подваливай, я один, отец сегодня поздно вернется.
   Даша положила трубку.
   – Мам! Я пошла к Стасу!
   – Иди, иди! – уже с телефонной трубкой в руках кивнула Александра Павловна.

   Стас мгновенно растолковал Даше теорему.
   – Стасик, мы с тобой знакомы с Нового года, а кажется, так давно… И столько всего уже случилось…
   – Я, сестренка, сегодня, как в книжках пишут, совсем пал духом, – признался вдруг Стас.
   – Почему? – воскликнула Даша.
   – Потому что скорее всего никогда уже не узнаю, что же такое оставил нам предок. С этой бабой каши не сваришь!
   – Да, наверное, – проговорила Даша. При виде понурого Стаса у нее сжалось сердце, и она решила во что бы то ни стало раскрыть для него эту тайну. Надо только придумать как. Через несколько минут она уже все придумала.

   Утром Виктоша по дороге в школу заглянула к Муське. Почтовый ящик был полон газет. «Плохо», – подумала Виктоша. И попробовала, не подойдет ли ее ключ к Муськиному ящику. К счастью, ключ подошел, и Виктоша достала всю корреспонденцию – четыре газеты, счет за междугородние разговоры и кучу рекламных листовок. Все это она сунула в сумку. А то, говорят, воры первым делом смотрят на почтовый ящик, если он полон, спокойно можно лезть в квартиру, хозяева в отъезде. Для очистки совести Виктоша поднялась на Муськин этаж и подошла к квартире. На всякий случай позвонила и услыхала отчаянное мяуканье! Как же она забыла? Кукс! Муськин обожаемый кот! Он же умрет с голоду! Бедный, как он там?
   – Куксик, миленький, подожди, я что-нибудь придумаю!
   Однако что можно придумать, не имея ключей? Но и оставить несчастного голодного кота одного тоже нельзя! Эх, была бы у нас служба спасения 911! И вдруг она вспомнила, что есть такая служба, теперь есть! Только она не помнила телефон! Мама записала его, когда по телевизору говорили об этой службе!
   – Куксик, подожди, я сейчас домой сбегаю и вызову их, они приедут и спасут тебя!
   Кукс что-то мяукнул в ответ и замолк. «До чего умный котище!» – восхитилась Виктоша. И уже подошла к лифту, как вдруг дверь соседней с Муськой квартиры открылась и оттуда вышла старуха в байковом халате. Тяжело переваливаясь, она подошла к Муськиной двери и открыла ее ключом. У Виктоши глаза на лоб полезли.
   – Кукаша, Кукаша! – донеслось до нее. – Голодный небось? А, пить хочешь? Сейчас нальем! И молочка тебе, и водички, вискаса насыплем! Мурлыка ты, хороший, хороший кот! Умный! В туалет ходишь, не то что другие-некоторые! Как ты тут один, Кукаша? Скоро твоя хозяйка вернется!
   «Очень интересно!» – подумала Виктоша.
   Она подскочила к двери и позвонила, хотя дверь была открыта.
   – Кто там? – спросила старуха.
   – Здрасьте! Извините, а Муси нет?
   – Муси? Нет! Они с родителями отдыхать уехали, а мне вот Кукашу доверили!
   – Отдыхать?
   – Ну да, ко мне еще в выходные Маюша зашла, попросила за Кукашей присматривать. Я всегда с удовольствием, такой кот умненький! Порядочный!
   – Так они что, втроем уехали?
   – Известное дело! Втроем! Что ж, девчонку в таких годах одну кинут в наше-то время? Ни в жисть!
   – Интересно, почему ж она мне ничего не сказала? – спросила растерянная Виктоша.
   – Не успела! У них, кажись, путевки горелые были!
   – Горелые? – не поняла Виктоша. – Ах да, горящие! – сообразила она наконец.
   – А я что сказала? Горелые? Склероз, милая, старость не радость!
   – Значит, вы Кукса кормите? Это здорово!
   – Конечно, не волнуйся, милая, кот у меня присмотренный!
   – Ну, тогда я пошла!
   – Иди, милая, иди! В школу опоздаешь.
   Виктоша вышла из дому в полной растерянности. «Может, я что-то перепутала? Может, и впрямь Муська уехала с родителями? Нет, ерунда, она радовалась, что родители уехали и не помешают ей дежурить в больнице. Но если она не собиралась ехать с родителями в Анталию, то зачем ее мама просила соседку кормить кота? Не доверяет Муське? Странно, Муська такая положительная… А может, Муська сама куда-то смылила, попросила соседку приглядеть за Куксом, а та по старости все перепутала? Пожалуй, это единственное объяснение. Но если она просила соседку, то почему не позвонила мне? Я бы тоже могла кормить кота. Допустим, Муськины родители больше доверяют соседке и не хотят, чтобы чужая девчонка одна ходила в пустую квартиру, это можно понять. Или каким-то образом возникла третья «горелая» путевка и родители позвонили Муське, чтобы она вылетела к ним? Маловероятно. Хотя, конечно, бывает все… Но опять-таки, почему Муська мне не сообщила? Ерунда, никогда в жизни Муська не бросила бы Медынского в больнице! Ни за что! Тогда что все это значит?»
   У Виктоши от всех этих мыслей разболелась голова, и в школе она была более чем рассеянна, результатом чего явились две двойки – по физике и по истории.
   – Колесникова, ты мне не нравишься! – сказала историчка Ксения Георгиевна после урока. – Ты здорова?
   – Здорова! – отозвалась Виктоша.
   – А Лушкевич где? Заболела?
   – Заболела!
   – Грипп?
   – Ангина! – почему-то ответила Виктоша.
   – Ты ей уроки-то носишь?
   – Ношу.
   – Нет, ты определенно мне не нравишься! По-моему, у тебя жар! – она пощупала девочке лоб. – Ну, конечно! Немедленно ступай домой и ложись в постель, у тебя жар. Горло болит?
   – Нет, голова болит, – пролепетала Виктоша, понимая, что и в самом деле заболела.
   – Одна дойдешь или послать с тобой кого-нибудь?
   – Нет, спасибо, я дойду!
   И Виктоша поплелась домой, разделась и легла в постель. Ее отчаянно знобило. «Значит, температура поднимается», – подумала она.

   Вернувшись из школы, Даша первым делом позвонила Маргарите Валерьяновне.
   – Здрасьте, это Рита. Вы заболели? Я к вам вчера на каток заходила.
   – Да, Риточка, заболела.
   – А что с вами, грипп?
   – Да нет, давление поднялось! Плохо себя чувствую!
   – Маргарита Валерьяновна, я сейчас свободна, могу приехать, что-нибудь у вас поделать, убраться, в магазин сходить…
   – Правда? Убираться у меня не надо, а вот в магазин да в аптеку если бы ты сходила…
   – Выезжаю!
   – Погоди! У тебя деньги-то есть?
   – А сколько надо? У меня сотня есть!
   – Хватит за глаза! Купи мне по дороге килограмм яблочек зелененьких, пакет кефиру, пакет молока и два батона.
   – Сейчас запишу! А в аптеке что?
   – В аптеке купи папазол!
   – Хорошо, записала. Может, еще что-нибудь?
   – Да вроде все!
   – Если еще что-нибудь надумаете, я потом схожу!
   – Ах, разболелась я, а то бы пирожок испекла!
   – Нет! – закричала Даша. – Не надо никаких пирогов, вы лежите, выздоравливайте! Обещаете?
   – Обещаю! – засмеялась Маргарита Валерьяновна. – Дай тебе бог здоровья!
   – Ждите, скоро буду! – сказала Даша и положила трубку.
   Девочка вприпрыжку понеслась к метро, забежала в аптеку, а в магазин решила зайти уже в Кузьминках, чего зря тяжести таскать!
   Маргарита Валерьяновна явно обрадовалась Даше.
   – Вот бог на старости лет какую подружку мне послал – и добрую, и расторопную.
   – Больше ничего покупать не надо? – спросила Даша, передавая Маргарите Валерьяновне пакет с покупками.
   Та заглянула в него.
   – Нет, спасибо, детка! Для начала я тебе деньги отдам, а то потом забуду! Чайку выпьешь?
   – Нет, спасибо!
   – Тогда, может, морсику клюквенного, а?
   – Это можно!
   – Возьми сама в холодильнике.
   – Как вы себя чувствуете, Маргарита Валерьяновна? – спросила Даша, когда хозяйка прилегла на диван.
   – В общем-то, получше уже, слабость только большая.
   – А давление?
   – Да я уж его сбила! Сегодня более или менее нормальное. Ну, что у тебя нового? Как дела в школе?
   Даше неловко было сразу перейти к делу, и она довольно долго развлекала Маргариту Валерьяновну школьными байками.
   – У нас учитель немецкого странный очень, можно даже сказать, ненормальный. Мальчишек по рукам лупит, а девчонок за волосы дергает. Больно! Ну, мы ему один раз перед уроком доску намылили!
   – И что?
   – Он взял мел, а ничего написать не может. По мылу не получается. Мы оборжались, а он все в толк не возьмет, почему мел не пишет!
   – Рит, а ведь нехорошо это! Учитель, судя по всему, больной человек…
   – Думаете, я не понимаю? Но когда весь класс…
   – Да, дети жестокий народ… Мы тоже жестокие в детстве были… Мать наша, бывало, издевалась над людьми, а нам вроде весело… Только мне потом стыдно было, а вот Ларка…
   Даша затаила дыхание. Маргарита Валерьяновна сама завела разговор о сестре! Теперь надо не упустить момент!
   – Я знаю, – сказала она. – Ваша сестра очень плохой человек!
   – Откуда это тебе известно? – удивилась Маргарита Валерьяновна.
   – Мы ее нашли!
   – Кто мы?
   – Мы со Стасом… Она… может быть, даже… убийца!
   – Что ты говоришь? – ахнула Маргарита Валерьяновна.
   – Вы давно с ней не виделись?
   – Да уж лет восемь-девять…
   – Она такая крутая стала. У нее дача с охранниками, они людей похищают!
   – Что ты такое несешь, Рита? – приподнялась на диване Маргарита Валерьяновна. – Имей совесть!
   – Какая там совесть! Вот я вам сейчас расскажу, как по ее приказанию похитили мою троюродную сестру и ее подругу!
   – Твою троюродную сестру похитила Ларка? Но зачем?
   – Понимаете, у Виктоши, это моя троюродная сестра, есть подруга, Муся, она – потрясная гипнотизерша, вот ее и похитили, а Виктошу уж заодно!
   – И что дальше было?
   – Дальше Муська их всех поусыпляла, и они сбежали!
   – Но с чего ты взяла, что это моя сестра?
   – Во-первых, мы своими ушами слышали, как ее назвали Ларисой Валерьяновной…
   – Подумаешь! Не такое уж это редкое сочетание! В юности у Лары была подружка – тоже Лариса Валерьяновна Артемьева, да что говорить, вон мы с тобой тоже полные тезки!
   Даша вдруг почувствовала, что краснеет, но, к счастью, Маргарита Валерьяновна этого не заметила!
   – Так что это еще ничего не значит!
   – А ваша сестра где живет? В Протопоповском переулке?
   – Нет, у нее квартира в Безбожном!
   – Но Протопоповский это и есть Безбожный, его переименовали!
   – Правда? Я не знала.
   – Да! Маргарита Валерьяновна, миленькая, пожалуйста, расскажите мне про клад! Мне очень, очень нужно! – взмолилась Даша.
   – Про какой еще клад? – смущенно пробормотала Маргарита Валерьяновна.
   – Я знаю, Стасик вам рассказывал, как мы с ним клад искали, который его предок оставил, а нашли только вилки с кукишем! И про кукиши мы тоже знаем… Про вашу маму…
   – Постой, ты, значит, со мной не случайно познакомилась?
   – Случайно, ей-богу, случайно! Но это была счастливая случайность, потому что мы все равно стали бы вас искать! Обязательно! И вашу сестру! Но вас мы случайно нашли, а вашу сестру… ее мы специально искали…
   – И, выходит, нашли?
   – Нашли.
   – Вот вы у нее про клад и спросите! Это ее куда больше касается, чем меня. Я с этого клада ничего не имела, а она…
   – Маргарита Валерьяновна, она никогда ничего нам не скажет! К ней даже подойти нельзя, она с охранниками ходит… И она… Знаете журналиста Медынского?
   – Нет, что-то не слыхала!
   – Это очень, очень известный журналист… Так ваша сестра приказала его убить!
   – Что ты мелешь! Как тебе не стыдно! Да, Лара плохой человек, но ведь не убийца же… – На глазах Маргариты Валерьяновны выступили слезы. – Чтобы такое говорить, нужны доказательства!
   – Да их полно! – воскликнула в отчаянии Даша. – Разве мало того, что Виктошу с Муськой похитили? А Медынского на днях избили в подъезде какие-то подонки…
   – Ну, милая, мало ли кого сейчас могут избить…
   – Да Муська как раз с убийцей разговаривала, когда их похитили!
   – С каким убийцей, Рита, побойся бога!
   – С убийцей, которого ваша сестра послала убрать Медынского! Он ей под гипнозом даже пластиковую бомбу в конверте показал!
   – А с чего это она вздумала с убийцей разговаривать? Тоже случайно? Не много ли случайностей?
   – Нет, с ним не случайно, а вот началось все действительно со случайности. Девчонки, Виктоша и Муська, как-то сняли трубку, а там разговор, знаете как бывает!
   – Допустим!
   – И услышали, что какой-то жуткий голос, не поймешь, мужской или женский, приказывал кому-то в течение трех дней убрать Всеволода Медынского!
   – Но у Лары нормальный голос! И даже очень красивый! Она когда-то хорошо пела! Так что ошиблись вы, детки! – сердито сказала Маргарита Валерьяновна.
   – Но нам говорили, что у нее была операция на гортани…
   – Операция на гортани? – испуганно спросила Маргарита Валерьяновна. – И она говорит таким механическим голосом, да?
   – Да! Именно!
   – Плохо дело. Бедная моя сестренка… Если, конечно, это правда!
   – А еще, если хотите знать, мы нашли подругу вашей сестры, ту самую, Ларису Валерьяновну Артемьеву…
   – Она жива?
   – Живехонька! И у нее внучка славная, Катенька. Так вот, эта Лариса Валерьяновна дала нам адрес вашей сестры… В Протопоповском переулке…
   – Кажется, у меня опять давление поднимается!
   Лариса Валерьяновна схватилась руками за голову и опустилась на подушку.
   – Мне нехорошо! – слабым голосом проговорила она.
   – Чем вам помочь? – быстро спросила Даша.
   – Таблетки подай, в красной пачке! И грелку к ногам!
   Даша бросилась выполнять поручения. «Ничего себе, помогла больной! Только довела бедную женщину до нового приступа!» – казнилась Даша.
   – Маргарита Валерьяновна, простите меня! Я не хотела…
   – Надо думать, не хотела! И боюсь, что ты права… насчет Ларочки…
   – Может, «Скорую» вызвать? – предложила Даша.
   – Не стоит, я сама справлюсь!
   – Мне уйти?
   – Нет, посиди! Мне сейчас одной страшно оставаться!
   – Конечно! – обрадовалась Даша, совсем было павшая духом. – Может, вам чаю сделать? Когда у моей бабушки давление поднимается, она обязательно пьет чай!
   – Нет, спасибо, ты мне лучше морсу налей, и себе тоже!
   Маргарита Валерьяновна отпила немного морсу из стакана и снова откинулась на подушки. Лицо у нее было землисто-серое.
   – Риточка, подойди поближе, сядь рядышком, я хочу тебе кое-что рассказать!
   – Может, не надо сейчас, Маргарита Валерьяновна? Может, лучше потом? Когда вам полегчает?
   – Нет, детка, нет, ты права, надо, чтобы твой мальчик узнал, что ему предок завещал… Только это долгая история… я попытаюсь покороче… Одним словом, после войны, как ты уже знаешь, мой отец получил назначение в Братушев. Для него это явилось вроде как понижением, но он был человек ответственный и рьяно взялся за дело. Папа был по-своему неплохой, но мама… Мама была… как бы это сказать… с очень плохим характером, злая и высокомерная… Может, не стоит говорить такое о родной матери, но я думаю, она была немного… сумасшедшая… У нас в роду по маминой линии были сумасшедшие… Да и сестра одна тоже ума лишилась и вскоре померла, царствие ей небесное… Ну, так вот, уж не знаю, каким образом, только дошли до мамы слухи, будто братушевский барин в революцию клад какой-то в старой школе спрятал, за печкой будто бы…
   Даша сидела, открыв рот. Неужели сейчас она узнает тайну красной печки? То-то удивится Стас!
   – Ну и разобрало ее любопытство! Только как к этой печке подобраться? Это ведь школа, и учительница Марья Семеновна при школе жила. Молоденькая была, хорошенькая… А Братушев тогда только недавно стал городом, вот она и начала давить на отца: куда годится, чтобы в городской школе печку дровами топили! Надо провести центральное отопление! Так она к нему пристала, что он согласился, уж не знаю, какие еще доводы она нашла, но только начались летние каникулы, мать раздобыла для учительницы путевку бесплатную в Сочи. Вызвала своего брата, который и взялся за ремонт. Первым делом они печку разломали, а она красивая была, терракотовыми изразцами выложенная голландская печь! Ты таких и не видала небось! Печь сломали, ничего не нашли, но потом дядя Вадим догадался за печкой посмотреть и нашел тайник, а там…
   – Что? – выдохнула Даша.
   – А там были спрятаны четыре небольших рисунка.
   – Рисунки?
   – Да. И больше ничего. Мать была в ярости и хотела эти рисунки порвать, но дядя наш был тертый калач и посоветовал сестре припрятать рисунки, а потом показать какому-нибудь специалисту. Мать послушалась, нашла какого-то старичка-художника и показала ему рисунки. И выяснилось, что это рисунки испанского художника Гойи! Знаешь такого?
   – Еще бы! – воскликнула Даша.
   – Ну так вот, этот старичок сказал ей, что рисункам этим нет цены. Мать стала думать, как бы ей их повыгоднее продать, но… тут арестовали отца и мы из Братушева перебрались в Москву. Надо было начинать новую жизнь, бедную, трудовую. Я сразу пошла на медсестру учиться, а мама исхитрилась продать рисунки одному дипломату за бешеные деньги. Вот тогда-то Ларка и решила пойти на искусствоведческий, чтобы разбираться в картинах и рисунках. И начали они с матерью промышлять картинами…
   – Как?
   – Очень просто! Знакомились со старушками, если у тех были картины достаточно ценные, обманом эти картины выманивали и продавали за большие деньги, оставляя старушкам какие-то крохи.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация