А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секрет пропавшего клада" (страница 12)

   Глава XIV
   Муська

   Виктоше было немного грустно одной. Муська осталась сторожить Медынского, а ей куда податься? Она подошла к автомату и позвонила Ленчику, но его мама ответила, что он на занятиях по карате. «Какая же я дура, – подумала Виктоша, – чем заниматься всякой ерундой, лучше бы тоже записалась в секцию карате. И Ленчик был бы рядом, и карате всегда пригодится. Ну, ничего, – решила она, – на следующей неделе обязательно запишусь!» В кармане валялся еще один жетон, и она позвонила Дарьке.
   Та только что пришла домой.
   – Тошка? Приезжай, я одна!
   – А мама где?
   – Где! На работе!
   – Ладно, сейчас приеду!
   – Ну, что нового? – спросила Виктоша, войдя в квартиру.
   – Да так, кое-что, – неопределенно ответила Даша. – А где Муська?
   – Муська? В больнице!
   – Ой! А что с ней?
   – Ты что, ничего не знаешь? – удивилась Виктоша.
   – А что я должна знать?
   – Медынского избили!
   – Кто?
   – Передали – какие-то подростки!
   – Где передали?
   – И по телеку, и по радио! Не слыхала?
   – Нет!
   – Он теперь лежит в больнице, ему операцию сделали…
   – А при чем тут Муська? Хотя погоди… Она, по-моему, в него влюблена, верно?
   – Верно! – подтвердила Виктоша. – Только я тебе ничего не говорила, ты сама догадалась!
   – Естественно, – пожала плечами Даша, – я и вправду сама догадалась. Так она что, возле него дежурит?
   – Именно!
   – Она там всех загипнотизировала?
   – Нет!
   – А как же ее пустили? У него же, наверное, родственники есть?
   – Никого у него нет! Он один!
   – Но все равно…
   – Понимаешь, я ее к дяде Семе отвела, он Медынского оперировал. Слышала бы ты, как они разговаривали! Отпад! Она сразу быка за рога взяла, без всяких там гипнозов! Я знаю, говорит, что состояние его не очень тяжелое, только вы, Семен Евсеевич, никому про это не говорите, ни милиции, ни журналистам! Пусть думают, что он при смерти!
   – Зачем? – ахнула Даша.
   – Вот-вот, дядя Сема то же самое спросил. А она – пусть его враги думают, что он вот-вот умрет, тогда, может, они не станут лезть в больницу и убивать его там.
   – Надо же, умная какая!
   – Не то слово! Дядя Сема подумал и спрашивает: «Значит, ты считаешь, что это не случайное совпадение?» А Муська ему отвечает: «Конечно, нет!» Тогда дядя Сема у нее спрашивает: «А ты не хочешь милиции все рассказать?» – «Нет, – говорит, – ни за что! Я хочу только, чтобы вы разрешили мне дежурить у его палаты. Я сразу почувствую, если кто-то придет со злом…» Тогда дядя Сема так пристально на нее посмотрел и спрашивает: «Ты что, экстрасенс?» «Нет, – отвечает Муська, – пока нет, но я владею гипнозом и чувствую, если кто-то распространяет зло, – тут она покраснела как рак, – особенно если это касается Всеволода Григорьевича». Дядя Сема опять на нее посмотрел, засмеялся и сказал, что разрешает ей сегодня подежурить. Вот она там и осталась.
   – Обалдеть! – только и смогла сказать Даша. – А тебя оттуда, значит, выставили?
   – Ага! Дядя Сема сказал, что в больнице и так слишком много народу околачивается. Знаешь, я не ожидала, что он так серьезно к Муське отнесется. Ну ладно, а что у тебя? Нашли искусствоведку?
   – Почти!
   И Даша поведала троюродной сестре свои сегодняшние похождения.
   – Это уже кое-что! – заметила Виктоша.
   – Но теперь надо ждать, когда она из-за границы приедет! Целую неделю! Слушай, Тошка, а что ж Муська – так и собирается торчать все время в больнице, без подмены?
   – А я знаю? Договорятся как-нибудь с дядей Семой. Она уже ни о чем не думала, ей лишь бы дорваться до своего возлюбленного Севочки! Ненормальная просто!

   Муся в оцепенении сидела в коридоре. Мимо ходили люди, врачи, медсестры, посетители. Все с некоторым недоумением взирали на совсем юную девушку, сидящую возле отделения реанимации в белом халате, белой косынке, но без всякого дела. В больнице это производило странное впечатление, но все проходящие мимо словно натыкались на какой-то невидимый барьер, окружавший загадочную девушку, и тут же напрочь забывали о ней. Поэтому никто ее не отвлекал, не лез с разговорами. Так прошло несколько часов. Девушка сидела все в той же позе. Потом вдруг к ней подошел доктор Смолянский и сказал:
   – Нельзя же так, Муся! Пойди проветрись, съешь что-нибудь, а я пока сам подежурю!
   – Спасибо, Семен Евсеевич, но мне не хочется!
   – Муся, а дома не будут волноваться?
   – Нет, мои за город к тете поехали, вернутся только завтра!
   – И ты намерена до завтра так сидеть? Может, хоть в туалет сходишь?
   Муся вспыхнула.
   – Спасибо! Посидите здесь пять минут, я сейчас вернусь!
   Она вскочила и бросилась в конец коридора.
   «Вот дуреха, – подумал доктор. – Влюблена по уши в этого журналиста, а сама как маленькая! Беда с этими женщинами, пойди пойми их!» Когда Муся вернулась и снова села на свое место, он, ничего не сказав, ушел и через десять минут вернулся с бутылкой кока-колы и бутербродами в целлофановом пакете.
   – На, подкрепись, подруга!
   Муся с благодарностью взглянула на него.
   – Спасибо! – тихо проговорила она. – Я потом, ладно?
   – Дело твое, – пожал плечами доктор. – Все, подруга, я ухожу. Если что – поднимай тревогу.
   – Семен Евсеевич, – тихо сказала Муся, – а милиция охрану не поставила?
   – Нет, они сочли это нецелесообразным, поскольку, по их мнению, тут не заказное преступление, просто случайное злостное хулиганство.
   – Понятно, – пробормотала Муся.
   – Значит, ты всю ночь будешь здесь?
   – Если можно.
   – Ладно, разрешаю! Утром я заеду, хоть у меня завтра свободный день!
   – Большое, большое вам спасибо!
   – Не за что, чудачка!
   Доктор ушел. А Муся все сидела, не сводя глаз с реанимационного отделения.
   Шел уже третий час ночи. Муся задремала. И вдруг очнулась, точно кто-то ударил ее. В другом конце коридора, сейчас совсем пустого, появилась женщина в белом халате. Раньше Муся ее не видела. «Какая странная у нее походка», – подумала девочка и тут же поняла, что женщина идет на цыпочках. Муся замерла. Однако женщина, все так же на цыпочках, подошла к окну и вдруг громко зарыдала. Муся бросилась к ней.
   – Что с вами? Что случилось? Что-то плохое?
   – Нет, нет, наоборот! Она пришла в себя! Я уж и не чаяла… дочка моя, она пришла в себя! Врачи сказали, если придет в себя до утра, будет жить!
   Женщина еще поплакала, потом утерла слезы и улыбнулась:
   – Пойду к ней! Меня на всю ночь к ней пустили! Следить… у них персонала не хватает!
   Утром доктор Смолянский приехал в больницу и отпустил Мусю домой.
   – До вечера не возвращайся! Обещаю до завтра продержать его в реанимации, хотя вообще-то его можно было бы уже перевести в палату. Но раз ты что-то такое чувствуешь… так и быть! Тут у нас днем полно народу, ничего твоему красавцу никто не сделает! В реанимацию кто попало не войдет! Веришь мне?
   – Верю! – смущенно потупилась Муся.
   – Ну, ступай и поспи обязательно, а то на тебе лица нет!
   Муся и в самом деле едва передвигала ноги. Дома она сразу рухнула на кровать и заснула, даже не раздевшись.
   Проснулась она от громких голосов.
   – Муся, деточка, ты еще спишь? – громко спросила мама. – Иди скорее сюда!
   Заспанная, в несвежем мятом платье Муся выскочила из комнаты.
   – Мусенька, что с тобой, ты заболела? – испугалась мама.
   – Нет, просто заснула. Ночь плохо спала, – пробурчала Муся. – А что стряслось, мамочка?
   – Мусенька, видишь ли, – начал несколько смущенный папа, – нам тут с матерью предложили горящие путевки в Анталию. Сейчас не сезон, путевки страшно дешевые, и …
   – Папа, это чудесно! Наконец-то вы с мамой нормально отдохнете, у моря! Я так рада! Когда вы едете?
   – Да прямо сегодня вечером! Так быстро все произошло, это соседка тетина предложила, она в турбюро работает! Она все и оформила, несмотря на выходные. Значит, ты не возражаешь, Мусенька? – смущенно спрашивала Майя Дмитриевна.
   – Что ты, мамочка, наоборот! Я так рада за вас!
   – А ты одна справишься? – не без робости спросила мама.
   – Мама, мне уже скоро шестнадцать! Как тебе не стыдно!
   – Вот видишь, Маюша, что я тебе говорил! – возликовал Анатолий Петрович. – Наша дочка вполне взрослая сознательная девица!
   – Значит, собираемся?
   – Конечно!
   – Тогда, Толик, лезь на антресоли за чемоданом! А мне надо кое-что погладить!
   – Мама, я помогу! – вызвалась Муся, безмерно обрадованная предстоящим отъездом родителей. По крайней мере можно будет спокойно дежурить в больнице, никому ничего не объясняя и никого не обманывая.
   Достав чемодан, Анатолий Петрович помчался вносить деньги за путевки, а Майя Дмитриевна взялась за глажку.
   – Мам, я немного посплю, ладно?
   – Тебе нездоровится, Мусенька? – испугалась мама.
   – Нет, я же говорю, ночь плохо спала…
   – Где это видано, в такие годы бессонницей мучиться! – сокрушенно воскликнула Майя Дмитриевна. – Поспи, поспи, дочура, только разденься и ляг в постель.
   Муся быстро приняла душ и с наслаждением залезла в постель. Ей и в самом деле ужасно хотелось спать.
   Проснулась она в пять часов.
   – Мусенька, нам через час уже выезжать, пока то да се, давай хоть пообедаем вместе! – сказала мама.
   Муся вскочила и бросилась помогать маме. Неужто через час она останется одна и будет сама себе хозяйкой?
   Они весело, по-семейному, пообедали.
   – Что тебе, Мария, в подарок привезти? – спрашивал папа. – Вы, молодые, небось точно знаете, что надо покупать в Анталии?
   – Я, папа, не знаю!
   – А я знаю, мы тебе цепочку золотую привезем! Говорят, там они недорого стоят! – радовалась мама.
   – Нет, мама, цепочку не надо! Лучше купи себе там кожаное пальто! – посоветовала Муся.
   – Нет, так несправедливо – и поездка мне, и пальто! – не согласилась мама.
   – Зря, Маюша, дочка права, хорошее пальто тебе не помешает!
   – Ладно, поглядим на месте! – решила мама. – А вдруг нам и на то, и на другое денег хватит?
   – Умница! – одобрил такое решение папа.
   И вот наконец они уже оделись.
   – Мусенька, я прошу, будь очень осторожна! Не открывай дверь кому ни попадя! – наставляла дочку Майя Дмитриевна. – Не ешь одни только сладости! Я тебе там двух кур зажарила, на несколько дней хватит, суп можешь из пакетика есть, фрукты покупай, кефир не забывай пить! И Кукса корми вовремя!
   – Да знаю, мамочка, все знаю, все будет исполнено, товарищ командир! – смеялась Муся.
   Но вот наконец они ушли. Муся в окно проследила, как они сели в машину. И лишь тогда бросилась к телефону.
   – Вика, это я!
   – Муська! – обрадовалась Виктоша. – Ты где?
   – Дома! Пока!
   – Опять, что ли, в больницу попрешься? – спросила Виктоша.
   – Конечно! Вот поговорю с тобой и пойду.
   – А родителям что скажешь?
   – Родители только что отвалили! Им предложили горящие путевки в Анталию, и они уехали! Пять минут назад!
   – Везет же некоторым! – вздохнула Виктоша.
   – А твои дома?
   – Дома.
   – Говорить можешь?
   – Да.
   – Я тебя поблагодарить хочу! – сказала Муська.
   – За что?
   – За Семена Евсеевича! Это такой человек! Золотой!
   – Да, он клевый!
   – Не то слово!
   – Мусь, а ты завтра в школу-то придешь?
   – Не знаю, не думала.
   – А ты подумай!
   – Нет, вряд ли. Я там сегодня всю ночь буду дежурить…
   – Но ты же вроде мозги им запудрила?
   – Кому?
   – Убийцам!
   – Береженого бог бережет! Понимаешь, Вика, я должна там быть. Я это знаю.
   – Ой, Муська, я бы пошла с тобой, но…
   – Да что ты, я понимаю, тебе нельзя! А мне даже лучше одной, меня ничто не отвлекает… Вот сейчас с тобой поговорю и пойду! К нему!
   «Ну и дела, – подумала Виктоша, – как же она втюрилась!»
   Поговорив с Виктошей, Муся стала собираться на дежурство. Приготовила себе бутерброды, заварила чай в термосе и поехала в больницу. Ее никто не остановил, и она беспрепятственно добралась до реанимационного отделения. Села на стул и закрыла глаза. Прошло часа два, и вдруг Муся насторожилась. Открыла глаза и увидела, как по коридору идет человек в белом халате. Она сразу узнала его. Это был убийца! Тот, которого она пыталась загипнотизировать перед тем, как их похитили. Зачем он здесь? Ответ может быть только один – он пришел убить Медынского. Он должен был сделать это и вот пришел. Значит, не зря она тут дежурила. Но как же быть? Она отвернулась, чтобы он не узнал ее. Он прошел мимо и остановился у двери в реанимацию. Муся из-под ресниц следила за ним. Но тут дверь открылась, и вышла пожилая медсестра.
   – Вы кто? – спросила она. – Что вы тут ищите?
   – У меня тут друг лежит, хотелось хоть одним глазком на него глянуть!
   – Какой еще друг? Вы соображаете, который час! И вообще – туда нельзя. Идите себе, идите!
   Мужчина покорно поплелся назад по коридору, явно надеясь, что строгая сестра сейчас уйдет, но не тут-то было!
   – Ступайте, ступайте, гражданин, а то я сейчас охрану вызову! Ходят тут всякие, понимаешь!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация