А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отныне и вовек" (страница 6)

   Глава 6

   Джессика остановилась в вестибюле банка, чтобы позвонить в бутик. Голос ответившей Зины выражал беспокойство.
   – Джесси, как ты? – Девушки все-таки позвонили ей домой в половине одиннадцатого утра, но к тому времени она уже ушла.
   – Я в полном порядке. А как у вас? – Зине не понравился ее голос.
   – Все хорошо, не беспокойся. Ты придешь?
   – После ленча. До встречи. – Она повесила трубку до того, как Зина успела спросить что-то еще, и направилась за «Морганом» в гараж. Джессика собиралась встретиться с Яном.
   Она стала на две тысячи долларов беднее, но чувствовала себя лучше. Чек в голубом конверте был оставлен на столике у секретаря. Первая половина гонорара Мартина Шварца. Джессика сдержала слово. Теперь их совместный счет составлял сто восемьдесят один доллар, но у Яна появился защитник. Какой дорогой ценой им приходилось вытаскивать его из тюрьмы!
   Джессика пыталась прогнать грустные мысли, пока ехала через город. Она была не столько разгневана, сколько неприятно поражена. Что случилось? Кто эта женщина? Почему она так с ним поступила? Что у нее было против него? После разговора с Мартином Джесси несколько успокоилась. Ян не сделал ничего плохого – не считая того, что подцепил не ту женщину, чтобы поразвлечься. О господи, если бы он не совершил подобной ошибки!
   Она нашла место для парковки на Брайант-стрит по другую сторону от сияющих неоновых вывесок контор залогодержателей. Джессике стало любопытно, с кем из них ей придется торговаться завтра днем. Они все выглядели так неряшливо, что она ни за что бы не зашла ни в одну из них, если бы ей пришлось спасаться от холода, не говоря уже о том, чтобы обратиться туда по делу. Она быстро прошла в Зал правосудия, где, пока охранник рылся в сумочке, ее проверили металлоискателем. Джессике пришлось задержаться, чтобы, предъявив свои водительские права, удостоверить свою личность и получить пропуск для свидания с Яном. Собралось прилично народу, стоявшего теперь в очереди, которая, однако, быстро продвигалась.
   Это была потрепанная, взъерошенная масса людей, с которыми она не шла ни в какое сравнение. Рост выделял ее среди всех остальных женщин и большинства мужчин, а темно-синий деловой костюм был не к месту. Разношерстная публика была одета во что попало. Для кино такая толпа представляла собой интересное зрелище. Для кино, но не для жизни. Джесси невольно подумала о том, как выглядела та женщина? Неужели так же, как этот сброд? Ее колени предательски дрожали, она не представляла, что скажет мужу. А что она могла сказать?
   Джессика с трудом нажала кнопку седьмого этажа. Пока она размышляла о том, как выглядит тюрьма изнутри, внутри ее чувство падения сменялось ощущением взлета. Однажды она уже побывала здесь, когда забирала Яна под залог, но подобных визитов ей раньше не приходилось совершать. Она всего-навсего приехала и забрала его. На этот раз все обстояло по-другому.
   Лифт равнодушно выпустил ее на седьмом. Она знала одно – что хочет видеть Яна. Неожиданно Джесси поняла, что сможет справиться с любыми страхами и гневом, пройти через тысячную толпу сутенеров в коричневых атласных костюмах, чтобы только добраться до Яна.
   Посетители ожидали в отдельной комнате перед железной дверью, а охранник запускал их внутрь группками по пять-шесть человек. Выходили они через другую дверь на противоположном конце комнаты. Но Джессике казалось, будто их проглатывает кто-то огромный, и они никогда больше не возвращаются назад.
   Мгновение спустя она сама оказалась внутри. В освещенной лампами дневного света комнате без окон было жарко и душно. Посередине находился длинный стеклянный барьер с маленькими отделениями для телефонов на каждой стороне. Джессика поняла, что увидит его через стекло. Об этом она не подумала. Что можно было сказать по телефону?
   Лицо Яна появилось в дальнем окне в то время, когда она размышляла, к какому из них подойти. Он стоял там, глядя на нее, а она – здесь, по другую сторону от него, слезы подступали к ее глазам. Джесси не могла проявить слабость… не могла… нет! Она медленно подошла к телефону, чувствуя, как клещами сдавливает сердце, а ноги становятся ватными. Однако она одолела этот путь и не заметила, как дрожат руки, когда нерешительно помахала мужу. В полной тишине они какое-то время смотрели друг на друга. Потом он заговорил:
   – Как ты?
   – Нормально. А ты?
   Он опять помолчал и кивнул с едва заметной натянутой улыбкой.
   – Потрясающе. – Но его улыбка так же быстро угасла. – Малышка, мне так жаль, что я втянул тебя в эту историю. Безумие какое-то… Я хочу тебе сказать, Джесси, что я люблю тебя и не понимаю, как угодил в эту проклятую переделку. Я не знал, как ты отреагируешь.
   – А что ты думал? Что я сбегу? Разве я когда-нибудь так поступала? – Она выглядела такой обиженной, что он хотел отвернуться. Ему было больно смотреть на нее. Очень больно.
   – Но это отнюдь не превышение кредита в банке на тридцать долларов. Я хочу сказать… Боже, что я могу сказать, Джесси?
   В ответ она подарила ему крошечную улыбку.
   – Ты уже ответил. Я тоже тебя люблю. Только это и важно. Мы выпутаемся.
   – Да-а… но… Джесс, не похоже, что будет легко. Та женщина держится за свои обвинения мертвой хваткой, а полицейский инспектор действует так, будто у него в руках – маньяк.
   – Симпатяга, да?
   – Он с тобой разговаривал? – Ян выглядел удивленным.
   – Прямо перед тем, как отправиться за тобой.
   Ян побледнел.
   – Он рассказал тебе, в чем меня обвиняют? – Она покачала головой и отвела взгляд. – О господи… какие испытания обрушились на тебя. Не могу поверить.
   – И я. Переживем как-нибудь, – улыбнулась она. – Что ты думаешь о Мартине?
   – Мартине Шварце? Мне он понравился. Но его услуги обойдутся нам недешево, верно?
   Джесси попыталась сменить тему, но Ян перебил ее.
   – Сколько? – В какой-то момент в его глазах проскользнула горечь.
   – Не имеет значения.
   – Для тебя, может быть, и не имеет, а для меня – важно. Сколько?
   – Две тысячи сейчас и еще пять, если дело дойдет до суда. – Он не прятался от ее взгляда. Она должна была ему сказать.
   – Ты шутишь?
   В ответ Джесси отрицательно покачала головой.
   – Человек, с которым я вчера разговаривала, запросил пятнадцать тысяч наличными к концу этой недели.
   – Боже, Джессика… Это безумие. Но я тебе все верну за Шварца.
   – Милый, ты меня утомляешь.
   – Я люблю тебя, Джесс. – Они обменялись долгим нежным взглядом, и Джессика вновь почувствовала, как слезы подступают к глазам.
   – Почему ты не позвонил мне вчера вечером? – Она не стала рассказывать Яну, что пролежала на полу всю ночь, ожидая его звонка. Напуганная, на грани истерики, но слишком уставшая, чтобы двигаться. Она чувствовала себя так, как будто ее тело было парализовано, а мозг продолжал лихорадочно работать.
   – Как я мог тебе звонить, Джесси? Что бы я сказал?
   «Что ты любишь меня…»
   – Думаю, я был в шоке. Я сидел парализованный. Не мог ничего понять.
   «Тогда почему же ты трахался с ней, черт тебя побери?» Но вспышка гнева прошла, как только она опять посмотрела на него. Он был таким же несчастным, как и она. Даже больше.
   – Как ты думаешь, почему она обвиняет тебя в… в…
   – Изнасиловании? – Ян произнес это как смертный приговор. – Не знаю. Возможно, она больна, или сумасшедшая, или обозлилась на кого-то, а может быть, ей нужны деньги. Откуда, черт возьми, мне знать? Глупо было с моей стороны так поступать. Джесси, я…
   Он посмотрел в сторону, а потом опять на жену, в глазах у него блестели слезы.
   – Как нам жить после этого? Справишься ли ты с этим, Джесси? Или возненавидишь меня? И… Я просто не знаю…
   – Прекрати! – Она выплюнула эти слова в трубку злым шепотом. – Прекрати немедленно. Посмотрим, как будет дальше. Все уладится, и нам никогда не придется об этом вспоминать.
   – Правда? Честно, Джесси, ты все забудешь? Ты простишь меня?
   Ян провел рукой по волосам и потянулся за сигаретой. Джесси наблюдала за мужем и неожиданно заметила, что на нем брюки от белой больничной пижамы.
   – Бог ты мой, что случилось с твоими брюками? Они что, не дали тебе времени одеться?
   Ее глаза расширились от ужаса, когда она представила, как сержант Хоугтон вытаскивает его из дома полуодетым и в наручниках.
   – Симпатяги, да? Они взяли мои брюки в лабораторию, чтобы идентифицировать сперму.
   Все это было так отвратительно, так дешево, так…
   – Кстати, к завтрашнему утру мне нужна пара брюк, чтобы появиться в суде. – Затем на какое-то мгновение Ян задумался и глубоко затянулся сигаретой.
   – Я просто не понимаю этого. Знаешь, если ей нужны были деньги, достаточно позвонить мне и начать шантажировать. Ведь я сказал ей, что женат.
   Как мило… По какой-то непонятной причине, посмотрев на Яна, на его мятые пижамные брюки, на мальчишеское лицо и растрепанные светлые волосы, на весь окружающий сброд, Джесси начала смеяться.
   – С тобой все в порядке? – Он выглядел испуганным. Что, если с женой случится истерика? Но не похоже, она выглядела необычайно веселой.
   – Знаешь что, дурачок? Я в полном порядке. И я люблю тебя, а все вокруг – просто какая-то нелепость. Так что, пожалуйста, возвращайся домой – и знаешь что? Ты так симпатично смотришься в пижаме.
   Это был тот же смех, который он слышал миллион раз по ночам, когда Джесси дразнила его, разгуливая по дому обнаженной, с карандашом за каждым ухом, читая его работу. Так она смеялась, когда они обливали друг друга водой в душе, когда щекотала, касаясь его в постели. Перед ним сидела прежняя Джесси, и он неожиданно для себя улыбнулся, впервые с тех пор, как начался этот кошмар.
   – Леди, вы абсолютно не в своем уме. Но я восхищаюсь вами. Не будете ли вы так любезны, чтобы вытащить меня из этой помойки? Чтобы я мог пойти домой и… Он остановился на следующем слове и неожиданно побледнел.
   – Изнасиловал меня? А почему бы и нет? – И они снова улыбнулись, но сдержанно. Джесси почувствовала себя гораздо лучше. Она видела Яна, она знала, что любима, находится в безопасности и под его защитой. Когда он исчез и дом наполнился пугающей тишиной, Джесси не могла избавиться от ощущения, что он умер. Но Ян был жив. Он всегда будет жить и принадлежать только ей. Ни с того ни с сего ей вдруг захотелось танцевать здесь, в тюрьме, среди воров и сутенеров, она вдруг хотела танцевать. Она захотела вернуть Яна.
   – Мистер Кларк, как же это получилось, что я так сильно вас люблю?
   – Это потому, что вы умственно отсталая, но мне такие даже больше нравятся. Эй, леди, не будете вы хоть минутку серьезной?
   По выражению его лица было видно, что он не шутит, но в ее усталых, красных от бессонницы глазах еще не погасла улыбка.
   – В чем дело?
   – Я о том, чтобы вернуть тебе деньги. Я обязательно верну.
   – Не беспокойся об этом.
   – Но я непременно верну. Найду какую-нибудь работу. Так дальше не может продолжаться, и ты это знаешь.
   – Что не может продолжаться? – Джессика опять выглядела испуганной.
   – Я хочу сказать, что мне не нравится быть на поводке, даже если считается, что от этого выиграет моя карьера. Это ущемляет мое «я» и вредит нашему браку.
   – Ерунда.
   – Нет, не ерунда. Я серьезно. Но здесь не место и не время говорить об этом. Я только хочу, чтобы ты знала, что сколько бы денег у тебя ни ушло на это, ты их получишь назад. Понятно?
   Джессика, казалось, колебалась, и голос Яна зазвучал громче:
   – Я сделаю это, Джесси. Не спорь со мной. Не ты платишь.
   – Хорошо. – Она посмотрела на него многозначительно, но тут охранник похлопал ее по плечу. Визит был окончен. А им еще столько оставалось сказать друг другу.
   – Относись к этому легче, дорогая. Увижу тебя завтра в суде.
   Джессика выглядела растерянной.
   – Можешь мне завтра позвонить?
   Он покачал головой.
   – Нет, теперь мне не разрешат.
   – О-о! Но мне нужно услышать тебя… Ты нужен мне, Ян… Я…
   – Выспись хорошенько до суда. Обещаешь? – Она кивнула. Как ребенок. Он улыбнулся ей. – Я так люблю тебя, Джесс. Береги себя.
   Она опять кивнула.
   – И ты тоже. Ян… Я… Я умру без тебя.
   – Выбрось это из головы. Увидимся завтра в суде. И Джесс… спасибо. За все.
   – Я люблю тебя.
   – Я тоже тебя люблю. – На последних словах телефоны перестали подавать признаки жизни, и она помахала ему, следуя в лифт за стайкой посетителей. Джессика опять была одна с ними. Ян ушел. Но на этот раз все было по-другому. Она видела его живым и невредимым, говорила с ним. С этой минуты он по-прежнему был с ней.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация