А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отныне и вовек" (страница 34)

   Глава 33

   – Я опоздала? – Она казалась обеспокоенной, когда затормозила у «Сейнт Фрэнсис». По пути к отелю Джессика попала в пробку. Тем не менее Джеффри выглядел счастливым и отдохнувшим.
   – Я здесь уже несколько часов.
   – Лгун.
   – Боже мой! Какое безобразие – так назвать человека! – Но он был безмерно рад ее видеть и позволил себе наклониться и легко поцеловать ее в щеку. Ей нравилось его дружеское отношение. Легкие прикосновения к ее руке, быстрые поцелуи в щеку. Так это меньше внушало ей страх. Они становились друзьями. Она влюблялась в него. – Куда ты меня повезешь?
   – По всему городу. – Джессика с удовольствием поглядывала на него, когда подъехала к Нобхилл.
   – Вот так раз. Где мы сейчас, я знаю. Это – мой отель.
   Она показала собор, Пэсифик-Юнион клаб и три самые шикарные гостиницы в городе. Оттуда по Калифорния-стрит они проскочили на Эмбаркадеро, к Ферри-биддинг, полюбовались панорамой доков. Поднялись к площади Джирарделли и консервному заводу, потом, проехав Рыбацкую Пристань (где она остановилась и купила ему полную чашку мелких креветок и большой кусок хлеба), Джесси указала ему на скопление модных магазинов одежды.
   – Целое путешествие. Дорогая, я ошеломлен.
   Джессика также великолепно провела время. Оттуда они отправились понаблюдать за стариками, играющими в итальянские кегли на краю залива, а затем к гавани для яхт и яхт-клубу «Сейнт Фрэнсис», за чем последовала успокаивающая поездка мимо кварталов больших и дорогих особняков. Потом они перевели дух в парке Золотых ворот. Она во всей полноте чувствовала каждый момент. Ласковые лучи закатного солнца золотили луга, лужайки и цветы. Любимое время дня Джессики.
   Они шли мимо нескончаемых талонов с цветами по петляющим пешеходным дорожкам, обогнули небольшое озеро, любовались крошечными водопадами и остановились у японской чайной на открытом воздухе.
   – Джессика, потрясающая экскурсия.
   – К вашим услугам, сэр. – Она сделала реверанс, а Джеффри положил ей руку на плечо. Прекрасный день, и у нее появлялось чувство, словно она узнала его гораздо лучше. Ей нравились его отзывчивость, его склад ума, чувство юмора и нежность, с которой он заботился о ней. И он так походил на нее. Джеффри обладал той же непринужденностью в поведении, таким же страстным стремлением к независимости. Ему нравилась его работа и, конечно, он не испытывал затруднений со средствами. Он казался отличным компаньоном. На какое-то время, во всяком случае. И Джеффри был мил по отношению к ней. Джессика научилась быть ему за это благодарной, не слишком опираться на него.
   – Джессика, а что тебе больше всего нравится делать? – Они потягивали зеленый чай с японским домашним печеньем.
   – Больше всего на свете? Рисовать, наверное.
   – Правда? – Он удивился. – Ты хорошо рисуешь? Глупый вопрос, однако всегда срывается с языка, хотя совершенно бессмысленный. Бездари всегда себя хвалят.
   – Ну и как же ответить мне? – Они оба рассмеялись, и Джессика поделилась с ним последним печеньем. – Не знаю, насколько я талантлива, но мне нравится рисовать.
   – А что именно?
   – Пейзажи. Что угодно. Я пишу маслом и акварелью.
   – Ты должна показать мне свои работы. – Но Джеффри произнес это снисходительно, словно не воспринимал ее увлечение живописью всерьез. У него была умиротворяющая манера говорить, которая заставляла ее ощущать себя маленькой девочкой. Странно, что сейчас, когда Джессика научилась быть взрослой, появился человек, который позволил бы ей оставаться ребенком. Но она уже не хотела этого.
   Когда чайная закрылась, они медленно побрели назад к машине, Джеффри, похоже, впервые ее разглядел.
   – Знаешь, Джессика, ведь это настоящее чудо. Мечта коллекционеров. Где ты ее взяла?
   – Это – подарок, – с гордостью произнесла она.
   – Бог ты мой, какая роскошная. – Она кивнула, а Джеффри бросил на нее взгляд, не задавая вопросов. Он знал, что человек, подаривший автомобиль, много значил в ее жизни, скорее всего это был муж. Джессика не относилась к тому типу людей, которые принимают дорогие подарки от первого встречного. Джеффри уже понял это. Она отличалась особым воспитанием и собственным стилем.
   – Ты когда-нибудь летала? Я хочу сказать, сама управляла самолетом? – Джесси засмеялась и отрицательно покачала головой. – Хочешь попробовать?
   – Ты серьезно?
   – А почему бы и нет? Это совсем не трудно. Ты запросто научишься.
   – Как интересно. – У него была уйма забавных идей, и ей они понравились. И он ей понравился. Они провели незабываемый вечер. Еда в ресторане «Этуаль» была превосходной, музыка в баре приглушенной, а Джеффри восхитителен. Ему удалось создать атмосферу близости и непринужденности.
   После обеда они танцевали у «Алексиса». Тот день совершенно не походил на организованные с помощью Астрид свидания вслепую. Джеффри отлично танцевал. Ее окружала роскошь, романтика и приятное волнение. Джессике не хотелось возвращаться домой и заканчивать этот восхитительный вечер в одиночестве. Джеффри тоже пугала мысль о скором расставании.
   В молчании они подъехали к ее дому, на пороге он нежно поцеловал Джессику. Джеффри в первый раз поцеловал ее по-настоящему. Приятная теплая волна окатила Джесси с головы до ног. Джеффри обладал невероятной притягательной силой. Он медленно оторвался от нее с едва заметной улыбкой, застывшей в уголках рта.
   – Джессика, ты – совершенство.
   – Хочешь зайти выпить? – Она сомневалась в своих чувствах, и то, как она это произнесла, дало ему возможность догадаться о ее сомнениях. Джессика надеялась, что он откажется. Она не хотела… пока. Но Джеффри был так привлекателен, а с тех пор прошло столько времени.
   – Ты уверена, что не слишком устала? Уже так поздно, юная леди. – Джеффри выглядел таким нежным, таким задумчивым, таким сильным… как Ян. Она заставила себя вернуться к настоящему и улыбнулась, глядя в его глаза.
   – Я не очень устала. – Однако в ней чувствовалась легкая напряженность, которую он прекрасно видел. Джеффри улыбнулся ей, когда она открыла дверь ключом. Он не представлял для нее никакой опасности. Он хотел много большего, чем она могла дать за одну ночь, и не собирался ее торопить. Джеффри точно знал, чего хотел, и стремился добиться ее навсегда.
   Джессика включила торшер, а он зажег свечи, когда разлил коньяк в два роскошных бокала.
   – Как коньяк?
   – Отличный. Как и вид из окна. Вот это дом. – Однако Джеффри не был удивлен. Он ожидал чего-то подобного. – И какая прекрасная хозяйка… вкус, стиль… элегантность… красота… ум… женщина с тысячей достоинств.
   – И с распухшей головой, если ты не прекратишь расточать комплименты. – Она протянула ему бокал с коньяком и опустилась в свое любимое кресло. – Отсюда открывается замечательный вид.
   – Да. Я буду искать что-то подобное через несколько недель.
   – Неужели? – Она не могла сдержать порыв смеха. – Или ты выдумал и ту историю с переездом в Сан-Франциско? – Он по-мальчишески улыбнулся.
   – Вовсе нет. А трудно найти такой дом?
   – Как повезет.
   Джеффри посмотрел в ее глаза и перевел взгляд на бокал с коньяком, в то время как она пристально наблюдала за ним.
   – Возможно, я сдам его тебе на лето. – Джессика дразнила его, и он вопросительно изогнул бровь.
   – Ты серьезно?
   – Нет. – Ее глаза погрустнели, когда она посмотрела на свечу.
   – Ты не будешь здесь счастлив, Джеффри. – И Джесси не хотела его присутствия в «их» доме. От этого она ощущала некий дискомфорт.
   – Джессика, а ты счастлива здесь?
   – Я не думала об этом. – Она опять посмотрела ему в глаза, и он с удивлением обнаружил притаившуюся в них боль. Неожиданно для себя он почувствовал груз прожитых лет. – Для меня теперь это просто дом. Крыша, череда комнат, почтовый адрес. Все остальное ушло.
   – В таком случае тебе стоит переехать. Мы могли бы подыскать… Я подыщу… место попросторнее. Ты не задумывалась о том, чтобы продать его?
   – Нет, только о том, чтобы сдать. Я не вправе его продать.
   – Понимаю. – Он отпил коньяка и снова улыбнулся ей. – Скоро я уйду. Иначе завтра ты будешь чувствовать себя разбитой. Тебя кто-нибудь уже пригласил на завтрак?
   – Нет. – Джессика улыбнулась при мысли об этой затее.
   – Отлично. Тогда почему бы нам не позавтракать вместе где-нибудь в занимательном месте, прежде чем я улечу в Лос-Анджелес? Я могу приехать за тобой на такси.
   Ей понравилось его предложение. Она предпочла бы приготовить для него завтрак сама и сидеть обнаженной напротив него за кухонным столом или жонглировать земляникой и свежими сливами на подносе в постели. Но она задалась вопросом, а проделывал ли кто-нибудь подобное с ним. Он выглядел так, словно никогда не расставался с халатом или шелковой пижамой. Но в нем проглядывала определенная чувственность.
   – А что ты ешь на завтрак? – Совершенно ненормальный вопрос, но Джессика хотела знать. Для нее вдруг все стало важно. Все, что касалось его, имело для нее значение.
   – Что я предпочитаю на завтрак? – Он казался довольным. – Обычно что-нибудь легкое. Яйца-пашот, тосты из ржаного хлеба, чай.
   – И все? Даже не ешь бекон? Никаких вафель? Гренок, поджаренных в масле? А папайя? Только яйца-пашот и тосты? Ух ты. – Он ответил взрывом хохота на ее ремарку и принял условия игры.
   – А что более экзотичное ты употребляешь по утрам, моя дорогая?
   – Арахисовое масло и абрикосовый джем, положенный на сдобную булочку. Или сливочный сыр и желе из гуавы на рогаликах. Апельсиновый сок, бекон, омлет, яблочное масло, пончики с бананами.
   Она позволила своему воображению пуститься вскачь.
   – Ежедневно?
   – Совершенно верно.
   – Я тебе не верю.
   – В этом ты прав… по большей части. Но арахисовое масло и сливочный сыр остаются. Тебе нравится арахисовое масло?
   – Едва ли. На вкус оно напоминает жидкий цемент.
   – А много ли ты его пробовал? – Она с интересом посмотрела на Джеффри.
   – Чего?
   – Жидкого цемента.
   – Конечно. Очень вкусно с тонким пшеничным тостом. Ты не передумала позавтракать со мной? Уверен, мы предоставим тебе сколько угодно арахисового масла на рогаликах. Согласна?
   – Превосходно. – Джесси вновь становилась сама собой, что очень забавляло его. Ему все в ней нравилось. Она сбросила туфли и подобрала ноги в кресле.
   – Джеффри… – Она пыталась произнести это торжественно. – Ты читаешь книжки комиксов?
   – Регулярно. Особенно о Супермене.
   – Что? Не о Бэтмане?
   – И о нем тоже, но Супермен всегда был моим любимым героем. – Джеффри прекратил на минуту их игру и посмотрел в свой бокал. – Джессика… ты мне нравишься. Ты мне очень нравишься. – Он удивил ее прямотой своих слов. Она была тронута тем, как Джеффри их произнес. Странная смесь торжественности и теплоты. Она и не предполагала, что возможно такое сочетание.
   – Ты мне тоже нравишься. – Они сидели друг против друга, Джеффри не сделал ни малейшего движения, чтобы приблизиться к ней. Он не хотел спешить. Джессика была из тех женщин, которые подпускают к себе постепенно, хорошо узнав человека.
   – Я мало знаю о твоей жизни, по сути – ничего, но каким-то образом чувствую, что тебе много пришлось пережить.
   – Почему ты так думаешь?
   – По тем вещам, о которых ты предпочитаешь не говорить. По тому, как временами ты идешь на попятный. По той стене, за которой иногда прячешься. Джессика, я не сделаю тебе больно. Обещаю.
   Она ничего не сказала, лишь взглянула на него, подумав о том, как часто обещания оборачиваются ложью. Но она страстно желала, чтобы Джеффри опроверг ее сомнения, а он хотел попытаться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация