А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отныне и вовек" (страница 2)

   Но эта девушка выглядела такой покинутой, к тому же солнце и джин подтачивали его решимость. Ян знал, что не хочет возвращаться домой. Ничто там не принадлежало ему, не было его на самом деле, за исключением пяти ящиков с картотекой его писанины и новой печатной машинки «Оливетти», которую Джесси как-то подарила ему. Король альфонсов. Супруг Джесси.
   – Конечно. У меня найдется время промочить горло. Пока ты сваришь кофе. Куда поставить машину?
   – Полагаю, ты можешь оставить ее перед входом. Там не запрещено, оттуда они ее не отбуксируют.
   Ян припарковал машину перед входом в гостиницу, а Мэгги внимательно изучала номерной знак с именем, его нетрудно было запомнить. Джесси. Она подумала, что именно так зовут ее нового знакомого.

   Глава 2

   Джессика услышала, как шасси с гудением выходят из брюха самолета, и улыбнулась. Ее ремень был на месте, лампочка над головой выключена, и она почувствовала, как забилось быстрей сердце в ту минуту, когда самолет совершил последний разворот над посадочной полосой. Внизу были видны огни города.
   Джесси посмотрела на часы. Она слишком хорошо знала мужа. Сейчас он должен был нервно искать место, чтобы припарковать машину в подземном гараже аэропорта, содрогаясь при мысли, что может опоздать и упустить ее на выходе с летного поля. Потом как угорелый помчится к терминалу. Однако доберется вовремя. Как всегда. Это придавало возвращениям домой особый аромат.
   Джесси казалось, что ее не было целый год. Поездка удалась. Она сделала массу интересных покупок. Весенняя коллекция будет чудесной. Мягкие пастельные тона, тонкие шерстяные трикотажные изделия, скроенные по косой, платья из шотландки, шелковые рубашки с длинными рукавами и несколько замечательных вещей из замши. Она никогда не могла устоять перед замшей. Заказанные товары начнут прибывать не раньше чем через три-четыре месяца, но она уже сейчас с волнением думала о них. Она помнила все. Ей нравилось планировать загодя, как сейчас. Нравилось точно знать, что привезут. Ее устраивала такая жизнь, распланированная на много месяцев вперед. Кто-то мог посчитать это скучным, но только не Джесси.
   На октябрь она наметила поездку с Яном в Кармел. День благодарения они проведут с друзьями. Рождественские каникулы, может быть, проведут на озере Тахо, катаясь на лыжах, потом слетают ненадолго в Мексику, чтобы поваляться на солнышке после новогодних праздников. А там начнут прибывать и товары для весенней распродажи. Все было отлично продумано. Так же, как ее поездки, ее еда, ее гардероб. У нее было то, что позволяло ей строить планы: процветающий бизнес, муж, которого она любила и на которого всегда могла положиться, и надежные люди, окружающие ее. Очень немногое оставалось на произвол судьбы, и ей это нравилось. Джесси спрашивала себя, не поэтому ли она не хотела ребенка. Боясь непредсказуемости его поведения. Она не представляла, как он будет выглядеть или вести себя, в какой именно день малыш может родиться или что она будет делать с ребенком на руках. Мысль о нем лишала ее присутствия духа. Ведь без него жизнь была гораздо проще. Только Джесси и Ян. Одни. Так у нее не было соперников, покушающихся на расположение Яна. Джесси не любила конкуренции в семейной жизни. Он был единственным дорогим человеком на земле.
   Колеса коснулись полосы, она закрыла глаза… Ян… она так хотела его последние недели. Дни были заполнены работой, а вечерами приходилось готовиться к встречам, хотя она обычно звонила ему, когда приезжала в гостиницу. Но Джесси не могла протянуть руку и дотронуться до него. Она не могла засмеяться, глядя ему в глаза, или легко коснуться его ног, или стоять рядом с ним под душем, языком ловя капли, скатывающиеся по веснушкам на его спине. Она вытянула свои стройные ноги, ожидая, пока самолет окончательно не остановится.
   Трудно быть терпеливой. Ей хотелось, чтобы путешествие скорей закончилось, хотелось выбежать из самолета и увидеть его. Прямо сейчас. В ее жизни не было других мужчин. Трудно в это поверить, но так все сложилось. Джесси иногда размышляла, сможет ли она думать о ком-то другом, но нет, это не стоило того. В ее глазах Ян был лучше всех остальных. Сексуальнее, умнее, добрее и преданнее. Ян так хорошо понимал, что ей нужно, и выполнял все ее прихоти. За семь лет, что они были женаты, она потеряла большую часть своих подруг по Нью-Йорку и не нашла им замены в Сан-Франциско. Ей не нужны подруги, которым можно поплакаться в жилетку. У нее есть Ян. Он был ее лучшим другом, ее любовником и даже ее братом теперь, когда умер Джейк. Ну и что с того, если время от времени муж позволял себе увлечься какой-нибудь красоткой. Такое случалось не часто, и он проявлял благоразумие. Это не беспокоило Джесси. Многие мужчины поступали так же, когда их жен не было поблизости. Ян не афишировал свои интрижки и не раздражал ее. Она лишь подозревала, что он изменял ей, но не знала наверняка. Пока что ей не пришлось удостовериться в его неверности.
   Ее родители тоже были счастливы в браке не один год. Наблюдая за ними, Джесси сама доходила до понимания многих вещей, о которых не принято говорить вслух, щадя чувства друг друга, и к которым стараются часто не прибегать. Хороший брак держался на доверии, промолчать иногда, позволяя другому быть самим собой, и означало уважение… любовь. Ее родители умерли. Их молодость уже прошла, когда она появилась на свет. Матери было далеко за тридцать, отцу – сорок пять. Когда ей исполнилось четыре года, родился Джейк. Поженившись в зрелом возрасте, родители уважали друг друга больше, чем многие пары, и не посягали на индивидуальность партнера. Это многому научило Джесси.
   Но сейчас их не было в живых. Уже три года. Почти три. Родители умерли в течение нескольких месяцев один за другим. Джейк погиб за год до того во Вьетнаме, ему было двадцать с небольшим. Джессика осталась одна. Но у нее был Ян. Слава богу, что он с ней. У Джесси пошли мурашки по коже, когда она подумала об этом… Что она будет делать без него? Умрет от горя… как ее отец после смерти матери… Умрет… Она не представляла себе жизни без Яна. Сейчас он был для нее всем. Он мог обнять ее поздно ночью, когда ей было страшно. Он мог рассмешить ее в минуту грусти. Он помнил все важные даты, знал, что ей нравится, всегда понимал с полуслова, смеялся над самыми неудачными ее шутками. Он знал – она была его женщиной и его маленькой девочкой. Это было все, в чем Джесси нуждалась. Ян. Ну и что, если случались опрометчивые поступки, о которых она только догадывалась? Пока он был рядом, это не имело значения. И так было всегда.
   Она услышала, как открылись двери. Люди начали скапливаться в проходах. Пятичасовой перелет остался позади, пора домой. Джесси расправила складки на бежевых брюках и потянулась за оранжевым жакетом из замши. Ее зеленые глаза выделялись на загорелом лице, а светлые густые волосы рассыпались по плечам. Яну нравилось, когда она была в оранжевом, поэтому она и купила этот жакет в Нью-Йорке. Джесси улыбнулась про себя, представив, как он его одобрит, – почти так же, как блейзер от Пьера Кардена, привезенный ею. Джесси было так приятно баловать Яна.
   Три бизнесмена и шебечущая стайка женщин загородили проход. Она, однако, была достаточно высокой, чтобы поверх их голов увидеть Яна. Он стоял у ворот, она помахала ему. Ян ответил широкой улыбкой, махнув рукой в ответ, и поспешно двинулся к ней навстречу, мягко оттесняя людей. Наконец он очутился рядом и бесконечно долго обнимал ее.
   – Пора бы тебе уже вернуться домой… Ты так потрясающе выглядишь, что должна быть счастлива, если я не изнасилую тебя прямо здесь.
   – Давай. Насилуй. Если сможешь.
   Они стояли на том же самом месте, с наслаждением разглядывая друг друга, разговаривая больше глазами.
   – Джесси, если бы ты знала, как я по тебе скучал.
   Она кивнула. Да, еще бы. Она почти так же скучала по нему.
   – Как книга?
   – Отлично.
   Они обменивались теми банальными фразами, которые можно услышать от людей, знающих друг друга, пожалуй, даже слишком хорошо. Им не требовалось много слов.
   Ян поднял ее большую сумку из коричневой кожи, которую она бросила, чтобы поцеловать его.
   – Давай, искусительница, поедем домой.
   Ее волосы упали ему на плечо, они так и вышли обнявшись, старательно идя в ногу размеренными шагами.
   – Я привезла тебе подарок.
   Он улыбнулся. Она всегда делала ему подарки.
   – И себе купила, как я посмотрю. Отличный жакет.
   – Тебе нравится? Или ужасный? Я боялась, что он слишком яркий. – Жакет имел оттенок жженого сахара, граничащего с цветом пламени.
   – Прекрасно смотрится. Как и все остальное на тебе.
   – Господи, как ты мил! Чем занимался? Разбил машину?
   – Разве можно говорить такие вещи? Ответь, пожалуйста.
   – Ну так как? – Джесси смеялась точно так же, как и он.
   – Нет, я продал ее, чтобы купить мотоцикл «Хонда». Я почему-то подумал, что он тебе больше понравится.
   – Замечательная мысль! Ну, милый. Я вся дрожу от нетерпения. Скажи мне, насколько плоха старушка?
   – Плоха? Да будет тебе известно, что она не только в безукоризненном состоянии, но вымыта и находится в лучшем виде, чем когда ты уезжала. Бедная малютка была грязнулей!
   – Знаю. – Джесси опустила голову, и он ухмыльнулся.
   – Вы позорите мою репутацию, миссис Кларк, но я вас люблю. – Ян поцеловал ее в кончик носа, и Джесси обвила его шею руками.
   – Как я рада снова быть дома, – тихо вздохнула она, стоя в его объятиях, пока они ждали, когда ее багаж появится на ленте транспортера. Ян увидел, с каким облегчением Джесси произнесла это. Она не любила уезжать, не любила летать, боялась смерти, опасалась того, что он погибнет в автокатастрофе, пока ее не будет. С тех самых пор, как ее родители и брат… сколько смертей. Яну было больно смотреть, что с ней сделало горе. Джесси так полностью и не оправилась после смерти брата, но потеря родителей… Ян боялся, что она может покончить с собой. Ужасы, истерики, ночные кошмары. Джесси порой одолевало непередаваемое чувство одиночества и страха. Временами он ее просто не узнавал. Неожиданно она становилась такой беспомощной, такой непохожей на привычную Джесси. Складывалось впечатление, что Джесси хочет, чтобы и он был зависим от нее… Это произошло, когда Ян дал жене уговорить себя бросить работу и посвятить все время литературному труду. Джесси могла позволить себе это. Но у Яна не было уверенности в том, что он может себе это позволить. Тем не менее такое положение вещей устраивало их обоих. Он на самом деле был для нее единственным близким человеком.
   Джесси, подняв голову, опять взглянула на него и улыбнулась.
   – Ну держись, когда я привезу тебя домой, миссис Кларк.
   – Распутник.
   – Угу. И тебе это нравится.
   – Да. Нравится.
   Люди обращали на них внимание, но они ничего не замечали. Они давали посторонним возможность полюбоваться собой, чему-то улыбнуться, чему-то порадоваться, чего-то захотеть. Как правило, их появление вызывало всеобщий интерес.
   Они прошли в гараж, чтобы забрать «Морган», и Джесси не смогла сдержать улыбку, когда увидела автомобиль.
   – Боже, выглядит здорово. Что ты с ним сделал?
   – Отдал в мойку. Попробуй как-нибудь. Тебе понравится.
   – Замолчи. – Джесси притворно замахнулась на мужа, он увернулся и перехватил ее руку. В эту минуту она рассмеялась.
   – Прежде чем ты меня побьешь, амазонка, забирайся внутрь машины. – Ян слегка шлепнул ее и отпер дверь.
   – Негодяй, не называй меня амазонкой. Приставала!
   – Приставала? Я не ослышался? – Он притворился удивленным и подошел к ней. – Леди, как вы смеете так меня называть? – С этими словами он схватил ее и затолкал в машину.
   – Вот так-то лучше. И позволь мне кое-что тебе заметить. С такими габаритами эта тачка не для тебя!
   – Враки! – Но Ян знал, что жена пропускает мимо ушей шпильки по поводу ее роста. Им обоим нравились такие шутки.
   – Кроме того, похоже, я расту вниз.
   – Вот как? Уже дошла до шести футов одного дюйма, а? – Он фыркнул, закончив привязывать ее сумку на полке для багажа сзади. Верх машины был по-прежнему опущен, и Джесси с улыбкой наблюдала за ним.
   – Убирайся к черту. Ты отлично знаешь, что во мне только пять футов одиннадцать дюймов, а на днях я измеряла свой рост, и во мне оказалось всего лишь пять футов и десять с половиной дюймов.
   – Ты, должно быть, присела. – Он устроился на сиденье рядом с ней и повернулся, чтобы посмотреть ей в глаза. – Здравствуйте, миссис Кларк. Добро пожаловать домой.
   – Здравствуй, любовь моя. Как хорошо вернуться назад. – Они улыбнулись друг другу.
   Она сняла жакет и закатала рукава блузки.
   – Сегодня было жарко? Тепло чувствуется даже сейчас.
   – Как в кипящем котле, ясно и солнечно. Если и завтра будет такая же погода, можешь позвонить в магазин и сказать, что ты попала в снегопад в Чикаго. Мы идем на пляж.
   – Попала в снегопад. В сентябре? Ты с ума сошел. Послушай, дорогой, я правда не могу. – Но его предложение ей понравилось, и Ян это знал.
   – Можешь-можешь. Если понадобится, я тебя похищу.
   – Наверное, я смогу прийти туда попозже.
   – Ты ухватила суть. – Ян одарил ее улыбкой триумфатора и нажал на газ.
   – Как прошел день?
   – На удивление хорошо. И было бы еще лучше, если бы ты была дома. Я набрался у Энрико и не знал куда себя деть.
   – Не сомневаюсь, ты кого-нибудь подцепил. – В ее тоне не было злобы, а лицо сохраняло непроницаемое выражение.
   – Не-е. Ничего особенного.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация