А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отныне и вовек" (страница 17)

   Он улыбнулся ей и принял подобающее выражение.
   – Я не помню, как она меня назвала.
   – Не помните? Если это такое травмирующее столкновение, разве вы не вспомните, как она вас назвала?
   – Протест, ваша честь!
   Сильно раздосадованная Матильда Ховард-Спенсер вскочила на ноги.
   – Поддерживаю.
   – Хорошо.
   – Одна деталь… не правда ли, что вы с таким интересом смотрели на мистера Кларка, словно…
   – ПРОТЕСТ! – Голос помощника окружного прокурора мог пробить бетонные стены, и Мартин ангельски улыбнулся. Он получил очко.
   – Поддерживаю.
   – Извините, ваша честь. – Но это было хорошее начало. Вся остальная часть истории после этого пошла ко дну. Как она была унижена, оскорблена, использована и опозорена. Слова почти что вызывали смех.
   – А что именно вы ожидали от мистера Кларка?
   – Что вы хотите сказать? – Заносчивая свидетельница, казалось, была смущена.
   – Вы предполагали, что он сделает вам предложение в этой гостиничной комнате или вытащит из кармана обручальное кольцо, а может быть… ну, так чего вы ожидали?
   – Я не знаю. Я… он… Я подумала, он только хотел выпить. Он уже был слегка пьян.
   – Вы посчитали его привлекательным?
   – Конечно, нет.
   – Тогда почему вы хотели выпить с ним?
   – Потому что… я не знаю. Потому что я подумала, что он – порядочный человек.
   Она, похоже, была в восторге от своего ответа, как будто он все объяснил.
   – Ага. Так вот как? Порядочный человек. Скажите, а стал бы джентльмен приглашать вас в гостиницу на Маркет-стрит?
   – Нет.
   – Привел ли мистер Кларк вас в гостиницу на Маркет-стрит… или это вы его туда привели?
   Она залилась краской, спрятав лицо в ладонях и бормоча что-то, чего никто не мог разобрать, пока судья не призвал ее к ответу.
   – Я никуда его не приводила.
   – Но вы пошли с ним. Несмотря на то, что не считали его привлекательным. Вы хотели выпить именно с ним?
   – Нет.
   – А что тогда вы хотели сделать? – Ой! Вопрос почти заставил Джесси улыбнуться. Замечательно.
   – Я хотела… Я хотела… подружиться.
   – Подружиться? – Мартин, похоже, забавлялся еще больше. Она поставила себя в глупое положение.
   – Нет, не подружиться. Я не знаю. Я хотела вернуться на работу.
   – Тогда почему вы согласились пойти с ним, чтобы выпить?
   – Я не знаю.
   – Вы были возбуждены?
   – Возражение!
   – Задайте вопрос по-другому, мистер Шварц.
   – Сколько времени прошло с тех пор, как вы были близки с мужчиной, мисс Бертон?
   – Я должна ответить на этот вопрос, ваша честь? – Она умоляюще смотрела на судью, но он кивнул в знак согласия.
   – Да. Должны.
   – Я не знаю.
   – Ну намекните нам. – Мартин настаивал.
   – Я не помню.
   – Примерно. Давно? Не так давно? Месяц… два месяца… неделю? Несколько дней.
   – Нет.
   – Нет? Что значит «нет»? – Мартину это начинало надоедать.
   – Нет, не несколько дней.
   – Тогда сколько? Ответьте на вопрос.
   – Какое-то время. – Судья свирепо посмотрел на нее, и Мартин придвинулся поближе.
   – Ладно. Долго. Может быть, год, – наконец проговорила Бертон.
   – Или дольше?
   – Возможно.
   – Запомнился ли вам тот партнер?
   – Я… Я не помню… Я… Да! – Она едва не выкрикнула последнее слово.
   – Может быть, он вас чем-то обидел, мисс Бертон? Или не любил вас сильно, как должен был? Быть может, он… – Голос Мартина убаюкивал, но неожиданно помощник окружного прокурора взорвала тишину.
   – Протест!
   На остаток вопросов у Мартина ушло два часа, и Джессика думала, что к концу превратится в маленькое размытое пятнышко, невидимое для окружающих. Она и представить себе не могла, что Маргарет Бертон доведут до рыданий. У Джессики сложилось впечатление, что сурового обвинителя интересовал сам прецедент, а не жертва.
   Судья объявил перерыв, а затем закрыл заседания до понедельника. На мгновение они потеряли дар речи, но Джесси настолько устала, что ей хотелось забраться в постель и спать чуть ли не целый год. Ян выглядел постаревшим на пять лет.
   Покидая зал суда, Мартин шел позади них, но Маргарет Бертон нигде не было видно. Под охраной ее провели через помещение судьи. Мартин предполагал, что Бертон выведут через более безопасный выход, чтобы избежать столкновений, подобных сегодняшнему. У него было чувство, что Хоугтон также не вполне доверял этой женщине и не желал больше неприятностей, чем те, которые имел.
   Когда они вышли на солнечный свет, Джесси не могла избавиться от ощущения, что не видела его годами. Пятница. Была пятница. Конец невыносимой недели и целых два дня передышки. Два с половиной дня. Она хотела поскорее очутиться дома и забыть эту дыру в стиле рококо, где неистовствовала сумасшедшая Спенсер. На глазах присяжных вполне могла разыграться трагедия.
   – О чем ты думаешь? – Ян все еще беспокоился о жене после утренней вспышки гнева. Сейчас больше, чем когда-либо. Свидетельские показания были мраком.
   – Не знаю. Не уверена, что вообще могу думать. Я просто плыву куда-то.
   – Давай тогда поплывем домой. Хорошо? – Он проводил Джессику к машине и открыл для нее дверь. Усаживаясь в «Вольво», она ощущала себя древней старухой. Ей хотелось смыть с себя это отвратительное утро.
   – Твое мнение, дорогой? – Она посмотрела на мужа сквозь облачко сигаретного дыма, когда Ян медленно вел машину домой.
   – Что ты имеешь в виду? – Он попытался уклониться от ответа.
   – Как, по-твоему, идет дело? Мартин сказал что-нибудь?
   – Немного. Он предпочитает помалкивать.
   Она опять кивнула.
   Когда они уходили, Шварц сказал лишь, что хочет видеть их у себя в офисе в субботу.
   – Мне кажется, все не так плохо.
   – Неплохо? Господи, что за мерзкое зрелище. Но этого и следовало ожидать. Не правда ли?
   – Мне нравится стиль Мартина.
   – И мне.
   Ян и Джессика по-прежнему думали, что выиграют, но теперь они начинали осознавать цену, которую им придется заплатить. Не деньгами и не машинами, но плотью и кровью, своей душой.

   Глава 16

   В субботу утром Ян отправился в офис Мартина, чтобы обсудить показания, с которыми ему предстояло выступить на следующей неделе. Джессика с приступом головной боли осталась дома. Оказав им любезность, вечером приехал Мартин, чтобы навестить их, а также чтобы обсудить ее собственные показания.
   Позже днем, когда супруги, как два трупа, сидели перед телевизором, смотря старые кинофильмы, позвонила Астрид.
   – Привет, детки. Может быть, заглянете ко мне вечером на спагетти?
   В первый раз Джесси оборвала подругу.
   – Извини, Астрид, мы не можем.
   – Ах, вы опять заняты, заняты, заняты. Я пыталась пробиться к тебе всю неделю, но тебя не было в магазине.
   – У меня была какая-то работа дома, я помогаю Яну редактировать книгу.
   – Забавно.
   – Да. Вроде того. – Но Джессика плохо справлялась с ложью. – Я позвоню на следующей неделе. Спасибо за приглашение. – Они попрощались, и Джессика подивилась неведению окружающих. Странно, что газеты не ухватились за это дело, но потом она поняла, что все происходящее с ними не выходило за рамки обыденного. Каждый день слушались дюжины подобных дел. Это было ново для них, но не для средств массовой информации. Были и более пикантные истории – если, конечно, не учитывать пункт о проживании на Пэсифик-Хайтс и роскошный магазин Джесси. Выплыви что-то наружу, ее бизнесу пришел бы конец. Но, похоже, с этой стороны не предвиделось никакой угрозы. Пока поблизости не объявился ни один газетчик. За это можно было благодарить судьбу. И она благодарила. Мартин же пообещал пресекать всякие поползновения репортеров.
   Джесси чувствовала себя неловко после разговора с Астрид. Они давно не виделись, а с остальными друзьями не встречались уже два месяца. Трудно было общаться с ними. Еще труднее – с Астрид. И совсем невозможно – с девушками в магазине. Джесси опасалась, что они слишком многое поймут по ее лицу. Она не собиралась даже близко подходить к бутику. По тем же причинам Ян избегал встреч со всеми, кого знал до ареста. Он был полон решимости углубиться в книгу. Персонажи, которых он создал, стали его окружением.
   Тем временем счета стали накапливаться. С начала суда Зина каждый день разбирала почту, большую часть из которой составляли счета, включая второй счет от Харви Грина на девятьсот долларов. И опять ни за что. Эти деньги были потрачены на всякий случай – на случай, если Маргарет Бертон имела что-то неприглядное в своей биографии, на случай, если что-то всплывет, на случай… но ничего не происходило. Вплоть до воскресного вечера, сразу после того, как Джесси поговорила с Астрид.
   Зазвонил телефон, это был Мартин. Он и Грин хотели прийти к ним немедленно. Она разбудила Яна, и они стали ждать прибытия поздних гостей, горя от нетерпения узнать, что же раскопал Грин.
   А раскопал он фотографию, запечатлевшую бывшего мужа Маргарет Бертон, с которым они быстро развелись почти двадцать лет назад. Высокий блондин с голубыми смешливыми глазами был очень похож на Яна. Он стоял рядом с автомобилем, который напоминал «Морган». При более внимательном рассмотрении можно было заметить некоторые различия. Волосы мужа Бертон были короче, чем у Яна, лицо – немного длиннее, машина – черная, а не красная… детали не совпадали, а в остальном сходство было поразительным. Фотография объяснила мотивы поступка Маргарет. Первое подозрение Мартина оказалось правильным. Теперь они знали, что это несомненно была месть.
   Все четверо сидели в гостиной в полной тишине. Грин получил фотографию от двоюродной сестры мисс Бертон.
   Шварц вздохнул с некоторым облегчением и откинулся на спинку кресла.
   – Ну, теперь мы все знаем. Сестра станет давать показания? – Грин покачал головой.
   – Заявила, что воспользуется пятой поправкой к Конституции или солжет. Она не хочет быть втянутой в это дело. Говорит, что Бертон убьет ее. Знаете, эта женщина, сестра, похоже, боится Маргарет Бертон. Утверждает, что та – самый мстительный человек на свете. Вы собираетесь вызвать ее повесткой?
   – Нет, поскольку она намерена воспользоваться своим конституционным правом. Она сказала вам, почему Бертон расторгла брак?
   Мартин задумчиво грыз кончик карандаша, задавая вопросы, тогда как Ян и Джессика слушали молча. Ян по-прежнему с волнением держал фотографию в руке, поражаясь сходству.
   – Пегги Бертон не хотела разводиться. Это муж настоял. – Мартин вопросительно поднял брови.
   – Двоюродная сестра считает, что Маргарет была беременна – просто догадка. Она окончила среднюю школу и работала в юридической фирме «Хилмэн энд Наулз», которая принадлежала отцу этого парня. Ни больше ни меньше.
   Ян поднял взгляд, а Мартин присвистнул. Она вышла замуж за сына Наулза. Парня по имени Джед Наулз. В то время он еще только учился в юридическом колледже и летом работал в фирме отца. Он – тот самый мужчина на фотографии.
   Грин небрежно указал на снимок в руке Яна.
   – Так или иначе, в конце лета они в ужасной спешке устроили свадьбу, хотя и без лишнего шума. Папаша постарался, чтобы в прессу ничего не просочилось: никаких объявлений о браке, ничего. Родители девушки жили на Среднем Западе, так что здесь из родни никого не было, кроме двоюродной сестры. Они только-только поженились, и следующее, что она помнит, – Маргарет попала в больницу на пару недель. Она полагает, что у сестры был выкидыш. Сразу после этого Наулз расторг брак, и Маргарет осталась без мужа, без работы и, может быть, без ребенка. У нее случилось что-то вроде нервного срыва – похоже на то, – она провела три месяца в католическом монастыре. Я поехал проверить то место, но его снесли двенадцать лет назад, а сестер из этого прихода перевели в Канзас, Монреаль, Бостон и Дублин. Вряд ли мы найдем какие-либо свидетельства об этом, а если таковые и есть, то их нельзя будет огласить в суде.
   – А что с сыном Наулза? Ты проверил его?
   – Да-а. – Грин был не очень доволен. – В том году на День благодарения с большим шумом и помпой он женился на какой-то девушке из высшего общества. Вечеринки, приемы, объявления во всех газетах. В вырезках из «Кроникл» сообщается, что они были обручены больше года – вот почему, очевидно, папа Наулз не хотел давать объявления, когда его сын женился на Бертон.
   – Ты разговаривал с Наулзом?
   – Спустя семнадцать месяцев он и его жена разбились на двухмоторном самолете. Отец умер от сердечного приступа этим летом, а его мать путешествует по Европе, но где, похоже, никто не знает.
   – Ужасно. – Мартин помрачнел и вцепился зубами в карандаш.
   – Братья, сестры? Друзья, которые могли бы знать, что произошло? Кто угодно?
   – Мартин, это тупик. Никаких родственников. А из друзей кто сейчас вспомнит? Джед Наулз умер восемнадцать лет назад. Чертовски длинный срок.
   – Да-а. Чертовски длинный, чтобы иметь на кого-то зуб. Мы зашли в тупик, и нам никто не может помочь. Никто.
   – Что значит никто? – Ян заговорил в первый раз с того момента, как увидел фотографию. Он внимательно прислушивался к обмену мнениями.
   – Похоже на то, что у нас уже все есть.
   – Да. – Мартин не спеша потер глаза одной рукой и опять их открыл. – И ничего из того, что мы можем использовать в суде. Все это – гадание на кофейной гуще. То, чем мы располагаем, – несомненно, правда, а также психологически объясняет, почему Маргарет Бертон обвинила тебя в изнасиловании. Ты похож на сына богатых родителей, от которого она забеременела, который, возможно, заставил сделать аборт, а потом бросил ее и несколько недель спустя женился на девушке своего круга. Мисс Бертон встретила сказочного принца, а он не оправдал ее надежд. Снова Золушка. Она подстерегала его двадцать лет. Вот, по всей видимости, почему Маргарет не пыталась выжать из вас деньги. Ей нужны не деньги, а месть. Вероятно, после первого раза она получила небольшую сумму в качестве отступного. Для некоторых людей деньги не имеют значения.
   При этих словах Джессика закатила глаза, а Ян сделал движение, чтобы успокоить ее.
   – Дело в том, что она скорее отправит тебя в тюрьму, чем станет шантажировать ради денег. По ее мнению, ты – еще один Джед Наулз и должен расплатиться за него. Ты – вылитый он, у тебя такая же машина. Насколько мы можем судить, ты даже говоришь, как он. Она, вероятно, заметила тебя у Энрико несколько месяцев назад. Ты там постоянный клиент. Она вполне могла выбрать тебя на эту роль с самого начала. Но дело в том, что мы не можем доказать это в суде.
   Он повернулся к Грину.
   – Ты уверен, что сестра не станет давать показания по своей воле?
   – Абсолютно. – Грин был немногословен и категоричен. Мартин покачал головой.
   – Замечательно. Именно поэтому, Ян, мы не можем провернуть это чертово дело в суде. Потому что враждебно настроенная свидетельница, которая прибегнет к пятой поправке, разрушит нашу защиту быстрее, чем если мы вовсе не вызовем ее. Кроме того, даже в том случае, если она выступит, мы ничего не сможем доказать. Все, что мы знаем, – это то, что Бертон вышла замуж за Наулза и вскоре после этого он расторг брак. Все остальное – чистые догадки, домыслы. На это нельзя опираться в суде, Ян, не имея солидных доказательств. За несколько минут обвинение сделает из нас посмешище. Нам теперь известно, что произошло, но мы не сможем доказать это присяжным, не имея кого-то, кто даст показания о том, что Бертон была беременна, когда Наулз женился на ней, что она действительно сделала аборт, что у нее был нервный срыв, что кто-то слышал, как она поклялась отомстить. А как ты собираешься доказать все это, даже если двоюродная сестра выйдет, чтобы дать показания? Боюсь, что мы знаем правду и не имеем возможности доказать это.
   Джессика почувствовала, как слезы наполняют глаза. Ян побледнел.
   – Что мы теперь будем делать?
   – Сделаем попытку и будем молиться. Я вызову Бертон для повторной дачи показаний и посмотрю, в чем она признается. Но рассчитывать на многое не приходится, Ян.
   Грин ушел несколько минут спустя, молча пожав им руки. Мартин кивнул и почти сразу же отправился к себе.

   Суд продолжился в понедельник; Мартин вновь вызвал Маргарет Бертон для дачи показаний. Была ли она замужем за Джедом Наулзом? Да. Как долго? Два с половиной месяца. Десять недель? Да. Десять недель. Правда ли это – что ему пришлось жениться на ней, потому что она была беременна? Твердое нет. Был ли у нее нервный срыв после этого?.. Протест!.. Протест отклонен!.. Был ли у нее нервный срыв после расторжения брака? Нет. Никогда. Не имел ли обвиняемый бросающегося в глаза сходства с мистером Наулзом? Нет. Она не замечала сходства. Женился ли мистер Наулз почти сразу же после… Протест! Поддержан с замечанием присяжным не принимать во внимание цепь предыдущих вопросов. Судья указал Мартину на недопустимость постановки вопросов, не относящихся к делу, и давления на свидетеля. Джессика заметила, что Маргарет Бертон была молчалива и бледна, но полностью владела собой. Пожалуй, даже слишком. Она надеялась, что женщина выдаст себя, завоет, забьется в истерике, уничтожив себя признанием, что хотела засадить Яна потому, что тот похож на Джеда Наулза. Но ничего подобного. Она была освобождена от дальнейших показаний, и Джесси больше никогда ее не видела.
   В середине дня Мартин попросил Яна подобрать двух друзей, которые могли бы дать свидетельства о его характере и моральном облике. Как и к показаниям Джессики, к ним отнеслись бы с некоторым предубеждением, но такие свидетели не могли повредить. Ян согласился опросить пару человек, но в его глазах сквозило такое отчаяние, что Джессике было больно смотреть. Словно Маргарет Бертон уже выиграла процесс. Она просто ускользнула. Сбросила бомбы и улетела, оставив их с фотографией в качестве объяснения.
   Яну не хотелось объяснять посторонним, что происходило в его жизни, так как за последние годы он несколько отстранился от друзей. Литературное творчество, казалось, отнимало у него все больше и больше времени и сил. Он хотел закончить книгу, продать ее. Перестав видеться с друзьями, Ян оставшееся время проводил с Джессикой. Для себя она добилась привилегированного положения.
   В тот вечер он позвонил знакомому писателю и однокашнику по колледжу, биржевому брокеру, который тоже переехал на Запад. Они были потрясены обвинениями, выдвинутыми против Яна, высказывали сожаление и выразили желание помочь ему. Ни один из них не испытывал горячих чувств к Джесси, ибо оба не одобряли этот брак. Писатель считал, что Джессика хочет чересчур много от Яна, что она слишком цеплялась за него, не оставляя ему возможности писать. Друг по колледжу всегда считал Джессику слишком своевольной особой. Она относилась не к их типу женщин.
   Тем не менее оба выступили с приятными, хвалебными словами в суде. Писателю недавно была присуждена премия, и три его рассказа напечатали в «Нью-Йоркер», вышел также в свет и новый роман. Он был уважаемым человеком и неплохим писателем и хорошо отозвался о Яне. Друг по колледжу произвел столь же приятное впечатление, но в несколько ином русле. Солидный человек из среднего класса, респектабельный семьянин, который знал Яна долгие годы. Они сделали все, что могли, что, впрочем, было не очень много.
   Во вторник днем судья отпустил всех рано, и Ян с Джессикой приехали домой, чтобы отдохнуть.
   – Как держишься, малышка? В последнее время нам это дается с трудом.
   Он горестно улыбнулся и открыл холодильник.
   – Хочешь пива?
   – Давай. – Джесси сбросила туфли и потянулась. – Господи, как я устала от этой грязи. А она все тянется, и тянется, и тянется. У меня такое чувство, будто я за год не присела и не поговорила с тобой.
   Она взяла у него пиво и пошла прилечь на диване.
   – Кроме того, у меня заканчивается приличная одежда. – На ней был ужасный костюм из твида, который сохранился еще со студенческих дней.
   – Да черт с ним. Иди завтра хоть в бикини. Присяжные уже заслужили, чтобы посмотреть на что-то стоящее.
   – Знаешь, я думала, суд будет драматичнее. Смешно, но это не так.
   – Ты права. Сейчас меня даже не смущает твое присутствие.
   Да, когда Маргарет Бертон больше не появляется в суде.
   – А меня просто душит смех, когда кто-нибудь произносит: «Пресловутое противоестественное преступление». Это кажется перебором.
   Они от души посмеялись в первый раз за долгое время. Здесь, в знакомой обстановке гостиной, суд казался неудачной шуткой. Чьей-то плохой шуткой.
   – Хочешь сходить в кино, Джесси?
   – Знаешь что? С удовольствием. – Напряжение отпускало их. Они решили, что все складывалось в их пользу, даже без твердых доказательств того, что Маргарет Бертон мстила мужчине, который умер почти двадцать лет назад. Ну и что? Ян был невиновен.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация