А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отныне и вовек" (страница 13)

   – Мисс Бертон, я спросил, сильную ли боль причинил вам мистер Кларк?
   – Да. Очень… Я… он… ему было наплевать на меня. Он просто… просто…
   Слезы медленно потекли по ее лицу. Почему должен был заботиться о ней незнакомый человек, если он ее насиловал?
   – Ему было наплевать, забеременею ли я или… Он просто… просто ушел.
   Теперь ею вновь овладел гнев.
   – Я знаю этих типов, забавляются с бедными девушками вроде меня! Девушками без денег, простого происхождения, и потом они… они, сделав то, что сделал он… они уходят.
   Ее голос опустился до шепота, когда она невидящим взором смотрела на свои руки.
   – Он ушел и вернулся к ней.
   – К кому? – Судья выглядел смущенным, а слегка удивленная мисс Бертон опять подняла голову.
   – К кому он вернулся?
   – К своей жене. – Она произнесла это обыденно, не глядя на Джессику.
   – Мисс Бертон, были вы знакомы с мистером Кларком до этого? У вас были с ним какие-нибудь отношения?
   Так, значит, судья ухватился и за это – слабую надежду, что они не были совсем чужими.
   – Нет. Никогда.
   – Тогда как вы узнали о его жене?
   – Он производил впечатление женатого. И он сказал мне.
   – Понимаю. И потом он просто оставил вас в гостинице? – Бертон опять кивнула.
   – Что вы сделали после этого? Вызвали полицию? Отправились к врачу? Вызвали такси?
   – Нет. Я немного прошлась. Я была не в себе. А потом вернулась домой и вымылась. Я чувствовала себя ужасно.
   Она опять производила правдоподобное впечатление.
   – Вы были у врача?
   – После того, как вызвала полицию.
   – А когда вы это сделали? Не сразу, не так ли?
   – Нет.
   – Почему?
   – Я испугалась. Мне надо было подумать об этом.
   – Это правда? То, что вы первоначально сообщили в полиции, несколько отличается от этого, а?
   – Я не знаю, что сказала им. Я была не в себе. Но сегодняшний рассказ – правда.
   – Вы принесли присягу, мисс Бертон, так что, надеюсь, это – правда.
   – Да. – Она кивнула безо всякого выражения, ее глаза были пусты.
   – Вы ничего не хотите добавить?
   – Нет.
   – А вы уверены, что между вами не произошло недопонимания: полуденный флирт, обернувшийся размолвкой? – При этих словах в ее глазах промелькнула вспышка ненависти, она закрыла глаза, чтобы сдержаться.
   – Он разрушил мою жизнь, – отчетливо прошипела она в тишине комнаты.
   – Хорошо, мисс Бертон. Спасибо. Мистер Шварц, у вас есть вопросы?
   – Да, ваша честь. Я быстро. Мисс Бертон, раньше с вами происходило что-то подобное?
   – Что вы имеете в виду?
   – Я хочу спросить, были ли вы когда-либо изнасилованы, даже в шутку, возможно, во время игры, любовником, либо вашим приятелем, либо мужем?
   – Конечно, нет. – Она, похоже, пришла в ярость.
   – Вы когда-нибудь были замужем?
   – Нет.
   – Обручены?
   – Нет. – Никакого колебания и на этот раз.
   – Никаких расторгнутых помолвок?
   – Нет.
   – Какие-либо серьезные неудачные романы?
   – Ни одного.
   – Спасибо, мисс Бертон. Как насчет легкого флирта? Прежде вы когда-нибудь знакомились подобным образом?
   – Нет.
   – Тогда вы согласитесь с тем, что подцепили мистера Кларка?
   – Нет! Я… он предложил подвезти меня и…
   – И вы приняли приглашение, несмотря на то, что вы его не знали. Как вы считаете, благоразумный ли это поступок в таком городе, как Сан-Франциско?
   Его тон оставался вежливо-заинтересованным, а мисс Бертон, казалось, пришла в смущение и не находила себе места от гнева.
   – Нет, я… это… нет, я никогда ни с кем до того не знакомилась. Я просто подумала, что… он выглядел так, будто он – в полном порядке.
   – Что вы имеете в виду под «в полном порядке», мисс Бертон? Он же был пьян, не так ли?
   – Немного поддатый, может быть, но не в стельку пьяный. И он выглядел… как хороший парень.
   – Вы хотите сказать, богатый? Утонченный? Или что? Как выпускник Гарварда?
   – Не знаю. Он казался подтянутым.
   – И привлекательным? Как вы считаете, он – красив?
   – Я не знаю. – Она уставилась на свои руки.
   – Вы рассчитывали на то, что у вас с ним завяжется роман? Влюбитесь? Вполне допустимое предположение. Вы неплохо выглядите, почему бы и нет? Жаркий летний день, привлекательный парень, одинокая женщина… сколько вам лет, мисс Бертон?
   – Тридцать один, – пробормотала она.
   – В полиции вы сказали тридцать. Наверное, скорее – тридцать восемь? Разве не может быть, что…
   – Протестую! – Окружной прокурор вскочила на ноги, ее лицо пылало гневом, и судья кивнул.
   – Протест принят. Мистер Шварц, это еще не суд, вы могли бы вашу тактику давления попридержать на потом. Мисс Бертон, вы не обязаны отвечать на этот вопрос. Вы уже почти закончили, мистер Шварц?
   – Почти, ваша честь. Мисс Бертон, что было на вас в день вашей встречи с мистером Кларком?
   – Что на мне было? – Она пришла в волнение и смутилась. Он обрушился на нее с непростыми вопросами.
   – Я… Я не знаю… Я…
   – Что-нибудь вроде того, что на вас сейчас? Костюм? Или что-то легкое, более открытое? Может быть, что-то сексуально привлекательное?
   Помощник прокурора сурово хмурилась, и Джессика начала получать удовольствие от развивавшейся сцены. Ей нравился стиль Мартина. Даже Ян казался заинтригованным и довольным.
   – Я… Я не знаю. Пожалуй, я надела летнее платье.
   – Какое? С глубоким вырезом?
   – Нет. Я не ношу таких вещей.
   – Вы уверены, мисс Бертон? Мистер Кларк утверждает, что на вас было очень короткое розовое платье с глубоким вырезом и шляпка. Вы выбрали ту же шляпку? Очень милая.
   Вдруг оказалось, что она разрывается между комплиментом и обвинением в соучастии.
   – Я не ношу розового.
   – Но ведь шляпка – розовая, не так ли?
   – Она нейтрального цвета, вроде бежевого.
   В шляпке, однако, преобладал оттенок розового, что было очевидно всем.
   – Понимаю. А что с платьем? У него тоже был такой же бежевый оттенок?
   – Я не знаю.
   – Хорошо. Вы часто бываете у Энрико?
   – Нет, была пару раз. Но я иногда прохожу мимо.
   – Раньше вы видели мистера Кларка?
   – Нет. Не помню, чтобы я его видела. – Она вновь обрела былую уверенность, так как ей не составляло труда отвечать на вопросы.
   – Почему вы сказали ему, что работаете в баре, где официантки разгуливают с открытой грудью?
   – Я никогда этого не говорила. – Женщина в очередной раз вспылила, и Мартин кивнул, поглощенный, казалось, своими мыслями.
   – Хорошо, спасибо, мисс Бертон. Благодарю вас, ваша честь.
   Судья вопросительно посмотрел на помощника окружного прокурора, которая покачала головой: ей нечего было добавить. Он показал, что Маргарет Бертон может сойти с трибуны, и произнес ненавистные Джессике слова:
   – Мистер Кларк, займите ваше место.
   Ян и Маргарет Бертон прошли в дюйме друг от друга с бесстрастными лицами. Лишь несколько минут назад она заявила, что он разрушил ее жизнь, а теперь смотрела сквозь него. Она заводила Джессику в тупик.
   Клятва была принесена, судья посмотрел на Яна поверх очков.
   – Мистер Кларк, не могли бы вы сообщить нам вашу версию случившегося? – Судья, похоже, был сыт по горло, когда Ян начал излагать свою версию происшедших событий. Ленч, выпивка, знакомство, то, как соблазнительно она была одета, ее рассказ о том, что она официантка в топлес-баре, поездка на Маркет-стрит по адресу, который она ему дала и который он не помнит. И, наконец, ее приглашение в свою комнату, где они выпили и занимались любовью.
   – Чья это была комната?
   – Не знаю. Я посчитал, что ее. Но она была пустовата. Не знаю. Я много выпил во время ленча и мыслил не очень трезво.
   – Но достаточно трезво, чтобы подняться с мисс Бертон наверх?
   Ян залился краской смущения. Он чувствовал себя как отбившийся от рук ученик, вызванный к директору… «Ян, ты заглядывал Мэгги под платье?» Но здесь все было по-другому. Слишком высокие ставки для этого детского спектакля.
   – Моя жена уехала, ее не было три недели.
   Сердце Джесси забилось сильней. Неужели это ее вина? Подтекст был такой? Он хотел, чтобы она это почувствовала?
   – А что произошло после того, как все закончилось?
   – Я ушел.
   – Просто ушли? Вы намеревались встретиться с мисс Бертон еще?
   Ян покачал головой:
   – Нет, я не рассчитывал увидеть ее снова. Я чувствовал себя чертовски виноватым за то, что произошло.
   Мартин нахмурился при его словах, Джесси съежилась. Судья тоже не оставил их без внимания.
   – Виновным?
   – Я имею в виду из-за моей жены. Обычно я такими вещами не занимаюсь.
   – Какими вещами, мистер Кларк? Изнасилованиями?
   – Нет. Ради бога, я ее не насиловал! – простонал Ян, на лбу у него блестели капельки пота. – Я хотел сказать, что чувствую себя виновным, обманув жену.
   – Но вы принудили мисс Бертон подняться наверх?
   – Нет. Это она повела меня наверх. Это была ее комната, а не моя. Она меня пригласила.
   – Для чего?
   – На глоток спиртного. А также, возможно, именно за тем, что и получила.
   – Тогда почему она утверждает, что вы ее изнасиловали?
   – Я не знаю. – Ян выглядел озадаченным и изнуренным. Судья покачал головой и обвел зал взглядом.
   – Леди и джентльмены, не знаю и я. Целью этого слушания было определить, не вкралось ли недоразумение и есть ли возможность решить проблему здесь и сейчас, выяснить, имело ли место изнасилование в действительности и требуется ли в данном случае дальнейшее судебное разбирательство. Моя задача заключается в том, чтобы закрыть дело или же отправить его на рассмотрение в суд высшей инстанции. Для того чтобы я принял решение о прекращении разбирательства, я должен быть совершенно уверен, что это не было изнасилованием.
   В том случае, если у меня нет полной уверенности, мне не остается другого выбора, кроме как отправить его на рассмотрение в суд высшей инстанции – возможно, в суд присяжных. А то дело, которое находится сейчас перед нами, представляется далеко не таким простым. Показания обеих сторон весьма разнятся. Мисс Бертон утверждает, что имело место изнасилование, мистер Кларк отрицает. Нет доказательств ни с той, ни с другой стороны. Так что, по-видимому, этим делом должен заняться суд присяжных. Мы не можем просто отмахнуться от него. Я буду ходатайствовать о том, чтобы дело взял на рассмотрение Верховный суд, а мистеру Кларку будет предъявлено обвинение Верховным судом под председательством судьи Саймона Уорберга в течение двух недель, начиная с сегодняшнего дня. Слушание закрыто.
   И без каких-либо комментариев он встал и вышел из зала суда. Джессика и Ян поднялись и посмотрели в смущении друг на друга, Мартин зашелестел бумагами. Инспектор Хоугтон тем временем умыкнул Маргарет Бертон.
   – Что теперь? – Джессика разговаривала с Яном шепотом.
   – Ты слышала: суд.
   – Да. – В последний момент она посмотрела в спину удаляющейся Бертон, новый порыв ненависти к этой женщине, необъяснимо разрушающей их жизни, наполнил ее душу. Сейчас она знала ничуть не больше того, что и три часа назад. Почему? – Ну, Мартин? – Джессика повернулась к адвокату. Он выглядел очень серьезным. – Что вы думаете?
   – Мы обсудим это в моем офисе, но одно мне нравится. Я не вполне уверен, но как-то, много лет назад, у меня уже был похожий случай. Сумасшедшее дело с сумасшедшим истцом. Там было что-то связанное с местью. Не в отношении того парня, который, как она утверждала, изнасиловал ее, а к тому, кто действительно надругался над ней в юношеском возрасте. Она ждала двадцать два года, чтобы отомстить невинному человеку. Не могу сейчас объяснить, однако у меня такое ощущение, что это дело – похожее.
   Он говорил едва слышным шепотом. Джессика наклонилась вперед, чтобы получше слышать. Ее заинтересовала эта мысль. У нее тоже было какое-то странное чувство в отношении этой Бертон. Ян по-прежнему выглядел слишком потрясенным, чтобы хоть как-то реагировать. Он с раздражением посмотрел на Джесси.
   – Я велел тебе подождать снаружи.
   – Я не могла.
   – Я ждал, что ты здесь появишься. Было смешно, не правда ли? – с горечью произнес он усталым голосом. Они одни оставались в зале суда, Ян посмотрел по сторонам, словно только что проснулся после кошмара. Изнурительное заседание, за одно утро даже Джессика, казалось, состарилась на пять лет.
   – Когда состоится суд? – Джессика обратилась к Мартину, так как не знала, что сказать Яну: слишком многое нужно было сказать, слишком многое.
   – Через шесть недель. Как вы слышали, предъявление обвинения Верховным судом – через две. Суд состоится через месяц после этого. А нам нужно проделать еще кое-какую работу.
   У Мартина на лице было соответствующее моменту серьезное выражение, и Джессике вдруг захотелось спросить, как выпутался тот клиент, несправедливо обвиненный в изнасиловании, но она не решилась. Ян тоже не задал этот вопрос, а Мартин промолчал.
   – Я хочу, чтобы Грин круглые сутки занимался этим делом, а также чтобы я в любой момент мог встретиться с вами, если вы мне понадобитесь.
   Его голос был тверд.
   – Мы будем в вашем распоряжении. – Джессика ответила первой, с трудом сдерживая слезы. – Мы выиграем, не так ли, Мартин? – Она говорила шепотом, не зная почему, хотя в этом больше не было необходимости.
   – Думаю, придется трудновато. Да, мы должны выиграть.
   По мнению Джессики, его голос звучал недостаточно убедительно, на нее опять свалилась вся тяжесть происходящего. Как же все случилось? Как началось? Произошло ли это из-за того, что она оставалась в Нью-Йорке слишком долго? А он был возбужден? Стечение обстоятельств? Была ли Бертон ненормальной, охотившейся за невинной жертвой, или она как-то выделила Яна? Чьим это было упущением? И когда кончится этот кошмар?
   – Аннулируют ли они залог? – Вот чего она сейчас боялась. И Ян тоже.
   – Могут, но не станут. Нет причин, пока он появляется в суде, к тому же судья не упомянул об этом. Не выезжайте за пределы города. Никаких деловых поездок, никаких визитов к родственникам. Вы мне понадобитесь. Договорились?
   Они торжественно кивнули и медленно вышли с ним из зала суда. Джесси размышляла о том, что он сказал. Семья? Какая семья? Старые и слабые, как родители Яна? К ним они обратятся в последнюю очередь. Она уже обсудила это с Яном. Его старики были такими правильными, такими податливыми, да и к тому же слишком старыми, чтобы что-то понять. Он был их единственным сыном, случившаяся с ним беда в буквальном смысле убьет их. А кроме того, зачем? Все уладится. Должно.
   Ян и Джессика пожали руку Мартину, и он удалился. Какое бесконечное утро.
   – У нас есть минутка, чтобы заскочить в туалет? – Джессика нервно посмотрела на Яна. Она чувствовала себя неуютно, чужой рядом с ним, словно ей только что сообщили, что у него – рак. Она не знала, плакать ей или же приободрить мужа, а может быть, просто убежать и спрятаться. Джесси не могла разобраться в своих чувствах.
   – Конечно. Думаю, он в холле. Мне тоже нужно. – У них завязался неловкий разговор. Трудно будет найти дорогу назад. Но когда они проходили по холлу, Ян неожиданно задержал ее, повернув к себе.
   – Джесси, не знаю, что и сказать. Я не делал этого, но мне уже самому интересно, а имеет ли это вообще какое-нибудь значение. Битых два часа из меня делали дурака, а тебе приходится за все расплачиваться.
   Она устало улыбнулась в ответ.
   – А как же ты? Может быть, ты получаешь от этого удовольствие? Мы влипли, и нужно продолжать идти вперед, пока все не останется позади. И постарайся не падать духом.
   Она смотрела на него нежным взглядом, которого Ян не замечал на себе весь день. В длинном мраморном холле Джессика обвила его шею руками, он прижался к ней, не произнеся ни слова. Она была нужна ему и знала это.
   – Дорогой, мне надо в туалет, – томно произнесла Джессика с хрипотцой в голосе. Ян улыбнулся ей, когда они шли по холлу, держась за руки. Их связывали особые отношения. Они были всегда и всегда будут, если только сумеют справиться с бедой.
   – Я вернусь через секунду. – Джессика запечатлела на его носу нежный поцелуй, пожала ему руку и исчезла за дверями дамской комнаты. Внутри она зашла в одну из кабинок и заперла дверь. По обе стороны от нее было занято. Пара розовых туфель на платформе и темно-синих свободных брюк слева, худые лодыжки и простые черные туфли – справа. Джессика поправила юбку и открыла дверь в ту же минуту, когда черные туфли покинули свое убежище справа. Она бросила быстрый взгляд в том направлении, когда шла к раковине, и неожиданно застыла на месте, уставившись в лицо Маргарет Бертон, фактически глядя сверху вниз из-за разницы в росте. Розовая шляпа лишь слегка суживала обзор лица ее врага.
   В свою очередь Маргарет Бертон застыла на месте, не сводя с нее глаз. Джессика почувствовала, как всю ее сковал могильный холод. Бертон стояла прямо перед ней… в пределах досягаемости… схватить ее… ударить… убить, но она не могла пошевельнуться. Слышно было только дыхание Бертон, когда та опомнилась и со всех ног помчалась к двери, ее шляпка спланировала к ногам Джесси. Все произошло в доли секунды, но, казалось, прошли часы, дни, годы… и вот ее нет, а Джесси по-прежнему стоит там – беспомощная, по ее щекам катятся слезы. Очень медленно она наклонилась и подняла шляпу, прежде чем так же медленно подойти к двери. Она слышала, как кто-то яростно, нервно колотит в дверь. Ян. Выходя из мужской уборной на противоположном конце холла, он видел, как Маргарет Бертон пулей вылетела из туалета. Он ужаснулся. Что произошло? Что натворила Джессика? Она появилась как привидение, с злополучной шляпой в руке и слезами на щеках.
   – Что случилось?
   Джессика, вцепившись в шляпку, только покачала головой.
   – Она сделала что-нибудь?
   Еще движение головой.
   – А ты?
   Другое безмолвное отрицание.
   – Ну, малышка. – Он прижал ее к себе, забрал у нее шляпу и швырнул ее на ближайшую скамью.
   – Давай выбираться отсюда. Поедем домой. – По правде говоря, он собирался увезти ее из города. К черту рекомендации Мартина, им нужно было улизнуть. Может быть, в Кармел, куда угодно. Ян задавал себе вопрос, как долго еще Джессика сможет выдерживать прессинг. А он? Шляпка, казалось, обвиняюще смотрела на него со скамьи в то время, когда он держал в объятиях жену. Ян вздрогнул. Это была та же шляпка, которую она надела у Энрико. Тот день… день, за который так или иначе он будет расплачиваться всю жизнь. Ян обнимал Джессику за плечи, ведя ее к лифту. Он думал излить ей душу, но не знал, хватит ли у него самого сил. Ему страстно хотелось, чтобы весь этот ужас закончился, тогда как он только начинался.
   Когда подошел лифт, Джесси молча вошла в кабину, ее взгляд прилип к двери, Яну больно было смотреть на жену. Он видел, как она опять замкнулась в своей раковине, а на ее лице застыла знакомая маска.
   Лифт выплюнул их в бурлящий хаос вестибюля, заполненного инспекторами, частными детективами и помощниками окружного прокурора, а также посетителями, стоявшими в очереди в ожидании пропусков в тюрьму. Ян и Джессика влились в гудящее людское море. На их пути попадались и обычные, спокойные лица. Кто-то пришел оплатить квитанцию за неправильную парковку или заполнить документы на машину. Но их было так мало, что они сливались с остальной массой, вот почему ни Ян, ни Джессика не заметили Астрид, пришедшую уладить дело со штрафом, так как наклейка на ветровом стекле слетела во время мойки машины. Они прошли всего лишь в нескольких футах, так и не заметив ее. Она же прекрасно разглядела своих новых знакомых и была потрясена выражением их лиц. Так же выглядела и она, когда врачи сообщили ей о неизлечимой болезни Тома.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация