А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отныне и вовек" (страница 10)

   – Правда?
   – Правда. – Она посмотрела на него, удовлетворенная. Ян, похоже, гордился собой и страшился грядущего дня.
   – Ты послал что-нибудь из написанного своему агенту?
   – Нет, хочу подождать, пока не закончу еще несколько глав. Но ты высказала неплохую мысль. Может быть, даже очень хорошую.
   Ян произнес это торжественно, Джесси была тронута. Он давно уже не говорил так о своей работе. С тех самых пор, как вышел сборник рассказов, а ведь они были чудные. Критики, конечно, признали это, а публика, публика – нет.
   По пути домой им захотелось сделать еще одну остановку у яхт-клуба рядом с мостом. Выключив фары и заглушив мотор, они наслаждались плеском волн у кромки узкой полоски пляжа, пока вдали глухо ревели сирены. Оба непривычно устали – так, словно каждый прожитый день являл собой бесконечное путешествие. Череда неприятностей брала свое. Джессика замечала это по тому, как крепко спал Ян – беспробудно, да и сама она все время ощущала усталость, несмотря на то, что ее переполняло счастье. В них проснулось небывалое влечение, новые запросы. Они с жадной страстью набрасывались друг на друга, словно им предстояло долгое расставание.
   – Хочешь мороженого? – В его глазах было беспокойство.
   – Честно? Нет. Я – разорена.
   – Да. И я. Сегодня вечером хочу тебе почитать. Ту главу, которую я только что закончил.
   – Мне тоже можно?
   – Разумеется. – Ян казался довольным, когда отъезжал от яхт-клуба. Странно, но ни один из них не стремился попасть домой. Что за зловещий демон ждал их там? – в который раз спрашивала себя Джессика, уже зная, кто был ее личным злым духом. Инспектор Хоугтон. Она постоянно ожидала, что он вот-вот возникнет на пороге и заберет Яна назад, в тюрьму. Джессика думала об этом весь день на пляже, прикидывая, не выскочит ли инспектор из-за дюн, чтобы попытаться упечь его за решетку. Она не сказала мужу ни слова. Они избегали говорить об его аресте. И тем не менее это было единственное, о чем они могли думать.
   Вытянув ноги перед камином, Ян читал ей только что законченные главы, пока она не напомнила себе, что должна сообщить ему о встрече с адвокатом. Джесси претила сама мысль о том, чтобы затронуть эту тему, но кто-то должен был сделать первый шаг.
   – Не забудь о завтрашнем дне, любимый, – произнесла она очень мягко, с сожалением.
   – Что? – Ян был погружен в свою работу.
   – Я напомнила тебе о завтрашнем дне.
   – А в чем дело? – Ян, казалось, не понимал.
   – В десять часов мы встречаемся с Мартином Шварцем. – Джессика попыталась, чтобы это прозвучало так, будто речь шла о посещении парикмахера, но у нее плохо получилось. Ян посмотрел на жену и промолчал. Его взгляд был красноречивей всяких слов.

   Глава 10

   Встреча с Мартином Шварцем стала холодным душем для обоих. Расположившись напротив адвоката и обсуждая пункты обвинения, они понимали, что больше не смогут прятать голову в песок. Все время, пока Джессика сидела и слушала, ее не покидало чувство тошноты. Неприятным холодом повеяло на нее, когда она ясно представила себе положение, в котором оказалась. Она все поставила на карту. Дом. Доходы магазина. Даже кольцо с изумрудом. Все… Господи… А что, если Ян запаникует и скроется? Что, если… Бог ты мой… она потеряет все. Джессика взглянула на мужа, к горлу подкатил комок. Она попыталась вникнуть в то, о чем шел разговор, но почти не разбирала слов, продолжая размышлять о том, как нужен ей был один-единственный человек, что она отдала ему все. А что будет дальше?
   Мартин объяснял им детали предварительного слушания, они также согласились нанять частного детектива, чтобы как можно больше узнать о «жертве». Много, как они надеялись, и все – сомнительного качества. Ян и Джессика намеревались быть добренькими по отношению к мисс Маргарет Бертон. Уничтожить ее – это было единственным шансом для Яна.
   – Должна быть какая-то причина, Ян. Подумай об этом. Тщательно. Мог ты как-то оскорбить ее? В сексуальном плане? В общении? Унизил ее? Сделал ей больно?
   Мартин пристально смотрел на Яна, а Джесси отвела глаза. Ей не нравилось смущение на лице мужа. Конечно… Какое счастье было уйти из этой комнаты.
   Ян не поднял головы, когда она вышла. Мужчины дошли до скучных подробностей. Кто что кому сделал, где, когда и сколько раз. Ян готов был сквозь землю провалиться, думая о том, что Джессике придется услышать на суде.
   Она побродила по устланным коврами холлам, разглядывая репродукции на стенах и куря в одиночестве, пока не нашла уютное кресло у одного из окон, откуда открывался такой же восхитительный вид, как и из офиса Мартина. У нее было достаточно тем для размышлений.
   Полчаса спустя ее разыскала секретарша, чтобы проводить к Шварцу. Ян выглядел обеспокоенным, а Мартин бросал сердитые взгляды. Джесси решила прояснить для себя ситуацию.
   – Я пропустила все самое интересное? – Но ее улыбка была натянутой, они даже не попытались ответить на нее.
   – По словам Яна, там не было ничего интересного. Причина, очевидно, кроется в недоброжелательном отношении.
   – К Яну? Почему? Ты знал ее? – Джессика повернулась к мужу с удивленным взглядом. Насколько ей было известно, та женщина видела его в первый раз.
   – Нет. Я не знал ее. Мартин хочет сказать, что она имела зуб на кого-то, возможно, на мужчину, и я попал под горячую руку.
   – Ну-ка, повтори.
   – Надеюсь, мы сможем это доказать. Грин должен что-нибудь раскопать против нее.
   – Да уж, хорошо бы, за двадцать долларов в час. – Ян опять нахмурился и посмотрел на Джесси. Она едва заметно кивнула.
   Не время скупиться. Они найдут доказательства, чего бы это ни стоило. Мартин еще раз повторил детали процедуры предварительного слушания, чтобы им все было понятно. Она представляла собой как бы суд в миниатюре, где подсудимый, жертва и защитник выскажут свои соображения, а судья решит, есть ли основания закрыть дело или оно подлежит разбору в высшей инстанции для окончательного решения – в данном случае в уголовном суде. У Мартина не было ни малейшей надежды на то, что дело закроют. Ни один судья не решится взять на себя ответственность вынести решение по такому делу на предварительном слушании. Не поможет и то, что женщина многие годы работала на одном месте и пользовалась уважением в коллективе. Тут были и определенные психологические аспекты, которые заставляли Мартина Шварца чувствовать себя особенно неловко. То, что Ян фактически находился на содержании у своей жены и не написал ни одной удачной книги, хотя работал уже в течение без малого шести лет, могло вызвать у него озлобление к женщинам; по крайней мере, способный прокурор мог повернуть все именно так. Частный детектив должен был поговорить с Яном днем или следующим утром.
   Джессика и Ян в полном молчании спустились в лифте, она заговорила, когда они уже вышли на улицу.
   – Ну, малыш, что ты думаешь?
   – Ничего хорошего. Думаю, что если мы с ног до головы не вываляем ее в грязи, она накинет мне на шею удавку. А по словам Шварца, суды относятся с неодобрением к таким способам убийства в наши дни. Надежда, конечно, есть. Ее слово против моего, ну и плюс к тому медицинское освидетельствование, но на это особенно рассчитывать не приходится. Они утверждают, что имела место интимная связь, но никто не возьмется утверждать, что произошло изнасилование. Обвинение в попытке уже сняли, теперь у нас обычная суета и мои «сексуальные причуды». – Джессика кивнула и промолчала.
   Поездка в бутик прошла спокойно. Она с ужасом думала о предстоящих слушаниях. Ей не хотелось видеть ту женщину, но встречи с этой особой невозможно было избежать. Придется смотреть на нее, слушать, выдержать ее доводы, единственно ради Яна, и неважно, как неприглядно все обернется.
   – Хочешь, чтобы я оставил тебе машину? Я могу дойти домой пешком. – Ян собирался уехать на «Моргане», подбросив ее до магазина.
   – Нет, дорогой. Я… по здравому размышлению, она мне понадобится. Тебе это принесет массу хлопот? – Она пыталась говорить как можно мягче, для себя же решила все только что. Ей будет нужна машина, на этот счет не могло быть двух мнений, причиняло это ему неудобства или нет.
   – Нет проблем. У меня есть шведская секс-бомба, если возникнет необходимость. – Ян имел в виду свой «Вольво», и она улыбнулась.
   – Хочешь зайти на чашечку кофе? – Но ни один из них не ощущал тяги к разговору. После утренней беседы с адвокатом они были задумчивыми и тяготились обществом друг друга.
   – Нет, не буду мешать тебе. Хочу немного побыть один. – Бессмысленно было спрашивать, расстроен ли он. Оба они были огорчены.
   – Хорошо, дорогой. Увидимся позже. – У дверей магазина они быстро поцеловались на прощание. Джессика сразу же скрылась в кабинете и назначила встречу с дилером на половину второго. Единственное, о чем она могла сейчас думать. Ян будет сражен, но разве у нее был выбор? А он не в том положении, чтобы возражать.

   – Ну, что вы думаете? – Внешний вид мужчины вызывал отвращение. Толстый, угодливый и такой увертливый, что того и гляди выскользнет из рук.
   – Неплохо. Очень неплохая штучка. Как она будет выглядеть под капюшоном?
   – Безупречно. – Он разглядывал маленький красный «Морган», словно кусок мяса на прилавке или проститутку в борделе. У Джесси по коже пошли мурашки. Ей это напомнило продажу ребенка в белое рабство. Этому отвратительному толстому борову.
   – Торопитесь загнать?
   – Нет. Просто интересно, какую цену я могла бы получить за нее.
   – Почему хотите продать? Нужна «капуста»? – Он внимательно оглядел Джесси.
   – Нет. Хочу купить машину побольше.
   Как все неприятно. Она еще помнила свой восторг и изумление в тот день, когда Ян подъехал в «Моргане» и с широкой ухмылкой вручил ей ключи. Победа! Теперь же она будто продавала свою душу. Или душу Яна.
   – Вот я что вам скажу. Я делаю вам предложение.
   – Сколько?
   – Четыре тысячи… ну… Может быть, ради вас… четыре с половиной. – Дилер бросил на Джессику взгляд и ждал.
   – Это смешно. Мой муж заплатил за нее семь, сейчас она в лучшем состоянии, чем когда мы ее купили.
   – Максимальная цена, которую я могу предложить. Думаю, не привлекая внимания, больше вы и не получите. Ей нужен ремонт.
   Ремонт не требовался, и они оба знали это, но он был прав насчет огласки. «Морган» был хорошей машиной, но очень немногие хотели его купить или могли себе это позволить.
   – Я дам вам знать. Спасибо, что уделили мне время. – Без лишних разговоров Джессика села в машину и уехала. Черт побери. Как неприятно даже думать об этом. Но над ней висела вторая часть гонорара Шварца, еще этот сыщик, а на дом и бутик уже наложил лапу «Йорктаун Бондинг», а у нее уже был заем под машину. Ей еще повезет, если банк разрешит продать «Морган». Но ведь они ее хорошо знали и могли пойти ей навстречу. К тому же, несмотря на разглагольствования Яна о поиске работы, он палец о палец не ударил. Он по уши увяз в романе, не вылезал из своего кабинета. Талантливый, но едва ли прибыльный. Пусть даже Ян найдет работу, сколько он сможет заработать за месяц или два до суда, работая официантом или за стойкой бара и не бросая писать по ночам? Возможно, книга начнет расходиться. Надежда была всегда. Но Джесси знала по опыту, что это требовало времени, слишком часто они тешили себя такой мыслью. Она все рассчитала. Необходимо продать «Морган». Раньше или позже.
   Джессика ни с кем не делилась своими переживаниями до конца дня, приятным сюрпризом для нее был визит Астрид Боннер. Она могла принести облегчение от дневных забот.
   – Ну, Джессика, тебя трудно поймать! – Астрид находилась в приподнятом настроении. Она только что купила новое золотое кольцо с топазом – замечательной работы, в тридцать два карата, которое стоило ей маленького состояния. «Не могла отказать себе», – пояснила она. На любой другой женщине оно бы выглядело вульгарно, но на Астрид кольцо смотрелось шикарно. У Джесси снова заныло сердце при воспоминании о «Моргане». Топаз с узкими бриллиантовыми багетками стоил, наверное, вдвое больше, чем Джессике было нужно.
   – У меня такая сумасшедшая жизнь с тех пор, как я вернулась из Нью-Йорка. Какое замечательное кольцо, Астрид!
   – Если оно мне надоест, я всегда могу использовать его как ручку на двери. Не могу никак решить, роскошное оно или отвратительное, и я знаю, что никто не скажет мне правду.
   – Оно – роскошное.
   – Серьезно? – Она лукаво смотрела на Джессику.
   – Я даже позеленела от зависти, едва ты вошла.
   – Ого! Это действительно потакание своим слабостям. Удивительно, как тоска действует на девушек. – Она кокетливо засмеялась, и Джесси улыбнулась. Такие простенькие проблемы. Тоска.
   – Тебя подвезти или ты зашла что-то купить?
   – Никаких покупок, и я с машиной, спасибо. Я заглянула по пути домой, чтобы пригласить вас с мужем на обед.
   Девушки сказали ей, что Джесси замужем.
   – Какая замечательная мысль. Мы с радостью. Когда ты нас будешь ждать?
   – Как насчет завтра?
   – Идет. – Они обменялись довольными улыбками, и Астрид прошлась по маленькому, уютному кабинету Джессики.
   – Знаешь, Джессика, мне все больше и больше нравится это место. Я могла бы обманом выманить его у тебя.
   Она озорно рассмеялась и проследила за глазами Джессики.
   – Напрасная трата времени. Могу отдать его тебе. Прямо сейчас, даже упакую как подарок.
   – Ты меня искушаешь.
   – Ты меня не убедила. Выпьешь? Не знаю твоих пристрастий, но могу сделать покрепче.
   – Все еще проблемы, о которых ты упомянула на днях?
   – В большей или меньшей степени.
   – Что означает не суй нос в чужие дела. Справедливо. – Астрид приветливо улыбнулась. Она не имела понятия о том, что Джессика провела весь день, пытаясь забыть о закладной на свой бутик, находившейся у Барри Йорка. Джессика не могла выбросить это из головы, пока Ян, закрывшись в своей раковине, работал над этой проклятой книгой день и ночь. Господи. Ей нужно было с кем-то поговорить. И почему ему надо было уйти в себя именно сейчас? Он всегда становился таким, когда работал над книгой. Но сейчас?
   – У меня есть предложение, Джессика.
   Джесси подняла голову. На какое-то мгновение она совершенно забыла об Астрид.
   – Как насчет того, чтобы выпить у меня?
   – Отличная мысль. Я не помешаю?
   – Нет, ни в коем случае. Пошевелись, мы отправляемся. – Джесси скороговоркой попрощалась с девочками и с облегчением покинула бутик. Раньше такого не было. Когда-то она чувствовала себя превосходно, переступая порог своего царства утром, и оставалась довольна собой и своей жизнью, уходя вечером. Теперь ей было неприятно думать о «Леди Джей». Ужасно, как может все измениться за такой короткий срок.
   Джесси ехала в своем «Моргане». Астрид Боннер сидела за рулем черного «Ягуара». Отличная машина. Такая же блестящая и элегантная, как сама Астрид. Эту женщину окружали прекрасные вещи. Включая и дом.
   Особняк был наполнен французским и английским антиквариатом. Но ни один из предметов обстановки не подавлял. В доме было просторно. Много воздуха, белого и желтого цветов, изящные оранжевые занавески, шелка бледно-желтого цвета, а наверху – яркие цветные репродукции и замечательная коллекция картин. Два Шагала, Пикассо, Ренуар и Моне, который придавал гостиной настроение летней ночи.
   – Астрид, потрясающе!
   – Должна признаться, мне тоже нравится. У Тома были такие замечательные вещи. Мне интересно с ними жить. Несколько из них мы купили вместе, но в основном все его, я приобрела лишь Моне.
   – Красота. – Астрид имела повод гордиться. У нее было право. Даже фужеры, в которые она разливала виски, были милыми – хрусталь, не толще бумаги, радужного оттенка, если посмотреть на свет. Из библиотеки наверху, где они устроились с фужерами, открывался поражающий воображение вид на мост через залив Золотые ворота и на сам залив.
   – Господи, какой великолепный дом. Не знаю, что и сказать. Просто восхитительно. – Библиотека, отделанная деревом и заставленная старыми книгами. На одной стене висел портрет серьезного на вид мужчины – как оказалось, Тома, а над маленьким камином из коричневого мрамора – полотно Сезана. Джесси легко могла представить Тома и Астрид вместе, несмотря на разницу в возрасте. Его глаза источали тепло, как будто он вот-вот засмеется. Взглянув на портрет, Джесси вдруг поняла, как, должно быть, одинока Астрид.
   – Замечательный мужчина.
   – Да, мы были созданы друг для друга. Его смерть для меня – большой удар. Но нам повезло. Десять лет счастливой жизни.
   Но Джесси могла с уверенностью сказать, что Астрид так и не решила, чем же ей теперь заняться. Она просто плыла по жизни – меха, магазины одежды и ювелиры, а также путешествия. У нее не осталось ничего, что привязывало бы ее к одному месту. Она имела дом, деньги, картины, дорогую одежду… но не было любимого человека. А он был главным сокровищем в этом доме. Без Тома все это утратило для нее свою ценность. Джесси могла себе представить состояние Астрид. Даже думать больно.
   – А какой у тебя муж, Джессика?
   Джессика улыбнулась.
   – Ужасный. Он – писатель. И он… ну, наверное, он – мой лучший друг. Предполагаю, он – сумасшедший, замечательный, великолепный и красивый. Ян – единственный, с кем я могу поговорить по душам. Он необыкновенный.
   – Этим все сказано, не так ли?
   Когда она говорила, в глазах Астрид появилось выражение мягкой задумчивости, и Джесси неожиданно почувствовала себя виноватой. Как она могла так расхваливать Яна, когда эта женщина потеряла любимого мужа?
   – Нет, Джессика. Не принимай такой вид. Я знаю, о чем ты подумала, не надо корить себя. Ты так и должна себя чувствовать. То же самое я испытывала в отношении Тома. Лелейте вашу любовь, выставляйте напоказ, наслаждайтесь ею, никогда не извиняйтесь за счастье ни перед кем, а тем более передо мной.
   Джессика задумчиво кивнула, держа в руках фужер, и подняла голову.
   – У нас ужасные проблемы.
   – Семейные? – Астрид была поражена. На лице Джессики это не отражалось. Все, что угодно, но не семейные проблемы. Она выглядела слишком счастливой, когда описывала мужа. Может, финансовые неурядицы. У молодых людей они случаются. Хотя что-то такое было. Проскальзывало, когда она не контролировала себя. Легкий оттенок страха, почти ужаса. Болезнь? Потеря груди? Астрид стало любопытно, но она не смела задавать вопросы.
   – Думаю, наступил кризис. Может быть, даже серьезный. Но дело не в наших отношениях, по крайней мере не в обычном смысле.
   Она окинула взглядом залив и замолчала.
   – Уверена, что вы с ними справитесь. – Астрид знала, что Джесси не хочет об этом вспоминать.
   – Надеюсь.
   Их разговор неожиданно перешел на бизнес. Джесси рассказала о своем бутике, почему покупатели приходили к ней. Астрид рассмешила ее несколькими историями из своей жизни, когда она работала в редакции «Вог» в Нью-Йорке. Было уже почти семь, когда Джесси неохотно собралась домой.
   – Увидимся завтра? В половине восьмого?
   – Мы появимся вместе с боем часов. Не могу дождаться, чтобы показать Яну твой дом.
   Она задумалась.
   – Астрид, тебе нравится балет?
   – Я без ума от него.
   – Хочешь посмотреть Джефри вместе с нами на следующей неделе?
   – Нет… Я… – В ее глазах промелькнула грусть.
   – Ну, не упрямься. Ян с радостью возьмет нас обеих. Господи, как же его будет распирать от гордости! – Она засмеялась. Астрид, казалось, колебалась. Затем кивнула с хитрой улыбкой маленькой девочки.
   – Не могу удержаться. Ненавижу быть третьим лишним – я прошла через такое после смерти Тома, и, должна заметить, это самая невыносимая вещь в мире. Гораздо легче быть одной. Но мне нравится твое предложение, если Ян не станет возражать.
   Они расстались, как две школьные подружки, которые с восторгом обнаружили, что живут через улицу друг от друга. Джесси помчалась домой, чтобы рассказать Яну о доме Астрид.
   Джессика надеялась, что они понравятся друг другу. Ей хотелось быть похожей на Астрид. Такой же уравновешенной, мягкой, открытой и приветливой. Астрид могла и не знать, как сложится дальше ее жизнь, но она научилась быть в ладу сама с собой, и это давало свои плоды. Она излучала любовь и спокойствие и не брала от жизни все, что можно, как Джесси. Но, честно говоря, Джесси не завидовала ей. У нее по-прежнему был Ян, а Астрид осталась одна. Неожиданно Джессика обнаружила, что нещадно гонит машину, стремясь поскорее увидеть Яна, а не его портрет.
   Подъезжая к дому, она заметила незнакомого мужчину, спускавшегося с крыльца. Он бросил на нее долгий оценивающий взгляд и кивнул. Джесси почувствовала, как ее захлестнула волна ужаса. Кошмар вернулся. Полиция… полиция опять в доме… что на этот раз? Ужас сковал ее, она замерла как вкопанная. По крайней мере, это не инспектор Хоугтон. А где Ян? Она хотела кричать от страха, но не могла позволить себе сцен. Соседи могли услышать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация