А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Серебряный осел" (страница 21)

   – Ты хотела мне что-то сказать? – обратился мужчина к амазонке.
   Орландина кивнула и сняла с пальца перстень.
   – Вы ли херихеб Потифар из Фив, жрец премудрого Тота?
   Хозяин улыбнулся:
   – Да, когда-то я носил такой титул. В молодости.
   – Тогда, может быть, помните, кому подарили вот это.
   Передала кольцо, врученное ей при расставании в Сераписе Смоллой Смолёной.
   Потифар бережно взял и стал пристально рассматривать тяжелый перстень старинной работы из бледного низкопробного золота, со вставленным в него зеленоватым опалом.
   Снова улыбнулся, но теперь гораздо приветливее и с долей грусти.
   – Она меня еще помнит?
   – Да, – подтвердила воительница, вспомнив, с какой нежностью говорила о старом дружке подруга ее матери.
   – Все воюет? Или уже успокоилась?
   – Куда там, – хихикнула Орландина. – Правда, мы уже давненько бежали из Сераписа, и я не знаю, что там да как.
   – Немного успокоилось. Как ни странно, Ланселат оказался неплохим градоначальником. Навел порядок. И с казнями не стал перебарщивать. А почему бежали-то?
   – Вот от него и спасались, от нового правителя. Он, конечно, тогда еще не был им, правителем-то… Еле ноги унесли.
   – Был повод? – Потифар как-то сразу весь подобрался, будто кот, учуявший добычу.
   Сестры переглянулись. Можно ли ему доверять? Но если не ему, то кому же? Не к этому ли человеку они, в конце концов, стремились, даже не чая, что повезет встретиться? И вон как повернулась судьба.
   «Поди, не верь вещим снам», – подумала Орландина, вспомнив, как совсем недавно злилась на Кара, потащившего их в пустыню. И сразу вздохнула, печалясь о судьбе мальчика.
   – Дело в том, что в наши руки… – начала рассказ, – неважно, каким образом, попало вот это. О том стало известно людям трибуна Ланселата, который объявил на нас охоту…
   Вспорола кинжалом подкладку Ландиной сумки и извлекла два мешочка – с драгоценными камнями и «синей пылью». Насыпала в две кучки на стол, отодвинув блюдо с финиками.
   Кусик, подозрительно покосившись на наркотики, тут же повернулся к ним толстеньким задом и заворчал.
   Зато Потифар был от зрелища в полном восторге. А когда Орланда передала ему и бумаги, обнаруженные в мешочках, он впал в настоящий экстаз.
   – Хе-хе, – довольно потирал руки жрец. – Хе-хе! То, что нужно! Теперь не отвертятся! Вот только в Александрию вернемся… Спасибо вам, – быстро оправился Потифар, вновь обретая величественный и немного суровый облик. – А теперь о вас. Кто вы, какого рода-племени? И, главное, откуда у вас эти амулеты?
   Сестры поочередно рассказали египтянину свои истории. Вкратце, хотя жрец их и не торопил. Только качал головой да удивленно двигал бровями.
   – Да уж, забавно, – хмыкнул он, когда девушки закончили. – Ну и компания у вас подобралась. Две девы, черная и белая, изгнанный царь, говорящий осел, оживший мертвец и… Все, как в пророчестве…
   Орландина скривилась. Ей уже до сатиров надоели все эти оракулы и пророчества. Неужели существует еще одно, которого они пока не слыхали. Вздохнув, приготовилась слушать.
   Однако жрец, к вящему неудовольствию Орланды, не стал с ходу декламировать туманные изречения, дошедшие из древности.
   Вместо этого он попросил их снять амулеты. Немного поколебавшись, близняшки исполнили его приказ. Потифар благоговейно, как хрупкую алебастровую чашу, принял украшения, которые при его прикосновении засветились ровным золотистым сиянием.
   – Они, – прошептал советник. – Священные Ключи.
   – Вам, – запинаясь от волнения, начала Орланда, – вам знакомы… наши медальоны? Вы… знаете… кто были наши… родители?…
   – Нет, – горько разочаровал их жрец. – Это мне неведомо. Я даже не знаю, кто надел на вас эти знаки… Я знаю лишь, на что они похожи. Как вам известно, наши боги и наша вера самая древняя в подлунном мире…
   Жрец проигнорировал сурово нахмурившуюся Орланду и скептически усмехнувшуюся Орландину.
   – Да, я знаю, есть вера Тартесса, восходящая к Сгинувшему острову, есть проклятый культ Крома, истоки которого там, куда смертным лучше бы не заглядывать… Впрочем, не об этом сейчас речь. Так вот, до того как стать верховным жрецом Тота и заняться политикой (невеселое, скажу вам, занятие), я девять лет был Главным Хранителем Таинств Носатого бога. Как раз когда, так сказать, дружил со Смоллой, – вздохнул он ностальгически. – И среди тайн нашего бога мне довелось хранить и нашу книгу пророчеств. О ней мало кто знает, и ее не продают в лавках, как какие-нибудь «Сивиллины книги» или сочинения Моше Ноштрадамера. И именно поэтому то, что в ней написано, иногда сбывается. Так вот, в предсказаниях, относящихся к нашему времени, есть одно, которое я не мог истолковать, почти до сего дня…

Мощью Темного Бога защищенный от богов света,
Северный медведь приступает к трапезе —
Он ест людей; он угощается плотью богов,
Этот властитель, принимающий дары: он заставляет
Каждого склонить свою голову, низко согнувшись.
Но смотрите! Встают две сестры, Черная и Белая.
На их телах могущественные амулеты власти
Подобные Древним Ключам, Двум из девяти!
Они владеют сокровенными словами истины.
С ними юный владыка, лишенный трона,
Птенец, изгнанный медведем из родного гнезда.
И мертвец, восставший по слову Темного Бога,
Нашедший пристанище в теле ушастого зверя.
Они грядут на битву, Небесные Воины,
Защитники светлого Ока Мира!

   – Так гласит пророчество, написанное триста лет назад… Родовой герб Артория – медведь. Имя его похоже на название этого зверя. Кто такой птенец, изгнанный из родного гнезда, думаю, объяснять не надо.
   – А Черная и Белая – это мы, что ли? – по-простецки спросила Орландина. – По-моему, чихня! Вроде мы одного цвета – ни сестра не эфиопка, да и я не из Зембабве сюда прискакала!
   Потифар вовсе не обиделся.
   – Тогда что ты скажешь вот на это…
   Он извлек из потайного шкафчика шкатулку, на вид очень старую, и вытащил оттуда… Такой же медальон, какие висели у сестер на шее…
   Нет, не такой – золотой, с ярким красным сверкающим камнем.
   Но письмена и форма, но сам древний, нездешний облик…
   – Всего их девять. И ваши точь-в-точь повторяют их. Та же огранка камня, те же формы и руны. Разве что металл другой, не серебро, а тяжелая матовая платина, вещи из которой изредка привозят с той стороны Океана. Добавлю от себя, что в течение, по меньшей мере, пяти сотен лет никто, кроме хранителя Таинств, не касался этих предметов и даже не видел их. Если в Зеркало Богов (есть у нас такое) все же не так редко смотрят, то эти ключи лежат без движения.
   – А что ими тогда открывают? – почти одновременно спросили сестры.
   – Никому не известно, – развел руками Потифар. – Но достоверно одно – вместе с Зеркалом их передали нам небесные посланцы.
   – Есть странная легенда, – продолжил он. – Ее мало кто знает, и в ходу она лишь среди жрецов самых древних вер, вроде нашей или, к примеру, вендийской. Мол, боги, наблюдающие за нашим миром, не очень полагаются на своих жрецов, ибо мы – всего лишь люди. И есть особая каста, или, вернее, тайный орден людей, кто творит в этом мире их волю. Скрыто они живут средь нас и, бывает, творят волю пославших их, если равновесие мира пошатнулось. Говорят, ими управляют Девятеро Неведомых, живущих где-то в глубинах Азии, через которых сами боги отдают повеления верным.
   – Ну а мы тут при чем? – напористо возразила Орландина. – Никакие девять мудрецов лично со мной не общались, могу поклясться. И вообще – сестру нашли у ворот монастыря в Сераписе, а меня, извиняюсь, почти на границе с аварами! Что-то особой мудрости в этом не вижу.
   – Да, этого я не могу объяснить, – сокрушенно признал советник. – Хотя… Ох, я действительно старею и глупею! – ударил он себя по лбу. – У нас же есть Зеркало Богов! Надо будет на досуге вам заглянуть туда. Это я вам могу устроить. Так сказать, по знакомству…

   Глава 17
   СХВАТКА СРЕДИ ПЕСКОВ

   Хитро улыбаясь, Гавейн вытащил из притороченной к поясу сумочки один из амулетов Мерланиуса. Небольшую штучку наподобие палочки с раструбом на конце, из дерева непонятной породы.
   Достаточно было направить ее в нужную сторону, и все сказанное интересующим тебя человеком будет слышно так же хорошо, как если бы он стоял в пяти шагах. Был у амулета и недостаток – долго работать он не мог, лишь несколько минут, после чего должен был долго «подзаряжаться» (еще одно волшебное слово, любимое понтификом).
   – Послушаем, что они говорят…
   Повертев колечко на трубке, крепыш приложил ее к уху.
   Увы, то ли жрец и осел стояли слишком далеко, то ли амулет испортился, но разобрать что-либо было очень трудно. Шорох, треск, невнятное бормотание, в котором можно было лишь с трудом различить отдельные слова.
   – Думаешь, эта Книга так важна? – переспросил Потифар. – Просто если Темный Бог настолько могуществен, как мне видится, зачем ему эти старые папирусы? Честно говоря, все, приписываемое древней великой магии, – большей частью вранье… Что-то они, конечно, умели, но не настолько, как думают профаны. А уж научиться магии по книгам – это вообще чушь. Вот на меня посмотри: мне уже лет немало, и древних книг я прочел столько, что обычному человеку не прочесть за всю жизнь, а даже тебя расколдовать не могу. Да что, если бы мне три месяца назад сказали, что человека превратили в осла, я б посмеялся!
   – Может быть, в этой Книге есть рецепт – как уничтожить его могущество? – подумал вслух Стир.
   – Уничтожить… – Потифар покачал головой. – Ты, по-моему, слишком переоцениваешь эту Книгу…
   Гавейн вздрогнул, чуть не выронил трубку.
   – Проклятье, они собираются уничтожить Книгу!
   – Где?! Как?! – Парсифаль вырвал у Гавейна слуховой амулет.
   Но в шорохе гаснущих звуков лишь различил – «уничтожить…».
   Какое-то время они оба растерянно смотрели друг на друга.
   – Надо доложить командору! – почесав в затылке, бросил Гавейн. – Тут без него не справиться.
   И тут же вынул другой амулет, как две капли воды похожий на использованный им в Брундизии. Раздавил предохранительную крышку.
   – Командор, командор, вы меня…
   Да и осекся, покрывшись холодным потом… Ибо голос, доносящийся из крошечной коробочки, принадлежал отнюдь не Ланселату.
   – Ну, что там, бездельники? – скрипучим баритоном справился у них понтифик Британский. – Что вы опять натворили?…

   Парадный зал Каэр Камелота (или по-старому Камелодунума) был пуст, если не считать Ланселата, в одиночестве рассматривавшего новые мозаики и размышлявшего о текущих делах.
   «Да, – думал командор, зачем-то срочно вызванный в резиденцию из Сераписа и вот уже час без дела подпиравший стены. – Пятьсот тысяч денариев за прошлый месяц только на снаряжение и корм коней… Да еще и на набор новых рыцарей триста. Триста!! Дешевле было бы рабов накупить! Да еще шпионам не плачено за два месяца, хотя какой от них толк?… Это понтифик заставил их навербовать везде, где можно, вот пусть бы и платил!»
   Он еще раз внимательно осмотрел мозаику, отображающую недолгую, но, как ни крути, славную историю ордена Круга Стоячих Камней.
   «Еще и за картинки расплачиваться с этими мастерами! Ходят тут, канючат, как будто мало им аванса! Такого аванса и август не платит, а они права качают! Может, утопить их всех? Или нет, пусть понтифик и платит, раз она ему так нравится!»
   И в самом деле, хитроумные афинские мастера быстро поняли, кто в доме хозяин, и посвятили изрядную часть сюжетов верховному понтифику Британии. Мерланиус разгоняет друидов из Круга Камней. Мерланиус вытаскивает меч бога Луга из камня (а ведь вытащил, одной рукой, хотя друиды замонолитили его лучшим раствором). Мерланиус в солнечном сиянии ведет колонны рыцарей куда-то, надо думать, к полной победе. Мерланиус беседует с августом, и тот его благословляет…
   – Мой Ланселат…
   Трибун вздрогнул: он так и не привык к неприятной особенности понтифика появляться неожиданно, бесшумно, и очень часто именно тогда, когда о нем думаешь слишком долго.
   – Да, светлый, – обернулся командор.
   Верховный жрец выглядел осунувшимся и озабоченным.
   – Забирай всех, кто может держать оружие, и пошли, – распорядился Мерланиус, не снисходя до объяснений.
   Ланселат хотел было уточнить, что вообще-то приказывать напрямую ему может лишь Арторий, но почему-то не решился перечить.
   Через четверть часа во внутреннем дворе старого римского форта, переделанного под резиденцию ордена Круга Стоячих Камней, собралось дюжины полторы воинов при оружии – почти все, кто сейчас находился в главном орденском замке.
   Тут же переминались с ноги на ногу три крылатых ящера, с присматривающим за ними друидом. Рыцари откровенно сторонились созданий, хотя слухи о них циркулировали по ордену уже давно.
   Но куда они собираются ехать? Почему нет команды седлать коней?
   Ланселат пожал плечами. А вдруг святой отец решил затеять учения с участием вот этих зверюг? Тоже неплохая идея, но зачем такая спешка?
   Молча, жестом приказал Мерланиус собравшимся следовать за ним.
   И вновь никто не возразил.
   – Быстрее, шевелите ногами, – распорядился трибун, главным образом, чтобы поддержать свой авторитет начальника.
   Направились они не к конюшням и не к тренировочному полю с всякими хитрыми штуками, которое понтифик (по чьим указаниям, кстати, оно и было создано) именовал непонятным словом «полигон», а к символу их ордена – уменьшенной копии Круга Стоячих Камней.
   Сложив руки на груди, Мерланиус сосредоточенно принялся рисовать в воздухе своим знаменитым посохом замысловатые руны, а может, иероглифы.
   И по мере того как он чертил все новые фигуры, камни наливались непонятным светом.
   Наконец, жрец закончил дело и повернулся к буквально окаменевшим рыцарям.
   – А теперь – вперед. На другой стороне – наш враг. К победе!
   И словно завороженные, рыцари гуськом двинулись вперед.

   – Ну что, начнем обряд? – спросил Потифар и повернулся туда, куда с вполне человеческим ужасом в больших глазах взирал Стир.
   Из-за бархана появились люди. И не только. Их было не так много, но больше, чем спутников сестер. А главное – что это были за люди!
   – Никак сам Мерланиус пожаловал?! – прищурившись, сообщил Вареникс.
   – Он самый, – кивнул жрец. – Значит, я не ошибся в своих предположениях, и понтифик Британский и Темный Бог – таки одно лицо.
   Орландина тоже узнала его – тот не изменился совсем с их мимолетной встречи в Сераписе.
   Все тот же лик человека без возраста – жесткий и непроницаемый. Все та же леопардовая шкура на сухом мускулистом торсе. Все тот же посох.
   А за ним – Ланселат, такой же красивый и мужественный, как тогда. А за трибуном – цепочкой – воины в плащах с вышитым золотом гербом – два камня, сверху накрытых третьим.
   Среди них Орландина и Стир узнали и грабителей храма.
   А замыкали шествие аж три здоровенных ящера, переднего из которых вел на поводке юный друид. Правда, не очень на друида похожий – бритый наголо типчик, с порочным лицом и оттопыренными ушами, в облике коего было что-то крысье. Ничего от задумчивой благообразности виденных сестрами служителей кельтских богов в нем не было – словно он стащил где-то чужое облачение и теперь щеголял в краденых обносках.
   – Ой, тот самый дракон, – изрек Стир и испуганно всхрапнул совсем по-ослиному, весь задрожав.
   И его можно было понять: именно одному из этих ящеров его собирался скормить приснопамятный Горро, тут, впрочем, отсутствующий.
   Толпа приближенных верховного понтифика Британии и по совместительству кандидата в Темные Боги остановилась шагах в тридцати от них.
   Так они и стояли под лучами утреннего солнца. В пустынном оазисе, неподалеку от Великих Пирамид и древнего города Гелиополиса.
   Именно тут согласно пророчеству должна была произойти завершающая схватка, решиться вся эта история, заварившаяся, может, прошлой осенью в Сераписе, а может, куда раньше.
   С одной стороны – Мерланиус и отряд рыцарей Круга Стоячих Камней, лучших бойцов Империи.
   Ланселат, Галахад, с двумя клинками на поясе, вечно меланхоличный Гарет, Мелегант, способный одним ударом копья проткнуть двух воинов в доспехах, Пелеас, Саграмор-Потаскун, с огромной палицей на плече… Ну и конечно, лазутчики, Парсифаль с Гавейном.
   Разумеется, ни Орландина, ни Орланда не знали всех их в лицо, зато знал Эомай, и увиденное не прибавило ему оптимизма.
   И это если не считать летающих ящеров.
   А с другой кто? Один рыцарь, пусть и не самый худший, не самого плохого ордена. Воительница, молодая, хоть и опытная. Ее сестра, ничем, кроме молитвы, сражаться не умеющая. Египетский жрец, может и владеющий тайными знаниями, но вот способный ли потягаться с самим Мерланиусом? Его охранники – отставные преторианцы зрелых лет. Тоже что-то, но не против же молодцов Ланселата? Толстый комичный телохранитель. Ну, кто еще – леший с его магией, говорящий осел с раздвоенной душой да кусик?
   Никто не рвался первым начать беседу.
   «Хорошо, что мы успели отправить царевича», – подумал Потифар.
   – Да, – нарушил молчание Мерланиус, – наконец я вижу вас, милые дамы, воочию. Так сказать, приятно познакомиться! Вообще-то в Пространстве Сна вы выглядели слегка симпатичнее, ну да не будем о мелочах… Я, быть может, предложил бы вам сдаться или перейти на свою сторону, но, поскольку ответ мне известен заранее, не будем терять зря время. Или, – улыбнулся он вежливо, – все же кто-то хочет внять голосу рассудка? Ну, вот хоть ты, как тебя там…
   Его палец ткнул в Орланду.
   – Я ведь могу много сделать для тебя! Хочешь, назначу тебя владычицей этого вашего святого острова? Будешь, как там у вас? Аббатисой? Папессой? Одним словом, это… священницей.
   Глумливая ухмылка не сходила с его губ.
   – Не кощунствуй! Твой отец – Люципер!! – от волнения оговорилась девушка.
   Странник рассмеялся. Так же, как в давнем ее сне, – мелким противным смешком.
   – Люципе-эр?! – протянул он. – Слышал бы тебя твой учитель Закона Божьего. Вынужден тебя разочаровать, христианская дева. Этот почтенный господин не имеет ко мне никакого отношения. Так же как, впрочем, и твой Бог к этому миру.
   – Врешь, урод! – выкрикнула Орланда, подаваясь вперед. – Творец един во всей Вселенной. А ты…
   – Разве ж я против Творца?! – с напускной кротостью ответил понтифик. – Пусть себе занимается обустройством Вселенной, а я буду править Гебом… Говорю, отойдите с моего пути.
   – Перетопчешься! – вспомнила подходящее слово из лексикона сестры Орланда.
   – Зря, зря, – по-прежнему посмеивался понтифик. – Так или этак, но мне суждено править тут и воздвигнуть царство мое. И никак иначе, да! Так предопределено еще древними предсказателями. Или ты не знаешь Пророчества? Того, главного. Потому как все эти ваши вторые прорицания – полный бред. Ну, хоть тот же князь лесной тебе подтвердит. Кстати, князюшка, – как бы между прочим бросил Мерланиус. – Ты бы тоже подумал, все же мы родня с тобой в некотором роде… Нечисть, так сказать! Поклонился бы мне, а я б утвердил тебя владыкой всех куявских лесов…
   И тут Орландина окончательно поняла: Мерланиус издевается над ними! Глумится, как какие-нибудь разбойники изгаляются над жертвой, перед тем как расправиться с ней. И не нужна ему их покорность или капитуляция, а вернее, безразлична.
   – Ты ведь врешь, Чужак, – вздохнув, пожал плечами Вареникс. – Почто унижаешь себя и нас? Великого из себя корчишь, бога! А распинаешься тут, как самый поганый фигляр в балагане… И не родня мы, не надо брехать! Лучше зенки-то свои протри. Авось чего и узришь. Полезного.
   Хитро сощурив око, козлорогий показал Страннику кукиш. Понтифик дернулся, словно от удара.
   Потифар, видать, нашел, что сейчас время вступить в разговор ему.
   – У меня, досточтимый Мерланиус, есть к тебе пара вопросов, – с елейной вежливостью начал он. – Как касаюшихся храмовых дел, так и относящихся к заговору против августа, святотатству и оскорблению величества. Да и, так сказать, исключительно уголовного свойства тоже.
   Он выразительно тряхнул мешочком с «синей пылью».
   Если Странник и понял, о чем идет речь, то не выдал это ни единым движением мускула.
   – А с каких пор храм Тота у нас занимается расследованием заговоров? – нагло осведомился он. – На сколько я знаю, это в компетенции пропретора Ганнона.
   «Неужели и его купили?!» – мимоходом встревожился советник.
   – Что же касается религиозных вопросов, то можем устроить диспут в более подходящей обстановке. Назначим время и место, соберем желающих послушать нас и рассудить. Все честь по чести. Правда, сейчас я занят, так что придется тебе подождать пару месяцев.
   – Увы, я не могу ждать, так что придется тебе отвечать именно сейчас. А что до первого вопроса, то с тех самых пор, – как бы невзначай поправил фибулу высшего придворного на плече Потифар, – с каких забавы некоторых из служителей богов начали вредить Империи и ее подданным. Вот, например, этот человек… – указал он на Стира.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация