А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета для тиранов" (страница 2)

   Глава 2
   Что рисуют крестоноги?

   Если вы после этого все поняли, то вы живете в конце XXI века, часто бываете в Космозо, а может, даже летали на экскурсию в пустынные лабиринты Крепты.
   Если вы ничего не поняли, то придется объяснять с самого начала.
   На шестой планете небольшой звезды из созвездия Микроскоп в пустыне Джань живут крестоноги. Крестоноги – это крупные черепахи на длинных скрещенных ногах. У них шесть пар ног. Четыре пары для того, чтобы стремительно бегать по пустыне между отвесных, сверкающих под солнцем скал, а две про запас.
   Насытившись саранчой и саксаулом, крестоноги берут твердые палочки или острые камешки и начинают рисовать на отвесных скалах. Вся планета Крепта разрисована картинками крестоногов.
   Что же рисуют крестоноги на планете Крепта?
   Все, что увидят. Увидят саранчу – рисуют стаю саранчи, увидят саксаул – рисуют целый лес. Рисуют они просто и ясно, как дети. Зачем они это делают, ученые догадались недавно. Оказывается, самки крестоногов позируют самцам. И если самке понравится свой портрет, она соединяет свою жизнь с художником. Если нет – ему приходится рисовать самку попроще или учиться рисовать получше. А все остальное рисование – для тренировки.
   В Космическом зоопарке на Земле крестоноги не могли бросить своего занятия. И потому стали любимцами публики. С утра к клетке крестоногов подвозят целый грузовик картона и кучу толстых карандашей и фломастеров.
   Позавтракав, крестоноги рассаживаются по клетке и начинают работать. Чаще всего они рисуют зрителей и меняют рисунки на лакомства – конфеты, булочки, мороженое. Самки крестоногов стоят в стороне и строго следят, чтобы вкусные вещи не оставались у самцов. Они сразу отнимают лакомства у своих мужей. А те знают, что, пока самки не насытятся, им в теньке не заснуть.
   Все крестоноги корыстны. Лишь Старина Крестоног, с длинной седой бородой, свисающей из-под панциря, не брал за свои рисунки ни конфет, ни пышек. Он любил искусство. И это было странное качество для такого примитивного животного. Ведь крестоноги глупы, как настоящие черепахи. Петр Михайлович любил Старину Крестонога за бескорыстие и преданность искусству и всегда давал ему больше картона и фломастеров, чем другим крестоногам.
   Если бумага кончалась, Крестоног начинал буйствовать и ломать ограду. Но это случалось редко.
   Но именно сегодня это случилось.
   Автоматическая служба охраны сообщила Петру Михайловичу, что в его хозяйстве беспорядок. Петр Михайлович включил монитор и увидел, что Старина Крестоног носится вдоль изгороди, размахивая фломастером. Крестоноги говорить не умеют, но отлично подражают случайным звукам, если эти звуки музыкальные. Старина Крестоног завывал мелодию известной арии: «Тореадор, смелее в бой, тореадор, тореадор!»
   Зрители хохотали и били в ладоши.
   Кучей лежали листы картона.
   Петр Михайлович прибежал к клетке, неся на голове стопку чистых листов картона. Увидев его, крестоног перестал завывать и замер от счастья – он понял, что скоро начнет рисовать снова. Остальные крестоноги, подталкиваемые подругами, тоже потянулись к ограде.
   Раздав листы, служитель собрал готовые рисунки и вынес их наружу.
   И когда выходил, заметил, что из клетки крестоногов отлично видна главная аллея, что ведет к большому загону с голкорами.
   Конечно, крестоноги рисуют не очень здорово – они же нигде не учились, но всегда можно угадать, кого они имеют в виду. Вот и сейчас на нескольких листах Петр Михайлович разглядел платформу с телевизионными камерами, на ней ехали два человека. Один очень толстый, словно надутый воздушный шар. Лицо его было тоже надутым, а уши острые, торчащие, как у свиньи. Второй телевизионщик был меньше его ростом, худ, остронос и очень неприятен на вид. Издали его можно было принять за крысу на задних ножках.
   А в остальном это были телевизионщики как телевизионщики.
   На другой картине служитель увидел ту же платформу у дверей в загон к голкорам. Голкоров тоже можно было угадать. Они были нелепо одеты, а некоторых частей тела у них не хватало, словно художник забыл их нарисовать. Но крестоноги никогда ничего не забывают. Что видят, то и изображают.
   А вот третий картон был интереснее всех.
   На нем платформа с аппаратурой ехала прочь от загона. В ней стояли оба оператора, толстый и тонкий. А у их ног лежали платья, ботинки и еще какие-то части одежды.
   Профессор Селезнев схватил картон и крикнул Петру Михайловичу:
   – Петя, пожалуйста, выдай сегодня Старине Крестоногу двойную порцию компота.
   – А остальным крестоногам? – спросил Петя.
   – Остальным тоже по двойной порции компота. Иначе они Старину Крестонога загрызут. Они же настоящие художники.
   После этого профессор Селезнев тут же связался с ИнтерГполом – ИнтерГалактической полицией. По особому тайному номеру.
   На экране появилось загорелое лицо комиссара Милодара. Он сидел за столом в своем кабинете.
   – Ах, Селезнев! – сказал Милодар. – Опять у тебя пропала дочка?
   – Нет, не дочка, – сказал профессор. – С Алисой все в порядке. У меня пропали голкоры. Информацию я уже послал тебе по стереофаксу.
   – Знаю, знаю, получил информацию. Но сегодня у меня нет ни минуты свободной. Завтра займусь.
   – Комиссар Милодар, – произнес Селезнев официальным голосом, – я обращаюсь к тебе как директор Космозо. У нас пропали уникальные инопланетные животные. Каждая минута промедления грозит бедой.
   – Для этого есть обыкновенная милиция, – ответил Милодар.
   – Тогда погляди на описание голкоров и на картон, нарисованный одним нашим животным. Может, ты догадаешься… – Селезнев тут же отправил по факсу лист картона размером метр на метр.
   – У тебя и животные рисуют? – удивился Милодар, но взял лист картона и принялся его рассматривать.
   – В Космозо все есть, – ответил профессор.
   В задумчивости комиссар Милодар запустил пальцы в курчавую шевелюру и стал похож на горгону Медузу, у которой, как известно, прическа состояла из живых змей.
   Тем временем дверь в кабинет комиссара Милодара отворилась, и вошла красивая яркая женщина.
   – Ах, пожалуйста, Шехерезада, – попросил Милодар, – позови Кору Орват. Она в аналитическом зале составляет доклад об экспедиции в жерло вулкана.
   – Фи! – вдруг обиделась Шехерезада. – И не подумаю. Вы забываете, господин повелитель, что я настоящая принцесса, а она даже не дворянка, а ваш агент.
   – Что же, мне самому ее звать? – спросил Милодар.
   – Вот именно! – гордо ответила Шехерезада и пошла прочь из кабинета.
   Милодар бросился к экрану, подмигнул Селезневу и сказал:
   – Наверное, тебе легче со зверями, и даже с хищниками, чем мне с этими женщинами. Знаешь, почему у меня здесь живет Шехерезада?
   – Ума не приложу.
   – У нее пропал без вести ее второй муж Синдбад Мореход. И она требует, чтобы ИнтерГпол его отыскал. А как мы его отыщем, если он пропал не здесь и не сегодня, а в эпоху легенд. Ох, боюсь, мне придется самому туда отправиться. Она ведь не отстанет!
   – У тебя же есть агенты.
   – Ни на кого нельзя положиться, – вздохнул Милодар.
   Тут ему надоело ждать, и он закричал громовым голосом:
   – Агент Кора Орват, немедленно к комиссару Милодару!
   Зазвенела люстра, и с потолка посыпалась штукатурка.
   Тут же открылась дверь, и вошла молодая женщина.
   – Зачем кричать, – сказала она. – Я и так все слышу.
   Женщина профессору Селезневу понравилась. Она была высокого роста, коротко пострижена, узка в талии и широка в плечах. Настоящая красивая спортсменка, вернее всего прыгунья в высоту.
   – Агент Ноль-три, – сердито сказал Милодар. – Вы кончили писать отчет?
   – Разумеется, не кончила, – ответила Кора Орват.
   – Тогда отложите его. Вам придется немедленно вылететь на задание.
   – Что случилось, комиссар?
   – Жалоба из зоопарка о похищении ценных невидимых животных.
   Кора увидела, что над столом комиссара горит экран и на нем видно лицо профессора Селезнева.
   – Ах, профессор, – сказала Кора. – Я виновата! Он так кричал, что я вас не заметила.
   – Ничего страшного, – сказал профессор. – Я рад вас видеть.
   – Кора, не отвлекайся, – крикнул Милодар. – Ты на работе. Смотри на эти картинки. Картинка первая – вид животных голкоров совсем одетых. А вот эта картина нарисована инопланетным чудовищем крестовиком…
   – Крестоногом, – поправил Милодара Селезнев. – И он совсем не чудовище.
   – Инопланетным крестоногом. На ней ты видишь условное изображение похитителей.
   – Мне кажется, что я где-то видела этих телеоператоров, – сказала Кора.
   – Я тоже их видел, – сказал Милодар.
   – Я догадался! – воскликнул профессор Селезнев. – Это же космические пираты Крыс и Весельчак У! Конечно же, это космические пираты. Их нам еще не хватало!
   – Ясно, – сказал Милодар. – Если это космические пираты, значит, их место в космосе. И давно они побывали в вашем зоопарке?
   – Наверное, сегодня утром, – сказал Селезнев.
   – Значит, они уже улетели, – сказала Кора Орват. – Важно другое…
   – Вот именно! – Комиссар снова запустил пальцы в курчавую шевелюру. – Зачем им это нужно?
   – Что? – спросил Селезнев.
   – Зачем им было лететь к нам и воровать из зоопарка каких-то уродцев? – сказала Кора Орват.
   – А вот это вы, агент Ноль-три, и узнаете в ближайшие дни, – объявил Милодар.
   – Комиссар! – взмолилась Кора. – Но ведь вы обещали отпустить меня в отпуск! Я уже полгода не видела бабушку.
   – Бабушка потерпит еще неделю. И чем быстрее ты разгадаешь тайну голкоров, тем лучше для всех! Но если ты недовольна, можешь писать заявление об уходе.
   – Вы же знаете, комиссар, – сказала печально Кора, – я никогда не брошу свою трудную, но любимую работу.
   – Тогда иди, получай оружие и спецодежду, а я свяжусь с эскадрой патрульных эсминцев. Корабль будет ждать тебя на космодроме в Жуковском. Счастливого пути.
   – Спасибо, комиссар.
   Селезнев стал благодарить комиссара за помощь. Но комиссар ответил:
   – Не стоит благодарности, профессор. Это наш долг.

   Глава 3
   Снова С Гай-до

   Гай-до согласился лететь не сразу.
   Конечно, ему хотелось размяться, повидать новые планеты и себя показать. Но он очень беспокоился, как без него будет жить малышка. Она обязательно простудится, или у нее заболит животик. Разве можно доверять ребеночка его маме?
   И неизвестно было, где кончается шутка, а где кораблик начинает говорить серьезно. Ведь даже самый разумный корабль все равно не человек.
   Вообще-то Гай-до похож на небольшой желудь, стоящий на коротких ножках. Ничего лишнего. Совсем невыразительный корабль.
   Но не зря его конструировал величайший корабельный мастер Галактики. Если нужно, Гай-до может выпустить крылья и маневрировать в любой атмосфере, парить на одном месте, нырять в воду или даже в раскаленную лаву. На земле Гай-до умеет пользоваться манипуляторами – длинными металлическими руками. Причем, в отличие от нормальных людей, у Гай-до есть еще несколько рук внутри. Так что он может дотянуться до любой точки внутри себя – приготовить обед для команды, выстирать белье, сделать постели, разобрать навигационные карты и даже погладить своего капитана по голове, если капитану взгрустнулось. Гай-до может спеть песню, рассказать сказку, поспорить с вами на любую тему или сыграть в шашки.
   Его имя на вестерском языке означает: «Брат Гай». А если учесть, что девичья фамилия Ирии была Гай, то понятно, чьим братом считается этот кораблик.
   Алиса выслушала все возражения и соображения корабля, потом открыла люк и вошла в Гай-до. Заслышав, что кто-то вошел, малышка проснулась и засмеялась – она узнала тетю Алису.
   – Ты чего сидишь взаперти? – спросила Алиса.
   Девочка уже умела ходить, она сразу побежала к люку, но Гай-до люк не открыл.
   – Ты подумала, какая на улице погода? – возмутился корабль. – Если ты бегаешь по морозу совсем голая, то это не значит, что надо заморозить ребенка.
   Тут люк открылся снаружи, в него заглянула Ирия, накинувшая пальто поверх домашнего халата.
   – Алиса, обедать! Тадеуш приехал с работы, – сказала она и подхватила малышку на руки.
   – Ну вот, – проворчал корабль, – эта мать берет ребенка немытыми руками. Неужели ты не училась в школе и не знаешь, как опасны микробы?
   – Микробов не бывает, – засмеялась в ответ Ирия, – самый мелкий зверь – комар!
   Космический корабль даже покачнулся от такого невежества.
   – Как ты можешь так говорить! Наука утверждает, что есть не только микроорганизмы, но и существа куда меньше их размерами, например вирусы.
   – Мы их не признаем, – с улыбкой ответила Алиса.
   Тут кораблик догадался, что его разыгрывают, и произнес:
   – Знаю, знаю, не думайте, что только вы понимаете шутки. Но девочку я на улицу не пущу. Там мороз.
   – Тем не менее, – рассердилась Ирия, – я погуляю с девочкой без тебя, потому что ей полезен свежий воздух. К тому же ей пора закаляться.
   – Закаляться! – с отвращением произнес Гай-до. – Пока я жив, ребенок не будет закаляться! Я не позволю бить его по голове железным молотом.
   Конечно же, кораблик по незнанию решил, что закалка бывает только в кузнице, поэтому он так страшно возмутился.
   – Хватит! – ответила Ирия. – Лучше уж лети с Алисой. Ты отдохнешь от нас, а мы отдохнем от тебя.
   – А малышка?
   – Я сама о ней позабочусь. Я ее мать.
   – Сомневаюсь, – желчно заявил корабль.
   Ирия не стала ждать, пока он придумает что-нибудь еще, а взяла смеющуюся девочку и, прижав ее к груди, побежала через заснеженную поляну в дом.
   Алиса осталась одна с Гай-до.
   – Ну и что будем делать? – спросила она.
   Кораблик думал две минуты.
   – А сколько лететь до той планеты? – спросил он наконец.
   – Дня три.
   – А там долго оставаться?
   – Нет, за день управимся.
   – Значит, всего неделя?
   – Наверное.
   – Замечательно. Я лечу с тобой, а они пускай сами позаботятся наконец о своем ребенке. И посмотрим, какие они будут, когда мы вернемся…
   Тем же вечером Алиса стартовала на Гай-до к планете Уксу. И спала она уже на борту корабля, и замечательно выспалась. Ей не привыкать – Алиса провела в кораблях половину детства.
   Они долетели до планеты Уксу без приключений. Большую часть пути они неслись по Трассе.
   Места эти всем известные, на каждом шагу маяки и заправочные станции, навстречу несутся лайнеры и катера, все здороваются, желают друг другу веселого пути, поздравляют с многочисленными праздниками и юбилеями. Чтобы не показаться невежливой, Алиса заказала по космонету и через полчаса получила толстый и очень интересный справочник – «Праздники, юбилеи и дни рождения, которые отмечаются в цивилизованной Галактике». Этот справочник был тут же введен в компьютер, и стоило Гай-до услышать позывные встречного корабля или увидеть вдали какой-нибудь астероид, компьютер тут же сообщал:
...
   «Через два часа встречаемся с космическим лайнером второго класса «Проланга», приписанным к порту Два планеты Ах-ва. Национальный праздник планеты второго марта, а вчера капитан корабля отмечал день рождения своей двоюродной дочери от третьего брака, с чем его недурно было бы поздравить. Кроме того, среди пассажиров на борту корабля находится граф Грамон дю Грамоффон из поместья Яварман. Как раз сегодня он отмечает триста шестьдесят шестую годовщину со дня победы армии его прапрадедушки над лягушатниками в Мокрой Яме».
   Алиса усаживалась у экрана, набирала позывные корабля второго класса «Проланга» и вызывала на связь капитана. Капитан склонял к экрану все свои пять голов, и Алиса вежливо поздравляла его с днем рождения двоюродной дочери, а потом к экрану подбегал сам граф Грамон дю Грамоффон и громко спрашивал: «Вы не забудете меня поздравить?..»
   И так с утра до вечера, даже пообедать некогда.
   Зато когда на третий день полета обнаружилось, что в общий справочник внесен и день рождения Алисиной бабушки, все встречные корабли спешили поздравить Алису, и приемник даже перегрелся от поздравлений.
   Так что Алиса не замечала, как проходит полет. Но тут ее благодушное настроение разрушил голос Гай-до:
   – Алиса, ты только погляди, кто тебя поздравляет.
   На экране появилось лицо Шехерезады.
   – Дорогая Алиса, – произнесла восточная женщина, – по просьбе и поручению его превосходительства великого победителя и полководца Милодара им-Милодара я горячо поздравляю тебя с днем рождения твоей уважаемой бабушки.
   – Спасибо, Шехерезада, – сказала Алиса.
   – Странно, – заметил Гай-до. – Он мог бы и сам нас поздравить.
   – У моего господина важное совещание, – сообщала Шехерезада.
   – Неужели он решил найти твоего Синдбада? – Алиса была знакома с Синдбадом и очень его любила.
   – Ни минуты спокойной у нас нет, – всхлипнула Шехерезада. – Но я больше на тебя, Алисочка, надеюсь. Как вернешься, поищешь моего беспутного муженька?
   – Мы это сделаем, только не плачь. – Гай-до не выносил женских слез. – Дай нам сделать доклад на конференции – и мы сразу обратно!
   – Ох, все непросто, – сказала Шехерезада. – И не хотела я впутывать в это дело Алису. Там действуют настоящие черные силы. Забудь мою просьбу, Алиса.
   Шехерезада зарыдала и отключила связь.
   И тут на экране появилось звериное лицо известного космического пирата Крыса.
   – Привет, Селезнева, – сказал он. – Мне стало известно про твою бабушку преклонных лет. Выражаю сочувствие.
   – А почему сочувствие?
   – А кому нужна старуха! – сказал пират. – Мы старух обычно чик-чик! Но порядок есть порядок…
   – Стой! – закричала Алиса. – Не отключайся! Кто украл в Космозо голкоров?
   – А, в самом деле, кто украл голкоров? – удивился Крыс.
   – Это ваших с Весельчаком рук дело, – сказала Алиса. – Зачем вам несчастные животные? Вы их даже кормить не умеете.
   – А их надо кормить? – Потеснив Крыса, на экране появился Весельчак У. – Мы думали, что они не кушают.
   – Постыдись, пират, – сказала Алиса. – Давайте встретимся в космосе, и вы перегрузите на Гай-до несчастных животных.
   – Еще чего не хватало! – обиделся Крыс. – Мы рисковали, пробирались на Землю. Ты знаешь, чем мы рисковали?
   – Чем?
   – А тем, что Земля – единственная планета в Галактике, где не берут взяток, где нет жуликов и даже политиков. И мы к вам забрались, рискуя собой. Мы загоним этих невидимых за бешеные денежки. Мы теперь – честные торговцы.
   – Есть пеленг, – прошептал Гай-до.
   Он не терял времени даром, засек координаты пиратов и передал их в Галактический центр, чтобы комиссар Милодар мог выслать срочный крейсер.
   – Так вы не сказали, зачем вам голкоры? – Алиса старалась тянуть время.
   – Стой! – закричал Весельчак У своему напарнику. – Не отвечай! Она тебя облапошит. Я уверен, что ее гадючий кораблик уже передал наши координаты в Центр безопасности. Вырубай звук и моторы – проваливаемся в пылевой мешок.
   – Есть проваливаться в пылевой мешок! – ответил Крыс.
   И экран погас. Словно пираты Алисе только почудились.
   – Нет, их не найти, – вздохнул Гай-до, – иголка в стоге сена твои пираты. И чего это он заподозрил неладное?
   Но Алиса ничего не смогла ответить. Хотя понимала, что пираты накопили немалый жизненный опыт.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация