А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алиса и чудовище" (страница 6)

   Глава 6
   НЕУДАЧНОЕ БЕГСТВО

   Из-под мостика Алисе было все слышно и даже кое-что видно.
   В брезенте, который свисал с мостика, зияли большие дыры, а между досок – щели. Правда, Алиса не видела того, что происходит на самом эшафоте, – только две ноги в красных чулках свисали с помоста: это палаческий подмастерье, сидя на краю, все еще точил топор.
   Слуги королевы, которые подпилили столбы мостика, уже убежали. На земле остались свежие опилки, а на столбах, там, где в них вгрызалась пила, виднелись светлые полоски.
   Алиса понимала, что у нее будет достаточно времени, чтобы выскочить из-под мостика, только бы они предупредили Герасика, как его будут спасать, а то он от неожиданности может упасть и ушибиться.
   Сквозь дырки в брезенте Алиса наблюдала за зрителями. Площадь уже заполнилась народом, кто-то ссорился из-за удобного места, и с помоста донесся зычный голос палача:
   – Горожане, не толкайтесь! Все будет видно. Помост высокий, замах у меня богатырский. И в самом крайнем случае, мы можем любую казнь повторить. Вы меня хорошо видите?
   – Хорошо! – откликнулась толпа.
   – Я, палач и душегуб первой степени, великий мастер топора и веревки, достопочтенный Руки-Крюки, гарантирую вам, что вы получите удовольствие. Клянусь, что я сегодня в лучшей боевой форме, и обещаю снести голову государственному преступнику Герасику одним ударом!
   В толпе жителей Другого королевства раздались радостные крики и аплодисменты. Матери поднимали маленьких детишек повыше, чтобы их любимцы, эти нежные создания, невинные крошки, получше разглядели палача Руки-Крюки, и говорили им: «Вот вырастешь, крошка, и, если будешь плохо учиться и хулиганить, станешь таким же замечательным палачом!»
   «Ну и мамаши, – подумала Алиса. – И что за страна такая, где детей учат плохо себя вести!»
   Потом на помост вышла группа певцов и танцоров, они пели веселые песни. Алиса далеко не все слова разобрала, но кое-что, к сожалению, запомнила:
   Одна золотоволосая девочка пела:
   Мама мне велела в школу
   Полдевятого вставать.
   Я за это ей в рассольник
   Буду гвозди подсыпать.
   Хор из мальчиков и девочек радостно подхватил припев:
   Ах ты, мамочка, мамуся,
   В школу больше не вернусь я!
   Затем появилась группа танцоров – совсем крошек, из детского садика. Они были одеты в костюмчики палачей и водили хоровод вокруг чернобородого астролога, который хлопал в ладоши и подпрыгивал.
   Публика пребывала в полном восторге, но после третьего или четвертого номера она стала кричать:
   – Начинайте казнь! Хватит нам самодеятельности.
   Сквозь дыру в брезенте Алиса увидела, как на дворцовой лестнице появились сам король и его придворные, рядом шествовали королева и ее фрейлины. Надо сказать, они являли собой красочное зрелище, несмотря на то что все были одеты в черный бархат и шелк. Но зато их окружали знаменосцы с разноцветными флагами. Почти все знатные вельможи и фрейлины были с дополнительными ушами, глазами, руками и даже ногами. Алиса вспомнила, что ей тоже обещали лишний глаз, но так и не дали.
   На помост поднялись четыре барабанщика. Они принялись выбивать дробь.
   На площади воцарилась гробовая тишина.
   Затем на помост взошел судья в белом парике и черной мантии до самого пола. Он развернул свиток и начал читать список преступлений Герасика. Честно сказать, такого количества страшных преступлений не смогла бы совершить и целая бригада бандитов и убийц.
   Но все на площади, конечно, верили тому, что Герасик не только ограбил несчастного принца, украв самое дорогое – книгу! Но, может быть, он и убил принца. К тому же он пытался забраться в королевскую сокровищницу, побил покойную бабушку палкой, расколотил всю стеклянную и хрустальную посуду во дворце, выпил компот в детском приюте и оторвал хвост у ежа в королевском заповеднике.
   Тут уж по толпе прокатился такой рокот негодования, что Алиса всерьез задумалась, есть ли хвосты у ежей?
   – Ввести первого преступника! – закричал судья.
   – Преступника, преступника! Давай его сюда! Мы сейчас ему покажем, как детей без компота оставлять! Смутьян проклятый!
   Дыра в брезенте исчезла, стало на секунду темно, и тут же из дыры послышался голос дамы Марьяны, которая, оказывается, подобралась к мостику.
   – Герасик предупрежден, – сказала она. – Ты умеешь на лошади ездить?
   – О чем он предупрежден? – спросила Алиса.
   Насчет лошади она отвечать не стала. Ну чего отвечать, если она верхом ездит с двух лет? И не только на лошади, но и на единороге!
   – Герасика предупредили, что ты сидишь под мостом. Как только мост начнет рушиться, он должен спрыгнуть с него и бежать к лошади. А ты на лошади ездить умеешь?
   Нет, от нее никогда не отделаться!
   – Умею, – сказала Алиса. – И еще умею на слонах, на буйволе и на склиссе.
   – На ком?
   – На летающей корове! – ответила Алиса.
   – Фу, как некрасиво! – воскликнула Марьяна, и голова ее исчезла из дыры в брезенте. Сразу стало светлее, снова появилась возможность наблюдать за происходящим на площади.
   А там все зашевелились, смотрели на тюрьму. Прямо над головой Алисы заскрипела железная дверь.
   – Выходи, преступник! – послышался грозный голос.
   – Иду, иду, дяденька, только не деритесь! – Это был голос Герасика.
   «Ясно, – поняла Алиса, – он хочет, чтобы охранник первым ступил на мостик».
   Тогда Алиса выскочила из-под мостика с той его стороны, что выходила не на площадь, а на королевский дворец. И вовремя.
   Первый стражник, который топал по мостику, добрался до того места, где столбы были подпилены.
   Герасик ступал на три шага сзади. Второй охранник, уткнувший в спину Герасику острие меча, только-только появился в двери.
   – А-а-ах! – закричал первый охранник, когда доски ушли из-под его ног.
   Тпрррииииск! – завопил мостик, сломавшись под тяжестью охранника.
   – Уррра! – закричал Герасик, прыгнув с мостика к Алисе.
   – У-у-ух! – закричал второй охранник, съезжая по сломанному мостику вниз, как по снежной горе.
   – Бежим! – крикнула Алиса.
   – Бегу! – откликнулся Герасик.
   Вот тут-то их увидели с лестницы дворца!
   Наверное, король не сразу сообразил, что произошло, – ведь когда мостик падал, поднялась такая туча пыли, что Алиса и Герасик вылетели из нее рыжие, как лисицы!
   Но когда беглецы уже скрылись за помостом, где палач с помощниками и судья стояли, замерев как соляные столбы, король все понял!
   – Они сбежали! – закричал он. – Предательство! Заговор! Измена! Где барабанщики? Общая тревога! Наш паж помог бежать преступнику! Всех казню!
   Хоть король был невелик, голосом он обладал настоящим, королевским, гремевшим сейчас на всю площадь.
   И тогда палачи с высокого помоста увидели, что двое детей помчались к закоулку, где стояли лошади.
   Их держал под уздцы неприметный мальчонка, который при виде беглецов кинул уздечки и бросился прочь.
   Алиса и Герасик взобрались на лошадей – хорошо еще, кто-то догадался подтянуть покороче стремена.
   – Ты знаешь, куда скакать? – спросила Алиса.
   – К воротам! – закричал в ответ Герасик.
   Он был почти раздет – только лохмотья изодранных штанов. Всю спину покрывали свежие шрамы, из плеча текла кровь. Но когда он обернулся и посмотрел на Алису, она увидела, что глаза у него просто сверкают и рот до ушей.
   – Спасибо, Алиса, – крикнул он, – я на тебя надеялся!
   Все-таки бывают порядочные люди, даже среди королев Другого королевства. Они держат слово. Обещали помочь освободить Герасика и сделали это. Хотя наверняка многим рисковали. Охран-паша догадается, кто достал беглецам коней и подпилил столбы у мостика на эшафот, – наверное, не только даме Марьяне, но и самому министру добрых дел не поздоровится. Надо будет обязательно поговорить в нашем времени с комиссаром ИнтерГалактической полиции Милодаром, чтобы он объявил галактический розыск. Ведь если принц Рафаэль пробрался в наше время, оттуда он может улететь на одну из многих планет. Нелегко будет его найти, но обязательно надо постараться. Ни одно доброе дело не должно остаться невознагражденным.
   Они быстро проскакали по улицам города, и Герасик придержал своего коня у ворот. Ворота были раскрыты, но в этот момент в них въезжала большая телега, груженная мешками с мукой. Ее волокли два буйвола.
   Алиса обернулась. Ей показалось, что сзади слышатся крики.
   – Ну, скорей же! – крикнула она вознице, который управлял телегой.
   – Простите ваше благородие, господин паж! – Мужик – усы до плеч, волосы торчком – соскочил с телеги и бухнулся на колени. – Не вели казнить, вели слово молвить! Ты ведь каждый день с королем видишься. Скажи ему, что Блохобой из Половинки бьет челом, просит взять в армию его сына, парня глупого, но сильного. Он тут у нас недавно соседского быка кулаком убил, так мне не расплатиться! Посодействуй, добрый паж, а я в долгу не останусь. Яичек тебе привезем из деревни, молочка, если употребляешь.
   Несколько стражников в черных кожаных мундирах показались на улице. Впереди бежал министр добрых дел. Видно, хотел отличиться.
   – Догоняй их! – заорал он, увидев беглецов. – Коли их, руби!
   – Освободи дорогу! – кричала Алиса Блохобою. – Заколю!
   Хотя колоть было нечем.
   – А ты обещай, – отвечал Блохобой, не вставая с колен.
   Тут министр добрых дел настиг беглецов, но, вместо того чтобы связать Алису и Герасика, он крикнул своим стражникам:
   – Хватай этого мужлана, опрокидывай телегу!
   Стражники навалились на телегу и под возмущенные вопли хозяина повалили ее набок.
   – А теперь хватай преступников! – приказал министр.
   Но Алиса, а за ней и Герасик уже проскочили в ворота и помчались по дороге.
   – Какой дурак! – крикнул Герасик.
   – Ты о ком? – спросила Алиса.
   – Об этом вельможе с третьей рукой и третьим глазом.
   – Вовсе он не дурак, – ответила Алиса. Она даже обиделась за министра. – Ты не понял, он жизнью рисковал, чтобы мы могли выскочить из города. Если бы он не велел стражникам на телегу навалиться, мы бы уже в тюрьме были.
   – Ты думаешь, он нарочно? – спросил Герасик.
   – Не понимаешь ты ничего в большой политике, – сказала Алиса. – Он друг королевы Лины Теодоровны.
   – Так королеву зовут?
   – Разумеется, у всех королев есть имя и отчество.
   – Вот не думал. Я считал, что королева, значит, королева!
   – Она же не всегда королевой была.
   – Как же так? – совсем удивился Герасик. – А кем же она еще могла быть?
   – Она была девушкой из простой семьи, ее встретил король и полюбил.
   – Какие-то ты мне сказки рассказываешь, – откликнулся Герасик.
   – Давай не будем отвлекаться, – оборвала приятеля Алиса. – Ты скажи, куда мы сейчас едем? Ведь к тебе домой нельзя?
   – Ко мне домой, наверное, не стоит, – сказал Герасик. – Этот злобный Охран-паша мой адрес знает. Придется в лесу укрыться, у дядьки Лешего.
   – А он тебя не выдаст?
   – Леший? Меня? Да я его научил самогонку гнать и сам ему аппарат соорудил. Куда уж он без меня!
   – Что ты говоришь, Герасик! – ахнула Алиса. – Ты изобрел такую вредную вещь, как самогонный аппарат?
   – Я люблю изобретать то, что другим нужно и приятно. Для Лешего я просто расчудесный подарок сделал. Что в этом плохого?
   – Но ведь алкоголь вреден! – воскликнула Алиса. – Рано еще водку придумывать! Ты, по-моему, иногда совершенно забываешь, что живешь в эпоху легенд.
   – Сейчас ты будешь говорить мне, – ответил Герасик, – что в эпоху легенд простым людям книжки читать нельзя? Потом прикажешь мне голову отрубить?
   Они оба засмеялись.
   Дорога поднялась на пологий холм. Слева начинался лес, и холм становился все круче. Впереди вставали мрачные стены замка.
   – Правда, что это заброшенный замок? – спросила Алиса.
   – И там еще привидения живут, – сказал Герасик. – Я еще до них доберусь. Мне очень интересно проверить, есть привидения или нет?
   – Привидений не бывает! – твердо сказала Алиса.
   – Правильно, – согласился Герасик. – Это в вашем двадцать первом веке не бывает. А у нас в эпохе легенд они на каждом дереве сидят, в каждом подвале таятся. Если бы не так, какая же была бы эпоха легенд?
   – Тогда ты, Герасик, поосторожнее.
   – Спасибо за внимание. Да только я местный, что со мной может случиться?
   – Мне кажется, мой юный друг, – сказала Алиса, – что ты забыл, откуда я тебя только что вытащила! Вспомни, меня или тебя на эшафот тащили, чтобы голову отрубить?
   – А это чистая случайность, – сказал Герасик. – Ну кто мог подумать, что их дама Марьяна зайдет в спальню бывшего принца тогда, когда я в нее залез! Мне бы что: взял учебник – и беги. А я как увидел, что там целая полка книг стоит, обалдел от радости и стал в них картинки смотреть. Так и не заметил времени. Они меня и застукали. Эта мадама как завопит: «Воры!» Прибежали и меня с книжкой в руке захватили – страшное преступление! А ты как обо мне узнала?
   – От меня! – раздался сверху скрипучий голос.
   Алиса посмотрела наверх: с неба спускалась птица Дурында.
   – Кто здесь самый благородный, кто самый хитрый? Нет, ты скажи, кто самый хитрый? – кричала грязно-белая ворона.
   – Это она тебе сказала? – удивился Герасик. – Но ведь она – самая подлая тварь в наших лесах.
   – Я вас попрошу не выражаться, – обиделась Дурында. – Выражаться каждый может, а пойти на подвиг ради доброго дела – тут-то вас и не видать.
   – Нет, быть того не может! – Герасик покачал льняной головой.
   – А вот случилось. Учитесь смиряться перед лицом исторической правды, – сказала Дурында.
   Неожиданно со стороны замка из леса донесся ужасный глухой вой. Будто паровоз гудел в туннеле.
   – Что это? – спросила Алиса.
   Птица Дурында спикировала вниз и спряталась у Алисы на коленях.
   – Это он, – прошептала она хрипло. – Молчите, а то заметит – и нам не жить. Столько народу погибло... просто ужас!
   – Ну, кто это?
   – Тут живет чудовище, – сказал Герасик. – Это правда. Страшенное. Если увидишь – от страха с катушек съедешь. И все.
   – Лучше я вперед полечу, – сказала Дурында. – Меня Бабушка Яга ждет к обеду. Обещала я, простите за компанию.
   И, замахав крыльями, ворона понеслась вперед над самой дорогой.
   Алиса не стала больше спрашивать про чудовище, потому что понимала: в обычном мире, где она живет, и в мире сказочном – совершенно разные законы. На то она и эпоха легенд.
   – Расскажи пока, как живешь, что нового изобрел.
   – Я научился считать до двух миллионов, – сказал Герасик, – корень квадратный извлекаю, теорему выучил: «Пифагоровы штаны во все стороны равны». А кто такая Пифагора?
   – Пифагор – это он, – сказала Алиса. – И он еще не родился.
   – А когда родится?
   – Через двадцать семь тысяч лет.
   – Долго ждать, – сказал Герасик.
   Впереди показалась река.
   Река была широкая, быстрая, но неглубокая.
   – Тут должен брод быть, – сказал Герасик. – Только я немножко забыл, где он. Давай сделаем так: ты подождешь на берегу, а я попробую перейти. А то вода холодная, а вы там, в будущем, изнеженные. Еще простудишься.
   Алиса, конечно, не боялась простудиться, она была закаленной девочкой, но ее тронула забота первобытного мальчишки.
   – Хорошо, – сказала она. – Я тебя подожду.
   Герасик направил своего коня в воду. Течение сносило его. Конь зашел по колени, потом по брюхо.
   Герасик похлопывал его по шее, успокаивал, и вот уже половина реки позади. Вот он выбирается на дальний берег...
   – Перейдешь, как я? – крикнул Герасик, стараясь перекрыть голосом шум воды.
   И вдруг он увидел что-то за спиной Алисы.
   – Берегись!
   Алиса обернулась.
   Как она могла не подумать о том, что король отправит за ними погоню!
   С откоса к реке скакали сразу двадцать или тридцать всадников в черных кожаных костюмах на черных конях. Впереди них на громадном, могучем коне скакал сам Охран-паша.
   Алиса ударила коня стременами:
   – Вперед!
   Конь послушно сбежал к воде. Но на берегу остановился.
   – Иди же! – кричала Алиса. – Смелее! Ты же видишь, что твой товарищ уже на другом берегу.
   Герасик тоже кричал:
   – Алиса! Смелее!
   А погоня была ближе и ближе.
   Герасик повернул коня обратно и хотел поскакать на выручку Алисе. Но тут десяток стрел полетело в его сторону. Одна из них вонзилась в шею коня.
   Животное не выдержало страха и боли и понесло Герасика прочь от берега.
   Герасик, обернувшись, что-то кричал.
   Алиса махала ему рукой и тоже кричала:
   – Не бойся! Со мной они ничего не посмеют сделать! Скоро увидимся.
   Она в самом деле не очень боялась, довольная тем, что главное сделала – Герасика освободила. А ее тронуть не посмеют. У нее в эпохе легенд такие могущественные друзья! Одних волшебников и джиннов штук двадцать пять!
   Охран-паша первым поравнялся с Алисой. Довольно ловко он обхватил ее за пояс, поднял с седла и кинул себе на колени.
   – Ура! – закричал он.
   И все стражники стали радоваться.
   Как будто им была нужна Алиса, а не Герасик.
   И они поскакали обратно в город.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация