А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пашка-троглодит" (страница 9)

   Глава девятая
   В ПЕЩЕРУ ПРИШЕЛ МЕДВЕДЬ

   Послушав Пашку, троглодиты разошлись по своим делам.
   А Пашка принялся изобретать лук.
   Когда он говорил об этом, казалось, что проблема не такая уж и сложная: веревка, палка и несколько палочек поменьше – вот и все оружие. А попробуй изобрети! Тетиву сделать не из чего, даже ветку подходящую срезать нечем. А из чего прикажете делать наконечники для стрел?
   С паутиной не получилось. Значит, надо придумать катапульту. Вырезаем из дерева громадную ложку, кладем в нее бомбу...
   Пашка даже улыбнулся. Путь к прогрессу оказался совсем не таким простым, как Пашке представлялось вначале. И все же сдаваться он был не намерен. Лук не получается, катапульту откладываем... Но можно выкопать глубокую яму в том месте, через которое мамонты проходят, направляясь к водопою, и, когда они пойдут, вожак обязательно провалится в замаскированную ловушку.
   Правильно! Это идея. Сейчас поднимем народ и пойдем копать яму.
   Пашка открыл было рот, чтобы призвать соплеменников в поход, но остановился.
   Потому что копать землю было совершенно нечем. Лопату еще не придумали. А из чего ее делать? Ведь железа нет!
   Пока Пашка ломал голову над тем, как направить троглодитов к прогрессу, из пещеры вышел горбатый Крот. За ним семенил ребенок.
   Крот волочил орудие, которого Пашка еще не видел. Это был большой камень, похожий на грушу с заостренным концом, хитрым образом, крест-накрест, примотанную к толстой короткой палке. Получился молот... А может, топор?
   – И что же ты собираешься таким топором рубить? – спросил Пашка у Крота.
   – Таким топором я буду рубить дерево, – ответил Крот. – Огню надо кушать.
   – Какое дерево? – Пашка чуть было не засмеялся. Видали чудака – молотком дерево рубить!
   Пашка пошел за Кротом и принялся учить его жить.
   – Такой штукой ты дерево не срубишь, – объяснял он. – Такой штукой можно гвоздь забить. Только у вас гвоздей нету. Можно муху убить. Но ты наверняка промахнешься. Топор, скажу тебе, еще изобрести надо. Я как раз над этим думаю. Так что оставь этот булыжник и подожди, пока я изобрету топор. Хочешь, я тебе нарисую, каким он будет?
   – Ты великий охотник, – сказал Крот. – Все знают. Но я умею рубить деревья. Я тебя не буду учить, ты меня не учи.
   Пашка не знал, обижаться ему или нет.
   Но тут Крот остановился перед большим сухим деревом, размахнулся своим тупым топором – и на коре осталась вмятина.
   – Смотреть противно! – заявил Пашка.
   Крот спокойно и не спеша колотил по дереву, в одно и то же место. Постепенно вмятина становилась все шире и глубже.
   Пашке тоже захотелось постучать, но Крот ему топора не дал.
   – Ну, как хочешь, – сказал Пашка. – Только не обижайся, когда я изобрету настоящий топор и тебе его не дам. Понимаешь?
   – Понимаю, – печально ответил Крот, которому, видно, все-таки очень хотелось получить новый топор. – Но я буду понемножку старым рубить.
   – Ну, до завтра, – попрощался Пашка.
   «Совершенно дикие и даже психованные люди, – подумал он. – Крот проведет все ближайшие дни возле этого несчастного дерева, а ведь потом надо будет пилить на куски...»
   Пашка поднялся к пещере. Все там были заняты какой-нибудь работой, но делали все как-то по-уродски.
   Женщины скребли шкуры, чистили их, потом Тигр потащил шкуры к реке – мыть. Мама – большой мастер – оббивала куски кремня, чтобы получилось некое подобие ножей. Ну будто ничего другого делать не умела! Старуха Туча обжаривала на костре куски мяса впрок. Пашка подумал, что еще день-два – и он помрет без соли. Как они без соли обходятся – непонятно! Одно слово – дикари.
   Пашка подходил ко всем по очереди и предлагал свою помощь. Но все отвечали ему, что такой великий охотник должен охотиться, а не тратить время на домашнее хозяйство.
   Тогда Пашка отправился на охоту. Встретился ему рыжий заяц с висячими ушами – видно, предок нашего. Пашка погнался за ним, а заяц не спеша улепетывал. Потом остановился, обернулся и покачал головой. Пашке стало стыдно: чего он гонится за таким красивым зверем, чтобы убить?
   Погуляв по лесу, Пашка хотел было набрать грибов, но он давно не был в лесу и, честно говоря, вообще знал только два вида грибов – белые и мухоморы, все остальные считал поганками. Так что, если бы ему держать здесь экзамен, он провалился бы, как Ора.
   Пашка вернулся к пещере.
   И был буквально потрясен. Оказывается, пока он отсутствовал, Крот приволок огромное бревно, и теперь ребятишки долбили камнями ствол, чтобы получились чурбачки.
   «Наверное, дерево было внутри пустое, – подумал Пашка. – Иначе бы он так быстро не справился». Пашке очень не хотелось признавать, что троглодиты отлично обходятся без его изобретений.
   Так прошел первый день Пашкиной практики.
   Ночью ему снилось, что он выкопал громадную яму, и в эту яму валятся один за другим мамонты и тигры. А сам Пашка спускается туда по веревке и связывает жертвам ноги, чтобы соплеменники могли вытянуть добычу наверх.
   Пашка проснулся от холода и с мыслями о том, как надо учить троглодитов.
   Все они, даже дети без имени, уже вскочили и выбежали греться на солнышко. Старуха раздувала почти погасший за ночь костер. Остальные сидели снаружи, завтракали – доедали вчерашнее мясо и рыбу и обсуждали планы на будущее. Пашка немного обиделся, что его не позвали, но виду не подал. В конце концов, хоть он и великий охотник, но всего-навсего гость.
   Заметив Пашку, Ура протянула ему мясную косточку.
   Он стал есть как дикарь – дикарские порядки Пашке нравились: руки мыть не надо, купаться не надо, о ноже и вилке можно забыть, даже причесываться ни к чему.
   – Сейчас Медведь придет, – сказала Ура шепотом. – Ты знаешь Медведя?
   – Это зверь или человек?
   – Ой, какой ты умный, Седой! – ахнула Ура. – Конечно, он сразу и человек, и зверь. Он страшный, как зверь, и главнее всех людей.
   – Он из нашего племени? – спросил Пашка, решив, что, может, кто-то уходил на долгую охоту, а теперь возвращается.
   – Не притворяйся, – обиделась Ура, – все знают Медведя.
   Пашка не успел ни о чем больше спросить, как из-за скалы вышел большой, широкоплечий, сутулый охотник. Он был совсем лысый – вот уж Пашка не думал, что троглодиты бывают лысыми! Это все равно что лысый лев.
   Но Медведь был хитрым лысым: он перекидывал длинные черные пряди волос из-за ушей поперек лысины и еще смазывал чем-то, чтобы держались. Так что лысина у него была полосатая, как спина зебры.
   На шее у Медведя висело ожерелье из медвежьих зубов. «Ну вот, – подумал Пашка, – мне, значит, нельзя, а какому-то приходящему Медведю можно целое ожерелье».
   Медведь ему не понравился с первого взгляда. Сразу было видно, что он куда более знаменитый охотник, чем Пашка.
   За Медведем шел воин с большой дубиной.
   Оба незнакомца были чем-то похожи – низкие лбы, не больше, чем у неандертальцев, глазки маленькие, а челюсти тяжелые, скошенные. Это были люди, но похожие на неандертальцев.
   Мама вела себя с достоинством, хотя Пашка почувствовал, что Медведя она побаивается.
   Правил приличия люди еще не выдумали, так что Медведь не поздоровался, а сразу прошел к пещере, возле которой собралось в кружок все племя, и, отодвинув в сторону Уру, уселся. Его помощник, или телохранитель, положил дубину на колени и опустился рядом, скрестив ноги, притом так сильно стукнул мальчика, у которого еще не было имени, что тот заныл и убежал в пещеру.
   На земле лежали остатки мяса. Мама сама взяла два куска получше и протянула их гостям.
   Телохранитель откусил, пожевал и произнес:
   – Ленивца поймали. Редкая добыча.
   – Седой поймал. Он молодой, но хороший охотник, – сказал Гром.
   Медведь покосился на Пашку:
   – Чужой. Гоните его.
   – Мы знаем, кого гнать, – сказала Мама.
   «Вот молодец, – подумал Пашка, – а я уж испугался, что они меня предадут».
   Медведь тоже попробовал мясо, но оно ему не понравилось.
   – Плохое мясо, – сказал он и бросил кусок себе за спину. Пес с лаем кинулся туда, решив, что это его угощают.
   Медведь загоготал. Остальные молчали. Пашка подумал, что им, очевидно, не нравится, когда мясо кидают собакам. Мясо еще поймать надо. Он хотел было все это сказать нахальному Медведю, но Умница – недаром имя такое получила – толкнула его в бок и одними губами произнесла:
   – Молчи.
   – Надо вам идти в мое племя, – заявил Медведь.
   Никто ему не ответил. Только телохранитель, который доел свой кусок и выкинул кость, сказал:
   – Маленькое племя – одни беды. Завтра вас разбойники чу съедят – кто поможет? Большой Медведь далеко.
   – Мы придем в твои пещеры, – заговорила Мама, – охотники будут приносить мясо, а ты будешь его есть? Ты возьмешь себе наших женщин, чтобы они кормили и развлекали тебя? Ты этого хочешь?
   – Я не приду, другой придет, – сказал Медведь. – Маленьких всегда едят.
   – Когда большая охота, мы идем, как все, – возразила Мама. – Что ты хочешь?
   Медведь скривился – ему не понравилась речь Мамы. Потом он протянул руку и схватил оставшийся кусок мяса – словно нечаянно. Но было видно, с какой жадностью горели его глаза.
   – Чу очень мешают, – сказал Медведь. – Чу много развелось. Надо чу всех убить и сделать из их шкур одеяла.
   Все молчали.
   – Чу надо убить, – наконец согласилась Мама. – Это верно. Сегодня чу подбирались к нашему жилищу. Хорошо, что наш новый воин Седой увидел их и прогнал.
   – Хэ! – крикнул Медведь. – Этот детеныш не охотник! У него не должно быть имени!
   – Племя решает, кому давать имя, – сказала Мама. – Это закон леса.
   – Ты пожалеешь, – пригрозил Медведь.
   – Что надо делать? – спросил Гром.
   – Чу уходят от зимы, – сказал Медведь. – Многие собираются в Долину Горячей Воды. К ним можно подкрасться незаметно. Мы подойдем и убьем всех чу.
   – Убьем всех чу! – закричали дети.
   – Убьем чу! – закричали взрослые.
   Все радовались, словно их ожидала удачная охота.
   – А зачем их убивать? – спросил Пашка.
   Все посмотрели на него с осуждением.
   – Но они же плохие, – сказала Умница.
   – Они разбойники, – сказала Ура.
   Но главное сказал Медведь:
   – Они – другие. Значит, их не должно быть. Есть только люди. Большие коричневые люди. И тебя, чужой, тоже надо убить.
   – Я уже говорила, – возразила Мама, – воина Седого никто не тронет.
   Медведь не стал с нею спорить.
   – Пойдем ночью, – сказал он. – Мы их растопчем. Пусть до темноты все соберутся в моей пещере.
   – Разорвем! – закричал Гром.
   – Шкуру сдерем! – закричал Крот.
   – Старуха Туча! Оставайся и смотри за костром, – приказала Мама. – Ты знаешь: если мы останемся без огня, мы убьем сначала тебя. Седой, где твой тигриный клык? Покажи Медведю.
   – Я не пойду убивать чу, – набравшись смелости, выпалил Пашка.
   Очень трудно сказать «нет», когда все говорят «да». Ведь тебя не поймут, а будут думать, что ты трус.
   Удивительно, но Пашкины соплеменники сразу забыли, что он великий охотник. Они словно прозрели и увидели перед собой просто чужого мальчишку.
   – Как ты смеешь?! – закричала Мама. – Мы тебя убьем!
   – Надо убить его, – согласился Медведь. – Я приказываю вам убить его! – И он ткнул толстым пальцем в Пашку.
   Не надо было ему так говорить. Своим нахальством он спас Пашке жизнь.
   – Я – вождь племени, – сказала Мама. – Я здесь говорю. Когда ты покоришь мое племя, я буду слушаться тебя.
   Медведь криво усмехнулся и пошел прочь. За ним последовал телохранитель с дубиной.
   Пока племя собиралось в поход, Мама подошла к Пашке.
   – Вместо тебя пойдет Туча. Ты остаешься в пещере один. Главное – береги огонь. Огонь – наш живой друг. Если огонь умрет, племя тоже умрет.
   – И на что вам только сдались эти чу? – спросил Пашка.
   – Ты чужой, ты не знаешь. Они как дикие звери. Их надо убивать. Пока всех не убьем, они будут грабить и убивать нас, мешать нам охотиться, отнимать нашу пищу. Но их уже осталось немного. Скоро мы убьем последних.
   Пашка слушал вождиху и думал: «Вот и разрешилась историческая загадка. Оказывается, наши прабабушки и прадедушки убили несчастных неандертальцев. А не убили бы, еще неизвестно, кто бы сегодня владел Землей».
   Уходя, соплеменники старались не смотреть на Пашку, только Мама подошла к нему и сказала:
   – Сними пояс.
   – Зачем?
   – Это пояс охотника. И отдай нам свое имя.
   – Возьмите.
   – Ты больше не Седой, – сказала Мама. – Ты Пшшшк, как ты сам себя назвал. И пускай тебе будет стыдно.
   – Стыдно убивать людей, – возразил Пашка. – И еще, наверное, исподтишка.
   – А как же по-другому охотиться? – удивился Гром. – Конечно, надо подобраться исподтишка. А то могут дать сдачи. Они жутко сильные. – И с этими словами Гром первым зашагал по тропинке к реке.
   За ним последовали остальные. Даже дети несли маленькие дубиночки. Последней шла Умница. Она обернулась, и Пашке показалось, что девочка плачет.
   – Не обращай внимания! – крикнул он. – Все будет хорошо.
   Наконец племя скрылось в листве, и наступила тишина.
   Пашка в одиночестве остался на площадке перед пещерой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация