А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пашка-троглодит" (страница 11)

   Глава одиннадцатая
   ПРИШЕЛЕЦ БЕРЕНДЕЙ

   Разумеется, мамочка не появилась. И как назло, никого из соплеменников рядом!
   – Дикари! – закричал Пашка. – Обезьяны паршивые!
   Обожгло коленку – это огонек лизнул, ласково так, если смотреть со стороны, и очень больно, если коленка твоя.
   Неандертальцы прыгали и вопили от радости, и Пашкиных слез никто не видел, а плача не слышал.
   И, наверное, сгорел бы Пашка, если бы неожиданно не появился человек. Именно человек, хотя он совсем не был похож на человека. Это было странное существо – большое, с сиреневым лицом и руками, в плаще, достающем до земли, и в высоком шлеме с гребнем, усыпанном драгоценными камнями.
   Глаза у пришельца были светло-зелеными, и на темном сиреневом лице они горели, как елочные лампочки.
   Правда, Пашка рассмотрел все это лишь потом, когда его мучения кончились. В тот момент он лишь увидел сквозь дым высокую темную фигуру и даже не сообразил, что пришло его спасение.
   – Прах! – громко и спокойно произнесло существо. Голос у пришельца был таким глубоким и звучным, словно рождался не в гортани, а где-то в глубине земли под ногами и выходил наружу через какой-то туннель.
   Неандертальцы присели, закрыв головы руками, словно ожидая удара сверху.
   Высокий человек в плаще шагнул к Пашке, который уже почти ничего не видел сквозь удушливый дым и кашлял так, будто глотка вот-вот разорвется.
   Пашка не заметил, что сделал этот человек, но дым рассеялся почти сразу. Мановением руки пришелец разрезал путы, которыми Пашка был примотан к дереву. Пашка сделал несколько шагов вперед, но не удержался на ногах и упал спасителю на руки.
   – Спасибо, – сказал он слабым голосом, – за помощь...
   – Если бы я чуть-чуть опоздал, – ответил незнакомец на хорошем галактическом языке – космоязе, – то мне достался бы только уголек. Давай отойдем отсюда, чтобы не мешать чу собираться в путь.
   Пашка не хотел показывать перед незнакомцем свою слабость, но чувствовал он себя ужасно. Это только в приключенческих романах герои получают молотком по голове, саблей по щеке и ядром в грудь, а затем продолжают сражаться как ни в чем не бывало.
   Неправда! У Пашки была обожжена нога, колени и икры расцарапаны, легкие разрывались от дыма. Не каждый спокойно перенесет такое приключение. Вас когда-нибудь привязывали к дереву? Разводили под вами огонь, чтобы живьем поджарить? То-то.
   – Тити, – сказал неандертальцам Пашкин спаситель. – Тупу там. Свери, свери, свери люяп-люяп!
   После этой длинной речи незнакомца, который явно был здесь своим человеком, неандертальцы разбрелись по поляне и начали собирать необходимые вещи. Ведь даже у самого последнего неандертальца есть ценные и незаменимые предметы. Например, острый камень, любимая палка, медвежья шкура, которая досталась от дедушки...
   Старый седой неандерталец подошел к пришельцу, склонился перед ним так, что коснулся земли костяшками пальцев, и сказал несколько слов. Потом протянул шарик, который неандертальцы сорвали с Пашкиной шеи.
   – Пас, – сказал пришелец и дотронулся пальцем до плеча неандертальца. Тот улыбнулся, показав все свои зубищи. Видно, его похвалили за то, что Пашку не поджарили.
   Но все оказалось сложнее.
   Когда Пашка и его спаситель отошли за скалу, незнакомец спросил:
   – Ты путешественник во времени?
   – Я прохожу учебную практику, – ответил Пашка.
   Он сразу сообразил, что встретил культурного человека. Может быть, это даже и не человек, а сиреневая кожа – просто скафандр, но существо культурное: знает иностранные языки и не только вытащило Пашку из пламени, но и не прочь с ним поговорить.
   – Это очень рискованно, – сказал человек, – отправлять детей на практику в одиночку.
   – Я уже не ребенок, – заявил Пашка.
   Пришелец кивнул. У него была такая манера – делать вид, что соглашаешься, а на самом деле не слушать возражений.
   – И в чем же вы практикуетесь? – спросил пришелец.
   – Это историческая практика. Школьная историческая практика. Я должен разгадать тайну. Почему неандертальцы исчезли, а люди остались?
   – И ты догадался? – спросил пришелец.
   – Боюсь, что да, – ответил Пашка. – Я присоединяюсь к мнению тех ученых, которые считают, что люди перебили всех неандертальцев.
   – И тебе не жалко неандертальцев?
   – Очень жалко, – сказал Пашка. – Когда я узнал, что подлый Медведь организует поход на чу, я хотел предупредить их. Но, наверное, опоздал.
   – Опоздал.
   – А неандертальцы решили, что я враг. Я на них даже не обижаюсь. Хотя коленка болит ужасно.
   – Мы с тобой не можем их винить.
   – Но я же один, без оружия!
   – У них другая цивилизация, – сказал сиреневый пришелец. – Вернее, отсутствие цивилизации.
   – А вы что здесь делаете? – спросил Пашка.
   – Я? – Пришелец крутил в пальцах шарик, который неандертальцы сняли с Пашки. – Я искупаю грехи.
   – Объясните, пожалуйста, что это значит, – попросил Пашка.
   – Если ты не возражаешь, перейдем ко мне на корабль. У меня еще много дел, и каждая минута на счету.
   – Если не хотите, то не объясняйте, – обиделся Пашка. – Я же просто спросил.
   Пришелец улыбнулся:
   – Ты слишком серьезный человек. – Он протянул Пашке длинную руку и сказал: – Разрешите представиться: последний из берендеев.
   – Как? Вы берендей? Про вас Островский в сказке «Снегурочка» написал.
   – И в сказке, и в опере, и даже в истории, – опять улыбнулся пришелец. – Я думаю, что кто-то из моих соотечественников побывал у вас на Руси, и память о нем осталась.
   Пашка пожал пришельцу руку и вдруг понял, что тот очень-очень старый. Лицо у него было гладким, ни одной морщины, и спина прямая, и шагал он быстро, но все это ничего не значило. Пашка нутром чуял, что последний берендей очень стар.
   – Меня зовут Павел, – сказал Пашка. – Павел Гераскин. Пятый класс «Б», Москва. А у берендеев имена есть?
   – У меня много имен, – ответил берендей. – Как и много жизней. Люди, с которыми я встречаюсь, запоминают мое новое имя. Некоторые зовут меня капитаном Немо, другие – Ноем. Всего не упомнишь.
   – А вы в самом деле были знакомы с Жюлем Верном?
   – Судя по тому, что мы с тобой разговариваем за тридцать тысяч лет до вашей новой эры, мне придется еще тридцать тысяч лет ждать этого знакомства.
   Пришелец улыбался, и Пашка понял, что он шутит. Вернее всего, наполовину шутит. Ему, наверное, не хотелось, чтобы кто-то узнал, что он в одиночку путешествует во времени. Ведь путешествие во времени без контроля запрещено Галактическим советом. Представляете, что может натворить в прошлом какой-нибудь авантюрист или дурак?
   – А что вы искупаете? – опять спросил Пашка.
   Пришелец быстро шел через кустарник, затем раздвинул ветки, и Пашка увидел большой пологий холм, поросший зеленой травой.
   – Вот мы и дома, – сказал пришелец.
   – Я вас не понял, – удивился Пашка.
   Пришелец откинул полу плаща, вытащил из внутреннего кармана простой электронный ключ и набрал код. Холм медленно приподнялся над землей, открыв вход в гигантский корабль.
   – Здорово! – признался Пашка. – Маскировка что надо!
   Пришелец сделал приглашающий жест.
   – Заходи, Паша, – сказал он. – Кофейку попьем.
   – Спасибо, – поблагодарил Пашка.
   Они вошли внутрь и попали в скромное помещение, где находились простенький пульт управления, стул, письменный стол и походная койка, как у Суворова, когда он переходил через Альпы.
   – Вот так я живу, – сказал пришелец. – Ты садись на стул, а я на койке привык.
   Пашка сел на стул и спросил:
   – А других помещений на корабле нет?
   – У нас все есть, я тебе покажу, – сказал пришелец. – Я обычно дома раздеваюсь, так что ты тоже можешь раздеться.
   – Простите, – ответил Пашка, – но на мне только звериная шкура, а без нее получается слишком голо.
   – Это вопрос привычки, – не согласился пришелец. – У нас на планете давно избавились от подобных предрассудков.
   Он сбросил широкий плащ, и оказалось, что пришелец совсем не одет, а кожа у него сиреневая с голубыми подпалинами. Но самое удивительное – у пришельца был хвост, который он скрывал, обмотав вокруг туловища.
   – Устал притворяться, – признался пришелец и размотал хвост. Хвост громко стукнулся об пол.
   – Я вам не завидую, – сказал Пашка.
   – Но ты меня понимаешь?
   – Еще бы! Как только вы появились бы здесь с хвостом, вас бы приняли за динозавра и устроили на вас охоту.
   – Умный мальчик. – Последний берендей погладил Пашку по голове. – Называй меня Ноем. Из всех имен это мне нравится больше.
   – У вас нет бороды, – сказал Пашка.
   – Зато у меня есть Ковчег. Ты хочешь узнать страшную и трагическую историю моей жизни?
   – Разумеется.
   Берендей по имени Ной откинул крышку пищедоставки, и оттуда выехали на стол чайник и банка с растворимым кофе.
   Пашка кофе не очень любил, предпочитал чай, но, даже если бы пришелец предложил ему стакан спирта, Пашка, наверное, не отказался бы. Из гордости.
   К счастью, стакан спирта ему не предложили, а кофе был слабым. Пришелец перехватил Пашкин удивленный взгляд и сказал виновато:
   – Если сделать крепче, то будешь плохо спать.
   – Я всегда хорошо сплю, – сказал Пашка.
   Он сделал только маленький глоточек, потому что у пришельцев бывает пища, которая для людей может оказаться ядом.
   Берендей положил конец сиреневого чешуйчатого хвоста на колени и начал свой рассказ.
   – Планета наша была невелика, но обильна лесами, морями и полезными ископаемыми. Народы у нас жили способные, но воинственные. А раз мы воинственные, то природа нам была нужна для того, чтобы делать оружие. Сначала мы выкопали массу шахт, в которых добывали уголь и железо, пробурили тысячи нефтяных скважин, чтобы иметь топливо для танков и самолетов, вырубили леса и отравили химическими веществами реки. А когда мы спохватились, было поздно. Люди как-то приспособились не дышать, а вот медведям и тиграм, оленям и орлам нужны воздух и вода. В тот момент, когда последние двадцать шесть жителей нашей планеты заключили вечный мир, оказалось, что, кроме потрепанных и израненных людей, никого на планете не осталось. Даже куриц и ворон.
   – Ну уж крысы-то остались, – сказал Пашка.
   – Последних крыс мы съели.
   Пашка покачал головой.
   – Как хорошо, – сказал он, – что мы успели принять меры. Мы остановили жадных богачей и глупых бедняков раньше, чем они успели все погубить.
   – Это так, – согласился пришелец, – но раньше вы, наверное, все же уничтожили девять из десяти животных. Ведь когда вырубают лес, червяки, гусеницы, лягушки, цветы и лианы – все живое в этом лесу – погибают!
   – Ну ладно, рассказывайте дальше. – Пашке не хотелось слушать о таких печальных вещах. Он сам всегда переживал, если видел, как гибнут животные и растения.
   – Мы попытались возродить вымерших животных. Но не удалось. Мы освоили космические полеты и завезли растения и животных с других планет. Но на нашей мертвой планете они тоже вымерли.
   – А вы почему не вымерли? – спросил Пашка.
   – Люди, скажу тебе, Павел, самые живучие существа на свете. Они даже в помойке могут жить. С одной стороны, мы загубили все растения и всех животных на планете, а с другой – научились жить по несколько тысяч лет, никогда не болеть. Мы обзавелись таким количеством компьютеров и роботов, что они смогли построить космические корабли размером с небольшую планету.
   – Вот бы взяли и улетели сами на хорошую пустую планету! – сказал Пашка.
   – Нет, нам было жалко покидать свой дом. Хороший или плохой – это наш дом. К тому же мы так старались возродить свою планету, что не заметили, как миновали тысячи лет, и мы один за другим вымерли. Только я остался. И я стал старцем Ноем, капитаном Немо и Вечным Странником.
   – Вам никак не дашь столько лет, – вежливо сказал Пашка.
   – А сколько? – улыбнулся пришелец.
   – Тысячу максимум.
   – Бери выше. Мне, по вашему счету, скоро будет пятьдесят тысяч. Наши медицинские роботы попросту не дают мне умереть. Но я не жалею. Я нашел себе занятие на сто тысяч лет.
   – Какое? – спросил Пашка.
   Он впервые встретился с таким долгожителем. Какое может быть занятие у человека, прожившего на свете пятьдесят тысяч лет, еще здорового и, получается, не очень старого? Наверное, он любит путешествовать.
   – Я искупаю грехи, – повторил берендей загадочную фразу. – Нашей науке доступно очень многое. Космические путешествия, лечение любых болезней. Я могу перемещаться во времени, но не намного. Тут мне надо учиться и учиться. И я учусь.
   – Так что вы искупаете?
   – Нашу планету уже не спасти. Поэтому я летаю от планеты к планете, сохраняя инкогнито. Знаешь, что такое инкогнито?
   – Знаю. Вы хотите, чтобы вас никто не узнал.
   – Правильно. И если я вижу, что какие-то животные или растения там вот-вот погибнут, я спускаюсь на планету и вывожу оттуда этих животных или растения на другую, туда, где им ничего не угрожает. Каждая тварь, каждый зверь, каждая травинка имеют право на жизнь не меньше, чем мы с тобой.
   – Я согласен, – сказал Пашка. Подумал и спросил: – И давно вы этим занимаетесь?
   – Шестнадцать тысяч лет, – ответил берендей и стукнул концом хвоста об пол. – Шестнадцать тысяч лет без отдыха! Потому что я – скорая помощь. Я нужен в разных концах Галактики. Везде гибнут скорпионы и райские птицы, орлы...
   – И неандертальцы, – подхватил Пашка.
   – Правильно. Мне не удалось спасти ваших динозавров – они вымерли очень давно. Нужна мощная машина времени, а ее у меня нет. Но вот неандертальцев я обязательно спасу, пока их не истребили твои соплеменники.
   – А мамонтов?
   – И мамонтов. И саблезубого тигра, и даже пещерного медведя.
   – И вы уже нашли для них планету?
   – Нашел. У меня есть целый список планет – одни подходят для неандертальцев и мамонтов, другие – для белых ящериц с Гипорамы, третьи – еще для кого-нибудь.
   – И что же будет? – спросил Пашка.
   – Что будет? Неандертальцы прилетят на новое место, будут охотиться, ловить рыбу, научатся строить дома и писать книги – и будет планета неандертальцев.
   – Планета обезьян, – задумчиво произнес Пашка.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Такое кино было и книжка, – сказал Пашка. – Будто есть планета обезьян и люди попадают к ним в плен. И ничего хорошего.
   – А я бы твоим людям не советовал летать на чужие планеты без приглашения. Вы решили, что умнее других. А это чепуха.
   – Я знаю, – сказал Пашка, – я бывал в космосе. – Пашка отхлебнул кофе. Теплая водичка, и все. – Но неандертальцы со страху помрут. Они же люди все-таки, – сказал он.
   – Не успеют, я им создам условия, – ответил пришелец. – Пойми, мы все предусмотрели. Знаешь, какой у меня опыт?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация