А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Глубокоуважаемый микроб" (страница 14)

   Глава двадцать первая,
   в которой путешественники попадают на планету, не достигшую цивилизации

   Еще один мир удалось увидеть на бегу. Преследователи буквально наступали на пятки.
   Он был населен существами, склонными заниматься не своим делом.
   Как раз возле того места, где Удалов с Острадамом высадились на планете, располагалось поэтическое издательство, где редакторами служили свинарки, а авторами были ассенизаторы. Редакторы же выкармливали свиноматок, а поэты чистили нужники. Но никого это не удивляло.
   Чуть дальше путешественники увидели балетный театр, в котором танцевали бухгалтеры и дискоболы, потому что балерины были по горло заняты выведением слонов, в то время как погонщики слонов добивались успехов в теоретической алгебре. Все были при деле, все были страшно заняты, но все же Удалову посчастливилось: обнаружились люди, которые сооружали космический корабль. Со строителями удалось поговорить. Они даже показали тот корабль. Их детище оказалось пышным по форме и многоцветным. Строители клялись, что сооружение корабля будет завершено в ближайшие дни, и звали гостей присоединиться к созидательному труду. Но путешественники от приглашения отказались: строители космического корабля оказались по специальности кулинарами.
   Несмотря на очевидную ненормальность такого перераспределения труда, тамошняя пресса и телевидение не уставали воспевать живописцев, что высиживали за пингвинов яйца, и врачей, отдававших все силы выпиливанию по дереву. Впрочем, в газетах трудились большей частью умельцы по гибридизации ананасов.
   – Как же вы? – спрашивал Удалов у аборигенов.
   – А то как же? – говорили некоторые.
   Другие говорили:
   – Еще как!
   Но глаза Удалова открылись только после случайной встречи с бабусей, на которую он натолкнулся в густом кустарнике, когда пробирался обратно к машине мгновенного перемещения, таясь от преследователей.
   Бабуся, по ее признанию, собирала лечебные травки для аптеки.
   – И попадаются? – спросил Удалов.
   – Откуда мне знать, – ответила бабуся. – Я председатель местного общества слепых.
   – Разве вы незрячая?
   – А у нас в обществе все зрячие. Настоящие слепцы из луков стреляют. Но траву эту я не выношу, и по мне эти травинки все на одно лицо.
   – Так и отравить кого-нибудь можно, – сказал Острадам.
   – Не без этого, – призналась бабуся.
   – Но кто же это дозволяет?
   – Король наш. По специальности он спелеолог и третий год живет в пещере без связи с внешним миром.
   – Как же ваше государство существует? – изумился Удалов.
   – А нам все равно, – ответила бабуся.
   – Всем все равно?
   – Абсолютно всем.
   – Ну, если всем, – согласился мудрый карлик Острадам, – тогда без разницы.
   Тут в кустах зашуршало. Похоже, приближалась неутомимая Тулия.
   Удалов с Острадамом еле успели нырнуть в машину… Через несколько мучительных минут перелета они вылезли на планете, которая вначале внушила им надежды.
   В оранжевых закатных облаках, собравшихся над холмами у горизонта, пролетело космическое тело. За ним тянулся дымный след. Карлик, уже отчаявшийся выбраться из этого лабиринта чужих миров, схватил Удалова за рукав:
   – Корнелий, мы спасены!
   – Хорошо бы, – сказал Удалов. – Пора возвращаться. Опасаюсь, что слухи о моем исчезновении достигнут Ксении, а в стрессе она ужасна.
   – Тогда поспешим, пока не выскочили эти дьяволы. Никак они след не потеряют.
   – Что поделаешь, микробы, примитивные существа. Пока нас не прикончат, не успокоятся.
   – С ними не договоришься, – согласился карлик. – Не найдешь разумного компромисса. Погляди, что там за рощей?
   За рощей располагалось первобытное поселение, обнесенное высоким тыном. На углах ограды возвышались деревянные башни.
   – Неужели и здесь графы и бароны промышленности ведут войну? – произнес Удалов. – Хотя надеюсь, что нет здесь еще никакой промышленности. И воздух чистый. Но тогда и кораблю взяться неоткуда.
   – Корнелий, перестань сомневаться! – осерчал Острадам. – Разве ты собственными глазами не видел, как по небу пролетело что-то современное?
   Они выбрались на пыльную проселочную дорогу с глубокими колеями, оставленными телегами или колесницами. Солнце припекало. Удалову докучали слепни и мухи, которые то и дело садились на его обнаженные плечи и безжалостно жалили его.
   Корнелий отломил хворостину и принялся стегать себя по плечам и груди. От ударов оставались красные полосы. Конечно, было больно, но лучше, чем когда тебя жалят. Удалов стегал себя столь усердно, что местный поселянин, который увидел Удалова, воскликнул:
   – Святой человек! Плоть истязает!
   И с этой вестью, не замеченный усталыми беглецами, поселянин бросился короткой дорогой к замку, чтобы сообщить о достойном страннике.
   А беглецы не дошли до замка. В километре от него карлик вдруг остановился и сказал:
   – Кажется, это то, что мы ищем.
   Удалов перестал себя стегать и осмотрелся. Никаких следов космического корабля или хотя бы космодрома.
   – Ты что имеешь в виду? – спросил он.
   Острадам, который сохранил куда больше сил, чем его спутник, резво сбежал с дороги и, пробравшись сквозь бурьян, выскочил на голое поле.
   – Сюда, Удалов! – крикнул он. – Мы и вправду спасены!
   Удалов с трудом перебрался через канаву, угодил в крапиву и, чуть не плача, подошел к карлику.
   – Ты посмотри, где стоишь! – торжествовал Острадам. – Ты погляди под ноги.
   Удалов посмотрел под ноги и ничего не увидел. Земля как земля, твердая, голая…
   – Она же прокалена! – Карлик топнул ногой, и раздался гулкий звук, словно он стучал по обожженному горшку. – Сюда садятся космические корабли! Никакого другого объяснения я не нахожу и искать не намерен.
   – Так где же корабли?
   – Не понимаешь? Это отсталый мир, связь с которым поддерживают только экспедиции. Они прилетают обменивать промышленные товары на местное сырье. Обычная система в Галактике. Никакого вмешательства во внутренние дела развивающихся планет, но ограниченное экономическое сотрудничество.
   Площадка была невелика, круг диаметром метров в сто. Значит, сюда прилетали не очень большие корабли. Ну что ж.
   У Острадама есть опыт космических путешествий. Ему лучше знать, куда садятся космические корабли.
   – Я посижу, подожду, – сказал Удалов. – Устал очень.
   – И не мечтай! – ответил предсказатель. – Ты что, забыл, что за нами гонятся микробы? Затаимся в кустах.
   – Затаимся, – покорно согласился Удалов. – Хорошо бы корабль поскорее прилетел. А то ведь и от голода можно помереть.
   Послышался стук копыт.
   По дороге от замка к путникам неслась кавалькада. Деваться было некуда, прятаться поздно.
   Всадники, одетые в плащи и куртки из звериных шкур, вооруженные короткими мечами и копьями с бронзовыми наконечниками, неслись на Удалова так стремительно и грозно, что Корнелий зажмурился, размышляя о том, как обидно погибнуть от руки дикаря после всех приключений и чудесных избавлений.
   Но стук копыт прервался у края площадки, и послышался густой бас:
   – Какой из них святой человек?
   – Вот этот!
   Удалов раскрыл глаза и увидел, что оборванный поселянин указывает на него солидному, облаченному в львиную шкуру мужчине с зеленой бритой головой и длинными, спадающими на грудь фиолетовыми усами. В руке у мужчины была тяжелая палица.
   – Ты свою плоть изнурял? – спросил мужчина Удалова.
   – Она у меня изнурена до крайности, – признался Удалов. – Скоро кончится.
   Гигант с усами подъехал поближе и разглядел шрамы, царапины и крапивные ожоги на обнаженном теле Удалова.
   – Смотри, как ты себя, – произнес он с уважением. – А чего пожаловали?
   – Ищем спасения, – сказал Удалов.
   – Правильно, – ответил усач. – Мы все на этой земле гости. Мы все должны искать спасения. Мне наш жрец об этом говорил.
   – Это очень разумно, – вежливо согласился Острадам.
   – Слишком абстрактно, – возразил усач. – Лучше бы конкретными делами помогал своему племени. А то не мог хорошей погоды к страде обеспечить. Пришлось его убить.
   – Но ведь это не в его силах, – сказал Удалов. – Даже на очень передовых планетах предсказания погоды еще недостаточно надежны.
   – Мне плевать, что творится на так называемых передовых планетах. Но, как вождь племени, я несу ответственность за наше земледелие. И если я не найду виновного в плохом урожае, виноватым буду я. Что же, прикажете меня, что ли, убивать?
   Возмущенные возгласы диких наездников, которые сопровождали вождя, были ответом на эти слова. Ясно было, что наездники не дадут вождя в обиду и не позволят его убивать.
   – Так что я теперь без жреца, – сказал усач. – Вдруг мне сообщают: идет по дороге святой человек, стегает себя прутом. Ну, думаю, если он без зрителей это делает, значит, настоящий жрец. Придется тебе перейти ко мне на службу.
   – Нет, спасибо, – ответил Удалов. – Я строитель, а не агроном. Вот может, мой товарищ согласится? Только, говорят, ему завтра-послезавтра умирать. Сам себе предсказал.
   – Это так, – поклонился вождю Острадам. – Я с удовольствием остался бы у вас и занялся предсказаниями на примитивном уровне. Но на что вам жрец, который так скоро помрет?
   – Да, если бы сейчас у нас была жатва, тогда такой предсказатель в самый раз. Убили бы тебя за неурожай, и дело с концом. А у нас сейчас только-только сев закончили. Рано…
   Усач задумался, потом предложил:
   – Пошли, что ли, ко мне, святые люди?
   – Нельзя, – ответил карлик. Он обвел рукой вокруг себя, показывая на обожженную землю. – Ждем.
   – Кого?
   – Корабль, – объяснил Удалов.
   – Космический шлюп, – уточнил Острадам.
   – Зачем его ждете? – спросил усач подозрительно.
   – Нам улететь на нем надо.
   – Так прямо на нем и летаете?
   – Как же еще?
   – О! – раздались возгласы в толпе наездников. – Это великие чародеи. Не отпускай их, вождь!
   – И не страшно? – спросил вождь.
   – Чего бояться? Мы привыкшие.
   – А я вот в моем должностном бесстрашии никогда бы не полетел, – сказал усач.
   Все замолчали. Дикие воины почтительно ждали, к какому решению придут чародеи. В отдалении послышались шум, выстрелы, затем звон оружия и крики.
   – Что там еще? Кто нас отвлекает? – возмутился вождь. – Мы же беседуем. Выясни!
   По приказу вождя один из наездников пришпорил коня и поскакал за холмы узнавать, в чем дело. Удалов с карликом переглянулись. Похоже было, что их палачи близко.
   – Враги нас преследуют, – сказал карлик вождю. – Может, укроете нас, пока суд да дело?
   – Не понимаю, – пробасил усач. – Как же так, такие чародеи – и кого-то боитесь?
   – А у нас и враги соответствующие. По нашим масштабам подбираем, – сказал карлик. Говоря так, он выпятил покрытую черной шерстью грудь и засверкал глазками.
   – Это правильно, – согласился вождь. – Врагов надо выбирать по уровню. Дрянной враг может подорвать престиж.
   «Интересная личность, – подумал Удалов, глядя на зеленую голову и фиолетовые усы вождя. – Как стремится к цивилизации! По его речи и манере выражаться видно, что, прежде чем убить очередного колдуна, он с ним ведет поучительные беседы».
   – Но даже стосильных врагов таиться стыдно, – произнес вождь.
   – Мы безоружны, – ответил карлик. – Вооружимся, сами за ними начнем бегать.
   – За оружием дело не станет, – заверил вождь. – Дать им коней и мечи!
   Затем он обернулся к беглецам и добавил:
   – Я с искренним интересом буду наблюдать за вашей битвой с врагами. Даже буду за вас переживать. А если вы погибнете, над вами будет насыпан почетный курган, а врагов ваших мы убьем и съедим. Так что сражайтесь спокойно.
   – Нет, – возразил карлик, принимая копье из рук всадника. – Таким оружием с нашими врагами не справиться. У них оружие заколдованное, действует на расстоянии.
   – Ну и что? – удивился усач. – Заколдуйте свое оружие, и оно тоже будет действовать на расстоянии. Да я и без колдовства могу.
   С этими словами вождь метнул свое копье, оно пролетело метров пятьдесят и вонзилось в ствол большого дерева, расщепив его пополам.
   – Славный бросок! – закричали наездники. – Слава вождю!
   Из-за расщепленного дерева показалась небольшая процессия. Впереди плелись понукаемые всадниками, избитые и несчастные девушка Тулия в измаранном землей серебристом купальном костюме и могильщик, длинный балахон которого порвался, сквозь прорехи виднелось костлявое тело, а поля мухоморовой шляпы опустились на уши, скрывая лицо. Прекрасная Тулия была не причесана, глаза были не подведены, а губы не накрашены.
   Один из воинов подскакал к вождю, бросил перед ним на землю пистолеты пленников и сказал:
   – Великий вождь, эти ничтожные возмутители тишины бегали по твоим владениям, искали какого-то Удалова, напали на вашего уважаемого дедушку и попытались заставить его признаться, где Удалов.
   – Ай-ай-ай, – огорчился вождь. – Какая наглость! Моему дедушке сто три года. Могли бы и пожалеть. И чем все это кончилось?
   – Чем и должно было кончиться, – ответил древний старик, похожий на вождя, только усы у него были белыми и доставали до пояса. Старик крепко сидел на коне и держал в руке концы веревок, которыми были связаны руки пленников. – Очень я на них рассердился. Сижу, размышляю о нетленном, вечном, о праве любой букашки на неприкосновенность, солнышко светит, орлы прилетели, из моих рук зерно клюют, вдруг эти мерзавцы подбегают и начинают шумно требовать, чтобы я им выдал Удалова. Машут перед моим носом этими палками. – Старик показал на пистолеты, лежащие на земле. – Я им говорю: отойдите, я думаю. А они угрожают. Вот и пришлось их скрутить.
   Старик легко спрыгнул с коня и добавил:
   – Их счастье, что я так стар и немощен. А то бы невзначай придушил.
   – Да здравствует дедушка нашего вождя! – закричали наездники.
   – Ну, что вы мне скажете? – спросил вождь у пленных. – Зачем пожаловали?
   – Произошла ошибка, – сказала Тулия. – Мы просто заблудились… – И в этот момент ее взгляд упал на Удалова. – Ах вот ты где! – воскликнула девушка. – Вот ты мне и попался!
   Тулия рванула к Удалову, и тот от неожиданности даже отступил на шаг. Старик дернул веревку на себя, Тулия не удержалась и упала. Могильщик тоже на всякий случай упал.
   – Погоди! – взревел вождь. – Чародей Удалов! Не ваши ли это могущественные враги?
   – Они самые.
   – И не их ли чародейское оружие лежит у наших ног?
   – Оно самое, – сказал Удалов.
   – Какие же вы чародеи, если мой немощный дед с вашими врагами справился? И я хотел такого ничтожного человека сделать своим личным жрецом! Да ты знаешь, каких я жрецов уже уничтожил? Героев! Мастеров своего дела!
   – Простите, но я не просился к вам в жрецы, – возразил Удалов. – Я даже отказывался.
   – И правильно делал, – сказал вождь. – Твое счастье. Что с этими наглецами будем делать? Дедушка, тебе рабы нужны?
   – Не нужны мне рабы, – ответил дедушка. – Я теперь думаю о вечности. Незлобивый я стал, непритязательный.
   – Тогда придется их в жертву принести, – решил вождь. – А то дождей вторую неделю нет.
   – Правильно, – поддержал вождя карлик Острадам. – Только близко к ним не подходите, когда в жертву будете приносить. Они очень заразные.
   – Не исключено, – произнес вождь. – Мне один жрец, вечная ему память, рассказывал, что есть на свете разносчики заразы ростом меньше комара. Невероятно, но допустимо. А вы как думаете?
   – В миллион раз меньше комара, – сказал карлик. – Я сам видел.
   – Вот и врешь, дурак. Как же ты их видел, если и комар с трудом поддается наблюдению?
   – Не дурак я, – обиделся Острадам. – Если не умру послезавтра, пришлю прибор, именуемый микроскопом. В нем все видно.
   – И не обманешь? – спросил вождь. – А то мне один жрец, чтобы я его не убивал, обещал Прибор раздобыть. Я его отпустил за Прибором, а он не вернулся. Может, наврал он мне? Может, и нет на свете Прибора?
   – Есть Приборы, – заверил вождя карлик. – Привезет. Может, у вашего жреца трудности с транспортом.
   – Ну ладно. Постарайся не умирать, – сказал вождь. – Я очень заинтересован в этом самом микроскопе. А чтобы зараза нам не грозила, давай поскорее принесем твоих врагов в жертву. Как их лучше умертвить?
   – Сжечь, – предложил карлик, – самое гигиеничное.
   – Правильно, – согласился вождь, – мы же стремимся к культуре и гигиене. Молодцы, собирайте сучья, а мы пока перекусим.
   Удалов был страшно голоден, но вдруг аппетит пропал. Он всегда такой, Удалов. Казалось бы, не должно быть пощады врагам…
   – Пощадите нас, – проговорила тихо Тулия. – Мы обещаем никогда больше вас не беспокоить. Мы ошиблись.
   – Не могу. Я другу обещал, – ответил вождь, усаживаясь на подушки и внимательно наблюдая, как слуги расставляют на шкуре кувшины с вином и миски с пищей. – Он мне микроскоп достанет. Я ведь страшно любознательный. Мне до цивилизации осталось каких-нибудь два шага.
   – Три микроскопа! – закричала Тулия. – Четыре микроскопа! Целую микробиологическую лабораторию!
   – Ах, не надо меня соблазнять! – раздраженно ответил вождь. – Я человек простых устоев и стойкой морали. Следовательно, своих обещаний не отменяю. Если я буду продаваться за микроскопы, какой пример я подам моему народу? Все вокруг начнут продаваться за микроскопы. Ну, гости, садитесь за стол. Выпьем за знакомство.
   Удалов послушно сел вместе со всеми, но на душе у него было неспокойно. Он то и дело оглядывался на Тулию и думал о том, что, если не считать отвратительного микроба, это простая, добрая и очень красивая девушка, несмотря на то что у нее не подведены глаза и не подкрашены губы. А Тулия, перехватив сочувственный взгляд, воззвала к состраданию Удалова:
   – Корнелий, мы же любили друг друга.
   – Это был обман, – отметил Удалов. – Я полюбил тебя без начинки.
   Могильщик сказал негромко:
   – Может, дадут мне выпить немножко? Перед смертью.
   – Дайте ему кубок, – сказал вождь.
   Тулия тихо плакала. Могильщик поднял кубок и произнес:
   – Похоронить меня здесь будет некому. Такой позор. Я могильщик в десятом поколении, а меня некому похоронить.
   Отпив половину вина, могильщик протянул кубок вождю. Вождь, приняв из рук могильщика недопитый кубок, задумчиво понес его к губам. Он уже готов был отхлебнуть из него, как, почувствовав неладное, Удалов неожиданно бросился к вождю и отчаянным ударом выбил кубок из его руки.
   – Что такое? – Вождь вскочил и выхватил меч. – Ты умрешь раньше, чем они! Такого оскорбления…
   – Погодите, уважаемый, – послышался голос могильщика. – Удалов сейчас спас вас от участи худшей, чем смерть. Мой микроб в опасении моей гибели перепрыгнул на край кубка и готов был уже внедриться в вас через рот. Благодарите Удалова, что не заразились.
   – Вы можете меня убить, – сказал Удалов. – Но я вас спасал.
   – Если оба так говорят, то я предпочитаю верить. А где же тот микроб, который хотел меня заразить?
   – Он очень мал, – объяснил Удалов. – Его не увидишь без микроскопа.
   – Так почему же вы медлите с доставкой микроскопа?! – возмутился вождь. – Я даже не могу разглядеть своих врагов!
   В этот момент Острадам заметил, что Тулия потянулась к краю шкуры, заменявшей скатерть.
   – Назад! – крикнул карлик, а сообразительный дедушка вождя дернул за веревку.
   Рука Тулии повисла в воздухе.
   – Она хотела его подобрать, – сказал карлик, становясь на четвереньки и водя носом над самой скатертью. – Он где-то здесь.
   Карлик так спешил и волновался, что ногой опрокинул миску с жареным гусем и кувшин с самогоном. Но никто не обиделся. Все были захвачены стремительным ходом событий.
   – Кипяток! – приказал карлик, протягивая руку назад. – Быстро!
   В голосе и манерах его было что-то, напоминавшее Удалову хирурга, который в детстве вырезал ему гланды.
   Слуга, державший в руках медный чайник, послушно передал его карлику, и карлик принялся поливать кипятком край шкуры. Вдруг раздался громкий писк. И прервался…
   Тулия подняла руки к вискам и сказала скорбно:
   – Вечная слава тебе, мой двоюродный племянник! Ты погиб в войне с коварными врагами.
   – Всё, – проговорил карлик, выпрямляясь и возвращая чайник слуге. – С одним врагом покончено. И я советую поскорее уничтожить второго.
   – Что вы там медлите? – прикрикнул вождь на слуг. – Костра разжечь не умеют!
   И вождь, будучи человеком первобытным, потер ладони, предвкушая жестокое развлечение.
   – Корнелий, – взмолилась девушка, – ты же знаком с моей мамой.
   – Да, – подтвердил Корнелий.
   – Корнелий, мои чувства к тебе не изменились. Я только вынуждена была их скрывать. Теперь больше не буду. Я твоя. Делай что хочешь. Хочешь – убей своими руками.
   – Нет, – сказал Корнелий. – Мне трудно в это поверить. Я знаю, насколько коварная Верховная матка сидит в тебе и говорит твоими устами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация