А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Глубокоуважаемый микроб" (страница 11)

   Глава восемнадцатая,
   в которой продолжается путешествие Удалова по другим планетам

   Даже не успев отдышаться, беглецы снова нырнули в машину и перескочили на следующую планету, лишь на минуту опередив преследователей. Планета сначала испугала.
   Такого мрачного запустения, такой экологической безнадежности путешественникам встречать не приходилось, несмотря на то что оба побывали в различных космических местах.
   Черные озера источали отвратительные промышленные запахи, бывшие леса поднимались скелетами бывших стволов, горы давно уже превратились в карьеры и холмы отработанного шлака, воздух был приспособлен для чего угодно, только не для человеческого дыхания.
   Зажимая нос рукой, Удалов произнес:
   – Давай дальше полетим. Пока живы.
   – Погоди, – хладнокровно ответил Острадам. – То, что мы видим, – следы деятельности развитой, хотя и не очень разум ной цивилизации. Настолько развитой, что они использовали на планете всё, что можно использовать. Допускаю, что они строили космические корабли.
   – Если и строили, – разумно возразил Удалов, – то их корабли так воняли, что далеко не улетишь.
   – Ах, Удалов, – сказал Острадам, – ты не представляешь, до чего изобретательны разумные существа. Пока окончательно не вымрут, они продолжают жить, размножаться и даже смотреть кино.
   Удалов тем временем огляделся и обратил внимание на то, что леса заводских труб не выделяют никакого дыма, развалины бетонных сооружений лишены признаков жизни, а по дорогам, заваленным бумагой и консервными банками, никто не ездит.
   – У меня подозрение, что они уже вымерли, – сказал Удалов. – Так что на кино рассчитывать не приходится.
   – Или возьмем оптимистический вариант, – поправил его Острадам. – Оптимистический для них и грустный для нас.
   – Какой?
   – Улетели они отсюда. Эвакуировались. Нашли другую планету и улетели. Из чувства самосохранения. Но все-таки надо пройти немного вперед, проверить.
   Удалов покорно поплелся за предсказателем, стараясь не дышать. Но дышать приходилось, и от этого кружилась голова.
   Они прошли шагов сто, чуть не провалились в заброшенную канализационную систему, как вдруг в огрызке бетонной стены распахнулась дверь и оттуда вышел прилично одетый человек, по внешнему виду инопланетянин. Он был сравнительно чист, сравнительно умыт и производил благоприятное впечатление, если не считать волнения, отражавшегося на его лице.
   – Простите! – закричал он. – Извините. Я запоздал. Установка сломалась! Какое счастье, что вы меня дождались.
   – Здравствуйте, – произнес Острадам осторожно.
   – Добрый день, – сказал Удалов, который заподозрил, что их с кем-то спутали. – Вы кого ждете?
   – Вас, – откликнулся абориген. – Но нашу планету так трудно отыскать, что мы почти отчаялись.
   – Зачем же вы нас ждете? – спросил Острадам.
   – Для консультации. Вы разве нашего письма не получили?
   – Нет. Мы вообще попали к вам случайно.
   – Так вы не специалист по первобытным водорослям?
   – Ни в коем случае!
   – Значит, вы специалист по первобытным водорослям? – обратился абориген к Удалову.
   – Нет, я по жилищному строительству, – признался Удалов.
   – Но, может быть, вы что-нибудь понимаете в водорослях?
   – Понимаю, – вдруг сказал Острадам. – Мне пришлось как-то полгода прожить на планете Океан и питаться только морской капустой. Очень укрепляет здоровье, но портит настроение.
   – Всё! – обрадовался абориген. – Поехали!
   – Нам некогда.
   – Клянусь, мы задержим вас на полчаса, зато наградим за консультацию лучшими жемчужинами Вселенной. Неужели у вас нет родственников или любимых, кому вы хотели бы привезти по жемчужине?
   Этот аргумент сразил Удалова. Ему очень захотелось привезти по жемчужине жене Ксении и… нет, о другой женщине он заставил себя не вспоминать.
   – Прошу за мной, – сказал абориген, открывая дверь в бетонной стене.
   Эта дверь не вела никуда. За ней в кривом проеме были видны те же черные трубы мертвых заводов и испарения, поднимавшиеся над отравленными ручьями.
   Абориген смело шагнул в ложную дверь и исчез.
   – Подземные жители, – сказал Удалов, который уже все понял. – Там у них лифт. – И ступил вслед за аборигеном.
   Неведомая сила подхватила его и понесла по бесконечному неосвещенному туннелю среди разноцветных разводов и искр. Это путешествие продолжалось неопределенное время, потому что время перестало существовать. Потом в глазах Удалова что-то сверкнуло, и раздался приятный голос аборигена:
   – Промежуточная станция.
   Удалов открыл глаза и обнаружил, что стоит в дверном проеме, в окружении пейзажа, очень напоминающего тот, что он только что покинул. Труб, правда, меньше, и расположены они иначе, испарения несколько иного цвета, воздух пахнет гадко, но по-другому, чем минуту назад.
   – Что случилось? – спросил Корнелий у аборигена. – Куда мы переехали?
   – Простите, – сказал абориген. – Это еще не конец пути. Надо спешить. Следуйте за мной.
   Он снова шагнул в пустой проем двери и исчез.
   Не останавливаться же на полпути. Удалов последовал его примеру. И все повторилось вновь – ощущение пустого туннеля, мелькание цветов и искр…
   Они стояли у проема двери в окружении опустошенного пейзажа. Воздух здесь был куда более сырым, хоть и не менее вонючим, желтый туман скрывал окрестности, а из него торчали заводские трубы, развалины домов были крупнее, но тем не менее оставались развалинами…
   – Ну всё? – спросил Острадам. – Приехали?
   – Простите, – сказал абориген. – Попрошу следовать за мной.
   И снова шагнул в дверь.
   Острадам поглядел на Удалова, Удалов на предсказателя, они согласно пожали плечами – что остается делать в таких случаях? – и шагнули в дверь.
   На этот раз опустошение казалось не таким полным. Может, потому, что неподалеку шумело море, горы на горизонте были не настолько разрушены, как в предыдущих пейзажах, однако полное безлюдье и господство пыльных запахов приводило к мысли, что и в этом мире жить человеку противопоказано.
   – Всё? – спросил Удалов. – Надоело по вашим туннелям летать.
   – Почти всё, – заверил абориген. – Последний виток. – И он юркнул в дверь, опасаясь, что гости будут возмущаться.
   На этот раз абориген не обманул.
   Мир, в котором они оказались, был кое-как пригоден для дыхания. Свидетельством тому были люди, встречавшие их у двери. Они собрались там небольшой толпой, кое-кто в противогазах, кое-кто в скафандрах… На склоне горы виднелась зелень, в воздухе пролетела странная птица, похожая на летучую мышь…
   Удалов, пожимая руки хозяевам, сделал несколько шагов вперед и тогда только понял, что находится на небольшом острове. Зеленое море, усеянное нефтяными вышками и отдельными платформами искусственного происхождения, тянулось к горизонту.
   – Специалист приехал… специалист приехал… – прокатывался по толпе встречавших шепот. Грустные лица несколько оживились.
   – Так что же вы хотели нам показать? – нетерпеливо спросил Острадам. – Где ваши водоросли?
   – Сначала пообедаем, – сказал их проводник. – Потом вы выберете себе по жемчужине…
   За обедом, скромным, без спиртных напитков, состоящим в основном из даров моря и синтетической картошки, хозяева планеты поделились с гостями своими проблемами и тревогами.
   – Вы видели, в каком состоянии находится наш мир? – спросил сидевший во главе стола президент планеты.
   – Видели, – вздохнул Удалов. – Безобразие.
   – А что можно поделать? Мы же цивилизация. А цивилизация – это уничтожение природы.
   – Не совсем так, – поправил Удалов. – Это зависит от нас.
   – Правильно, – согласился президент. – Но если вы далеко зашли по порочному пути, остановиться трудно, а порой уже невозможно. Мы не смогли.
   – Жаль, – сказал Острадам. – Значит, всё погубили, а потом эмигрировали?
   – Да. Иначе нечем было дышать, нечего было копать, нечем было питаться.
   – И вы стали осваивать другие континенты, – сообразил Удалов.
   – Все не так просто, – вздохнул президент. – Континенты к тому времени, когда мы спохватились, были уже опустошены.
   – Так это мы путешествовали по другим планетам! – догадался Острадам.
   – Нет, мы на своей планете. Куда перевезешь пять миллиардов жителей?
   – Сейчас нас уже меньше, – вмешался проводник. – Сейчас нас и миллиона не наберется.
   – Все равно… Все в природе взаимосвязано.
   Наступила грустная пауза, и Удалов не посмел ее прервать.
   Наконец президент смахнул набежавшую слезу и продолжал:
   – Нас спасло путешествие во времени. Временные туннели, которые мы открыли в самый критический момент. Мы научились перемещаться в прошлое и догадались, что можно эвакуироваться в те времена, когда людей на планете еще не было. И вот мы взяли личные вещи, детей и ценности и перевезли нашу цивилизацию на миллион лет назад. Это было великолепно. Первые годы мы нежились на лужайках и купались в море… А потом…
   Тяжелый вздох пронесся над обеденным столом.
   – И вы погубили собственную планету за миллион лет до вашей эры? – спросил Острадам.
   – Разумеется. Мы оказались верны своим привычкам.
   – И двинулись дальше в прошлое?
   – И двинулись дальше. И с каждым разом мы губили природу быстрее, чем прежде. В конце концов мы попали в такое отдаленное прошлое, что суши стало недостаточно, чтобы прокормить население. И вот мы стоим на пороге отступления в первобытный океан. В океан, в котором лишь зарождается жизнь, в котором господствуют водоросли и мелкие амебы. Обратного пути для нас нет – все будущее уже безнадежно загажено…
   – Вы умудрились погубить собственную планету пять раз! – в ужасе воскликнул Удалов.
   – Если бы пять… – сказал президент. – Мы ее загубили восемнадцать раз!
   – Но вы же загубите и океан!
   – Весьма возможно. Тогда нам придется отступить в момент возникновения планеты…
   – И пожить в вулканах? – В голосе Острадама прозвучал сарказм.
   – Боюсь, что так. – Президент был серьезен.
   – А пока этого не случилось, – натянуто улыбнулся провод ник, изображая исторический оптимизм, – мы просим вас слетать с нами на разведку в первобытный океан, куда мы переселяемся в будущем году, и помочь нам наладить производство продуктов питания из водорослей и амеб…
   Острадам, сжалившись над обреченной цивилизацией, натянул водолазный костюм и отправился в океан. Но Удалов так и не узнал, были ли советы предсказателя полезны. Настроение у него испортилось, и даже тот факт, что ему позволили покопаться в коробке с жемчугом, чтобы выбрать самую красивую жемчужину для жены, его не утешил. Конечно, ему хотелось дать добрые советы аборигенам, поделиться с ними положительным опытом, накопленным на Земле, но иногда добрые советы только раздражают.
   И когда через несколько часов, миновав в обратном порядке все временные двери и вернувшись в современность, они попрощались с аборигеном, Острадам сказал:
   – Чует мое сердце, докатятся они до вулканов.
   – Сюда экскурсии возить надо, – ответил Удалов. – Ну ладно погубить свою планету раз – это каждый может, но восемнадцать раз…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация