А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жить дальше" (страница 5)

   – Мне тоже не помешало бы выпить, – ухмыльнулся его напарник. – Может быть, ты и мне припас чего-нибудь крепкого?
   – Заткнись. Боже, контроль на наличие алкоголя в крови... – Он рассмеялся. – Что ты еще от меня хочешь? Может быть, снять у нее отпечатки пальцев?
   – А что? Почему бы и нет? Сенатор вполне мог бы походатайствовать, чтобы нас повысили в звании, ну, скажем, за действия, соответствующие уставу службы.
   Оба рассмеялись, и машина тронулась. Было всего полпервого, а уже столько стряслось за эту ночь.

   Глава 4

   В 23.50 по телевизору показывали старый кинофильм. Пейдж села на кровати: Алисон опаздывала уже на двадцать минут, и приятного в этом было мало. В полночь стало еще тревожнее.
   Энди спокойно посапывал рядом, а Лиззи спала на коврике у кровати. В доме было тихо и спокойно, и только Пейдж с каждой минутой все больше нервничала: и так Алисон выторговала себе лишние полчаса, а теперь опаздывает почти на час! Такому нарушению не может быть никакого оправдания!
   Пейдж собралась уже позвонить Торенсенам, но решила, что в этом нет смысла – если они все еще в кино или в кафе-мороженом, никто ей не ответит. Да, скорее всего, они решили перекусить где-нибудь после кино, и Алисон, ясное дело, не сказала Тригви, что должна быть дома в полдвенадцатого.
   В полпервого Пейдж пришла в ярость, а в час начала беспокоиться. Она уже решила отбросить условности и позвонить Торенсенам, но в пять минут второго раздался телефонный звонок. Она решила, что это звонит Алисон, чтобы попросить разрешения остаться у Хлои на ночь. К этому времени Пейдж была просто вне себя и решила преподать дочери урок.
   – Нет! – крикнула она в сердцах в трубку, окончательно потеряв свое неизменное терпение.
   – Алло? – Звонивший явно смутился, а Пейдж растерянно умолкла. Это была не Алисон, а какой-то незнакомец.
   Она представления не имела, кто бы мог звонить ей в такое время: возможно, звонивший ошибся номером, а может, это был просто телефонный хулиган.
   – Это дом Кларков?
   – Да. Кто говорит? – Она старалась не дать поднимающейся панике овладеть ею.
   – Это патрульный, миссис Кларк. Я ведь говорю с миссис Кларк?
   – Да, – прошептала она, потому что от страха у нее перехватило горло.
   – Мне очень жаль, но я вынужден сообщить вам, что ваша дочь попала в автокатастрофу.
   – Господи! – в ужасе выдохнула она. – Она жива?
   – Да, но в бессознательном состоянии. Она сильно пострадала. Ее поместили в Морской госпиталь.
   Боже... Боже... Что значит «сильно»? Насколько сильно? Что с ней? Выживет ли она? Какие у нее повреждения?
   – Что произошло? – сдавленно проговорила Пейдж, не слыша собственного голоса.
   – Лобовое столкновение на мосту Золотые Ворота. Их автомобиль столкнулся с направляющейся на юг машиной, в то время как они двигались в направлении Марин-Каунти.
   – В Марин? Откуда? Этого не может быть! – Она пыталась представить себе, что было бы с Алисон, если бы она тогда была тверже и не разрешила ей отспорить лишние полчаса, ведь тогда она никогда не оказалась бы там и с ней ничего бы не случилось.
   – Боюсь, это именно так. Сейчас она находится в Морском госпитале, миссис Кларк. Я рекомендую вам как можно скорее отправляться туда.
   – Боже... спасибо... – Она повесила трубку, ничего не добавив к этим словам, и тут же набрала справочную. Ей дали номер приемной госпиталя, и она запросила сведения о реанимации. Ей ответили, что действительно Алисон Кларк к ним поступила, что она жива, но больше они ничего сообщить пока не могут. Врачи в эти минуты как раз борются за ее жизнь, поэтому никто из персонала не сможет сейчас с ней переговорить. Алисон Кларк находится в критическом состоянии.
   Из глаз Пейдж хлынули слезы, ее руки дрожали, пока она, всхлипывая, набирала номер соседки. Нужно же кого-то оставить с Энди... нужно позвонить... одеться... добраться до госпиталя... На четвертый звонок соседка взяла трубку, и сонный голос ответил:
   – Алло?
   – Джейн? Ты можешь прийти ко мне? – только и смогла выдавить Пейдж. Ей не хватало воздуха. Что, если она потеряет сознание? Что, если... если Алисон уже умерла?.. Боже, нет!.. Прошу тебя!
   – Что случилось? – Джейн Джилберт хорошо знала Пейдж и не могла представить себе, чтобы та по какому-либо поводу поддалась панике. – Что такое? Ты заболела? У вас есть кто-нибудь в доме? Может быть, грабитель?
   – Нет, – по-мышиному пискнула в ответ Пейдж. – Это Алисон! С ней случилось несчастье... лобовой удар... она сейчас в Морском госпитале, в критическом состоянии... Брэд уехал... Мне нужно с кем-то оставить Энди...
   – О боже... Я буду у тебя через пару минут. – Джейн Джилберт повесила трубку, а Пейдж побежала к шкафу, натянула джинсы и первый попавшийся свитер – тот, что она обычно носила, работая в саду, в дырках и выцветший. Но она даже не заметила этого и сунула ноги в туфли. Волосы она не подумала причесать. Пейдж начала разыскивать телефонную книжку, где Брэд обычно оставлял номер телефона своего отеля. Она знала, что найдет его там. Но на этот раз она не нашла ни названия отеля, ни номера! Ничего. Страница оказалась пустой – впервые за шестнадцать лет он забыл оставить номер. Судьба словно решила сыграть с ними дурную шутку. Но это ее не остановит. Она позвонит кому-нибудь из сослуживцев Брэда и сможет установить номер. Сейчас главное – скорее добраться до госпиталя и увидеть дочь.
   Когда раздался звонок, она схватила сумку и кинулась к двери. Джейн обняла ее – они дружили давно, когда еще не родился Энди, а Алисон было всего семь лет.
   – С ней все будет хорошо... Успокойся, Пейдж. Может быть, все не так плохо. Успокойся. – Джейн сама отвезла бы ее в госпиталь, но кому-то надо было остаться с Энди. Он все еще спал в кровати, не подозревая о случившемся. – Если он проснется, что ему сказать?
   – Скажи, что Алисон заболела и попала в госпиталь, а я поехала к ней. И если позвонит Брэд, скажи, чтобы оставил свой номер.
   – Хорошо... Будь осторожна на дороге!
   Пейдж выбежала в ночь, зажав под мышкой сумочку, прыгнула в машину и тут же вылетела на дорогу. Она пыталась успокоить себя, уверяя, что с Алисон все будет в порядке, и моля господа о том же. Она все еще не могла поверить в случившееся.
   До госпиталя было всего десять минут езды, она припарковала машину на стоянке и, оставив ключи в машине, помчалась к входу в ярко освещенный блок реанимации. Здесь было много народу, человек десять сидело в коридоре, ожидая врачей. Пейдж хотела только одного – поскорее увидеть свою девочку... свою малышку. Она заметила журналистов, двое из которых беседовали с патрульным.
   Подойдя к столу, она спросила медсестру, может ли она увидеть свою дочь. Услышав фамилию и взглянув на Пейдж, молодая женщина сразу нахмурилась. У нее были добрые глаза, и в них читалось сострадание к матери девочки. Пейдж была смертельно бледна, ее била нервная дрожь.
   – Вы ее мать?
   Пейдж кивнула, стараясь взять себя в руки.
   – Она... она...
   – Она жива.
   У Пейдж подкосились ноги, и медсестра, выйдя из-за стола, подхватила ее.
   – Она в тяжелом состоянии, миссис Кларк, серьезная травма головы. Сейчас с ней наши нейрохирурги, будет консилиум, и мы ждем заведующего отделением. Как только картина прояснится, мы сообщим вам более точные сведения. – Медсестра провела Пейдж к стулу. – Не хотите ли чашечку кофе? – Она сочувственно посмотрела на Пейдж, и та отрицательно помотала головой, сдерживая рыдания. Но тщетно – слезы брызнули у нее из глаз, пока она пыталась осознать, что сказала женщина: нейрохирурги... консилиум... тяжелое состояние... Господи, что же случилось?
   – Как вы себя чувствуете? – участливо спросила медсестра. Пейдж молча покачала головой. Хлюпая носом, она пыталась представить себе, что было бы, если... Она так злилась на Алисон из-за того, что та не вернулась вовремя... Просто невозможно подумать об этом. Она злилась на дочь, а Алисон в это время была уже без сознания... Невозможно даже подумать об этом.
   – Кто-нибудь еще пострадал? – наконец смогла выговорить Пейдж, и медсестра кивнула в ответ.
   – Водитель погиб. И еще одна девушка получила серьезные повреждения.
   – Боже мой... – Погиб?! Тригви Торенсен погиб? Как это могло произойти? И тут в приемной реанимации появился мужчина, удивительно похожий на него, – он, словно одурманенный, смотрел на Пейдж, явно не узнавая ее. Пейдж первая сообразила, что это же Тригви! Но как это может быть? Ведь медсестра только что сказала, что он погиб?! Призрак? Может быть, она просто сошла с ума или у нее галлюцинации? Но это слишком реальное видение, поняла она, внимательно глядя на Торенсена. Сестра деликатно отошла в сторону. А Тригви стоял перед Пейдж, глядя на нее невидящими глазами, из которых катились слезы.
   – Пейдж, как жаль... – Он взял ее за руку. – Я должен был догадаться... мне кажется, я должен был обратить внимание, но я не сделал этого... Какой я дурак!
   Она с ужасом смотрела на него: он не обратил внимания, и теперь их дети в критическом состоянии... Как он мог сказать ей такое? И почему он жив, когда сестра сказала, что водитель погиб?
   – Я ничего не понимаю, – сказала Пейдж, в растерянности глядя на него. А Тригви сел рядом, качая головой, не в силах поверить в происшедшее.
   – Я только сейчас все понял. Я должен был раньше догадаться, когда увидел, что она выходит из дома в этом наряде – черной кожаной юбке, не знаю, у кого она ее взяла, – и в черных чулках, скорее всего Даниных... Я в это время занимался чем-то с Бьорном и поэтому на прощание только махнул рукой. Она сказала, что идет к вам, поэтому мне и в голову не пришло задержать ее. Почему я не остановил ее?!
   – К нам? То есть вы хотите сказать, что вы не были за рулем? – И тут ее снова охватил ужас – она начала понимать. Алисон обманула ее – она поехала не с Торенсенами. Но с кем же и кто был за рулем?
   – Ну конечно.
   – Алисон сказала, что вы хотели вывезти их на ужин в «Луиджи», а потом в кино. Мне и в голову не пришло, что это не так... – И только теперь кусочки головоломки сошлись – розовый свитер, белая юбка, то упорное нежелание доехать до Хлои на машине, ведь Пейдж предлагала подвезти дочь. – Какая я дура!
   – Похоже, мы оба недосмотрели. – Сквозь слезы он посмотрел на нее, и Пейдж разрыдалась. – Видели бы вы Хлою, когда ее привезли... У нее множественные переломы ног, вывих бедра, сломанный таз и внутренние повреждения. Они удалили ей селезенку, и, может быть, у нее повреждена печень. Тазобедренный сустав они починят, но позвоночник... Пейдж, может быть, она никогда не сможет ходить... – Слезы застилали его глаза. – А она так мечтала о балетной школе! О боже... Я просто не знаю, как им помочь, что нам делать?!
   Пейдж лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова. Хлоя не сможет ходить... а у Алисон тяжелая травма головы.
   – Вы видели Алисон? – Сама она боялась и все же отчаянно хотела увидеть дочь, хотя Пейдж сказали, что, пока не закончится операция, она не сможет увидеть Алисон. Но если Алисон умрет и Пейдж не увидит ее... Нет, она не должна думать об этом.
   – К ним никого не пускают, – печально сказал Тригви. – Я пытался, но меня не пустили. Хлою отвезли в операционную. Мне сказали, что операция продлится шесть или восемь часов, а может, и дольше. Нам с вами предстоит долгая ночь. – Хотя кто знает, может быть, для Пейдж все закончится гораздо быстрее, если Алисон... – Мне сказали, что у Алисон тяжелая травма головы, это так? – спросил Тригви.
   – То же сказали и мне. Я ничего не могу понять – не задет ли мозг, выживет ли она, останется ли она нормальной? – Пейдж едва могла говорить, она дрожала, не в силах справиться с возбуждением. – Сейчас, как я поняла, идет консилиум. Вызвали заведующего отделением.
   – Вы должны верить, что с ней все будет в порядке. Сейчас нам больше ничего не остается.
   – Значит, пока мы должны набраться терпения и ждать? – Пейдж хотелось говорить с кем-нибудь, а Тригви по крайней мере понимает ее, понимает ее страхи. Конечно, у каждого из них своя боль, своя тревога: жизнь Хлои вне опасности, как бы ни были серьезны травмы, а что будет с Алисон?
   – Постарайтесь верить в лучшее, – ответил он. – Я тоже задаю себе такие же вопросы о Хлое: что, если она не сможет ходить... что, если ее парализует... сможет ли она танцевать, бегать... или иметь детей? Всего несколько минут назад я поймал себя на мысли – где же мне устроить ее кресло на колесах? Нужно заставить себя не думать об этом. Мы еще ничего не знаем. Так что просто ждите, минуту за минутой.
   Пейдж кивнула, понимая, что он имеет в виду: она тоже поймала себя на мысли о том, что сказать Брэду, если Алисон умрет, хотя тут же сама ужаснулась этому.
   – Вы знаете, кто вел машину? – спросила Пейдж, вспомнив слова медсестры.
   – Только имя парня – Филипп Чэпмен, ему было семнадцать. Вот и все. А Хлою пока не спросишь.
   – Я слышала о нем. Мне кажется, я знакома с его родителями. А где они познакомились, как вы думаете?
   – Бог знает где – в школе, в команде, на теннисном корте, – они ведь взрослеют. Хотя с мальчиками у меня таких проблем не было. Во всяком случае, с Ником. Бьорн, правда, дело другое. Наверное, девочки вообще более предприимчивы, наши уж во всяком случае.
   Он думал, она улыбнется, но Пейдж не отреагировала на его слова. Она думала о своем. Что, если бы Алисон оставалась маленькой, никогда бы не бегала на свидания, никогда не заводила бы приятелей? Или мужа? Или ребенка? Что, если бы... Пятнадцать лет – и все. От этой мысли у нее снова хлынули слезы, и Тригви пришлось взять ее за руку.
   – Пейдж, не плачьте, не поддавайтесь панике...
   – Что я могу сделать? Как это все выдержать? – Она отняла у него руку и продолжала всхлипывать. – Она даже не пожила на свете. Она может умереть, как тот парень, что вел машину.
   Он беспомощно кивал ей, и она вдруг резко повернулась к Тригви и спросила:
   – Они пили? – Эта мысль впервые пришла ей в голову – семнадцатилетний неопытный водитель, вечеринка, авария.
   – Не знаю, – честно ответил он. – Медсестра сказала, что у всех взяли пробы крови на содержание алкоголя. Вполне возможно, – мрачно добавил он.
   К ним приблизился репортер. Он давно уже следил за их беседой и после того, как поговорил с патрульным и навел справки у сестры, решил поговорить с ними.
   Пейдж еще плакала, когда к ним подошел этот молодой человек в джинсах, кроссовках, клетчатой рубашке и с пластиковой журналистской карточкой на груди. В руке у него был блокнот и диктофон.
   – Миссис Кларк? – спросил он, приближаясь.
   – Да? – Пейдж была в таком состоянии, что не понимала, кто он такой, на секунду ей даже показалось, что это врач. Она глядела на него со страхом, а Тригви с подозрением.
   – Каково состояние вашей дочери? – спросил он с таким участием, словно был с ней давно знаком.
   – Я не знаю... я думала, вы мне скажете...
   Но Тригви покачал головой, и только тогда Пейдж заметила его карточку с фотографией, фамилией и названием газеты.
   – Что вы от меня хотите?! – Пейдж никак не могла понять, что здесь делает этот человек.
   – Я просто хотел узнать, как вы себя чувствуете. А Алисон... как давно она была знакома с Филиппом Чэпменом? Что он был за парень? Он был очень крут? Или вы полагаете... – Репортер продолжал напирать на нее, но Тригви резко оборвал его:
   – Я думаю, что сейчас не время... – Тригви встал и подошел к журналисту, но тот сделал вид, что не замечает этого.
   – Вы знали, что за рулем второй машины была жена сенатора Хатчинсона? Она, кстати, совершенно не пострадала, – начал провоцировать он Пейдж. – Как вы себя чувствуете, миссис Кларк? Вы, наверное, потрясены!
   У Пейдж от изумления расширились зрачки: что этот человек от нее хочет? Он что, думает, что она сумасшедшая? Какое имеет значение, кто был за рулем второй машины? Неужели в нем нет ни капли сострадания? Она беспомощно оглянулась на Тригви и увидела, что он также взбешен поведением репортера.
   – Как вы думаете, миссис Кларк, подростки могли быть пьяны? Был ли Филипп Чэпмен приятелем вашей дочери?
   – Что вы вообще тут делаете? – Пейдж встала и в бешенстве уставилась на него. – Моя дочь умирает, и не ваше дело, какие у нее отношения были с этим мальчиком, кто был второй водитель и что я сейчас чувствую. – Ее слова перемежались со всхлипами. – Уходите! Оставьте нас одних! – Она села и закрыла лицо руками, а Тригви встал между нею и репортером.
   – Я требую, чтобы вы немедленно ушли. Убирайтесь. Вы не имеете права здесь находиться. – Он пытался говорить жестко, но его голос от горя был столь же слаб, как и у Пейдж.
   – У меня есть право. Общество имеет право знать, что происходит. А что, если они были пьяны? Или жена сенатора?
   – Какое вам дело?! – рявкнул Тригви. Он не мог взять в толк, какое отношение к общественности имеют их несчастные дети. Действия этого газетчика обусловлены чистым любопытством. Именно из-за него все эти писаки причиняют боль людям, которые и так убиты горем.
   – Вы потребовали, чтобы жена сенатора прошла проверку на состояние опьянения? – Репортер снова обращался к Пейдж, рассеянно смотревшей на мужчин. Для нее это было слишком – она могла думать только об Алли.
   – Я уверена, что полиция сделала все, что нужно в таких случаях. Почему вы об этом спрашиваете? Зачем вы мучаете нас? Неужели не понимаете, что вы делаете? – в отчаянии спросила его Пейдж. Но он, похоже, не собирался уступать.
   – Я пытаюсь установить истину, это мое профессиональное право. Вот и все. Надеюсь, ваша дочь выживет, – холодно сказал он и отправился на поиски более сговорчивых собеседников. Еще час и репортер, и оператор телевидения слонялись по приемной, но уже не приближались к Пейдж. Однако Тригви все еще был взбешен тем, что этот репортеришка осмелился наезжать на Пейдж в такой момент. И потом, его тон, его вопросы – словно он их специально придумал для того, чтобы доконать их. Просто омерзительно!
   Они были настолько шокированы вторжением репортера, что, только когда тот наконец ушел, заметили, как к ним робко направился рыжий парень, который уже около получаса торчал в приемной. Пейдж никогда раньше не видела его, но Тригви он казался знакомым.
   – Мистер Торенсен? – нервно обратился юноша к Тригви. Он был очень бледен и не отводил взгляда от отца Хлои.
   – Да? – непонимающе взглянул на него Тригви. Ему не хотелось сейчас ни с кем разговаривать, ему хотелось лишь дождаться конца операции и узнать судьбу Хлои. – Мы знакомы?
   – Меня зовут Джейми Эпплгейт. Я был с Хлоей в... той машине... – У него дрожали губы, когда он произнес это, и Тригви в ужасе уставился на него.
   – Кто ты? – Тригви встал навстречу парню, вид его был ужасен. Джейми до сих пор не оправился окончательно от контузии, ему наложили несколько швов на лбу, но он, можно сказать, легко отделался в отличие от остальных, жизнь которых была сломана навсегда.
   – Я друг Хлои, сэр. Я... мы... просто поехали поужинать.
   – Вы были пьяны? – перебил его Торенсен, но юноша только помотал головой. У всех была взята кровь на анализ, и все тесты оказались в норме.
   – Нет, сэр. Мы не были пьяны. Мы ужинали у «Луиджи». Я выпил бокал вина, но я не сидел за рулем, а Филипп – и того меньше, может быть, полбокала, а потом мы выпили капучино на Юнион-стрит и поехали домой.
   – Парень, вы ведь еще несовершеннолетние, – спокойно сказал Тригви. – Вы не имели права пить. Даже и полбокала.
   Джейми знал, что отец Хлои прав, и поэтому начал извиняться:
   – Я знаю, сэр. Вы правы. Но мы не были пьяны. Я не знаю, что случилось. Я ничего не видел. Мы сидели сзади... болтали... а потом я очутился здесь. Я ничего не помню, только патрульные сказали мне, что то ли мы в кого-то врезались, то ли кто-то в нас. Я правда не знаю. Филипп хорошо водит машину... он заставил всех нас пристегнуться, и он не отвлекался. – Тут он начал всхлипывать. Его лучший друг был мертв, и ничто уже не может помочь Филиппу.
   – Ты хочешь сказать, что виноват был другой водитель? – уточнил Тригви. Его тронул рассказ Джейми, ясно, что парень потрясен случившимся.
   – Я не знаю... я ведь ничего не видел... разве что... Хлоя и Алисон... и Филипп... – При воспоминании о друзьях он снова начал всхлипывать, и Тригви дружески обнял его. – Мне так жаль... так жаль, сэр. Все это просто ужасно.
   – И нам... все в порядке, сынок. Считай, тебе повезло сегодня... Это судьба... Она выбирает кого-то одного и отнимает у него жизнь. Она – как молния, которая ударяет внезапно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация