А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жить дальше" (страница 24)

   Глава 14

   Брэд прилетел из Нью-Йорка в четверг днем, но Пейдж с ним так и не встретилась – дома он не появился, а к Алисон на следующий день заглянул во время ленча, так что они с Пейдж снова разминулись. Сестры сказали ей, что он приходил днем, но она увидела его только вечером, когда забрала Энди от Джейн. Брэд собирал вещи в спальне. Дверь была закрыта, но она увидела его машину в гараже. Энди ворвался в спальню, чтобы поздороваться с отцом, и Брэд испуганно обернулся. На полу стояли два раскрытых чемодана, повсюду валялась одежда. У Пейдж сердце защемило при виде этой сцены.
   – Папа, что ты делаешь? – изумился Энди. Все это не понравилось Пейдж, а Брэд растерянно улыбнулся. Но делать было нечего. – Ты снова уезжаешь? – Энди был явно встревожен.
   – Вроде того, герой. – Он присел на кровать и посадил Энди на колени. У Пейдж, наблюдавшей за ними, комок застрял в горле. Сколько за этот месяц ей пришлось пережить огорчений и тревог! – Я теперь буду жить в городе.
   – И я? – поразился Энди. Никто не предупреждал его о возможном переезде.
   – Нет, ты останешься здесь, с мамой. – Он хотел сказать еще «и с Алли...», но вовремя остановился. Кто знает, вернется ли она домой когда-нибудь?
   – Вы разводитесь? – У Энди из глаз брызнули слезы, и отец обнял его.
   – Вроде того. Пока не знаю. Но мы решили, что пока нам стоит пожить отдельно. Мы в последнее время часто ссоримся с твоей мамой.
   – Это из-за того, что я убежал в тот вечер? Ты уезжаешь из-за меня?
   – Нет, просто потому, что я хочу пожить один. Это не так-то просто. Знаешь, иногда с мужчинами это случается.
   – Это из-за несчастного случая. – Энди нужно было разумное объяснение случившегося. Но можно ли его отыскать?
   – Может быть. Не знаю. Просто иногда так складывается жизнь... Но это вовсе не значит, что я тебя больше не люблю. Я страшно тебя люблю, и мама тоже. Мы оба будем заботиться о тебе, а ты сможешь иногда навещать меня и приезжать на уик-энд.
   Пейдж внезапно осознала, что ведь придется разработать график свиданий, договариваться с адвокатами. Все будет так сложно и официально... но другого пути теперь нет. Им придется делить имущество, мебель, свадебные подарки – вернее, то, что от них осталось... белье... столовое серебро... полотенца... Во что превратилась их жизнь – и всего лишь за какие-то мгновения!
   – А где ты будешь жить, папа? В доме?
   – Нет, я сниму квартиру. Там будет телефон, и ты сможешь мне звонить. И в офис ты тоже можешь звонить мне.
   Энди снова начал плакать.
   – Я не хочу, чтобы ты уезжал! – повторял он. Пейдж тоже плакала – это была ужасная, душераздирающая сцена.
   – Я тоже не хочу, сынок, но так уж вышло.
   – Но почему?! – Он ничего не понимал, и Пейдж, наблюдавшая за ним, тоже: как это все случилось, как могли они оказаться в подобной ситуации?
   – Трудно объяснить. Просто так получилось. Так сложилась жизнь.
   – Но почему ты не можешь все изменить? – Это было разумное предложение, и Брэд даже улыбнулся Пейдж, посмотрев на нее полными слез глазами.
   – Хотел бы я это сделать! – На самом-то деле ничего он не хотел. Он был вполне доволен этой жизнью: своя квартира, своя жизнь и Стефани. Его возбуждал этот переезд. Стефани тоже была в восторге – она хотела немедленно переехать к нему, но Брэд сказал ей, что лучше подождать пару месяцев.
   Только когда он приехал собирать вещи и понял, насколько мучителен этот процесс для его близких, он уже не хотел немедленно покидать свой дом. Однако он был достаточно умен и понимал, что, если не уедет сейчас, все равно рано или поздно это произойдет, как только выдастся удобный случай. Он решился, как бы ни было ему больно и как бы он ни любил Энди.
   – Папа, не уезжай! – бросился к отцу Энди. Пейдж почувствовала, что дальше выдерживать эту сцену она уже не сможет.
   – Сынок, не плачь. Все уладится. Я обещаю тебе.
   – Что скажет Алли, когда вернется домой? – Мальчик никак не мог поверить в реальность происходящего.
   – Придется ей тоже все объяснить.
   Энди слез с коленей отца и кинулся в объятия матери.
   Это была ужасная ночь. Брэд остался дома, но так и не лег спать, а всю ночь работал над бумагами. Утром они все выглядели так, словно только что похоронили близкого человека.
   Пейдж приготовила на завтрак блинчики и сосиски, любимое блюдо Энди, но сегодня никто к ним и не притронулся. Сегодня у Энди по расписанию была игра, но он, конечно, не мог играть со сломанной рукой. Он просил отца остаться, но после завтрака Брэд сказал, что ему обязательно нужно ехать в город. Стефани ждала его.
   – Папа, когда я тебя снова увижу? – в панике спросил Энди, когда Брэд открыл багажник, чтобы уложить туда чемоданы.
   – В следующую субботу. Обещаю. Просто представь себе, что я уехал в командировку. Ты можешь звонить мне каждый день на работу, обещаешь?
   Но что в этот миг были для Энди все его слова? Он просто стоял и плакал, глядя на отъезжающую машину. Пейдж тоже. Это был самый тяжелый день за весь месяц, начиная с того дня, как Алисон попала в катастрофу. Все надежды, все эти годы, двое любящих людей, их семья, все, что они построили, – все рухнуло в одночасье.
   Энди долго плакал, прижавшись к матери, а потом они вернулись в дом и сели за стол. Было такое чувство, словно Брэд покинул их безвозвратно и они никогда больше не увидят его. И в самом деле, они потеряли двух членов своей семьи. И в довершение ко всему раздался телефонный звонок. Звонила Марибел. Пейдж не поверила своим ушам, когда мать поблагодарила ее за гостеприимство.
   – Мы с Алексис прекрасно провели время. И мы рады, что удалось повидать Алисон. Я уверена, что она идет на поправку.
   Пейдж даже не нашлась, что ответить на эту лицемерную речь, да и говорить особенно не хотелось. Пейдж просто сказала, что скоро позвонит ей, повесила трубку и вернулась к Энди. Он уже лежал на кровати и плакал, уткнувшись в подушку. Малыш был в ужасном состоянии, да и она чувствовала себя не лучше. Почему-то зрелище отъезда Брэда сильно подействовало на нее, хотя она давно предвидела это.
   – Я знаю, ты ужасно себя чувствуешь. Но мы должны справиться с этим, – сказала она, сдерживая слезы. Энди поднял голову, чтобы посмотреть на нее.
   – А ты хотела, чтобы он уехал? – Чья это вина? Ее или его? Алли?.. Чья же? Энди не понимал сути происшедшего.
   – Нет. Я не хотела, милый. Но я знала, что он должен был уехать. Так получилось.
   – Но почему? Почему вы ссорились?
   – Не знаю. Просто ссорились. – Как объяснить ему, что произошло? Она и сама не все понимала, как могла она объяснить это семилетнему ребенку?
   Днем позвонил Тригви. Пейдж рассказала ему о последних событиях, и он пригласил ее и Энди к себе на шашлыки. Сначала Энди заупрямился – он никого не хотел видеть, даже Бьорна, но потом согласился. Он недовольно залез в машину, таща с собой мишку, с которым обычно спал.
   – У Бьорна тоже есть мишка. Его зовут Чарли, – вдруг сообщил он Пейдж.
   Когда они приехали к Тригви, Бьорн сразу почувствовал, что Энди из-за чего-то расстроен. Они долго сидели и беседовали, Энди рассказал другу все, что случилось.
   – Ну как он? – спросил Тригви, волновавшийся и за мальчика, и за Пейдж.
   – Очень расстроен. Все было гораздо ужаснее, чем я предполагала. Просто кошмар.
   – Могу себе представить. – Он хорошо помнил день отъезда Даны. Все плакали, включая ее саму. – Остается такое ощущение, что тебя переехал каток.
   – Тебе это хорошо известно! – парировала она. – Что нового у Хлои?
   – Устраивает концерты в госпитале. На следующей неделе она должна вернуться домой, и если мы успеем сделать скаты, то она будет жить на первом этаже, в спальне Ника.
   Все-таки, подумала Пейдж, какой он счастливый – его дочь возвращается домой. А в состоянии Алисон никаких изменений за четыре недели. Пока еще надежда теплилась, но сколько же это будет продолжаться?!
   Они отлично поужинали и обсудили меню на День поминовения. Тригви дал Пейдж почитать свою статью – одну из тех, что он написал для «Нью-Йорк таймс». Им было хорошо вместе, но Тригви хорошо понимал, что сейчас в отношении Пейдж он должен вести себя очень осторожно, – знал, что у нее еще болит рана, нанесенная отъездом Брэда.
   – Я не думала, что будет так тяжело, когда он уедет, – сказала она, когда они после ужина вышли в сад, сражаясь с москитами.
   – В самом деле? После шестнадцати лет, проведенных вместе, надо быть чудовищем, чтобы ничего не почувствовать. К тому времени, как собралась уезжать Дана, мне казалось, что у меня просто не осталось никаких чувств, и все-таки это было тяжело. Я долго переживал ее отъезд. С тобой будет так же.
   – Я себе не представляю, как стану жить одна.
   – Да нет же. Просто ты сейчас в самом центре своих переживаний. На тебя слишком многое свалилось. Как, кстати, Алли? Что говорит Хаммерман?
   – Надежда еще есть, но если такое состояние продлится еще пару месяцев, то все. Я и думать об этом боюсь – что будет, если она так и останется в коме, Тригви?
   Тригви некоторое время не отвечал, созерцая звезды.
   – А я верю, что она придет в себя. – И тут он вспомнил то, что давно хотел ей сказать: – Кстати, на прошлой неделе я слышал кое-что интересное, но не хотелось тогда тебя слишком напрягать, у тебя и так был хлопот полон рот.
   – Что такое?
   – Один человек был в гостях, там же была и Лора Хатчинсон. На той вечеринке она была пьяна, по-настоящему пьяна. Ее пришлось тихо увести оттуда. И это удалось – никакого шума. Теперь я думаю – как часто это с ней случалось и была ли она пьяна в тот роковой вечер? Ну, если кто-то из нас напьется и сваляет дурака, то это не имеет никакого значения, если не повторяется слишком часто. Но человек, у которого проблемы с алкоголем... ситуация довольно деликатная... тут дело совсем другое. Вот я и думаю: не была ли она пьяна и в ту ночь? Говорят, она изображала такое раскаяние, была так внимательна по отношению к Чэпменам. Кроме того, она сделала огромное пожертвование для Редвудской школы в память о Филиппе. Мне и тогда еще показалось, что она чувствует себя виноватой.
   – Не исключено. Но, может быть, она искренне переживает смерть Филиппа, независимо от того, виновата или нет. Она прислала мне письмо с искренним сочувствием по поводу Алли, – бесстрастно ответила Пейдж. Сначала и у нее было намерение обвинить во всем Лору Хатчинсон, но теперь она и думать забыла об этом.
   – Нам она тоже написала, но я не стал отвечать. А что я мог ответить? «Нет-нет, ничего, никаких проблем... все прекрасно... вы чуть не убили мою дочь или превратили ее в инвалида, но все равно, спасибо, что вы нам написали». – Он явно был вне себя от ярости, но потом справился с этим приступом и кротко посмотрел на Пейдж. – Понимаешь... меня просто мучит эта мысль. Я даже не знаю, чего я хочу, но у меня есть приятель, репортер, специализирующийся на расследованиях. Он работает в одной из этих бульварных газетенок, но у него довольно обширные связи.
   – Но что ты хочешь выяснить? – заинтересовалась она.
   – Я сам не знаю, что-то такое... может быть, я тоже ищу иголку в стоге сена, как и ты... Но когда я думаю о том, что случилось той ночью, я понимаю, что там было что-то еще, что-то, чего мы не знаем. Может быть, она так и не излечилась от алкоголизма, и тогда мы имеем право знать об этом.
   – Ну что же, почему бы и не попросить его выяснить, – тихо ответила она, и Тригви кивнул.
   – Чэпмены тоже заинтересованы в этом, – добавил он уверенно. – Они подали в суд на обе местные газеты.
   – Мы с тобой просто два источника неприятностей, – сказала Пейдж с невеселой усмешкой.
   – А может быть, не мы, а эта женщина? – предположил Тригви. – И я не думаю, что нам надо помочь ей уйти от ответа, если она виновата. Ты согласна со мной, Пейдж?
   И она кивнула, на этот раз молча.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация