А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жить дальше" (страница 18)

   – Теперь-то я поняла, что мы должны приехать, дорогая. Мы же любим тебя и хотим помочь. И не спорь со мной, пожалуйста!
   Пейдж вздохнула – ну что еще она могла им сказать?
   – И все-таки подумайте еще раз, стоит ли вам приезжать.
   – Не будем это обсуждать. Мы приедем в воскресенье в два часа дня. Алексис сообщит Брэду все остальное по факсу. Пока. – И прежде чем Пейдж успела вымолвить хоть слово, мать повесила трубку. Пейдж в отчаянии посмотрела на Тригви.
   – Ну что же тут делать? – простонала она.
   – Ваша мать собирается приехать с востока. Какие проблемы?
   – Проблемы? Не то слово! Я почти неделю удерживала ее дома, но теперь приезжает не только она, но и моя сестра.
   – Которую вы ненавидите? – Тригви попытался угадать сразу все семейные отношения Пейдж.
   – Которая ненавидит меня... но главные силы она тратит на обожание себя самой. Она – законченная эгоистка. У нее никогда не было детей, ее муж – пластический хирург. В свои сорок два она дважды переделывала глаза, трижды – нос, у нее новые груди, полная подтяжка лица и удалены все жировые отложения. Она – это просто совершенство... ногти, лицо, волосы, одежда, тело. Она занимается собой круглые сутки. Она никогда ни за кем в жизни не ухаживала, как и моя матушка. Так что сценарий тут такой – это мне придется заботиться о них, когда они заявятся сюда, уверять их, что с Алисон ничего не случилось, а если случилось, то это все несерьезно и никак не повредит им и не затронет их.
   – Не очень-то приятная перспектива – судя по вашему описанию, от них не дождешься помощи, – сказал он, целуя кончик ее носа. Забавно она описала своих родственников. Его родители тоже предлагали ему прилететь в любое время, но он настоял на том, чтобы они оставались в Норвегии. Но по выражению лица Пейдж он понял, что дело серьезное – она в самом деле была в отчаянии от перспективы приезда матери и сестры.
   – И что вы собираетесь делать? – спросил он, притягивая ее к себе.
   – Устроить пожар в комнате для гостей.
   Они снова начали целоваться, и все мысли о матери и сестре выветрились из ее головы в одну секунду.
   – У меня есть более интересное предложение, – глухо сказал он, целуя ее в шею. Она вся замерла от наслаждения. Как это могло случиться? Всего за десять дней она потеряла одного мужчину, единственного, кого любила, и вот она в объятиях другого, того, кто был так добр к ней, кто нуждался в ней не меньше, чем она в нем... Это было полное безумие...
   – Нет, еще нет, – прошептала она, и он улыбнулся, целуя ее.
   – Я знаю, глупышка... я не настолько наивен. У нас впереди масса времени. Нам незачем так спешить... У нас впереди много времени.
   – Почему же нет? – поддразнила она, прикидываясь оскорбленной. Но выражение его лица было совершенно серьезным – он и в самом деле думал то, что говорил.
   – Потому что, Пейдж, если вы придете ко мне, вы будете нужны мне надолго. Я не хочу терять вас. – Он снова поцеловал ее.
   Прошло много времени, прежде чем они смогли оторваться друг от друга. Она благоразумно сказала, что ему лучше уйти, пока не проснулся Энди и не обнаружил их целующимися в ее спальне.
   Он пообещал ей заглянуть чуть позже и проверить, как они справляются вдвоем. Может быть, он приедет вместе с Бьорном. Кроме того, он собирался заглянуть к Алисон – Пейдж не хотела сегодня расставаться с Энди, и он обещал проконтролировать все и даже, может быть, приготовить для них ужин.
   – Что-нибудь еще? – крикнул он из машины, когда она провожала его, стоя в дверях дома.
   – Да! – откликнулась она.
   – Что же? – Он притормозил машину.
   – Пристрелить мою мамочку!
   Он рассмеялся, как мальчишка, и нажал на газ.

   Глава 11

   Брэд был очень расстроен, когда узнал о травме Энди. Было ясно, что он винил во всем Пейдж, хотя вслух этого и не говорил.
   – С ним точно все в порядке? Это ведь правая рука, так?
   – Да. Неприятный перелом, но врачи говорят, что все обойдется. Просто ему придется быть осторожнее с правым плечом. Возможно, он должен будет до будущего года забыть о бейсболе.
   – Черт, – выругался Брэд. Его голос звучал столь же взволнованно, как в тот раз, когда он узнал об Алисон. Однако их реакции перестали быть адекватными – слишком много страха и несчастья обрушилось на них. Она прекрасно понимала, почему он прореагировал так, узнав об Энди.
   – Мне очень жаль, Брэд.
   – Да... – протянул он рассеянно и вдруг подумал: «Слава богу, что я был в Чикаго». – А как Алли?
   – В том же состоянии. Я не видела ее с прошлого утра, пробыла весь день дома с Энди. – Она не сказала ему, что Тригви и Бьорн привезли им ужин, и, как ни странно, об этом промолчал и Энди. Причем она его не предупреждала, она не стала бы так унижаться – похоже, он сам почувствовал, что у родителей и без того полно своих проблем.
   Пейдж и Тригви старательно следили за своими словами во время этого визита, боясь выдать себя любой мелочью, однако между ними установились уже иные, более теплые отношения – сегодняшнее утро все изменило, и было невозможно делать вид, что ничего не случилось.
   Пока мальчики играли в комнате Энди с собакой, взрослые сидели и разговаривали в гостиной. Бьорну понравилась коллекция бейсбольных открыток Энди и коллекция камней, что он собрал прошлым летом. Бьорн хотел еще поиграть в карты, но Энди слишком устал.
   И мать, и сын огорчились, когда гости стали прощаться. Пейдж положила Энди спать на свою кровать, и он не обмочил постель, как это часто случалось с ним после того несчастного случая с Алисон. Теперь он стал гораздо спокойнее и благодаря обезболивающему мирно проспал до утра. А Пейдж обняла его и гладила по голове, размышляя о нем... о Брэде... и о Тригви. Что же делать? Ее очень влекло к Тригви, но Брэд вот уже шестнадцать лет был ее мужем. Она так и не могла привыкнуть к мысли, что теряет его – уже потеряла, она знала это. И все-таки... она никогда ему не изменяла, поэтому, что бы ни случилось, как бы ей ни нравился Тригви, она решила не делать глупостей, о которых потом пришлось бы жалеть.
   Когда в среду вечером домой приехал Брэд, он был холоден и неприступен и вел себя так, словно они с Пейдж были чужие люди. В четверг Брэд не ночевал дома и даже не позвонил, а когда заглянул ненадолго в пятницу вечером, то вообще едва разговаривал сквозь зубы. Делать вид, что они близкие люди, было уже невозможно. Влияние Стефани ощущалось во всем – другие галстуки, другие костюмы, другая прическа. И все равно она не собиралась сводить счеты при помощи Тригви – сначала нужно полностью прояснить отношения с Брэдом, а тот упорно отказывался говорить на эту тему. Единственное, о чем он мог говорить с ней, – это о своем отношении к грядущему приезду тещи.
   – Как ты могла позволить ей приехать? Да еще с твоей сестрой! Ты что, уже наняла постоянного парикмахера, чтобы он жил у нас в доме, или будешь звонить в экстренную службу?
   – Что делать, Брэд. Я сама не рада их приезду. – Они обсуждали эту проблему в пятницу вечером, пока он не уехал ужинать – как он сказал, с клиентами. – Но что я могла им сказать? Алисон в критическом положении, и они имеют право навестить ее. – Это звучало разумно, но она отлично понимала, что ее родственники – не столь уж разумные люди. Брэд их терпеть не мог, и они его тоже, хотя ее мать и делала вид, что обожает его. Он слишком многое знал об их прошлом, и мать всегда обвиняла Пейдж в излишней откровенности. – Я все сделала, чтобы отговорить их, но не получилось, они сказали, что все равно прилетят.
   – Просто скажи им, что они не смогут жить у нас. – По выражению его лица она понимала, что он непреклонен в своем решении не встречаться с ними.
   – Я так не могу, Брэд. Ведь это родственники, – отбивалась она. Ей удалось сбежать от них в конце концов, но она была еще не в состоянии полностью отвергнуть их.
   – Чушь, ты можешь это сделать, ты можешь сделать все, что хочешь, и прекрасно это знаешь.
   Она начала злиться – он не сделал буквально ничего, чтобы помочь ей, и при этом еще ставит какие-то условия.
   – Ты что, боишься, что они могут помешать твоей личной жизни, теперь, когда ты решил, что можно заниматься ею открыто? – Начиналась новая ссора. Да, пока он был в Чикаго, жизнь была проще.
   – Я был занят на работе.
   – Черта с два. В Чикаго ты тоже был перегружен работой.
   Он бросил на нее злобный взгляд: нечего наезжать на него – он был, конечно, не прав, но это не значит, что она может делать все, что заблагорассудится. Все это не слишком красиво с его стороны, но тут уж ничего не поделаешь.
   – Это не твое дело, – бросил он.
   – Почему же нет?
   – Потому, что все происходит слишком быстро.
   Но ведь не только для него! Не ее вина, что их отношения за две последние недели менялись с такой скоростью.
   – Нужно, чтобы все как-то утряслось, прежде чем принимать серьезные решения. – Тут он снова повернулся к ней и, к ее изумлению, сказал: – Я понял, что еще не готов переехать.
   Она ошеломленно уставилась на него: в чем дело, может, он осознал, что все-таки любит ее, или поссорился со Стефани, или просто ему трудно на это решиться?
   – Дело в квартире или в том, что мы еще не развелись? – У нее дрогнуло сердце – как бы он ни вел себя по отношению к ней в последние две недели, все-таки он был ее мужем.
   – Сам не знаю, – грустно сказал он, не двигаясь, однако, с места. – Все эти перемены – это слишком серьезный шаг, и это меня останавливает. Может быть, я просто дурак... сам не знаю. Но и вернуться назад, к прежним отношениям, я тоже не могу. – Но они и так отлично понимали, что возврата к прежнему уже быть не может. Она уже не сможет доверять ему, да и они оба знали, что он не сможет отказаться от Стефани. Это самое важное... Однако бросить Пейдж – значит бросить и Энди. Он много думал об этом в последние дни и просто извелся от этих мучительных мыслей. Стефани, похоже, не понимала его – она сказала, что Энди сможет навещать их, но это ведь не то, что жить с ним. – Я еще не знаю, что мне делать. – Он жалобно взглянул на Пейдж. – Мне нечего сказать. – Он провел рукой по волосам. Пейдж недоверчиво смотрела на него – после всего, что он сделал с ней, она не могла доверять ему.
   – Может быть, нужно просто подождать. Ты не хочешь сходить на прием к семейному психологу?
   Брэд отрицательно покачал головой:
   – Нет. – Нет, если это означало отказ от Стефани, а он не был готов к этому. Но и Пейдж ему не хотелось терять. Как и Стефани. Но Стефани теперь для него важнее – казалось, в ней воплотилось ощущение молодости, надежды на лучшее завтра. Он сам понимал, что его жизнь превратилась в хаос.
   – Я просто не знаю, что еще предложить. Разве что адвоката?
   – Я тоже. – Он испытующе посмотрел на нее. – Ты сможешь пока выдержать все, как есть, или это для тебя слишком тяжело?
   – Не уверена. Это не может длиться вечно или даже достаточно долго.
   – Я тоже не выдержу, – устало проговорил он. Стефани изо всех сил давила на него, чтобы он бросил Пейдж и женился на ней. Рано или поздно придется принимать решение.
   Пейдж олицетворяла собой прошлое, а Стефани – будущее. Однако, когда они лежали ночью рядом в постели, прошлое то и дело властно вторгалось в его память и в его сердце.
   Энди спал, дверь в спальню была закрыта. Пейдж читала в постели, демонстративно не обращая на него внимания. И вдруг Брэд поцеловал ее – поцеловал так страстно, как не целовал уже давно, да и вообще она что-то не припоминала за ним такой страстности раньше. Сначала Пейдж лишь отстранилась, но потом Брэду как-то удалось опрокинуть ее на спину и задрать ночную рубашку. Он приник к ней, и какой бы неуместной ни представлялась ей сейчас мысль о близости с Брэдом, она почувствовала, что ее сопротивление тает – ведь, в конце концов, он все еще был ее мужем, и всего несколько недель назад она считала, что любит его.
   Он медленно, как-то томно вошел в нее, и вдруг страсть покинула его – вместе с эрекцией. Он еще пытался скрыть это, как-то восстановить силы, но стало очевидно, что тревоги и волнения последних дней повлияли не только на их личные отношения.
   – Извини, – прохрипел он и откатился на бок, вне себя от бешенства. Она лежала неподвижно, как статуя, кляня себя за то, что позволила этому случиться. После того, что произошло между ними, невозможно было спать с ним, несмотря на то, что они еще не развелись, – не может же она позволить ему делать с ней все, что он захочет, позволить ему еще раз ранить ее.
   – Твое тело не солгало тебе, Брэд, – печально сказала она. – Вот и ответ на все твои вопросы.
   – Я просто дурак, – раздраженно ответил он. Как бы он ни был привлекателен, как бы она ни любила его раньше – все было кончено. Может быть, навсегда. И она тоже поняла это.
   – Может быть, тебе все-таки лучше принять решение до того, как ситуация осложнится?
   Это было разумное предложение, и он кивнул в ответ. Просто смешно. И странно – весь прошлый год он перекочевывал из постели Стефани в постель Пейдж с разницей всего в несколько часов, и ничего, не возникало никаких проблем. Но теперь все изменилось потому, что она знала. Зря, наверное, он ей сказал. Впрочем, он же сам хотел получить свободу. К тому же он был в долгу перед Стефани, он был несправедлив к ней – с ней было так хорошо, так уютно. Она хотела, чтобы он немедленно переехал к ней, и даже грозилась бросить его, если он будет колебаться. Больше всего в этой жизни ему хотелось бы сдать Пейдж куда-нибудь на хранение или заморозить на год, провести это время со Стефани, а потом вернуться как ни в чем не бывало. Если бы только можно было все так устроить.
   – Наверное, мне все-таки нужно уехать, – обреченно сказал он, садясь на кровати. Внезапно ему захотелось увидеть Стефани и немедленно проверить себя. Эта маленькая неприятность с Пейдж сильно задела его.
   – Я вовсе ни на чем не настаиваю, – спокойно ответила Пейдж. Она лежала, вытянувшись на кровати, и ее стройное длинное тело просвечивало под тонкой тканью рубашки. Но он отвернулся в сторону.
   Она тоже корила себя за то, что разрешила ему овладеть ею, и внезапно ей захотелось увидеть Тригви.
   – Мне кажется, – сказала она, – что бы мы ни решили, все должно определиться в ближайшее время. Не думаю, что я так долго выдержу... К тому же мы должны подумать об Энди. Твои приходы, уходы, внезапные исчезновения – все это очень действует на мальчика.
   – Я понимаю. – Подумать только, всего две недели назад они жили нормальной жизнью! Он переживал нисколько не меньше, чем Пейдж и Энди, и был не рад своим же решениям. – Посмотрим, что получится.
   Она кивнула и отправилась в ванную, стараясь не думать о Тригви. Ей не хотелось, чтобы их отношения сложились как результат того, что Брэд бросил ее, или потому, что произошел несчастный случай. Если у них что-то получится, то пусть это будет потому, что у них действительно есть нечто общее, есть перспектива. Она хотела бы этого... а не того, что было с Брэдом. Пейдж чувствовала, что теперь ей будет трудно довериться кому бы то ни было, даже Тригви.
   Когда она вернулась из ванной, Брэд спал, а утром, когда она проснулась, его уже не было. Брэд оставил записку, что уехал играть в гольф и чтобы его не ждали к ужину. Он не написал больше ни строчки, и Пейдж сразу же поняла, что это ложь – он просто поехал к Стефани, прошлая ночь напугала его, и теперь ему нужны доказательства и утешения. Она со вздохом отбросила записку в сторону, и тут же раздался звонок телефона.
   – Привет, Пейдж, ну как жизнь? – Это Тригви беспокоился об Энди. Он знал, что теперь мальчик не может играть в бейсбол, и предложил привезти Энди к ним домой, чтобы тот поиграл осторожно с Бьорном, пока она будет дежурить у Алли. Разумеется, если им не займется Брэд, но Тригви все правильно рассчитывает: Брэд им заниматься не будет.
   – Сегодня ко мне придет женщина, которая убирает дом, так что она присмотрит за ними обоими. Я хотел бы поехать к Хлое, – объяснил Тригви.
   – Я уверена, что Энди будет в восторге. – Пейдж была благодарна Тригви за поддержку. Как бы ни сложились их отношения в будущем, все-таки он был замечательным другом, она никогда этого не забудет. – Я ему скажу. Когда лучше всего привезти его? – Было десять утра, и она хотела бы приехать в госпиталь к одиннадцати.
   – Просто завезите его по дороге в госпиталь. А я скажу Бьорну, он тоже будет в восторге. Он расстроился из-за того, что я не беру его к Хлое. Но каждый раз, когда я его беру, он через некоторое время начинает волноваться – трогает приборы, чем просто выводит из себя сестер.
   Пейдж рассмеялась, представив себе эту картину – теперь, когда она получше познакомилась с Бьорном, это было трогательно.
   Энди и в самом деле с восторгом принял известие о предстоящей поездке, а женщина, убиравшая у Тригви раз в неделю, согласилась посмотреть за мальчиками. Мальчики немедленно исчезли в комнате Бьорна и принялись смотреть видео, а Пейдж подвезла Тригви в госпиталь.
   – Как там Брэд? – осторожно осведомился он по дороге. – Или я, как вы полагаете, лезу не в свое дело? – Теперь это все больше становилось его делом, но он не хотел пугать ее своей настойчивостью – вид у нее был не слишком-то радостный, она все еще переживала случившееся прошлой ночью. И почему-то Пейдж испытывала чувство вины по отношению к Тригви.
   – Сложно. Мне кажется, наступила агония, но он все еще боится признать это.
   – А вы? Вы готовы действовать?
   Пейдж бросила на него взгляд. Она слишком ценила его, чтобы обманывать.
   – Я не хочу действовать слишком быстро или... – Она замолчала, подбирая нужные слова. Но он понял и был доволен. Ничего другого он и не ждал. – ...Или делать что-то просто из чувства мести, – закончила Пейдж.
   – Я тоже, – спокойно ответил он, целуя ее в щеку. – Я ни к чему не склоняю вас. У вас есть время. И если у вас с Брэдом все-таки наладится, мне, конечно, будет жаль себя, но я буду рад за вас. Брак – это главное... И в любом случае, если вам понадобится моя помощь, я всегда готов быть вам полезным.
   Она припарковалась у госпиталя и с благодарностью повернулась к нему. Странно, несмотря на то, что когда-то она всем сердцем любила Брэда, именно Тригви обладал всеми качествами, которые она ценила в мужчине. Нет, определенно, жизнь – странная штука.
   – И почему мне так везет, Тригви? Такие слова дорогого стоят.
   – Ну, я бы не назвал это везением... Мы с вами чертовски много заплатили за это. Неудачные браки... особенно мой, хотя и ваш после всего случившегося, – не сахар; несчастные случаи, едва не погибшие дети... так что мы, может быть, просто заслужили это.
   Она кивнула – он был прав. Несчастный случай с дочерью перевернул всю ее жизнь и жизнь Тригви, но, может быть, это и к лучшему. Пока еще трудно сказать.
   – Я люблю тебя, Пейдж, – сказал он, впервые обратившись к ней на «ты», и, наклонившись, поцеловал ее, а потом обнял и привлек к себе. Они долго сидели обнявшись под майским солнышком. Прошло всего две недели с того дня, как произошло несчастье – просто невозможно было поверить в это!
   Они вместе вошли в госпиталь. Пока Пейдж беседовала с врачами, Тригви принес ей ленч – сандвич с индейкой и чашку кофе, рассказывал что-то очень интересное о своей последней статье, которую он закончил минувшей ночью. Пейдж так нравилось, как он заботился о ней, как старался помочь ей и Энди.
   – Как сегодня Алисон?
   Пейдж разочарованно пожала плечами – она почти час вместе с физиотерапевтом занималась массажем конечностей, но Алисон не реагировала на их усилия. Девочка неуклонно теряла в весе, и этот процесс пока не удавалось затормозить.
   – Не знаю... прошло всего две недели, а кажется, вечность... Сейчас я думаю только о чуде, пусть самом маленьком.
   – Они же говорили, что это может продлиться долго. Может быть, несколько месяцев. Так что держитесь, – мягко сказал он.
   Да, это легко сказать – ведь Хлоя, хоть травма и была тяжелой, уже вне опасности. Несколько пластических операций, и, наверное, придется учить ее заново ходить, но ее жизни ничто не угрожает. Она уже начинает привыкать к тому, что процесс выздоровления затянется, и рассталась с мечтой о балете. Но положение Алисон совсем иное. До сих пор за ее жизнь нельзя поручиться. Ужасно, что она может пролежать в коме еще какое-то время – это тяжело для любой матери и тем более несправедливо по отношению к ней, Пейдж.
   – Я не сдаюсь, – сказала она, жуя сандвич. Тригви не уходил, потому что знал: тогда она не станет есть. Но и без этого ему хотелось быть рядом с ней. – Они сказали, что если за шесть недель не будет признаков улучшения, то она может так и остаться в коме.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация