А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жить дальше" (страница 11)

   – Я люблю тебя, – шептала она время от времени. – Я люблю тебя. – Словно Алисон могла услышать ее! Когда рассвело, отек не увеличился, но дыхание поддерживалось только благодаря аппарату искусственного дыхания. Она еще была на этом свете. Врачи посоветовали Пейдж поехать домой. В случае необходимости ей позвонят, но, судя по всему, состояние дочери медленно стабилизируется.
   В половине седьмого утра, поцеловав Алисон, Пейдж вышла в коридор. Все тело ныло и болело, голова кружилась, глаза слипались. В коридоре Пейдж, к своему удивлению, увидела Тригви, спящего на стуле. Он остался здесь на худший случай, а Брэд так и не позвонил. Он просто дерьмо, подумал Тригви, но не сказал этого Пейдж. Он был рад не меньше Пейдж, что Алисон удалось продержаться эту ночь.
   – Идемте, я отвезу вас, оставьте машину здесь, я привезу вас сюда, как только вы сможете вернуться.
   – Но я могу взять такси, – попыталась возразить Пейдж. Она слишком устала даже для того, чтобы ходить, не говоря уже о том, чтобы вести машину. Если бы только Алисон выжила, думала Пейдж, садясь на переднее сиденье его машины. Если бы только они спасли ее.
   – Вы держались мужественно, – тихо сказал Тригви и, наклонившись, поцеловал ее в щеку, обнял за плечи и похлопал по руке. Машина тронулась.
   – Я так боялась, Тригви... мне хотелось убежать куда-нибудь и спрятаться, – призналась она. Эта ночь была для нее чудовищным испытанием.
   – Но вы же не убежали. Она выжила. Так что нужно преодолеть это шаг за шагом, – мудро ответил он. Подъехав к ее дому, он посмотрел на Пейдж – она спала. Тригви не хотелось будить ее, но все же он ласково растолкал ее. Она проснулась и улыбнулась ему.
   – Спасибо... вы такой верный друг...
   – Мне хотелось бы, чтобы мы стали друзьями не только в беде, – сказал он, – ну, как члены одной команды по плаванию... или как в вашей росписи. – Тут он внезапно вспомнил: – Вы по-прежнему собираетесь на похороны Филиппа?
   Она кивнула. Теперь она была уверена, что Брэда туда не затащишь.
   – Я подъеду за вами в два пятнадцать. Постарайтесь выспаться за это время. Вам это просто необходимо.
   – Постараюсь. – Она коснулась его руки и вышла. Он проследил за ней взглядом, пока она искала ключ от дома. Там никого не было, хотя было ровно семь утра.
   Тригви помахал ей рукой и отъехал, а Пейдж закрыла дверь, думая о том, что сказать Брэду, когда она увидит его. Слов уже не оставалось, разве что «прощай». Или они уже попрощались?

   Глава 7

   В семь утра Пейдж стояла в гостиной, раздумывая – то ли лечь спать, то ли проведать Энди у Джейн. Она устала до смерти, и больше всего ей хотелось спать, но ведь Энди наверняка хотел ее увидеть. Поэтому она умылась и причесала волосы, потом прослушала сообщения на автоответчике. Не было ни одного от Брэда, и это добавило масла в огонь – как он может заниматься этим теперь, когда Алисон едва жива? И что представляет собой Стефани, если позволяет ему такое?
   Пейдж пошла к Джейн и обнаружила там Энди, завтракавшего вместе с ней. Работал телевизор, и Джейн, напевая, готовила Энди свежие вафли.
   – Счастливчик! – сказала Пейдж, целуя его в макушку. Она улыбнулась Джейн, и та заметила, что черные круги под глазами подруги стали еще больше.
   – Как Алли? – немедленно спросил Энди, и Пейдж некоторое время не знала, что сказать, пытаясь справиться с подступающими слезами. Она поняла, что просто не может сказать: «Чуть не умерла ночью, но господь не допустил этого». Джейн заметила ее состояние и, похлопав по плечу, приготовила ей кофе.
   – В порядке, – ответила она наконец Энди, а потом, повернувшись к Джейн, добавила, понизив голос: – Сегодня ночью дело было плохо – начался отек мозга после операции, и пришлось подключить искусственное дыхание.
   – Она умрет? – вдруг спросил подслушивавший Энди. Пейдж отрицательно помотала головой. По крайней мере пока она еще жива и умирать не собирается.
   – Надеюсь, что нет.
   Некоторое время он молчал, раздумывая над ее словами, а потом задал вопрос потруднее:
   – А где папа? Он не заехал за мной вечером.
   – Наверное, он заработался, а когда приехал домой, ему не хотелось тебя будить.
   – Ага. – Этот ответ, кажется, устроил Энди. Он как-то почувствовал, что прошлой ночью между ними что-то произошло, и ему это не понравилось. Казалось, что несчастный случай с Алисон изменил весь мир: люди, которых он любил, стали испуганными и сердитыми, и не осталось ничего надежного. – А я смогу увидеть Алли сегодня?
   – Пока нет, дорогой. – Не могла же она показать ему Алисон сейчас – без волос, всю в бинтах, трубках, подключенную к машинам, а вокруг аура смерти и страха. Этот вид мог испугать кого угодно, тем более семилетнего ребенка. – Вот когда ей станет лучше, когда она проснется... – ответила она, снова пытаясь остановить слезы. На этот раз ей пришлось отвернуться, чтобы он не увидел, как она плачет, а Джейн обняла ее за плечи.
   – Теперь тебе нужно поспать. Почему бы тебе не лечь в постель, а я отвезу Энди в школу.
   Но Энди, услышав это, поник – он и понятия не имел, как она устала, как страшно было в госпитале. Ему не хотелось, чтобы мама покидала его.
   – Ничего, я в порядке. – Пейдж глубоко вздохнула и отхлебнула кофе. – Я вернусь через несколько минут и лягу спать. – Она хотела выспаться перед тем, как Тригви приедет за ней, чтобы взять на похороны. В госпитале знали, где ее найти. Она настолько хотела спать, что, казалось, и шага не могла ступить. Но она все-таки отвезла Энди, но потом едва довела машину до дома. На автоответчике так и не было ничего от Брэда, а звонить ему на работу было еще рано.
   У Пейдж не укладывалось в голове: как он мог остаться на всю ночь и даже не позвонить? Чем он сможет это объяснить? «Извини, дорогая, я провел ночь со своей любовницей»? Насколько же далеко зашло дело всего за несколько дней! Их брак, их отношения полетели к черту.
   В 8.15 Пейдж была в кровати. Она долго ворочалась, не умея засыпать при утреннем свете и думая об Алисон и ужасах прошлой ночи, но к 8.30 усталость одолела мозг, и она крепко уснула, даже не раздеваясь. Так она проспала до полудня, когда ее разбудили долгие звонки телефона. Пейдж выскочила из постели, боясь, что это звонят из госпиталя.
   – Да? – крикнула она в трубку. Слава богу, это была ее мать.
   – Боже, что с тобой стряслось?! Ты заболела?
   – Нет, мама... я... я... просто спала. – Нужно было слишком многое объяснить матери, и это было непросто сделать.
   – Днем? Что-то новенькое. Ты что, беременна?
   – Нет-нет. Я просто припозднилась... – У твоей внучки, что лежит при смерти... Пейдж вдруг почувствовала себя виноватой, что не позвонила матери раньше.
   – Ты не звонила мне весь уик-энд, хотя обещала. – Мать любила жаловаться и выступать в роли обиженной. Она всегда говорила, что Пейдж не уделяет ей должного внимания, хотя, по правде говоря, она была гораздо ближе к старшей сестре Пейдж, Алексис. Та жила в Нью-Йорке и много времени проводила с матерью.
   – Я была очень занята, мама... – Ну и как же сказать ей об этом, какие слова подобрать? Она закрыла глаза, пытаясь справиться с собственным волнением. – В субботу вечером с Алисон произошел несчастный случай.
   – С ней все в порядке? – Даже ей не удалось избежать этих слов и того, что было заключено в них. Вообще-то она была довольно здравой женщиной, но скрывала это, предпочитая жить в мире мечтаний.
   – Нет. Она в состоянии комы. В воскресенье ей сделали операцию на мозге. Результат еще не ясен. Извини, что я не позвонила тебе, мама. Я просто не знала, что сказать, и хотела подождать, пока ситуация станет более стабильной.
   – А Брэд?
   «Странный вопрос», – подумала Пейдж.
   – Брэд? С ним все в порядке... его не было в машине. Она была со своими друзьями.
   – Наверное, он очень переживает. – Как это похоже на мать – концентрироваться на нем, а не на дочери, не на том, выживет Алисон или нет, главное для нее – Брэд. Если бы она не знала хорошо мать, то подумала бы, что ослышалась.
   – Нам всем трудно. Брэду, мне, Энди... Алли...
   – С ней все будет в порядке?
   – Пока не ясно.
   – Я уверена, что она выживет. Сначала все ужасно, но потом люди все равно выживают. – Боже! Как это похоже на ее мать! Она всегда стремится спрятаться от реальности. Ничто не изменилось. Впрочем, на расстоянии, не видя Алисон, трудно представить, в каком она состоянии. – Я читала немало статей об авариях и людях, которые лежали в коме, и они потом поправлялись. Она такая молодая. Она справится. – Голос матери звучал так уверенно, что Пейдж почти поверила в ее слова.
   – Надеюсь, – отчужденно ответила Пейдж, глядя в пол... И как еще люди могут общаться с ее матерью! С тех пор как ей исполнилось четырнадцать лет, ровным счетом ничего не изменилось. Мать по-прежнему видела только то, что ей хотелось, игнорируя все остальное. Что бы ей ни говорили. – Я буду держать тебя в курсе.
   – Скажи ей, что я люблю ее, – уверенно добавила Марибел Аддисон. – Говорят, что люди в коме все слышат. Ты ведь говоришь с ней, Пейдж?
   Пейдж кивнула, и слезы снова потекли по ее щекам. Разумеется, она говорит с ней... говорит, как любит ее... просит ее не умирать, не покидать их...
   – Да, – сдавленно проговорила она.
   – Хорошо. Тогда скажи, что бабушка и тетя Алексис любят ее. – И потом добавила, словно это только что пришло ей в голову: – Ты хочешь, чтобы мы приехали? – Они все делали вместе – ее мать и сестра.
   Но Пейдж торопливо оборвала мать:
   – Нет!.. Я позвоню, если будет нужна ваша помощь.
   – Обязательно, детка, я позвоню тебе завтра. – Это прозвучало как договоренность о бридже в уик-энд. Нет, все-таки ее уверенность в себе просто потрясающа! Она не сомневается, что с Алисон будет все в порядке, и совершенно не боится последствий. И, как обычно, она не собирается утешать или поддерживать младшую дочь.
   – Спасибо, мама. Я позвоню, если будут новости.
   – Обязательно, детка. Мы с Алексис завтра поедем за продуктами. Я позвоню тебе, когда мы вернемся домой. Передай привет Брэду и Энди.
   – Передам.
   Пейдж повесила трубку и невидящим взглядом уставилась в пол. Она старалась не думать о годах, проведенных в родном доме с матерью... Вся эта ложь, притворство, нежелание жить в реальном мире. Алексис еще лучше поднаторела в этом. Она в совершенстве играла в те же игры, что и мать. Все хорошо, никто не совершает ничего дурного, а если совершает, то об этом не говорится; они всегда спокойны, голоса всегда ровные, а внутри страх. Пейдж чуть не умерла от этого, она не могла дождаться, когда сможет расстаться с ними, и, как только поступила в художественный колледж, сразу же захотела уехать. Они не отпускали ее, отказались платить за обучение, и тогда она нашла работу официантки в ночном ресторане, так что могла заплатить за себя сама. Она все сделала, только бы вырваться из дома, отлично понимая, что от этого зависит сама ее жизнь.
   Пейдж настолько погрузилась в свои мысли, что так и не услышала, когда пришел Брэд, а он не заметил ее. Брэд дошел уже до середины комнаты, когда она пошевелилась, и оба вздрогнули, увидев друг друга.
   – Господи!.. – выдохнул он.
   – Вернулся передохнуть? – холодно спросила она, продолжая сидеть на кровати – в измятой одежде, непричесанная, но уже более уверенная в себе.
   – Я вернулся, чтобы переодеться. – Со смущенным видом он прошел в ванную, снял рубашку и бросил ее в корзину для грязного белья.
   – Значит, ты пришел переодеться, чтобы снова провести ночь не дома? – В ее голосе слышались презрение и гнев. – Ты не мог хотя бы позвонить? Или ты уже считаешь, что можно не делать вид, что мы все еще состоим в браке?
   – Тебя тоже дома не было. Так что какая разница? – Его слова были настолько несправедливы, что ей захотелось его ударить.
   – Ты мог бы позвонить в госпиталь или Джейн. Энди тебя ждал. Он думал, что с тобой тоже произошел несчастный случай. Неужели тебе и на него наплевать? Алисон этой ночью чуть не умерла. – Она решила выстрелить по нему дуплетом и попала в цель.
   – Она в порядке?
   – Пока держится. Но едва-едва.
   Он явно расстроился. Ему хотелось забыть обо всем этом хотя бы на одну ночь. Ему было так хорошо, когда он не думал о госпитале, Пейдж и даже об Энди.
   – Знаешь, я как-то отключился... – Он и сам понимал, что это всего лишь нелепая отговорка.
   – Хотела бы я тоже хоть на мгновение забыть обо всем этом. Тебе повезло, – грустно ответила она. Она-то никогда не забудет и не хочет забывать. Всего три дня назад она не забыла бы и о нем. Но теперь все переменилось. – Тебе не удастся укрыться от этого, Брэд. Это реальность, и тебе придется считаться с ней. Интересно, что бы ты чувствовал, если бы она прошлой ночью умерла?
   – А как я должен себя чувствовать? – мрачно спросил он.
   – Энди тоже в тебе нуждается. Может быть, ты навестишь Алисон? Если что-то случится... – Она сама не смогла бы быть где-то еще в это время, но у Брэда было явно иное мнение.
   – То, что ты постоянно сидишь с ней, ничего не изменит, – возразил он. – Она выживет или умрет независимо от того, сижу я с ней или нет. Меня это напрягает, и, кроме того, неужели ты думаешь, что мы должны сохранить ее любой ценой?
   – Что ты несешь?! – ужаснулась Пейдж. – Ты хочешь сказать, что мы должны дать ей умереть? – Пейдж вся дрожала. Что с ним случилось? Как он мог говорить такое?
   – Я хочу сказать, что я молюсь о том, чтобы Алисон выздоровела. Но именно Алисон. Девочка, какой она была и какой бы стала, если бы этого не произошло. Прекрасная, сильная, умная и способная девушка. Неужели ты хочешь, чтобы она выжила и осталась калекой? Неужели тебе нужна идиотка, за которой придется ходить до конца жизни? Ты этого бы хотела? А я нет. Если бы это оказалось так, то я бы позволил ей уйти. Неужели ты думаешь, что твое сидение около нее, когда у нее отекает мозг и она дышит с помощью аппарата, что-то изменит? Мы сделали все, что могли, теперь остается только ждать. А где ждать – все равно. Для нее в частности.
   А что, если разница все-таки есть? Что, если она ощущает их присутствие рядом?
   Пейдж слушала его с отвращением.
   – А Энди? Он уже ничего для тебя не значит? – Она не собиралась щадить его, он этого не заслуживал. Он предал их всех и в такое время!
   – Может быть, это для меня непосильная ноша? У тебя не возникало такой мысли? – спросил он, подойдя к ней ближе. Ему было неприятно ее присутствие, она была для него живым упреком.
   – У меня возникает мысль, что ты погряз в собственных удовольствиях и не в состоянии принимать ответственные решения. Время не остановится только ради тебя, Брэд. Твои разборки с собственной сексуальной жизнью – это вовсе не простые «тайм-ауты». Ты нужен Алли, что бы ты ни думал о ее состоянии и будущем. Именно поэтому ты даже еще больше ей нужен. И Энди тоже. Ребенок напуган, на его глазах разваливается семья, сестра на грани смерти, где ты, он не знает, и ни с того ни с сего ему приходится жить у соседки.
   – Тем более тебе следовало приехать домой ночевать, – зло возразил Брэд и изумленно отшатнулся, когда Пейдж поднялась и подошла к нему.
   – Тебе придется усвоить вот что, Брэд: я не отойду от Алисон, пока не будет ясно, что она будет жить, или пока она не умрет. А если она умрет... – на ее глазах выступили слезы, но голос не дрогнул, – то я собираюсь остаться с ней до конца, держа ее за руку, обнимая ее, пока она не покинет этот мир, точно так же, как я обнимала ее, когда она появилась на свет. Я не собираюсь отсиживаться дома, проводить время с тобой – если только ты не появишься в госпитале – или даже с Энди. И уж точно я ни с кем не стану трахаться, чтобы забыть о том, что случилось. – Пейдж резко отвернулась от мужа, не желая видеть его лица, такого далекого и чужого, как будто он уже давно был для нее посторонним человеком.
   – Пейдж! – Она повернулась к нему – ее поразило, что в его голосе слышались слезы. Брэд сидел на стуле, уронив голову на руки. – Я просто не могу смотреть на нее. Мне кажется, что она уже умерла... я просто не могу перенести этого. Ну что же мне делать?!
   Пейдж не могла понять – с чего он взял, что у нее есть какой-то выбор? Ей тоже было тяжело видеть Алисон, но она знала, что это нужно выдержать. Она должна. Ради девочки.
   – Она еще не умерла, – спокойно ответила Пейдж, словно хотела утешить Брэда. Но подойти к нему, успокоить было выше ее сил. Между ними теперь лежала пропасть из боли, гнева и разочарования. Она не знала, как ей теперь быть рядом с ним, кем он стал для нее. – У нее еще есть шанс, Брэд. Ты не можешь бросить ее, пока она не использовала его.
   – Лучше бы она умерла, чем осталась калекой, Пейдж.
   – Замолчи! – яростно крикнула она, не понимая, почему он хотел так легко отделаться от Алли и даже решил все за нее, хотя это и значило потерять ее навсегда. Нет, она так легко не сдается.
   – Я не знаю... – начал он, сознавая вину за то, что чувствовал и говорил, но ничего не мог поделать с собой. – Когда я увидел ее, то понял, что она не сможет выкарабкаться из всего этого. Я не хочу, чтобы она осталась на всю жизнь растением... Когда подумаешь о том, что они там говорили... о коме... параличе... потере моторики... рассудка... Неужели ты не поняла, что они имеют в виду, что она никогда не сможет после всего, что перенесла, стать нормальной?
   – Но еще есть надежда. Это будет нелегко... может быть, она никогда не станет прежней... может быть, она даже не выживет... но если есть шанс... – У Пейдж снова потекли слезы. – Но если она выживет... мы должны помочь ей сделать это.
   Он в отчаянии взглянул на жену.
   – Я не могу... я не могу этого сделать, Пейдж... Не рассчитывай на меня.
   Пейдж поняла, что он и в самом деле был напуган, сердце ее дрогнуло и сжалось от боли. Она подошла к Брэду и обняла его. Он уткнулся лицом ей в грудь. Пейдж гладила его по голове, и ей больше всего хотелось, чтобы они опять были вместе, чтобы ничего не менялось. Но того, что случилось, уже нельзя было изменить, как нельзя было предотвратить несчастный случай с Алисон.
   – Я так боюсь... – прошептал он, – ... я не хочу, чтобы она умирала... но я не хочу, чтобы она жила в таком состоянии, Пейдж... я этого не перенесу... извини за прошлую ночь... я не должен был пропадать... но я просто не в состоянии справиться с этим.
   Она кивнула, понимая, что творится в его душе, но это ничего не меняло для нее. Он хотел укрыться от этого кошмара, но это значило, что ей придется остаться с этим кошмаром одной.
   – Что, если она умрет? – Брэд с тоской посмотрел на нее. От его слов Пейдж словно задохнулась.
   – Не знаю, – чуть слышно ответила она. – Я боялась этого ночью... но она не умерла. Впереди еще день... еще время... и мы должны молиться.
   Он кивнул, завидуя ее мужеству. Ему все еще хотелось сбежать, и он думал, что Стефани поможет ему в этом. Стефани искренне жалела его и хотела утешить, ослабить боль от несчастья, что стряслось с его ребенком. Он сказал ей, что Пейдж сама справится с этим, и Стефани поверила. Но когда он увидел, как мучается Пейдж, его охватило чувство вины, он понял, что не должен был оставлять ее.
   Его голова лежала на ее груди, и он внезапно ощутил мощное, нарастающее влечение. Он обнял ее и попытался привлечь к себе, посадить на колени и поцеловать. Но Пейдж вдруг напряглась и оттолкнула его со всей силой.
   – Как ты можешь?! – После всего, что вышло на свет из-за несчастного случая с Алисон, она не могла даже представить себе, что между ними возможна физическая близость.
   – Пейдж, ты нужна мне!
   – Это чудовищно, – сказала она. У него же есть Стефани, чего он хочет теперь? Если бы она не знала о любовнице! Но теперь она не могла быть с ним. Все-таки ему удалось поцеловать ее, и она почувствовала, что он и в самом деле хочет ее. Но что с того? Она глуха к его ласкам, он для нее уже чужой. Теперь он принадлежит другой женщине, а не ей.
   Она оттолкнула его и вырвалась из его рук.
   – Извини, – сказала она и бросилась из комнаты. Брэд понимал, что его поведение причиняет ей боль теперь, когда она узнала о Стефани, но она была права – в таком состоянии он был не способен совершать верные шаги.
   Через несколько минут Брэд нашел Пейдж на кухне – она готовила себе кофе. Когда он вошел, она даже не повернулась на звук шагов.
   – Прости меня. Я просто потерял голову. Я понимаю, как это было неуместно.
   Ей просто не верилось, что всего неделю назад они занимались любовью и она даже не подозревала, что у него есть любовница. Как все изменилось! Она уже знала, что значила для него Стефани, и не могла представить себе, что он прикоснется к ней. Может быть, если бы он раскаивался в происшедшем, говорил, что оставит Стефани, просил прощения... Но ничего такого и в помине не было. Это был конец их отношениям – он сам так решил и объявил об этом во всеуслышание, хотя именно сейчас он так был им нужен. Стефани заменила ему их всех – жену, дочь и сына, она была нужна ему, она, а не Пейдж. Этот удар Пейдж, кажется, не почувствовала во всю его мощь – ее мысли и чувства были с Алисон. И только тупая боль и непреходящее недоумение говорили ей о том, что в ее жизни произошли и другие перемены.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация