А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берегитесь округлостей" (страница 6)

   Глава 8

   Около половины второго ночи я проснулся и с трудом заснул снова. Серия событий бешено вращалась у меня в голове, пытаясь обрести упорядоченный облик.
   Три или четыре раза я засыпал, чтобы проснуться опять, так как различные предположения бегали друг за другом, словно марионетки в пьесе. Наконец около половины третьего мне удалось заснуть по-настоящему. Правда, меня мучили кошмары, а в конце концов разбудил телефонный звонок.
   Я снял трубку и по тону Берты Кул понял, что мы напали на золотую жилу.
   – Дональд, – проворковала она, причем каждое слово звенело, как доллар в кассовом аппарате, – Берте очень не хочется беспокоить тебя среди ночи, но не мог бы ты одеться и быстро прийти в офис?
   – В чем дело? – спросил я.
   – Не могу объяснить по телефону, Дональд, но у нас клиент, у которого очень большие неприятности. Мы…
   – Слушай, Берта, – прервал я, – ты имеешь дело с человеком, которого арестовали, с женщиной, которая была с ним, или с адвокатом?
   – Второе, – ответила она.
   – Сейчас буду. Где ты?
   – В офисе, Дональд. Это самая странная и дикая история, какую ты когда-либо слыхал.
   – Миссис Эндикотт с тобой?
   – Да, – коротко сказала Берта.
   – Ладно, скоро приду.
   Я выбрался из кровати, принял душ, поскреб лицо электробритвой, оделся и зашагал по пустым улицам к зданию агентства.
   Ночной сторож привык к необычному распорядку в офисе. Он что-то проворчал насчет людей, снимающих помещение для работы двадцать четыре часа в сутки, но впустил меня.
   Я открыл дверь ключом и прошел в личный кабинет Берты Кул.
   Берта по-матерински нянчилась с женщиной лет тридцати, с печальными глазами, которая почти неподвижно сидела на стуле, но при этом довела свои перчатки до такого состояния, что они стали походить на скрученные обрывки веревки.
   При виде меня Берта просияла.
   – Это миссис Эндикотт, Дональд.
   – Здравствуйте, миссис Эндикотт, – приветствовал ее я.
   Она протянула мне холодную руку и одарила теплой улыбкой.
   – Дональд, – сказала Берта, – это самая необычная история, какую ты слышал в своей жизни. Она абсолютно ни на что не похожа. Это… Мне бы хотелось, чтобы миссис Эндикотт сама тебе рассказала.
   Миссис Эндикотт была брюнеткой с черными глазами, выдающимися скулами и гладкой кожей. Если бы не похоронный взгляд, она могла бы сойти за профессионального игрока в покер. При этом она умела держать эмоции под контролем. Ее лицо было бесстрастным, как мраморная плита на могиле.
   – Вы не возражаете, дорогая? – осведомилась Берта.
   – Конечно, нет, – ответила миссис Эндикотт тихим, но твердым голосом. – В конце концов, мы из-за этого вытащили мистера Лэма из постели, и он не сможет работать над делом, не зная фактов.
   – Если бы вы могли сообщить ему самое основное, – сказала Берта. – Остальное я добавлю позже.
   – Хорошо. – Миссис Эндикотт с такой силой скрутила перчатки, что они, казалось, вот-вот треснут по швам. – Это произошло почти семь лет назад, – начала она.
   Я кивнул, так как женщина сделала паузу.
   – Только самое основное, – повторила Берта голосом, сочившимся фальшивым сочувствием.
   – Джон Энсел и я любили друг друга. Мы собирались пожениться. Джон работал у Карла Карвера Эндикотта.
   Карл послал Джона Энсела в Бразилию, а когда он добрался туда, велел ему отправляться в экспедицию по Амазонке. Карл утверждал, что ищет нефтяные месторождения. В группе было два человека. Он предложил каждому премию в двадцать тысяч долларов, если они успешно выполнят свою миссию.
   Конечно, они не давали никаких обязательств, но Джон очень хотел получить эти деньги, потому что тогда мы смогли бы пожениться, а он сумел бы начать собственное дело. Но путешествие обернулось узаконенным убийством. Все было рассчитано специально. Тогда я этого не знала. У экспедиции не было ни одного шанса из тысячи. Карл Карвер Эндикотт заблаговременно об этом позаботился.
   Спустя некоторое время Карл пришел ко мне со слезами на глазах. Он сказал, что только что получил известие о гибели экспедиции. Они запаздывали с возвращением, и он отправил на их поиски самолеты и пешие группы, не останавливаясь перед расходами.
   Для меня это было страшным ударом. Карл делал все, чтобы меня утешить, и наконец предложил мне возможность обеспечить себе надежное и безбедное существование.
   Женщина сделала паузу и так стиснула злополучные перчатки, что кожа на костяшках ее пальцев побелела.
   – Вы вышли за него замуж? – спросил я.
   – Да.
   – А потом?
   – Потом он уволил одну из своих секретарш, и она обо всем мне рассказала. Я не могла поверить своим ушам. Но все соответствовало другим фактам, о которых я узнала позже.
   Секретарша рассказала, что Карл Эндикотт тщательно выбирал место для самоубийственного путешествия. Он послал Джона Энсела на такую же верную гибель, как если бы поставил его перед расстрельной командой.
   – И вы сразу же обвинили в этом вашего мужа? – спросил я.
   – Не успела, – ответила она. – Произошло нечто невероятное. Зазвонил телефон. Я сняла трубку и услышала голос Джона Энсела. Второй участник экспедиции погиб, но Джону удалось выжить в джунглях и наконец добраться до цивилизованных мест, где он и узнал о моем замужестве.
   – Ну и как вы поступили?
   – В те дни я еще не научилась управлять своими чувствами. Я впала в истерическое состояние, сказала Джону, что принадлежала и принадлежу только ему, что в брак меня вовлекли обманным путем, что я должна сейчас же увидеть его и что я немедленно ухожу от Карла.
   А потом я сделала то, чего не должна была делать. Понимаете, мистер Лэм, я испытала страшный шок и…
   – Так что же вы сделали?
   – Я обо всем сообщила Джону по телефону. Рассказала ему, что Карл хотел убрать его с пути и намеренно послал его на верную смерть, чтобы жениться на мне.
   – Что было потом? – спросил я.
   – Последовало молчание, а затем раздался щелчок. Я не знала, положил ли Джон трубку или это прервалась связь. Наконец я позвонила телефонистке и сообщила ей, что нас прервали. Она сказала, что мой собеседник положил трубку.
   – Когда это было?
   – В день смерти моего мужа, – с горечью ответила она.
   – А где находился Джон Энсел, когда звонил вам?
   – В аэропорту Лос-Анджелеса.
   – Хорошо. Что случилось дальше?
   – Я не могу вам этого объяснить, не рассказав кое-что о Карле. Он был безжалостным, властным, хладнокровным и дьявольски умным. Если Карл чего-то хотел, он это получал. Думаю, главной причиной, по которой он захотел получить меня, было то, что я не ответила на его первые ухаживания.
   Ко времени, когда позвонил Джон, я многое узнала о характере Карла. Полагаю, что его страсть ко мне, если это можно так назвать, подходила к концу. Женитьба на женщине, чье сердце принадлежало другому, удовлетворяло его стремление побеждать, но этого не могло хватить надолго.
   – А позже вы сообщили вашему мужу о том, что узнали?
   – Да, мистер Лэм, и я бы отдала все, чтобы в тот момент пораскинуть мозгами, прежде чем выплескивать свои эмоции. Но я копила их месяцами, и теперь они прорвались наружу. У нас произошла жуткая сцена.
   – Что вы сделали?
   – Ударила его по лицу. Я… если бы у меня было оружие, я бы убила его.
   – А потом вы ушли из дома?
   – Да, ушла.
   – Ну?
   – Джон Энсел был в аэропорту. Тогда до Ситрес-Гроув летали вертолеты. Он прилетел туда, взял такси и поехал в поместье Карла. Позже я узнала, что произошло.
   – Что же?
   – Джон позвонил в дверь. Карл сам открыл ему. Разумеется, он знал, что Джон жив, потому что я в приступе гнева все ему рассказала. Джон не стал сразу сообщать о себе в офис, когда выбрался из джунглей, из-за сделанных им открытий. Все еще преданный интересам Карла, он намеревался лично связаться с ним, прежде чем станет известно, что он выжил, и начнется газетная шумиха. Думаю, Карл узнал о возвращении Джона еще до того, как я ему об этом сообщила.
   – Продолжайте.
   – Мне кажется, Карла не испугала эта новость. В конце концов, Джон не мог ничего доказать – по крайней мере, так думал Карл, но, посмотрев Джону в лицо, он понял, что ему все известно, и… Ну, Джон Диттмар Энсел был уже не тем человеком, которого Карл отправил с самоубийственной миссией. Джон жил в джунглях бок о бок со смертью, постоянно борясь с ней… Посмотрев на Джона, Карл был потрясен. Он проводил его в кабинет наверху, сказал, что сейчас придет, и вышел в соседнюю комнату.
   Вы встречали Джона, мистер Лэм. Думаю, вы разбираетесь в людях. В Джоне Энселе есть нечто телепатическое. По натуре Джон – мягкий человек, но, как я говорила, он провел много времени в джунглях в невероятно тяжелых условиях. Джон рассказал мне, что через несколько секунд понял, что у Карла на уме. Карл собирался застрелить его и заявить, что действовал в целях самозащиты. Он бы положил рядом с телом Джона револьвер, предварительно выстрелив из него, а потом сказал бы, что Джон обвинил его в краже невесты и…
   – Бог с ними, с намерениями, – прервал я. – Что сделал Джон?
   – Джон потихоньку вышел из кабинета и на цыпочках спустился по лестнице. Он решил встретиться с Карлом при свидетелях, чтобы не дать ему возможности застрелить его и объяснить это самозащитой. Джон как раз открыл дверь и выходил из дома, когда услышал револьверный выстрел.
   – Джон знал, что вы ушли от Карла? – спросил я.
   – Да. Это было очередным проявлением его телепатических способностей, а впрочем, можете называть это как хотите. Джон сказал, что в ту минуту, когда вошел в дом, почувствовал, что я ушла. Конечно, он мог понять это по выражению лица Карла…
   – А Карл ничего ему не рассказывал?
   – Нет. По крайней мере, так говорит Джон.
   – Хорошо. Что он сделал потом?
   – Вышел на шоссе и добрался на попутных машинах в Лос-Анджелес. Джон прочитал в газетах о смерти Карла и о шофере такси, который точно описал его. Он понял, что, если станет известно, что он жив, его обвинят в убийстве Карла и у него не будет ни малейшего шанса на оправдание. У Джона были все основания убить Карла, но он… Ну, вы ведь понимаете, мистер Лэм, что, если не найдут настоящего убийцу, шансов у Джона действительно не остается.
   – Ну и что произошло потом?
   – Я знала, где находится Джон, и отправилась к нему той же ночью. Мы все обсудили и решили, что Джону не следует попадаться на глаза знающим его людям, пока не будет осужден убийца Карла. Это не составляло труда, так как все считали Джона погибшим. Так начался долгий кошмар. Джон не сообщал о себе никому, а я делала все возможное, чтобы раскрыть убийство моего мужа. Мне пришлось вернуться назад и вступить во владение его состоянием. Я унаследовала деньги Карла, потому что он не успел изменить завещание, и не скрою, что пользовалась ими в свое удовольствие.
   – А как же настоящий убийца Карла Эндикотта?
   – Его убил Купер Хейл, – сказала женщина, – но мы не можем этого доказать и не сможем никогда. Купер Хейл слишком умен. Он знал, что произошло. Хейл последовал за Карлом наверх. Помните, что Карл захватил револьвер, который собирался положить возле тела Джона. Карл намеревался использовать Хейла как свидетеля, что он стрелял в целях самозащиты. Хейл вошел в кабинет, спокойно подобрал револьвер, выстрелил Карлу в голову, потом спустился и позвонил в полицию.
   – А каковы были мотивы Хейла? – спросил я.
   – Этого я не знаю. Мне известно, что в тот день мой муж взял из банка двадцать тысяч долларов. Думаю, он знал, что Джон жив, и собирался уплатить ему обещанную премию. По какой-то причине Карл решил заплатить наличными. Эти двадцать тысяч исчезли.
   Кроме того, в течение двух месяцев муж платил шантажисту по десять тысяч в месяц.
   Хейл был простым клерком. Внезапно у него появились деньги. А после смерти Карла он постоянно богател и стал влиятельным банкиром.
   – Хорошо. Давайте переходить к настоящему, – сказал я. – Что происходило после этого?
   – Полиция наблюдала за мной день и ночь. Они чувствовали, что я, возможно, поддерживаю связь с человеком, которого они считали убийцей. Я была очень осторожна. Старалась почти не выходить, чтобы уберечь Джона. Постепенно полиция ослабила бдительность. Мы с Джоном смогли встречаться, но тайком и очень редко. Ведь все думали, что Джон Энсел мертв.
   Друд Никерсон был единственным свидетелем. А теперь я прочитала, что он погиб в автомобильной катастрофе. Я не осмеливалась проявить интерес к этому делу, но мы решили, что Джон может обратиться в детективное агентство, не сообщая им своего адреса, чтобы в случае чего полиция не могла проследить и арестовать его.
   Потом мы выяснили, что Никерсон в самом деле мертв и что полиция отказалась продолжать расследование убийства Карла. Полагаю, мы вели себя глупо, но мы так истосковались за эти годы, встречаясь украдкой и живя в постоянном напряжении, и у нас были причины верить, что полиция списала дело со счетов.
   Сама мысль о том, что мы сможем открыто жить вместе, как муж и жена, полностью захватила нас. Мы решили, что рано или поздно нам все равно придется выйти из укрытия, так что лучше сделать это теперь.
   – И угодили в ловушку, – заметил я.
   Она нервно теребила перчатки.
   – Вы правы. Мы прилетели в Юму и отправились к мировому судье, чтобы пожениться. Полиция нас уже поджидала. Это было так жестоко! Почему им было нужно арестовать его именно тогда? Могли бы подождать, пока мы поженимся, и…
   – И тогда они не могли бы принуждать вас давать показания, – закончил я. – Они специально дотянули до бракосочетания, чтобы получить доказательства мотива.
   – Это была ловушка, – признала она. – Полиция ловко ее подстроила. Они знали, что Друд Никерсон – их единственный свидетель и что, если он умрет, расследование придется прекратить. Поэтому они договорились обо всем с Никерсоном. Завтра газеты напечатают, что сообщение о его смерти было ошибкой, происшедшей из-за того, что в кармане у погибшего случайно оказалась одна из визиток Никерсона.
   Я покачал головой.
   – Нет. Они этого не сделают.
   – Что значит «не сделают»? – удивилась женщина. – Нам уже сказали, что…
   – Когда они хорошенько подумают, им придет в голову другая идея, – объяснил я. – Они будут трубить о хитрой полицейской ловушке, в которую завлекли беглеца, скрывавшегося от правосудия целых шесть лет.
   Миссис Эндикотт снова скрутила свои перчатки. На этот раз ее лицо исказилось, а голос походил на тарахтение трещоток гремучей змеи.
   – Я могла бы убить того, кто причинил нам все это.
   – Вам бы это не помогло, – сказал я.
   – Так что же мне делать?
   – Миссис Эндикотт полностью доверилась тебе, Дональд, – проворковала Берта, – а о финансовой стороне можешь не беспокоиться. Мы уже обо всем договорились. Она связалась со мной, как только полиция произвела арест. Мы хотим, Дональд, чтобы ты сразу же начал работать над этим делом. Оно достаточно запутанное, так что мы можем сосредоточиться на нем и выбросить из головы все прочее.
   Я взял со стола Берты телефонный справочник.
   – Прежде всего вам нужно обзавестись адвокатом, и побыстрее.
   – Я уже думала об этом, – ответила миссис Эндикотт. – В Лос-Анджелесе есть два известных адвоката, чьи имена внушают уважение. Я…
   – Забудьте об этом! – прервал я. – Дело будет слушаться в округе Ориндж. Нам нужен человек из Санта-Аны, который будет прислушиваться к голосу разума.
   – Что значит «к голосу разума»? – спросила она.
   – К моему голосу. – Я взял телефонную трубку и набрал номер междугородной связи. – Я хочу заказать срочный разговор с Барнардом Куинном, адвокатом в Санта-Ане, Калифорния. Его домашний номер – Сикамор 3-9865. Звоните, пока вам не ответят.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация