А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Берегитесь округлостей" (страница 5)

   Глава 6

   Я осторожно постучал в дверь номера Стеллы Карис.
   – Кто там? – спросила она.
   – Дональд, – ответил я.
   – Входите.
   Я открыл дверь. Стелла сидела перед зеркалом за туалетным столиком.
   Она медленно обернулась, посмотрела на меня через голое плечо, опустила длинные ресницы и произнесла соблазнительным тоном:
   – Хэлло, Дональд.
   Я знал, что это было тщательно отрепетировано, но какую бы цель она ни преследовала, репетиция не пропала даром.
   Стелла медленно поднялась и направилась ко мне.
   На ней было платье с обнаженными плечами, выгодно подчеркивающее достоинства ее фигуры.
   Я остро ощущал каждую округлость ее тела, холодный взгляд из-под полуопущенных ресниц, точно рассчитанные движения, длинные пальцы, касающиеся моей руки.
   – Вы простите меня, не так ли, Дональд?
   – За что?
   – За то, что я приняла вас за местного копа, которого послали выпроводить меня за пределы штата и убедиться, что я не вернулась назад. Мне казалось, что если я разорву на себе одежду, то повергну вас в паническое бегство.
   – Это означает несправедливое использование преимуществ вашего пола, – заметил я.
   – Все, что касается пола, несправедливо, – промолвила она. – Даже природа несправедлива в этом отношении. Пол предоставляет преимущества обеим сторонам – иначе я не была бы здесь с вами.
   – Думаю, вам нужно выпить, – сказал я.
   – Я тоже так думаю.
   Стелла протянула мне меховую пелерину. Я накинул ее ей на плечи, и мы отправились в ресторан. Я заказал для нее два коктейля перед обедом – она настояла на третьем, исподтишка наблюдая за мной. Мы вкусно пообедали, потом играли в рулетку, в двадцать одно, в автоматах. Я спустил около восьми долларов, а она выиграла больше ста пятидесяти без всяких признаков возбуждения.
   Было около половины второго, когда я отвез ее в мотель.
   – Зайдете? – спросила она.
   – Уже поздно.
   – Чего вы боитесь?
   – Вас.
   – Почему?
   – У вас очаровательная привычка рвать на себе одежду и звать полицию.
   – Я проделываю это только с дешевой рабочей одеждой. Когда я в таком платье, вам нечего опасаться.
   Я вошел.
   Стелла опустилась на тахту, и я сел рядом.
   – О’кей, – сказал я. – Карты на стол. Я знаю ваше имя и номер вашей машины. Я детектив и смогу все о вас выяснить. Конечно, это потребует времени и денег. Почему бы вам самой не рассказать мне обо всем?
   – Я тоже знаю ваше имя, – отозвалась Стелла, – и у меня ваша визитка, так что мне известны ваш адрес и номер телефона. Слушайте, Дональд, вы, часом, не расследуете убийство Карла Карвера Эндикотта?
   – Я уже говорил вам, что не могу обсуждать причины своего пребывания здесь.
   Она задумчиво посмотрела на меня.
   – Друд Никерсон – мошенник.
   – Похоже, весь город состоит из мошенников, – заметил я.
   – Сузанвилл?
   – Ситрес-Гроув.
   – Дональд, если вас интересует убийство Эндикотта, мы могли бы помочь друг другу.
   – В моей работе запрещено оказывать помощь. Я могу только принимать ее.
   – Приятно для вас, – усмехнулась девушка.
   Мы оба помолчали.
   – Так вы работаете над делом Эндикотта, Дональд?
   – Нет комментариев.
   – Повторяю: я могу вам помочь.
   – Много комментариев, но не произносимых вслух.
   Стелла закрыла глаза на полсекунды, позволив длинным темным ресницам подчеркнуть гладкую кожу ее щек. Потом она медленно подняла на меня взгляд.
   – Хорошо, Дональд, карты на стол. Мне двадцать три года. Я была замужем. Я чертовски деловая женщина. Тетя Марта умерла и оставила мне свою землю в Ситрес-Гроув. Я была художницей – не блестящей, хотя и не плохой: реклама, иллюстрации и тому подобное.
   В Ситрес-Гроув хотят строить фабрику, и я владею землей, которая нужна для этой фабрики. Но земля считается жилой, и мне нужно добиться изменений в зональной системе. В любом другом городе это не составило бы труда. Но в Ситрес-Гроув так дела не делаются.
   – А как делаются дела в Ситрес-Гроув? – спросил я.
   – Ситрес-Гроув находится под властью своего мэра.
   – А кто там мэр?
   – Чарлз Фрэнклин Тэбер. Раньше в городе были честная администрация и порядочный шеф полиции. Но Тэбер начал произносить речи и давать интервью прессе. Кто-то за ним стоит – не знаю кто, но использовано слишком много мозгов, чтобы добиться своего с таким болваном, как Тэбер. Короче говоря, компетентный мэр потерпел поражение на выборах, и Чарлз Фрэнклин Тэбер вознесся на его место, как он сам говорил, «на волне реформ». Он нашел полицейского, который брал взятки, и представил дело так, будто вся полиция коррумпирована. В результате честного шефа уволили, а нового взяли со стороны, дабы он был «свободен от давления местной политики».
   – А при чем тут Друд Никерсон?
   – Раньше Друд Никерсон был шофером такси. Но он кузен мэра и стал ворочать большими делами. Как-то Никерсон заявился ко мне. Он знал много вещей – о секретных переговорах, касающихся фабрики, о земле, которую я унаследовала. Я объяснила ему, как много пользы принесет городу фабрика – приток населения, новые рабочие места, развитие строительства и так далее.
   – И что же сказал Никерсон?
   – Никерсон рассмеялся и посоветовал мне не быть наивной. Он сказал, что если я рассчитываю на изменения в зональной системе, то мне придется долго ждать, и добавил, что на такой основе не делают бизнес.
   – А на какой делают?
   – На денежной.
   – И вы заплатили?
   – В конце концов да.
   – Сколько?
   – Пятнадцать тысяч долларов – три раза по пять тысяч.
   Я свистнул.
   – Я была простофилей, Дональд?
   – В зональную систему внесли изменения?
   – Еще нет. Я заплатила Никерсону всего две недели назад. Он сказал, что себе оставит только тысячу, а остальное пойдет на политическое давление, лоббирование и тому подобное.
   – А потом?
   – Потом он погиб в автомобильной катастрофе.
   – Ну и почему вас интересует его тело?
   – Не тело, а одежда, которая была на нем во время аварии. Никерсон сказал мне, что не отдаст деньги, пока не будет уверен в успехе, а чтобы защитить меня в случае, если с ним что-нибудь произойдет, он положит деньги в сейф и ключ от сейфа вместе с запиской, удостоверяющей, что деньги принадлежат мне, будет лежать у него в бумажнике.
   – Вы этому верите?
   – Тогда верила.
   – И записка действительно была в бумажнике?
   – Не знаю. Меня вышвырнули из Сузанвилла, как бродяжку, сказав, что я должна обратиться к управляющему состоянием покойного.
   – Вы не видели его бумажник?
   – Они меня и близко не подпустили. Ну, Дональд, я выложила карты на стол. Я старалась вас перехитрить, старалась выглядеть соблазнительно… старалась… Черт возьми, очевидно, я так долго имела дело с мошенниками, что решила, будто все кругом такие же. Но вы честный и… достойный.
   – Я не могу вам помочь, – сказал я ей.
   – Почему?
   – Потому что я работаю над кое-чем другим и для кое-кого другого. Я могу получать информацию, а не делиться ею. Скажу вам только одно.
   – Что?
   – Не лейте слез по поводу кончины Друда Никерсона.
   – Чтобы я стала плакать из-за этого жулика! – сердито воскликнула она. – Я только хочу знать, что теперь будет с зональной системой. А что касается этого двуличного… Хотя о мертвых не принято говорить дурно.
   – Можете смело говорить о нем что хотите.
   – Что вы имеете в виду?
   – Он не мертв.
   Девушка выпучила глаза.
   – Откуда вы знаете?
   – Я не знаю – просто догадываюсь. Но думаю, что он жив и вся эта история – сплошная подтасовка.
   Несколько минут Стелла Карис молча обдумывала услышанное. Внезапно она подняла голову и сказала:
   – Вы очень милый, Дональд, и можете поцеловать меня на ночь. Более того, это не будет холодный, целомудренный поцелуй. Можете считать его наградой от признательной вам женщины.

   Глава 7

   Я успел на шестичасовой самолет в Лос-Анджелес и прибыл в офис почти одновременно с Бертой Кул.
   – Получила мою телеграмму? – спросил я.
   – Еще бы, – огрызнулась Берта. – Сколько ты выпил перед тем, как отправить ее?
   – Я был трезв как стеклышко.
   – По-твоему, тебя послали в пустыню собирать флору и фауну? Ты не мог так разволноваться из-за паршивого растения. Что, черт возьми, ты имел в виду?
   – Неужели ты не поняла? Я хотел предупредить нашего клиента, что все это подтасовка[2].
   – Что «все»?
   – Смерть Друда Никерсона.
   Берта Кул моргнула своими проницательными глазками.
   – Почему же ты не сообщил мне?
   – Сообщил. Я послал тебе телеграмму.
   Берта задумалась.
   – Если это подтасовка, – сказала она наконец, – у нашего клиента может быть куча неприятностей.
   – Каким образом?
   – Я едва не оборвала все телефонные провода, пытаясь с тобой связаться. Звонила во все отели, мотели, меблированные комнаты и ночлежки в Сузанвилле.
   – А в чем дело?
   – У нас больше нет этого клиента.
   – Почему?
   – Он получил нужную информацию из газеты.
   – Из какой газеты? – спросил я.
   – «Ситрес-Гроув Кларион».
   – Ну и что там говорилось?
   – Газета разузнала о гибели Друда Никерсона и напечатала об этом заметку, где говорилось, что смерть Никерсона уничтожила последний шанс раскрыть убийство Карла Карвера Эндикотта. Никерсон был единственным человеком, который видел убийцу и мог его опознать.
   – И это заинтересовало нашего клиента?
   – Даже очень.
   – Что он предпринял?
   – Сказал мне, что получил всю информацию, в которой нуждался, что был счастлив с нами познакомиться, что не сомневался в нашей способности выполнить его поручение, но теперь нам незачем беспокоиться.
   – Весьма любезно, – заметил я. – А как же вдова Эндикотта?
   – При чем тут вдова?
   – Где она?
   – А нам какое дело?
   – Давай попробуем это выяснить.
   Я снял телефонную трубку и попросил нашу телефонистку связаться с Элизабет Эндикотт, в Ситрес-Гроув, предупредив, что это личный разговор, что мы не будем беседовать ни с кем другим и что если ее нет, то узнать, где можно ее найти. В случае если она находится в любом месте Соединенных Штатов, где имеется телефон, мы позвоним ей туда.
   Берта захлопала веками, когда я положил трубку.
   – Ты окончательно рехнулся? – осведомилась она.
   – Нет.
   – Эти разговоры стоят денег.
   – У нас еще есть деньги на расходы.
   – Теперь нет. Дело прекращено.
   – Если все произошло так, как я думаю, – возразил я, – то дело только начинается. Правда, не знаю, будем ли мы в нем участвовать.
   – Ты либо свихнулся, Дональд, либо говоришь о каком-то другом деле, – промолвила Берта. – Наш клиент, Джон Диттмар Энсел, позвонил и сказал, что дело закончено, чтобы мы прекратили расходы на него и представили ему счет. Понимаешь?
   – Еще бы. Это Энсел не понимает.
   – Чего он не понимает?
   – Что шагает прямиком в западню.
   Зазвонил телефон, и наша телефонистка передала, что миссис Эндикотт нет и не будет около недели и что связаться с ней невозможно.
   Я сообщил информацию Берте.
   – Ну и что? – осведомилась она.
   – Полагаю, – ответил я, – мы могли бы позвонить нашим корреспондентам в Лас-Вегас, штат Невада, и Юму, штат Аризона, и заставить их поработать, чтобы дать нам возможность предостеречь Энсела. Но это стоит немало денег, и я сомневаюсь, что он заплатит за то, что ему испортили свадьбу.
   – И ты можешь его за это порицать? – спросила Берта.
   – Нет, – сказал я и двинулся к двери.
   – Погоди! Не уходи, пока не расскажешь мне, что все это означает.
   – Я еще точно не знаю.
   – А когда узнаешь?
   – Когда полиция арестует Джона Диттмара Энсела и Элизабет Эндикотт, поднимающихся к алтарю, дабы заключить священный брачный союз.
   – Ты шутишь?
   – Нет.
   – Тогда кто же такой наш клиент, Джон Диттмар Энсел?
   – К твоему сведению, – ответил я, – Джон Диттмар Энсел – человек, который приехал в такси Друда Никерсона в дом Карла Карвера Эндикотта в роковой для него вечер.
   Берта задумалась над услышанным.
   – Полиция может это доказать?
   – Конечно, может. Иначе они не пускались бы на такие ухищрения, чтобы заставить Энсела снабдить их доказательствами мотива.
   – Чтоб меня зажарили, как устрицу! – воскликнула Берта.
   Я вышел, оставив ее щелкать пальцами в приливе возбуждения.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация