А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дураки умирают по пятницам" (страница 1)

   Эрл Стенли Гарднер
   Дураки умирают по пятницам

   Глава 1

   Я кивнул привратнице, прошел к двери моего кабинета и на ходу бросил Элси Бранд:
   – Есть новости?
   Она оторвалась от пишущей машинки:
   – У вас новый костюм, Дональд?
   – Угу.
   – Вы выглядите…
   – Как? – спросил я.
   – Великолепно, – ответила она.
   – Благодарю. Что в повестке дня?
   – С вами хотела говорить Берта.
   – Клиент?
   Элси кивнула.
   – Хорошо, – сказал я, – мне лучше сразу пройти к ней.
   Миновав приемную, я небрежно постучал в дверь с табличкой «Берта Кул. Частная практика» и вошел.
   Девушка, которая сидела напротив письменного стола Берты, как раз открывала сумочку. Жадные, маленькие глазки Берты сверкнули. Недовольная моим вторжением, она отвела глаза от сумочки и сказала посетительнице:
   – Это Дональд Лэм, мой ближайший сотрудник. – А потом в мою сторону: – Мисс Беатрис Баллвин.
   Я поклонился и, улыбнувшись, сказал, что счастлив познакомиться. Мои слова, казалось, немного успокоили мисс Баллвин.
   – Здравствуйте, мистер Лэм. – И добавила: – Я много о вас слышала.
   Кресло Берты заскрипело, когда она привела в движение все 165 фунтов своего веса. Глаза ее опять невольно вернулись к сумочке, которую девушка держала за замочек.
   – Надеюсь, мы сможем быть вам полезными, – сказал я.
   Берта нетерпеливо подхватила:
   – Я потом тебе все объясню, Дональд. Я уже записала все детали. Не будем сейчас тратить время на это. Мои записи содержат все необходимое.
   Бриллианты на ее пальцах засверкали, когда она небрежным движением руки провела по своим каракулям.
   Я заглянул ей через плечо. Эти записи состояли только из имен, адресов и из суммы 500 долларов, которую она, видимо, обвела по меньшей мере пять-шесть раз. Берта имела обыкновение при беседе рисовать на бумаге не человечков, а цифры.
   Рука девушки покоилась на полуоткрытой сумочке, но она не делала попыток достать оттуда чековую книжку.
   Берте не терпелось перейти к делу.
   – Хорошо, моя дорогая. Я думаю, на этом можно закончить. – А потом добавила: – Я выдам вам расписку. Значит, двести пятьдесят долларов вы вносите сегодня, а другие двести пятьдесят – завтра.
   Девушка сунула наконец руку в сумочку и достала аккуратно сложенные купюры. Когда Берта нагнулась вперед, чтобы получить протянутые деньги, ее кресло опять издало жалобный стон. Она начала писать расписку.
   Пока она занималась этим, девушка взглянула на меня и улыбнулась. Потом достала из сумочки портсигар:
   – Прошу.
   – Спасибо… Только не сейчас.
   Она вынула сигарету из серебряного портсигара с золотыми инициалами Ш.Х. Заметив мой взгляд, прикрыла инициалы рукой.
   Берта выдала ей расписку. Девушка положила ее в сумочку, достала оттуда зажигалку и закурила. При этом ее рука немного дрожала. Потом она опустила зажигалку снова в сумочку и сказала:
   – Благодарю вас, мисс Кул. Вы не могли бы сразу заняться этим делом?
   – Мы сразу им и займемся, – ответила Берта и, открыв ящик письменного стола, спрятала туда деньги.
   – Все должно быть проделано оперативно, – сказала мисс Баллвин, – так как я подозреваю… – Она замолчала, а потом добавила: – Потому что я подозреваю, что теперь существует определенная опасность. Вы должны найти средство, чтобы это предотвратить.
   – Вы можете быть абсолютно спокойны, моя дорогая, – с лучистой улыбкой заверила ее Берта.
   – И вы предпримете меры к моей безопасности?
   – Разумеется.
   – Вы рассматриваете меня как вашу клиентку?
   – Конечно.
   – Даже в том случае, если кто-нибудь попытается вас подкупить?
   – Мы люди неподкупны.
   Я спросил:
   – А на какое время вы нуждаетесь в нашей помощи?
   – На неделю. Я думаю, это самое опасное время.
   – С какого момента?
   – Буквально с этого.
   – Мы договорились, что этот гонорар – гонорар за неделю, – вставила Берта.
   – Да, конечно, мисс Кул.
   Девушка поднялась, глубоко затянулась сигаретой и, погасив ее, оставила в пепельнице.
   – Благодарю вас, – сказала она Берте и перевела взгляд с нее на меня. Потом направилась к двери, которую я предусмотрительно распахнул перед ней.
   Это была миленькая девушка, темноволосая, аккуратная и снабженная всеми округлостями, которыми должна обладать женщина.
   – Ну вот, тебе и работенка нашлась, бездельник, – молвила Берта.
   – Минутку, – ответил я.
   Я быстро прошел в кабинет, схватился за спинку стула, на котором сидела Элси Бранд, и оторвал девушку от пишущей машинки.
   – В чем дело? – запротестовала та.
   – Кокетливая маленькая барышня в сером костюме; блузка с длинным воротничком; коричневая сумочка, бежевые сапожки и такого же цвета чулки, ей лет двадцать четыре – двадцать пять, вес приблизительно сто двенадцать фунтов, сейчас как раз стоит у лифта. Вас она не видела. Если она возьмет такси, запомните номер. Если нет, попытайтесь проследить за ней, но так, чтобы она этого не заметила.
   – О, Дональд, – простонала Элси. – Я ведь непригодна к такой работе.
   Я подтолкнул ее к двери:
   – Живо!
   Она быстро пересекла приемную и вышла в коридор, а я вернулся в кабинет Берты Кул.
   – О боже ты мой! – выдавила та, оглядев меня сверху донизу.
   – В чем дело?
   – Опять в новом костюме?
   – Ну и что?
   – Как «ну и что»? Ты что, все деньги собираешься тратить на костюмы?
   – Нет, не все.
   – Ну и слава богу. Надеюсь, ты знаешь, что существует и подоходный налог?
   Я от удивления широко открыл глаза.
   – Действительно? Неужели правительство пошло на такую низость?
   Лицо Берты сперва покраснело, а потом стало багровым.
   – Временами мне хочется тебя придушить!
   Я сел и закурил сигарету.
   – Ну, так в чем состоит это дело?
   – Ее зовут Беатрис Баллвин.
   – Это ты мне уже говорила.
   – У нее есть дядя Джеральд Баллвин. Он – маклер по земельным участкам. Его жена Дафна собирается его отравить. Он ни о чем не подозревает. Мы должны помочь выиграть время и нагнать на Дафну Баллвин страху.
   Я выпустил дым через нос.
   – Беатрис живет вместе с дядюшкой?
   – Нет, у нее собственная квартира. Она занимается какой-то научной работой, но просит ни в коем случае не звонить ей домой, потому что у нее очень любопытные и недоверчивые соседи.
   – В таком случае как же нам связываться с ней?
   – Никак. Она будет нам звонить, а не мы ей. Но если появится что-то срочное, тогда можно звонить на квартиру дяди и сообщать, что секретарша мисс Баллвин должна явиться на примерку костюма. Она говорит, что ей передадут это сообщение и она будет знать, что это означает.
   – А каким образом мы можем спасти Джеральда Баллвина от отравления?
   – Откуда мне знать? Это уж тебе надо подумать, Дональд.
   – О’кей! Что ж, пойду подумаю, – ответил я, прошел в свой кабинет и открыл утреннюю газету на спортивной странице.

   Глава 2

   Элси Бранд вернулась минут через пять. Лицо ее сияло.
   – Мне повезло, Дональд.
   – Хорошо. Что вы узнали?
   – Когда я вышла из дома, как раз проезжало такси. Девушка очень спешила, и, как только машина остановилась, чтобы высадить пассажиров, она села в нее. Поэтому я смогла подойти совсем близко и заметить номер машины.
   – Вы не слышали, какой адрес она назвала?
   Элси покачала головой:
   – О боже! Неужели вы рассчитывали и на это?
   – Необязательно, – ответил я, – но при благоприятных обстоятельствах могло быть и такое. Ну, какой же это номер?
   Она протянула мне клочок бумаги.
   – Я даже записала его, чтобы не забыть.
   Я бросил взгляд на номер и сказал:
   – Мне кажется, нам повезло. Это такси всегда стоит перед отелем на ближайшем перекрестке. Позднее я схожу туда и посмотрю, не удастся ли что-нибудь узнать.
   Потом я снова вернулся к газете и раскрыл ее на странице с объявлениями. Отыскав рубрику с предложениями о продаже земли, я нашел объявление общества Баллвина по продаже земельных участков, которое предлагало их около дюжины. Пока я просматривал другие объявления, наткнулся на несколько предложений с тем же адресом, что и общество Баллвина: Вест-Террас-Драйв, 225.
   Элси я сказал, что вернусь, видимо, после ленча. Потом я спустился вниз и вывел машину агентства со стоянки.
   Я направился на Вест-Террас-Драйв. Улица бежала меж холмов, окаймляя местность, разделенную на участки. Видимо, Джеральд Баллвин осваивал этот район.
   Бюро находилось в одном из невзрачных маленьких домиков. Я открыл дверь и вошел.
   За письменным столом сидела девушка и усердно заполняла на пишущей машинке формуляры. Она бросила на меня беглый взгляд и продолжала свою работу.
   Я выразительно кашлянул.
   Девушка прекратила свою работу на те секунды, которые ей понадобились, чтобы позвать:
   – Мисс Ворли!
   Никакого результата.
   Тогда девушка подошла к одному из столов и нажала на кнопку. Почти мгновенно распахнулась дверь, находящаяся на другом конце комнаты, и на пороге появилась молодая женщина.
   Она улыбнулась, когда входила в комнату, и я счел разумным тоже ответить ей улыбкой. Она оставила дверь открытой, и, заглянув ей через плечо, я увидел мужчину лет тридцати пяти, который сидел за письменным столом, в профиль ко мне. Видимо, его совершенно не беспокоило, что дверь осталась открытой.
   У него были волнистые темные волосы и прямой нос. Возможно, он был немного полноват, а двойной подбородок отчасти портил его приятное лицо. Он взял какие-то бумаги, прочел их и снова отложил в сторону.
   Я предположил, что мисс Ворли его секретарша, в обязанности которой входило принимать посетителей. Девушка за пишущей машинкой, видимо, была в состоянии делать это, но руководство, судя по всему, придерживалось мнения, что продавать участки на холмах Вест-Террас легче, если женщина будет иметь сексуальный вид.
   На мисс Ворли был пуловер, плотно облегающий ее фигуру.
   – Доброе утро, – сказала она. – Я – секретарша мистера Баллвина. Чем могу быть полезна?
   – Мне хотелось бы узнать цены на участки, – ответил я. – И если вы ничего не имеете против, я бы осмотрел местность.
   У нее были красивые зубы, и она не упускала возможности их показывать.
   – К сожалению, все наши продавцы сейчас в разъездах, но я думаю, что один из них должен вернуться с минуты на минуту.
   – А вы не могли бы дать мне карту местности, на которой отмечены еще не проданные участки вместе с их ценами? – поинтересовался я.
   Она прервала меня с такой милой улыбкой, что у меня наверняка бы закружилась голова, если бы мое внимание было сосредоточено на ней, а не на мужчине в соседней комнате.
   – О нет, – сказала она. – К сожалению, не получится.
   – Почему?
   Глаза ее излучали свет, и она молчала, пока мой взгляд не оторвался от мужчины и не перекочевал снова на нее. Тогда она сказала:
   – Прошу нас простить, но в этих вопросах мы разбираемся довольно хорошо. Сперва мы должны узнать, какого рода участок вы ищете, будет ли он предназначен для жилого дома, сколько вы собираетесь вложить в этот дом – десять или двадцать тысяч, – или же вы собираетесь приобрести участок для перепродажи. Короче говоря, мы должны знать ваши планы.
   Человек за письменным столом, должно быть, получил телепатическое предостережение. Как бы то ни было, но он поднялся со своего кресла и, обойдя письменный стол, закрыл дверь.
   Я сказал:
   – У меня нет намерения сразу начать строительство, но со временем я собираюсь построить дом ценой от двенадцати до пятнадцати тысяч. Я подумал, что участок я могу купить и сейчас, так как… Ну, я полагаю, что за это время он не упадет в цене.
   Она ободряюще кивнула.
   – Если же стоимость участка существенно возрастет, – продолжал я, – то я попытаюсь перепродать этот участок. Но покупка сейчас производится не со спекулятивными целями.
   Она подошла к концу перегородки, открыла защелку и, отодвинув доску, вплотную подошла ко мне.
   – Я думаю, с вашей стороны очень предусмотрительно, мистер…
   – Меня зовут Лэм.
   – Благодарю вас, мистер Лэм. Я не хотела быть навязчивой. Некоторые люди не хотят называть свое имя маклеру. Но вы совсем другой, такой любезный. Вы собираетесь осмотреть участок вместе со своей женой?
   – Я не женат. Правда, у меня в этом отношении далеко идущие планы… Поэтому-то я и хотел приобрести участок.
   – И я убеждена, что вы действуете правильно, мистер Лэм. Это очень хорошее решение. Вы извините, я сейчас посмотрю, кто вас может отвезти на участки. Один из наших сотрудников в отъезде, другой как раз показывает участки клиенту на другом конце города. Понимаете, у мистера Баллвина сразу несколько объектов… Но дайте мне подумать.
   Она направилась к двери, и я пошел вслед за ней.
   Девушка за пишущей машинкой подняла глаза и бросила на меня любопытный взгляд, в котором, как мне показалось, я уловил нечто вроде симпатии. Потом она снова вернулась к формулярам.
   Судя по всему, стремясь отвлечь мое внимание, мисс Ворли разразилась таким потоком слов, каким разражается иллюзионист в варьете, чтобы отвлечь внимание публики и удачнее провести фокус.
   – Я вам еще не представилась, мистер Лэм. Меня зовут Этель Ворли. Я секретарша мистера Баллвина, а когда он слишком занят, стараюсь по мере сил снять с него часть забот. Вы не очень удачно пришли сегодня, мистер Лэм, но я думаю, что сейчас появится один из наших продавцов. Во всяком случае, долго вам ждать не придется. Вон, кажется, уже кто-то едет… Хотя нет, я ошиблась.
   – Наверное, еще один клиент, – предположил я.
   – Нет, – ответила она довольно сухо, и я понял, что машина, которая сейчас поднималась по холму, означала для нее новые хлопоты.
   Машина остановилась. Длинный сухощавый субъект с серыми невыразительными глазами распахнул дверцу машины, медленно вылез из нее и сказал:
   – Привет, красотка!
   – Доброе утро.
   – Почему так официально, дорогая? А, понимаю… клиент. Босс на месте?
   – На месте, но он очень занят.
   – Как бы ни был он занят, он не сможет не принять Карла Китли.
   Она повернулась в мою сторону и сказала с нотками отчаяния в голосе:
   – Минутку, я сейчас вернусь. И, пожалуйста, не уходите. Я должна на секунду зайти к мистеру Баллвину.
   Я кивнул в знак согласия.
   Она сказала Китли:
   – Подождите минутку, я скажу мистеру Баллвину, что вы здесь. Он наверняка вас примет, если есть хоть какая-нибудь возможность. Но боюсь, что в данный момент он очень занят.
   – К чему такие формальности, дорогая, – ответил Китли. – Я и сам найду дорогу и переговорю с ним.
   – Именно этого я и хотела бы избежать. Извините, я сейчас вернусь.
   И она стремительно умчалась в бюро, сильно хлопнув дверью.
   Китли посмотрел на меня и ухмыльнулся:
   – Хорошая сегодня погода, не так ли?
   Я в ответ лишь кивнул.
   – Довольно тепло.
   – Согласен.
   – И тем не менее это так необычно для этого времени года. У нас хороший климат. Особенно в этом районе.
   – Вы имеете в виду холмы Вест-Террас?
   – Конечно! Здесь климат лучше, чем во всем этом проклятом городе. Какие у вас намерения? Собираетесь приобрести участок?
   Я ответил утвердительно.
   – Очень приятно слышать это, старина. Лучшего и не придумаешь. Старик Джеральд продаст вам наилучший участок этой благодатной земли, завернет его в целлофан и вручит вам конверт с цветочками, в котором будет находиться право на владение участком. И вы сразу почувствуете уверенность, не так ли?
   Я ничего не ответил.
   – Отсюда открывается прекрасный вид, – продолжал Китли. – Панорама всего города. Мне даже хочется процитировать слова моего дорогого тестя: «Весь город расстилается перед вашим взором. Днем это словно игрушечный городок, ночью – море звезд. Синева неба тянется до самого горизонта, и клочья облаков…»
   В этот миг открылась дверь, и Этель Ворли сказала:
   – Он слишком занят и не может принять вас. Но если вам нужно что-нибудь передать, вы можете это сделать через меня.
   – Черт возьми, сказано прямо, золотой ты мой жучок! Передай Джеральду, что у меня к нему разговор личного характера.
   – Хорошо, я передам.
   – Личного характера, вы меня поняли?
   Мисс Ворли вызывающе выпятила подбородок.
   – Сколько? – спросила она.
   – Мне нужно две сотни. Понимаете, я…
   Дверь с треском захлопнулась. Китли с ухмылкой посмотрел на меня.
   – Вчера немножко не повезло с лошадками. А Джеральд ничего не смыслит в бегах. Даже в том случае, когда я выигрываю.
   – Нельзя же все время выигрывать, – сказал я.
   – Вот это золотые слова, – согласился Китли. – Вы даже не представляете, как вы правы. Да, моменты удачи непредсказуемы.
   – Вы сказали, что вы его родственник. Вы что, брат его жены?
   – Бывшей жены, – ответил Китли.
   – Он с ней развелся?
   – Она умерла.
   – Прошу меня простить. Я не хотел быть бестактным.
   Китли больше не выглядел равнодушным. Он посмотрел на меня изучающе, с каким-то хладнокровным бесстыдством.
   – Черта с два, не хотели, – сказал он.
   Дверь снова открылась. Этель Ворли вошла и протянула Китли деньги. Сделала она это с таким видом, будто давала милостыню.
   Китли молча взял деньги и сунул в карман.
   Этель Ворли умоляюще посмотрела на меня:
   – Прошу вас, подождите еще минуточку, мистер Лэм. Я убеждена, что кто-нибудь из наших продавцов вот-вот вернется.
   – Чепуха! – сказал Китли. – Садитесь в мою машину. Я покажу вам весь район. Как ваше имя? Лэм?
   Этель Ворли холодно произнесла:
   – Это совершенно излишне, мистер Китли. Сейчас кто-нибудь появится.
   – Откуда вы это можете знать? – спросил Китли. – В каком телепатическом институте вы сдавали экзамены? Используете азбуку Морзе или передачу мыслей на расстоянии?
   Она зло посмотрела на него.
   Китли сказал:
   – Я советую обращать внимание на кровяное давление. В последнее время вы что-то становитесь округлой, мой персик. Пояс прямо в обтяжку. Джеральд, правда, любит толстушек, и ваш пуловер просто великолепен, но… Ну ладно, Лэм, садитесь в мою машину. У меня есть план участков, и насчет цен я тоже в курсе.
   – Но вы не знаете, какие участки уже проданы, – сказала Этель Ворли. – И вообще вы не имеете никакого понятия ни о чем. Вы даже не знаете…
   – Только не волнуйтесь, – ответил Китли. – Это не пойдет вам на пользу. Разве дорогой Джеральд не информировал меня недавно о правах и обязанностях посредника по продаже участков? Ведь он даже предложил мне работать у него.
   – А после этого вскоре предложил уволиться? – огрызнулась Этель Ворли.
   – Да, сознаюсь, было такое. И все потому, что я не вкладывал в дело душу. Мне не хватало вдохновения. Другими словами, я всегда говорил клиентам правду. Ну как, Лэм, хотите осмотреть местность или уже раздумали?
   Я взглянул на часы и сказал:
   – К сожалению, я ждать больше не могу.
   – В таком случае садитесь в машину. Это вам ничего не будет стоить. Я прокачу вас по всей территории и покажу более выгодные участки. Надеюсь, вы не ищете дешевизны, потому что у дорогого Джеральда вы ничего дешевого все равно не найдете. Но тем не менее у него есть роскошные места для застройки. Поистине роскошные!
   Я повернулся к Этель Ворли:
   – Прошу меня простить, но я действительно не могу больше ждать.
   С этими словами я подошел к машине Китли и сел в нее.
   Этель Ворли повернулась и направилась обратно в свое странное бюро. Она хлопнула дверью с такой силой, что со стены посыпалась штукатурка.
   Китли сел за руль.
   – Какого рода участок вам нужен, дорогой?
   – Участок, на котором со временем я смогу строиться. Тысячи за две.
   – А дом?
   – Пока точно не знаю.
   – Хотя бы приблизительно.
   – Примерно на пятнадцать тысяч.
   Китли завел мотор.
   – Ну что же, поехали смотреть.
   Он вывел машину на дорогу.
   – Вот здесь, слева, у нас есть парочка отличных участков по три тысячи, – сказал он. – Они вам нравятся?
   – Выглядят неплохо.
   – Их недостаток состоит в том, что они расположены не на той стороне, что нужно, – небрежно бросил Китли. – Если все участки на противоположной стороне тоже будут проданы и застроены, то вся перспектива исчезнет. И вместо того чтобы любоваться панорамой города, а вечером морем огней, вы сможете заглянуть только в спальню своего соседа напротив. Правда, если у него жена – милашка, тогда вы еще найдете какое-то утешение. Но если сосед – холостяк или, того хуже, у него жена старая кляча, то каждый раз, подходя к окну, вы будете содрогаться от ужаса. Поэтому я не порекомендовал бы вам ни один из этих участков.
   – Ну а что вы скажете о другой стороне дороги?
   – Стоят три с половиной тысячи. Лежат на склоне. Если с фасада ваш дом будет в один этаж, то с тыльной стороны вырастет на все четыре. И вообще, если хотите знать правду, то, по моему мнению, весь этот холм превратится в оползень, как только на нем появятся дома и наступит дождливое время года. Тут нужен очень прочный фундамент, прочный и глубокий, иначе, когда все будет застроено, могут быть значительные перекосы. По тому, как расположены участки, вы только с задней стороны будете иметь перспективу на город. А если захотите иметь хороший вид из гостиной, то придется расположить ее под спальней, или наоборот. Окна кухни будут выходить на улицу, а иначе придется поместить ее в подвальном помещении, и тогда для трапезы вам придется постоянно спускаться или подниматься по лестнице. Это и является самым неприятным во всех домах, которые построены на склоне холма.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация