А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Буря в Эдеме" (страница 8)

   – Шей, тебе все еще плохо?
   Шей покачала головой, но ей стоило немалых усилий сделать несколько шагов. Ноги казались тяжелыми и почти не подчинялись ей. У нее было такое ощущение, что они приросли к полу.
   – Нет, просто меня немного знобит. Я думаю, что мне нужно подняться наверх и немного полежать. А потом я поеду домой.

   Она уехала около полудня, но прежде Селия заставила ее съесть яичницу, поджаренный кусок хлеба и выпить две чашки горячего чая с медом.
   По дороге домой Шей неоднократно пыталась определить состояние своего здоровья, но так и не смогла этого сделать. Ясно было одно – это не просто тяжелое похмелье, а нечто более серьезное. Наконец она плюнула на все и решила постараться забыть все, что с ней произошло в доме Джона и Селии. Она возвращалась к привычной жизни, которая была такой суматошной, что отнимала у нее все свободное время и почти все силы. Иногда у нее возникали мысли о Яне, но это не доставляло ей ничего, кроме ощущения боли. Поэтому она решила не терзать себе душу и никогда не думать о нем.
   Со временем Шей убедила себя в том, что уик-энд прошел просто превосходно. Пока никто из художников не предлагал ей позировать, она всецело отдалась работе в своей галерее.
   Хозяин галереи Хэнс Вандивер, холеный мужчина с изысканными манерами, был очень доволен этим обстоятельством.
   – Будь осторожна, – предупредил он, помахав перед ее лицом своим тонким пальцем, – а то я передам тебе всех самых трудных клиентов.
   Она работала в магазине при галерее вот уже около трех лет, но почти ничего не знала о Вандивере. Ей было известно только то, что он жил один с четырьмя кошками, к которым относился так, как другие люди обычно относятся к своим детям. Если у него и была какая-то привязанность в жизни – мужчина или женщина, – то он никогда не упоминал об этом. Что касается Шей, то подобные отношения ее вполне устраивали, и она не задавала вопросов о его личной жизни. Он был предан своему делу, работал очень много, как фанатик, а его мастерская всегда была образцом чистоты и аккуратности.
   Именно его строгие требования наводить чистоту и порядок в магазине были причиной того, что Шей сейчас стояла на верхней ступеньке высокой лестницы, вытирая пыль с полок, сметая ее с недорогих репродукций картин Стабена и Лалика, с маленьких фигурок из стекла. Была уже середина августа. Прошло почти шесть недель с того памятного ей уик-энда, который она провела в летнем доме своей матери и ее мужа. Хотя днем было все еще тепло, утренняя прохлада свидетельствовала о том, что осень не за горами.
   Шей почти каждую неделю разговаривала с матерью по телефону. Совсем недавно Селия позвонила дочери и сообщила ей, что они с Джоном снова были в Трентоне.
   – Мы провели несколько дней в нашей хижине.
   – Я очень рада за тебя, – сказала Шей. – Ваш домик действительно очень хорош.
   – Недавно звонил Ян, – продолжала мать. – Он рассказал, что тогда успел в церковь до начала утренней молитвы, но сломался кондиционер, в церкви было жарко, и из-за этого проповедь получилась не такой, как ему хотелось. Он очень сожалел, что ему не удалось подготовиться к ней в то утро как следует.
   Шей в ответ весело рассмеялась, но не потому, что ей было смешно, просто она почувствовала, что должна была это сделать. Она с удивлением отметила про себя, что упоминание его имени вызвало в ее душе своеобразную смесь противоречивых чувств – печали и радости.
   Она закончила протирать последнюю фигурку из стекла – небольшого слоненка – и, поставив его на полку, стала спускаться. В этот момент прозвучал звонок, возвестивший о том, что в магазин пришел покупатель.
   – Я сейчас подойду! – крикнула она.
   – Не надо спешить, – раздался до боли знакомый голос.
   Услышав его, Шей разволновалась так, что едва не свалилась с лестницы. Ей пришлось постоять несколько секунд, и только потом она осторожно спустилась и посмотрела в сторону двери.
   На пороге стоял Ян, и Шей чуть не заплакала от радости. Он был одет в серые слаксы и спортивную рубашку, на плечи была наброшена легкая куртка, на ногах были черные кожаные туфли.
   Ян пристально смотрел ей в глаза, не отрываясь ни на мгновение. Ей показалось, что он поймал ее в свои сети и не хочет отпускать.
   – Привет, Шей, – сказал он наконец.
   – Что ты здесь делаешь? – вместо приветствия спросила она, подходя поближе. По странному стечению обстоятельств именно эту фразу произнес он в то утро, когда обнаружил ее в своей постели.
   Он пожал плечами, и на его губах появилась едва заметная улыбка.
   – Я подумал, что могу угостить тебя чашечкой кофе.

   5

   Ее сердце наполнилось невыразимым ликованием и стало биться так часто, что казалось, оно вот-вот вырвется из груди. Что происходит? Ведь у нее было немало причин ненавидеть его. Она могла вспомнить те насмешки, которым она подверглась в тот уик-энд, она считала его ханжой, самодовольным и слишком нетерпимым. Но тем не менее у нее пересохло во рту, а руки и ноги предательски дрожали, да так сильно, что она боялась упасть. Почему это происходит? Почему она не может отвести взгляд от его небесно-голубых глаз? Почему она радуется, вместо того чтобы, сохраняя спокойствие, отомстить ему немедленно за все унижения?
   «Не будь дурой, Шей, – уговаривала она себя. – Хватит того, что с тобой уже случилось». Она взяла себя в руки и вымучила из себя равнодушную улыбку, направляясь к нему:
   – И ты приехал сюда из…
   – Из Бруксайда, – подсказал он.
   – Ах да, из Бруксайда. Ты хочешь сказать, что приехал сюда из Бруксайда, чтобы угостить меня чашкой кофе?
   Он снова улыбнулся, на этот раз более широко. Ему всегда удавалась обезоруживающая улыбка.
   – Меня замучила жажда. Во сколько ты заканчиваешь?
   – Вандивер ушел сегодня рано, – сказала она. – Я уже скоро закрываю магазин. – Она посмотрела на большие медные часы, висевшие на стене. – Примерно через полчаса.
   – Ты не будешь возражать, если я подожду тебя здесь?
   Шей молча покачала головой, все еще не веря тому, что видит его перед собой. Она не могла поверить, что он проделал столь долгий путь только лишь для того, чтобы выпить с ней чашку кофе и повидать ее. Может быть… О нет.
   – Ян, может быть, что-нибудь случилось? С матерью или Джоном? – Она подошла к нему поближе и пристально посмотрела в глаза, будучи уверенной в том, что он привез ей дурные вести. Она уже приготовилась услышать от него самое ужасное.
   Ян осторожно сжал ее руки в своих:
   – Нет, Шей, все нормально, клянусь. Они в полном порядке. Несколько дней назад я звонил им, все было хорошо. Я действительно приехал только для того, чтобы повидаться с тобой.
   – О-о-о… ну слава богу, – произнесла она автоматически, не слыша собственного голоса. Все ее мысли были поглощены им. Она смотрела и не могла налюбоваться удивительно правильными чертами его лица и необыкновенной голубизной глаз. Никогда еще она не видела мужчин с такими голубыми глазами. А его волосы? Жесткие, непослушные, взъерошенные ветром, они закручивались кольцами. Если у него когда-нибудь появится седина, подумалось ей, то он станет еще красивее. Даже его губы были не совсем обычными для мужчины. Они, несомненно, имели мужские очертания, но были настолько чувственными, что резко выделялись на его строгом лице. А в том, что они и в действительности были чувственными, она нисколько не сомневалась, так как уже испытала на себе их воздействие. Когда он целовал ее…
   «Выбрось это из головы, не думай об этом», – повторила она про себя несколько раз.
   Ей показалось, что они стояли так очень долго, молча глядя друг другу в глаза и соприкасаясь руками. Затем она сделала шаг назад, опустила вниз глаза и выдернула свою руку из-под его руки. Наступила неловкая пауза, которая, к счастью, была прервана вошедшей в магазин покупательницей.
   Пока Шей помогала женщине выбрать фарфоровую пепельницу, Ян не спеша разглядывал висевшие на стене картины. Шей делала вид, что внимательно слушает покупательницу, а сама краем глаза продолжала следить за Яном.
   Его осанка была прямой и необыкновенно гордой. Всем своим видом он производил впечатление физически сильного человека и во многом благодаря этому качеству внушал уважение к себе с первого взгляда. Неужели священник может больше заботиться о здоровом теле, чем о здоровом духе? Ей было стыдно признаться, но ей показалось, что здоровое тело этого человека нравилось ей больше, чем его не менее здоровый дух.
   – Благодарю вас, – сказала Шей покупательнице и пробила чек. – Приходите к нам еще. Мы всегда будем рады вас видеть.
   Удовлетворенная покупкой женщина вышла из магазина, и они снова остались одни.
   – Здесь ты выглядишь совсем не так, как в том летнем доме, – констатировал Ян, окинув ее оценивающим взглядом.
   Шей была одета в коричневую юбку, свободно и мягко облегавшую бедра. Блузка более светлого тона подчеркивала тонкую линию талии. На шее с изящной небрежностью был завязан платок, а светлые чулки и туфли на низком каблуке довершили образ целомудренной и скромной женщины.
   – Ну что ж, я очень надеюсь на это, – сказала она и залилась смехом, радуясь, что произвела на него очень хорошее впечатление. Правда, смех получился какой-то отрывистый и не совсем искренний. – Мистер Вандивер очень строг к обслуживающему персоналу и не позволяет нам никаких вольностей в одежде. Ведь большинство наших клиентов придерживаются консервативных взглядов.
   – Ты мне очень нравишься в этой одежде.
   – Серьезно?
   – Но должен признаться, что ты мне нравилась и в той одежде, в которой я тебя впервые встретил.
   – Неужели?
   – Да, – сказал он и снова посмотрел ей в глаза долгим пронизывающим взглядом. – Очень, – добавил он после некоторой паузы.
   Смутившись, Шей подняла голову, посмотрела ему в глаза и совсем растерялась.
   – Нравилась… Нравлюсь… – пробормотала она нечленораздельно, как заводная кукла-марионетка. Господи! Она ведет себя как идиотка и ничего не может с собой поделать. Мысли ее перепутались, и ей совершенно нечего было сказать. Она почувствовала, что ее тело обдало жаром. Дыхание застряло где-то в горле, не доходя до легких. Ей казалось, что стены магазина надвигаются на них, подталкивая их друг к другу. Наступила невыносимая тишина, нарушаемая лишь тиканьем многочисленных часов, выставленных для покупателей.
   Все пространство комнаты наполнилось… чем-то, что в эту секунду зародилось между ними. Она не могла сказать, что это было, но всей душой чувствовала: что-то произошло. Раньше у нее никогда не было такого чувства к мужчине. А самое удивительное, что она оказалась совершенно неготовой к этому. Весь ее предшествующий опыт ничего не мог подсказать ей.
   И на этот раз спасение пришло в виде покупателя. Он вихрем ворвался в магазин и стал сбивчиво объяснять, что он специально сошел с поезда, идущего из Манхэттена, так как вспомнил, что сегодня день рождения его жены, а у него нет подарка.
   – Не волнуйтесь, – успокаивала его Шей, хотя больше всего хотела успокоиться сама. – Мы непременно подберем какую-нибудь вещицу, которая обязательно понравится вашей жене.
   Она бросила короткий взгляд на Яна и заметила, что тот улыбается, будто знает какой-то секрет, известный только им двоим.
   Шей засуетилась возле многочисленных полок и вскоре подобрала покупателю подходящий подарок, завернула его в красивую оберточную бумагу и проводила до двери. Затем повернулась и, хитро улыбаясь, повесила на дверь табличку «ЗАКРЫТО».
   – Это был последний покупатель. На сегодня достаточно, – сказала она, оперевшись на дверь. – Ты еще не передумал угостить меня чашкой кофе?
   – Ни за что на свете.
   Она включила сигнализацию, заперла дверь магазина, и они вышли на улицу.
   – Куда мы пойдем? – спросил Ян, смотря по сторонам.
   – О, надо подумать, – сказала Шей, не имея ни малейшего представления о том, где можно посидеть за чашкой кофе. В этом маленьком городке было очень мало кафе и ресторанов, и ей ничего не приходило в голову. – Ну…
   – У тебя есть чайник?
   Она вздрогнула от неожиданного вопроса и посмотрела на него:
   – Ты имеешь в виду у меня дома?
   Он молча кивнул головой, а ее сердце затрепыхалось в груди, как пойманная в сети рыбешка, и даже в животе что-то заныло от тревожного предчувствия.
   – Да, – ответила она. – Неужели ты согласен пойти ко мне домой?
   – Мне кажется это самым лучшим выходом из положения, – вполне серьезно заметил он. – Конечно, если ты не против.
   – Нет-нет, это прекрасная идея. Просто…
   – Что? – нетерпеливо перебил ее он.
   Она решительно покачала головой:
   – Нет, ничего. – Он застал ее врасплох своим неожиданным предложением. Может ли человек с его взглядами и его положением так быстро напроситься в гости к одинокой женщине? – Я обычно хожу домой пешком. Тебя это не пугает?
   – Нет. Все отлично.
   На улице было еще светло, однако тени становились все длиннее. Магазинчики, расположенные вдоль бульвара, закрывались, а прохожие торопились по домам. Шей молча шла рядом с Яном и очень удивлялась тому, что все ее ощущения были чересчур обостренными. Она замечала вещи, на которые раньше не обращала ни малейшего внимания. Она слышала звуки, которых раньше никогда не слышала. Все вокруг нее было наполнено удивительными запахами, о существовании которых она даже не подозревала. У нее было такое ощущение, что она наконец проснулась после долгого и тревожного сна. Она дышала полной грудью, и ей казалось, что вдыхаемый ею воздух никогда раньше не был таким чистым и приятным. Что это такое? Радость, спокойствие, умиротворение? Или все это, вместе взятое? У нее не было ответа на этот вопрос, да он не интересовал ее, если честно признаться. Какая, в сущности, разница, как называется это чувство? Ей просто хотелось наслаждаться этим чувством и сделать все, чтобы оно продлилось как можно дольше.
   – Мать сообщила мне о том, что в твоей церкви сломался кондиционер, – сказала Шей, чтобы хоть как-то заполнить паузу, образовавшуюся в их разговоре. – Ты уже починил его?
   – Да, своими собственными руками и парой ласковых слов, – ответил он, весело смеясь.
   – Ты шутишь?
   – Насчет чего? Что я починил кондиционер или что сделал это с помощью пары ласковых слов?
   – И то и другое.
   Он развеселил ее своими шутками насчет своего постоянно ломающегося кондиционера, и остаток пути они прошли весело и беззаботно.
   – Ну вот мы и пришли.
   Ян посмотрел на четырехэтажный дом, перед которым они остановились. Это был старинный, массивный дом, который практически не отличался от соседних домов, расположенных по этой улице. Фасад дома украшали высокие окна и совершенно необыкновенная дверь с тяжелой медной ручкой и массивным кольцом старинной работы, которое использовалось вместо современного электрического звонка. Широкая веранда, опоясывающая дом, была обсажена высокими кустами.
   – Этот дом весь принадлежит тебе? – с искренним удивлением спросил Ян.
   Шей весело рассмеялась:
   – К сожалению, не весь, а только угловая квартира на третьем этаже. Пойдем.
   Она повела его вверх по лестнице, открыла дверь, и они вошли внутрь. Их шаги, заглушаемые ковровыми дорожками персидской работы, были совершенно неслышны. На второй этаж вела великолепная лестница с перилами ажурной работы, какие можно увидеть только в музеях.
   Шей подошла к двери своей квартиры, отперла ее и первой вошла внутрь. Быстро окинув взглядом комнату, она с облегчением вздохнула: как хорошо, что сегодня утром она прибрала все свои вещи.
   – Изумительно, – восхищенно сказал Ян, разглядывая квартиру. Квартира Шей находилась в дальнем конце дома, и из окон была видна лужайка, где росли величественные деревья. На окнах не было ни штор, ни портьер, поэтому они казались особенно большими и светлыми. Ян по достоинству оценил интерьер квартиры. Во всем чувствовался художественный вкус Шей. Каждый предмет был на своем месте: красивый диван, легкие стулья, на стенах вставленные в рамку фотографии и репродукции, небольшой ковер, закрывающий только центральную часть пола.
   – Мне здесь очень нравится, – откровенно признался Ян. – А ты пользуешься камином?
   – Да, когда я могу позволить себе купить немного дров, – ответила она, польщенная высокой оценкой Яна. – Там моя спальня. – Она показала на приоткрытую дверь. – Там тоже очень широкое окно. А кухня вот здесь. Сейчас я сварю кофе.
   Шей поспешила на кухню, бросив на спинку стула свой жакет и сумочку. Ей вдруг пришло в голову, что Ян Дуглас – первый мужчина, который переступил порог ее квартиры. Такой привилегии добивались от нее очень многие, и всем им она отказала.
   – Сколько времени ты здесь живешь? – спросил Ян из гостиной.
   – С тех пор… – Она прикусила язык, опасаясь, что слишком откровенное признание может показаться ему глупым. – С тех пор как развелась с мужем, – закончила она фразу. – Около трех лет.
   Ян, сняв куртку, последовал за ней на кухню. Шей посмотрела на него через плечо и почувствовала мелкую дрожь в пальцах. Взяв с плиты кофейник, она налила кофе.
   – А почему ты не захотела жить в Нью-Йорке? – допытывался он. – Ведь ты с мужем жила именно там? – Он расположился за небольшим круглым столом, за которым могли сидеть только два человека.
   Ян чувствовал себя как дома, что несколько обескураживало Шей. Она понимала, что он ради своего отца смирился с существованием сестры и поэтому разыгрывал роль старого друга или сводного брата.
   Но она смотрела на него совсем по-другому. Мысли о нем заполняли ее сердце и душу так же, как он сам заполнял собой ее крохотную кухню. До сих пор никто не вторгался в ее дом, как никто не вторгался в пространство ее души. Теперь, видимо, все будет по-другому.
   – Я люблю Нью-Йорк, – сказала она, стараясь скрыть от него свои чувства. – И довольно часто бываю там. Это волнующий город. Он заряжает меня энергией. Но я всегда с большим удовольствием возвращаюсь домой. – Шей протянула руку к полке, где стояли чашки и блюдца, стараясь не поворачиваться, чтобы не видеть его длинные ноги, занимавшие почти всю кухню. Она прекрасно помнила, как они выглядят в шортах. – К тому же в Нью-Йорке очень дорогое жилье, и я бы не смогла снимать там такую квартиру, как эта. А здесь прелестно – много деревьев и травы, что гораздо лучше, чем асфальт и бетон. Тебе сахар или сливки?
   – Я предпочитаю черный кофе.
   Шей замолчала и посмотрела на кофейник, не зная, что делать дальше и куда деть свои руки.
   – В комнате я не видел фотографий и репродукций с твоим изображением.
   Шей резко повернулась к нему и случайно задела его коленом.
   – Да, я не люблю развешивать их в квартире. – Она испугалась, что он снова будет насмехаться над ней и иронизировать по поводу ее профессии. – Правда, в спальне висит одна картина. Когда-то я подарила ее Энсону в качестве свадебного подарка, но, когда мы развелись, я попросила его вернуть ее.
   – Я понимаю, почему ты это сделала, – сказал Ян, избегая ее взгляда.
   – Ну что же, давай пить кофе, – сказала Шей, обрадовавшись, что можно отвлечь его внимание от неприятного разговора. Она подвинула к нему чашку, и в этот момент их пальцы соприкоснулись. Он посмотрел на нее снизу вверх и показал на стул:
   – Садись, Шей.
   Она плюхнулась на стул не задумываясь и посмотрела на него.
   – Почему ты не пьешь кофе?
   – Мне что-то не хочется, – сказала она, покачав головой. Ее голос был таким тихим, что она сама с трудом расслышала свои слова.
   Ян, наклонив голову, смотрел в свою чашку, однако ей показалось, что на самом деле он не видит ее. У нее было такое ощущение, что он собирается с мыслями и сейчас скажет ей что-то необыкновенно важное. Она любовалась его волосами и вспоминала о том, как ее пальцы гладили эти кудри, погружаясь в них. К сожалению, это продолжалось очень недолго. Как ей хотелось в эту минуту снова притронуться к его волосам!
   – Я знаю, что ты очень удивилась, когда увидела меня в своем магазине, – начал он.
   – Да.
   – Мы с тобой расстались далеко не лучшим образом, не так ли? – спросил он, поднимая голову.
   – Да, это так.
   – Шей, я сейчас переживаю самый сложный момент в своей жизни, – продолжал он, в его глазах сверкнули яркие искры.
   Она облизала пересохшие губы, но промолчала.
   – Я не совсем понимаю, – сказала она через некоторое время. – Какое отношение это имеет лично ко мне?
   – Самое непосредственное. – Он рассеянно улыбнулся. – Это не связано с моей профессией, с тем, кто я такой, это связано с тем, что я думаю о тебе.
   Услышав эти слова, она подумала, что сейчас задохнется от недостатка воздуха, так как в горле застрял комок и не давал ей дышать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация