А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Буря в Эдеме" (страница 7)

   Ян нервно заерзал на диване, а Шей затаила дыхание, ожидая его реакции. Ну обними же меня, поцелуй, хотелось ей крикнуть.
   Но вместо этого он аккуратно сложил все фотографии и засунул их в альбом.
   – Очень интересные снимки, – равнодушным голосом сказал он. – Я уверен, что тебя ожидает большое будущее, если, конечно, ты не растолстеешь или что-нибудь в этом роде.
   Ей хотелось закричать, застонать от боли и обиды, заплакать. Но она молча сидела на диване с совершенно глупым выражением лица. Ян встал на ноги, потянулся и широко зевнул:
   – Господи, как я устал. Прошу прощения, но я хочу спать. Не забудь выключить везде свет, когда пойдешь наверх. Спокойной ночи.

   4

   Она сидела в пустой комнате и чувствовала себя такой одинокой, как никогда раньше. Неужели один совершенно невинный поцелуй означал для него слишком большую уступку? Неужели это настолько противоречит его моральным принципам?
   Сейчас она могла не сдерживать себя и дать волю чувствам. Портфель с ее драгоценным архивом полетел к двери, ничего, она соберет его завтра утром.
   – И на том спасибо, – проворчала она, сама не понимая, кому и за что спасибо.
   Делать было совершенно нечего, а спать еще не хотелось. Она пошла на кухню, чтобы выпить немного теплого молока. Там она увидела недопитую бутылку бургундского, стоявшую на полке. Для такого настроения, подумала она, бургундское намного лучше, чем теплое молоко. Она взяла бутылку, налила себе полный бокал и сделала несколько глотков. Бокал опустел.
   – Ну его к черту, к черту, – повторила она несколько раз. – Если его нельзя ругать в его присутствии, то почему бы не сделать это, когда его нет рядом? Черт возьми, я же не шлюха какая-нибудь. Пусть думает обо мне все, что хочет, но я прекрасно знаю, что я не шлюха. Если бы он только знал, какой монашеский образ жизни я на самом деле веду. Ведь после развода у меня не было ни одной случайной связи с каким-либо мужчиной.
   Шей смахнула с глаз набежавшую слезу и еще раз наполнила бокал.
   – Все, что мне нужно было от тебя, Ян, так это немножко внимания, – сказала она в перерывах между глотками.
   Вскоре в бокале не осталось ни капли. Ей нужно было лишь немного ласки и несколько невинных поцелуев, думала она, глядя на пустой бокал. Неужели это могло поколебать его дурацкие моральные устои? Может быть, его совершенно не интересует секс? Или его не интересует именно она? Когда она вылила в бокал остатки вина из бутылки, с ее уст сорвался звук, напоминающий одновременно икоту и всхлипывание. Неужели она кажется ему такой непривлекательной? Неужели она не вызывает у него ни малейшего желания?
   Она не стала думать над тем, почему ей так хотелось, чтобы именно Ян обратил на нее внимание, а не один из многих домогавшихся ее и отвергнутых ею мужчин. Где-то глубоко в душе она чувствовала, что ответ на этот вопрос может перевернуть все ее представления о жизни. А в данную минуту она просто не могла справиться с такими мыслями.
   Она допила остатки вина и нетвердой походкой направилась в столовую. Сегодня вечером она выпила больше, чем за всю свою сознательную жизнь. Подойдя к двери столовой, Шей с удивлением обнаружила, что та висит не совсем ровно. Завтра утром надо сказать Джону, чтобы он ее поправил. А еще ему нужно хоть немного укрепить пол, который совсем расшатался за последнее время. Обойдя столовую, Шей выключила везде свет, как просил ее Ян, и стала медленно взбираться по лестнице, удивляясь, что та стала чересчур крутой.
   На следующий день она не могла вспомнить, сколько времени ей понадобилось, чтобы подняться на второй этаж. Она помнила только, что долго стояла перед своей дверью, тупо уставившись на нее. В ее голове то вспыхивала, то исчезала одна мысль, которую почему-то никак не мог уяснить ее затуманенный мозг. Но именно эта мысль заставила ее поворачивать голову и смотреть в другой конец коридора, где находилась еще одна дверь, очень похожая на дверь в ее спальню. Эти двери похожи друг на друга, как близнецы, подумала она. Их так легко перепутать.
   Она весело захихикала, прикрывая рот рукой, и потихоньку пошла к той самой двери, которая была похожа на дверь в ее собственную комнату. Через минуту она тихонько приоткрыла ее и заглянула в комнату. Было темно, но пробивавшийся через открытое окно лунный свет позволил ей увидеть широкую кровать, на которой безмятежно спал Ян, укрывшись тонким одеялом.
   В этот момент ей в голову пришла гениальная, как ей показалось, идея. Она даже прикрыла руками рот, чтобы он не услышал ее смеха. Это послужит ему хорошим уроком, мстительно подумала она. Не будет выпендриваться в следующий раз. Она вытряхнет из него всю его мерзкую мораль и ханжеские принципы. Это будет для него настоящим потрясением и перевернет его душу вверх тормашками.
   Стараясь не потерять равновесия, Шей нетвердой походкой подошла к его кровати. Снять собственную одежду не было для нее проблемой. Привычным движением руки она избавилась от нее и бросила на пол. Правда, с застежками на босоножках пришлось порядком повозиться, так как ее пальцы, утратившие чувствительность, совершенно ей не подчинялись. Но вскоре и босоножки оказались на полу рядом с одеждой. Продолжая тихонько хихикать, как маленький ребенок, который делает то, что ему запрещено, она осторожно приподняла одеяло и легко скользнула под него.
   Первое, что она ощутила, была необыкновенная теплота его тела. Шей осторожно положила голову на подушку и снова улыбнулась. Ян лежал на спине, и она не видела его лица, однако очень ясно слышала его ровное дыхание. Она пододвинулась поближе, положила подбородок на его плечо и слегка подняла руку, намереваясь погладить густой коврик волос на его груди. Ей уже давно хотелось сжать пальцами эти волосы, чтобы точно узнать, так ли они упруги и жестки, как кажется на взгляд.
   Однако случилось непредвиденное. Вместо осторожного движения ее рука, не подчиняясь своей хозяйке, тяжело опустилась на его бедро. Сладкое тепло разлилось по всему ее телу, как растаявшее на солнце масло. Гулкий шум в голове сменился мелодичной и успокаивающей колыбельной. Она сонно закрыла глаза и подумала, как бы отнеслись его прихожане к тому, что их преподобный пастор спит по ночам без нижнего белья.
   Это была последняя мысль, которая пришла ей в голову в этот момент. Еще мгновение, и она провалилась в бездну.

   Может, это сон? Или все происходит в действительности? Шей долго не открывала глаза, уверенная в том, что все это сон, что ей все приснилось. Все ее ощущения казались вполне реальными, но вероятность происходящего была настолько ничтожной, что она воспринимала его как плод своего воображения.
   Она лежала на широкой кровати рядом с Яном. Одна его рука находилась у нее под головой, а другой он крепко прижимал ее к себе, нежно поглаживая спину. Ноги их переплелись, она чувствовала, что ее колено касается того самого места, где его ноги сходятся в одну точку.
   Его горячие губы сначала целовали ее волосы, а затем опустились к щеке, скользнули к уху и коснулись шеи. Он целовал ее долго и нежно, обдавая жарким дыханием. Его поцелуи были настолько приятными, что она боялась открыть глаза, чтобы не спугнуть его.
   Подчиняясь природному инстинкту, Шей обняла Яна за шею и прижала к себе. Свободной рукой она гладила его густые волосы на груди. Наконец-то она добралась до них. Они действительно были очень жесткими и упругими.
   И тут она почувствовала, как его теплая и сильная рука скользнула по животу, поднялась выше, и наконец длинные пальцы коснулись тугой груди. В этот момент он томно вздохнул, обдав ее горячим дыханием.
   Он ласкал ее нежно и страстно, поглаживая кончиками пальцев соски. Эти прикосновения были такими возбуждающими, что вскоре соски набухли, как весенние почки. Пробудившееся желание было настолько сильным, что она застонала, запрокидывая назад голову.
   Его слегка влажные губы медленно приближались к ее губам. Она отчетливо слышала глухой стон, вырвавшийся из его груди. Их губы соединились в страстном поцелуе, доставив им обоим неописуемую радость близости. Какое-то время они лежали неподвижно, наслаждаясь друг другом. Они испытывали истинное блаженство, но через мгновение такой близости им показалось уже недостаточно.
   Ян сжал Шей в объятиях, жадно целуя в губы. При этом он пытался просунуть язык в ее рот и коснуться языка. Напряжение нарастало, неминуемо толкая их к естественной развязке. Его рука все сильнее сжимала ее грудь и теребила соски, которые и без того уже были наполнены желанием.
   Шей еще крепче сжала шею Яна и стала двигать коленом в такт его движениям. Она почувствовала, что его мужская плоть достаточно тверда для любви. Она сладостно застонала и выгнулась всем телом, прижимаясь к его упругому члену.
   Вдруг он открыл глаза и застыл, ничего не понимая.
   Наступила гробовая тишина. Ян с ужасом смотрел на нее, а она, повернувшись к нему лицом, сонно улыбнулась. В течение нескольких долгих секунд он смотрел на нее, не произнося ни слова.
   Затем он молниеносно отпрянул от нее и слетел с кровати. Одеяло мешало его движениям, и он со злостью отшвырнул его в сторону, оставив Шей совершенно голой на кровати. Он таращил на нее глаза и все не мог сообразить, что же здесь произошло.
   – Что?.. – Он дико огляделся вокруг, как бы пытаясь понять, где находится.
   Ее восхищало его великолепное тело и очень нравились взъерошенные после сна волосы, но сейчас это ее не очень интересовало. У нее ужасно болела голова, а в желудке происходило что-то совсем омерзительное. Шей с трудом села на кровать и приложила руку ко лбу, пытаясь так облегчить невыносимую боль.
   – Что ты здесь делаешь?! – выкрикнул наконец Ян, и его крик отозвался в ее голове жутким приступом боли.
   Шей посмотрела на него затуманенными глазами, которые напрочь отказывались фокусировать внимание на предметах.
   – Сплю, – тихо сказала она. – Я спала до тех пор, пока ты не начал целовать меня, – добавила она и предостерегающе подняла вверх руку. – И пожалуйста, не кричи.
   – А я и не кричал, – возразил Ян. – Неужели ты думаешь, что я хочу разбудить всех в этом доме? И я не целовал тебя.
   – Нет, целовал, – упрямо повторила она, злорадно усмехаясь. Во всяком случае, ей так показалось. Все мускулы ее тела, казалось, полностью вышли из-под контроля. «Господи, – подумала она, – голова просто раскалывается на куски». Почему здесь так светло? Он не мог бы опустить шторы?..
   – Я не целовал тебя, – сказал Ян, тщательно выговаривая каждое слово. – То есть я не сознавал, что целую тебя. Я спал. Мне что-то приснилось, а ты… ты… – Он издал приглушенный стон, отвернулся от нее и закрыл лицо руками, не в силах смотреть на ее обнаженное тело. – Я не могу в это поверить.
   Шей закрыла глаза и застонала от боли. Каждое произнесенное им слово гулом отдавалось в ее воспаленном мозгу. Она хотела что-то крикнуть ему в ответ, но не смогла этого сделать и только прохрипела:
   – Ничего страшного не случилось. Ты снова злишься безо всякой на то причины.
   Ян резко повернулся к ней с перекошенным от гнева лицом:
   – Злюсь! Да я готов убить тебя своими собственными руками! – Он сорвал с кровати простыню и стал судорожно обворачивать ее вокруг себя.
   Она тоже вскочила с кровати, возмущенная его словами, забыв, что стоит перед ним совершенно голая:
   – Почему?
   – Почему?! Почему? – Сейчас он уже кричал по-настоящему. – Ты опошлила все, что для меня ценно и дорого, вот почему. Только самая дешевая шлюха может нагло залезть в постель к мужчине, особенно если он не давал ей для этого абсолютно никакого повода.
   Не раздумывая, Шей размахнулась и влепила ему пощечину. В этот момент дверь их комнаты отворилась, и на пороге появилась Селия:
   – Что-нибудь случи…
   Слова застыли на ее губах. Она бросила недоумевающий взгляд на совершенно голую дочь, которая едва стояла на ногах, а потом перевела взгляд на полуобнаженного Яна, который лишь слегка прикрыл бедра простыней. На его щеке сохранился красный след от пощечины. Селия вскрикнула и прикрыла рот дрожащей рукой.
   Ян бросился к Шей, схватил с кровати одеяло и набросил на ее голое тело, пытаясь прикрыть его наготу. Но он сделал это так резко, что она потеряла равновесие и прислонилась к нему, и это прикосновение заставило ее забыть об оскорблениях, о тех гнусных словах, которыми он только что обзывал ее. Так они и стояли, прижавшись друг к другу, когда в комнату вошел Джон в халате поверх пижамы. Он остановился, пораженный увиденным.
   – Папа… – начал было Ян.
   – Сынок, как ты мог?
   – Пожалуйста, не надо крика, – пробормотала Шей, держась рукой за лоб.
   – Я не сделал ничего плохого, – продолжал объяснять Ян. – Это она во всем виновата.
   Он оттолкнул Шей от себя, а потом снова бросился к ней, видя, что она вот-вот упадет. Он осторожно подвел ее к кровати и усадил на нее. Ее пронизала ноющая боль. Ей казалось, что болит не только голова, но и все тело до самых пяток. Шей наклонилась вперед и громко застонала.
   – Когда я проснулся, она была в моей постели.
   Селия слабо всхлипнула и закрыла лицо руками.
   – Селия, – обратился к ней Ян, – я клянусь тебе. Я не сделал ничего плохого твоей дочери.
   Его слова пронизали все тело Шей, и она, напрягая оставшиеся силы, подняла голову.
   – Да, но это отнюдь не потому, что ты не хотел этого, пастор. – Она снова вскочила на ноги. – Ты, конечно, можешь отрицать это, но ведь ты же целовал меня.
   Она замолчала, почувствовав в этот момент приступ тошноты. Комната поплыла у нее перед глазами, а в памяти остались голубые глаза Яна, которые с немым упреком смотрели на нее сверху вниз.
   – Твои руки были на моей груди, – сказала она. – Ты целовал…
   Шей хотела сказать ему, что думает о нем, но приступ тошноты достиг своего предела, и судороги начались во всем теле. Она с огромным трудом добралась до ванной и заперла за собой дверь.
   Бледная и слабая, она медленно спустилась по лестнице. Порой ей казалось, что ноги не удержат ее и она рухнет на ступеньки. Все ее тело ныло, в голове шумело, но сознание просветлело, и это позволило ей принять решение. Теперь она уже знала, что ей делать, что сказать.
   Закрывшись в ванной, она еще долго слышала крики, доносившиеся из комнаты Яна. Когда они наконец прекратились, ее мать тихонько постучала в дверь ванной.
   – Могу ли я чем-нибудь помочь тебе, Шей? – спросила она тихим голосом.
   – Нет.
   Селия не настаивала и ушла в свою комнату. Шей приняла обжигающе холодный душ, почистила зубы, причесала растрепавшиеся волосы, собрала их в пучок. После этого она прошла к себе и оделась. В соседней комнате было тихо – все ушли вниз.
   Сидя в своей комнате, Шей вспоминала события прошедшей ночи. Эти воспоминания жгли ее, и она вынуждена была признать, что вела себя не как взрослая женщина, а как легкомысленный ребенок. Она понимала, что не имеет права обвинять Яна за его гневные и даже оскорбительные для нее слова. В конце концов он был священником, и его образ жизни должен быть безупречен, в сущности, ничего страшного не произошло, если иметь в виду грехопадение в общепринятом смысле. Но она осознавала, что его репутация не должна подвергаться ни малейшему сомнению. Он был безгранично предан своей профессии, об этом говорили его поступки и образ мыслей. Он делал все, чтобы никто не смог упрекнуть его в непорядочности. Какое же она имела право подвергать риску всю его жизнь, его репутацию?
   В своих горьких размышлениях Шей пришла к выводу, что посягнула не только на его честь, но и на гордость. Он стал жертвой обстоятельств, хотя, по ее мнению, они в какой-то степени были предсказуемы. Ян принадлежал к той категории мужчин, которые, как она полагала, всегда стремятся держать ситуацию под контролем, особенно если в деле замешана женщина. А сегодня ночью она практически лишила его такой возможности, вероятно, это и привело его в бешенство.
   Шей в нерешительности остановилась перед дверью кухни. Никогда еще ей не было так трудно, как сейчас. Она собралась с силами, проглотила горьковатый комок, стоявший в горле, и резко открыла дверь. Разговор на кухне сразу прекратился. Наступила гробовая тишина. Ужасно, подумала она, что ей удалось испортить уик-энд своей матери и ее мужу.
   Не нарушая тишины, Шей подошла к плите, где стоял кофейник. Ее руки слегка дрожали, но она все-таки смогла налить себе полчашки кофе. Сделав один глоток, она повернулась лицом к присутствующим.
   – Я очень сожалею, – тихо сказала она. – Я устроила такой бардак. Извините меня. – Она посмотрела на Джона, и тот сразу же опустил глаза. – Я приношу вам свои извинения за то, что испортила этот чудесный уик-энд. – Они не должны знать, что она испортила его прежде всего для себя. – Мама, я прошу прощения, что опозорила тебя перед твоей новой семьей. – Шей подняла голову и посмотрела куда-то поверх плеча Яна. – Она не виновата в том, что я вела себя так безобразно. Всю свою жизнь мама пыталась сделать из меня порядочную леди. Она сделала для этого все возможное, но я оказалась непослушной ученицей.
   – Шей, дорогая, – взволнованно сказала мать и, подбежав к ней, обняла за плечи. – Я люблю тебя такой, какая ты есть. И не извиняйся. Вся беда в том, что некоторые вещи ты делаешь необдуманно и легкомысленно.
   – Да, это так.
   Шей похлопала мать по руке и снова усадила ее на место:
   – Преподобный отец Ян, я выпила слишком много вина после того, как ты пошел спать. Я понимаю, то, что случилось ночью, выглядит как нелепая и просто фантастическая шутка…
   Ее голос слегка задрожал, и она впервые посмотрела ему в глаза. К своему удивлению, она не увидела в его взгляде ни упрека, ни гнева, ни малейшей тени осуждения – только едва заметный блеск, значения которого она не могла объяснить.
   – Я просто переиграл и вел себя отвратительно, – тоном сожаления сказал Ян и, потупив глаза, продолжал: – Ты виновата в том, что произошло вчера ночью, а я виноват в том, что произошло сегодня ночью. – Его голос показался ей мягким и слегка извиняющимся. – Я целовал тебя во сне и очень сожалею о том, что невольно воспользовался твоим состоянием.
   Шей с изумлением уставилась на него, и на ее глазах появились слезы. Он обвинял себя в том, что произошло с ними, а ведь мог бы не делать этого. Что с ним случилось? Он насмехался над ней эти два дня, а сейчас так легко прощает ее да еще берет вину на себя. Чем объясняется его столь удивительная душевная щедрость? Она неотрывно смотрела в его голубые глаза, пытаясь найти в них ответ на свой вопрос. Ей показалось, что в его глазах было понимание. А может быть, это ей только показалось? Может быть, она увидела в них то, что хотела увидеть? Может быть, это самообман?
   Ян встал со стула и придвинул его к столу.
   – Я должен ехать, чтобы попасть в церковь до начала утренней службы, – сказал он, улыбнувшись Джону и Селии, которые просто сияли от радости, что их дети нашли общий язык и выпутались из этой весьма неординарной ситуации.
   Шей только сейчас заметила, что Ян был одет в темно-серый костюм-тройку строгого покроя, в белоснежную накрахмаленную сорочку, на фоне которой выделялся со вкусом подобранный галстук. Рядом с дверью стоял его кейс.
   – Отец, все было просто прекрасно, – сказал он, поворачиваясь к Джону. – Жаль, что я не смогу попробовать ту рыбу, которую вы с Селией поймали вчера.
   – Ничего страшного, – сказал Джон, крепко обнимая сына и подбадривающе похлопывая его по спине. – Как-нибудь в следующий раз, сынок.
   – Селия, ты превосходная жена для моего старика, – сказал он и хитро подмигнул. – Но постарайся сделать так, чтобы он не воспринимал это как должное. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку.
   – Шей!
   Она замерла, услышав свое имя. Ей показалось, что в эту самую минуту ее сердце перестало биться и сжалось от охватившего ее волнения.
   – Мне было очень приятно познакомиться с тобой.
   Он протянул ей руку, и она механически пожала ее, прежде чем отпустить. Ян повернулся и направился к двери, подхватив на ходу кейс. Она с трудом подавила в себе желание броситься к нему и крепко обнять на прощание. Естественно, она не могла этого сделать. Уик-энд закончился. Наступают обычные будни. Теперь они будут видеться очень редко, а может быть, и никогда.
   – Будь осторожен за рулем, – заботливо сказал Джон, помахав ему рукой.
   Как только его машина скрылась из виду, Джон и Селия вернулись на кухню. Увидев свою дочь, которая устало прислонилась к кухонному столу, Селия подбежала к ней:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация