А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Буря в Эдеме" (страница 5)

   3

   – Я очень сожалею. Прости меня, Шей. Пожалуйста, прости. Я не хотел причинить тебе боль.
   Его слова были мягкими, нежными, они ласкали ее слух. Они падали на нее, как капли дождя, освежая ее память и приводя ее в сознание.
   Нет, еще рано открывать глаза, подумала Шей. Ей так хотелось продлить это мгновение, так хотелось, чтобы он продолжал утешать ее, успокаивать, просить прощения. Ей было так приятно ощущать на себе каменную мощь его груди, его жаркое дыхание. Его лицо находилось совсем близко, она чувствовала это всеми порами своего тела. Он наклонился к ней и прижался носом к ее щеке. Она вдохнула его мужской запах, смешанный с запахом одеколона. Этот запах, его рука, нежно гладившая ее волосы, – все это привело ее в чувство. Она впервые в жизни поняла, как приятно быть беспомощной и беззащитной.
   – Мне так жаль, – продолжал повторять он. – Прости меня.
   Они сидели на траве, которая приятно щекотала ее голые ноги. Должно быть, он отнес ее в сторону на руках и положил на эту мягкую и очень нежную траву. Как это замечательно – опираться на сильные мужские руки. Она была готова остаться в таком положении навсегда – слушать его мелодичный голос и ощущать крепкие руки, заботливо поглаживающие ее волосы. Его голос слегка вибрировал и пронизывал все ее существо, до кончиков ногтей, а его руки…
   Шей вдруг ощутила его руку. Не ту, которая поглаживала ее по голове, а другую. Она находилась намного ниже головы. Рука опустилась к тому самому месту, где заканчивалась ее коротенькая юбка и начиналась кружевная оборочка красных трусиков. Он сжал руку, а затем разжал ее и начал нежно гладить ту часть тела, куда попал мяч. И все это время он, не переставая, повторял слова сожаления о том, что причинил ей боль сильным ударом.
   Она медленно подняла руку и провела по его груди, наткнувшись на нагрудный карман спортивной майки. Она почувствовала, как мышцы его груди напряглись и застыли под ее рукой. Шей медленно подняла веки и посмотрела ему прямо в глаза. Его лицо было всего в десятке сантиметров от ее собственного.
   Ян облегченно вздохнул и закрыл глаза, тихо прошептав слова молитвы.
   – С тобой все в порядке? – спросил он наконец.
   Она молча кивнула головой, охваченная волнением от его близости и жаркого дыхания, которое ощущала на своем лице:
   – Да.
   – Шей, пожалуйста, прости меня. Мне очень жаль, что все так случилось. Я не хотел сделать тебе больно.
   – Я знаю, – тихо сказала она.
   Почему она так легко и охотно простила его? Ей следовало бы накричать на него, яростно ругаться от злости. А вместо этого она сидит на траве и великодушно прощает его. Но она прекрасно понимала, почему это делает. Если она устроит ему скандал, все кончится. Ей придется оттолкнуть его от себя, и он, в свою очередь, не будет смотреть на нее с такой нежностью и сочувствием, не будет гладить ее волосы, не будет так горячо дышать ей в лицо, а его другая рука не будет так нежно и ласково поглаживать то место, которое до сих пор ныло от удара мячом.
   Ян тем временем продолжал извиняться, не находя оснований, чтобы простить себя за этот глупый поступок.
   – Я совершенно не заметил, что ты повернулась ко мне спиной. В этот момент я подавал мяч и следил только за ним. – Он замолчал и прикоснулся рукой к ее щеке. – Мне очень жаль. Я ни за что на свете не причинил бы тебе боль преднамеренно.
   – Признайся, что хотел покрасоваться передо мной, – мягко сказала она с хитрой улыбкой на губах.
   – Да, признаюсь, – ответил он виновато. – Я действительно хотел повыпендриваться и показать свое умение играть в теннис.
   Он улыбнулся и посмотрел ей в глаза, заставив ее покраснеть от смущения. Шей почувствовала, что ее охватывает страстный трепет, о котором она уже почти забыла. Последний раз она испытывала его, когда была замужем. Сердце бешено колотилось в груди, а грудь высоко вздымалась от учащенного дыхания. Неужели к ней вернулось это приятное чувство новизны в отношениях с мужчиной? Что это – результат злосчастного удара мячом или нечто более серьезное и более важное? Его лицо прекрасно, если так можно сказать о волевом мужском лице. На фоне голубого летнего неба его волосы казались еще темнее, а глаза были такими голубыми, как это небо. Его темные брови почти сомкнулись на переносице, что свидетельствовало о крайней озабоченности и раскаянии. Шей посмотрела на его нос. Он был прямым, превосходной формы и представлял собой своеобразный мост, соединяющий глаза с чувственными губами. Интересно, подумала Шей, как могут женщины его прихода сконцентрироваться на словах проповеди, которые покидают эти восхитительные губы?
   Ушибленное мячом место продолжало болеть, хотя Ян пытался ослабить боль легким поглаживанием руки. Она сообразила, что ее голая спина оказалась на его бедре. Приподняв одно колено, чтобы поддержать ее спину, он прижался к ней бедром, и она почувствовала его теплую кожу. Волосы, густо покрывавшие его ноги, приятно щекотали ее.
   Затуманенные глаза Шей медленно блуждали по лицу Яна. Ей очень хотелось как можно дольше пользоваться преимуществами сложившейся ситуации.
   – Ты очень хорошо играешь в теннис, – тихо сказала она, не узнавая собственный голос. Эти слова сорвались с ее губ так легко, как будто она уже давно была готова произнести их.
   Он сохранил молчание, не делая попыток ответить на ее комплимент. Его глаза жадно обследовали ее тело и наконец остановились на лице. Шей показалось, что он изучает каждую черточку ее лица: лоб, брови, глаза, нос. Он так внимательно рассматривал ее, как будто не мог налюбоваться ее милым лицом. Затем его взгляд задержался на ее губах и, как ей показалось, это продолжалось слишком долго.
   – В колледже я был чемпионом по теннису, – наконец выдавил он, все еще глядя на ее губы.
   Они снова замолчали, и это молчание никто не осмеливался нарушить так долго, что возникало ощущение, будто они соскучились и не могли оторвать глаз друг от друга, наслаждаясь близостью полуобнаженных тел. Они были неподвижны, и только его рука все еще поглаживала то место, куда пришелся удар мячом. Затем, подчиняясь глубинному инстинкту, Ян наклонил голову к ее лицу. Ее губы разжались в томительном ожидании. То же произошло и с его губами. Их разделяло всего несколько сантиметров. Шей даже не могла понять, чье сердце так гулко стучит в ее ушах – ее собственное или его.
   Она подняла руку и прикоснулась к его груди:
   – Ян?
   – Да, Шей.
   Его лицо еще более приблизилось. Она с нескрываемым желанием смотрела на его губы. Они уже почти касались ее губ, и она чувствовала его горячее, обжигающее дыхание.
   Еще мгновение, и все его тело напряглось, но вдруг неожиданно обмякло, и он отпрянул от нее. Его рука последний раз скользнула по ее бедру. Ян резко поднял голову и с глухим стоном упал на траву рядом с ней. Еще через секунду он вскочил на ноги и медленно пошел к росшему неподалеку дереву и уткнулся лбом в его корявый ствол. Она хорошо видела, что он весь дрожал, а его широкие плечи поднимались и опускались от глубокого дыхания. При этом его сжатые в кулаки руки беспрерывно потирали бедра. Она поняла, что он из последних сил пытается преодолеть свою плоть и подчинить разуму страстные позывы безумно истосковавшегося по женщине тела.
   Шей медленно поднялась, с трудом подавляя в себе ощущение обиды, досады и боли одновременно. Она едва держалась на ногах, чуть не свалившись от сильной боли. «Черт бы его побрал», – подумала она, потирая ушибленное место.
   – Что случилось, ваше преподобие? – с явной иронией сказала она, глядя на Яна. – У вас такой вид, как будто падшая женщина чуть не соблазнила вас. Признайтесь, что вы были на грани грехопадения. Ведь Всевышний запрещает вам целовать такую великую грешницу, как я?
   Ян резко повернулся к ней, и она увидела, что его голубые глаза сверкают от невыносимой муки, порождаемой неукротимым буйством плоти. Она прекрасно понимала, каких огромных усилий стоило ему обуздать эмоции и сохранить присутствие духа.
   – Советую тебе сесть. Ты только что пришла в сознание. Подождем, когда вернутся наши родители.
   – Интересно, по чьей же это вине? – спросила она, не надеясь на его ответ. – Ты, как никто другой, должен сострадать людям и бережно относиться к любому живому существу. А ты что сделал? Ты вел себя как какой-то задиристый хвастун! Ты так сильно влепил мне мячом, что синяк не сойдет и за целый месяц.
   – Его никто не увидит, если ты не… – Он запнулся, подыскивая более обтекаемые слова, но затем махнул рукой и продолжил: – Если ты не будешь делать то, что ты делаешь.
   – Как это мило с твоей стороны! Спасибо за откровенность. Из-за твоих глупых шуток я не смогу нормально работать в течение нескольких недель!
   – Ну почему же? Ты можешь спокойно работать в своей галерее.
   – Да?! – сердито выпалила Шей. – В галерее я могу рассчитывать только на комиссионные, а этого совершенно недостаточно, чтобы жить с тем комфортом, к которому я привыкла. Профессия модели приносит гораздо больший доход.
   – Ты же можешь демонстрировать одежду, а не свое тело! Но это не доставляет тебе такого большого удовольствия, не правда ли?
   – Ты, наверное, уже и сам догадался, что в одежде я не выгляжу такой привлекательной, как без нее.
   Ей показалось, что эти слова больше всего расстроили Яна. Его голубые глаза снова скользнули по ее телу, а затем он стал смотреть куда-то в сторону. Он нервно вытер ладони о свои белые шорты.
   – Будет лучше, если ты все-таки сядешь, – сказал он не совсем твердым голосом. – У тебя был шок.
   – У тебя тоже, преподобный отец, – с едкой усмешкой парировала она. – Только что ты с немалым удивлением обнаружил, что ты такой же человек, как и все остальные.
   – А я никогда не изображал из себя святого.
   – Неужели, святой Ян?
   – Нет, – упрямо повторил он. – Почему ты так разозлилась на меня, Шей? Неужели только потому, что я не поцеловал тебя? Поверь мне, во всем, что не касается моей профессии, я обыкновенный человек во всех известных смыслах этого слова. Я абсолютно ничего не имею против поцелуев. Меня раздражают только развязные и сексуально распущенные женщины, которые пристают ко мне. И должен тебе признаться, что не испытываю к ним ни малейшего желания. Они мне просто не нравятся.
   Шей почувствовала, как все ее тело задрожало от неописуемой ярости, а лицо покрылось красными пятнами.
   – Может, ты будешь упрекать меня в том, что я повалила тебя на траву и пыталась соблазнить? Но ведь это не так! Когда я очнулась, ты уже самым наглым образом массировал мою задницу!
   – Я… – Он запнулся и проглотил горький комок слюны. – Я не понимал, что я делаю. Я не мог контролировать себя. Тебе было больно, и я только… я только хотел… я хотел осмотреть твою рану.
   – Ха-ха-ха! – захохотала Шей, вскидывая голову и всем своим видом показывая, что не верит ему. – Ты такой же лицемер, как и все другие мужики. Я же прекрасно видела, что ты это делаешь не без удовольствия!
   Ян не успел ответить на ее оскорбительный выпад. Послышался скрип автомобильных шин по гаревой дорожке, и Джон вырулил прямо к теннисному корту.
   – Вы уже закончили играть? Кто выиграл? – спросил он, выглядывая из окна машины.
   – Я, – коротко ответил Ян, когда они подошли к машине.
   – Шей, ты хромаешь? Что случилось? – заботливо спросила Селия, когда ее дочь открыла дверцу машины и стала медленно усаживаться на заднее сиденье. Ян был настолько рассержен, что даже не предложил ей свою помощь.
   – Да, я хромаю, – обиженно сказала она, поудобнее устраиваясь в машине. – Ян ударил меня теннисным мячом.
   Джон уже выруливал на шоссе, но, услышав эти слова, он притормозил, и они вместе с Селией настороженно посмотрели сначала на Шей, а потом на Яна.
   – Ян, это правда? Ты действительно ударил ее мячом? – строгим голосом спросил сына Джон.
   – Да, – подтвердил тот. – Это произошло совершенно случайно. – Он был намерен защищаться до конца. – Я подавал подачу, а она вдруг повернулась ко мне спиной. Я очень сожалею, но ничего не мог поделать.
   – Ян! – гаркнул на него Джон.
   – Он подавал так сильно, что мне пришлось спасаться бегством! – воскликнула Шей. – Он мог убить меня!
   Джон перевел взгляд с сына на Шей и заботливо спросил:
   – С тобой сейчас все в порядке? Куда он тебя ударил?
   – Прямо по заднице.
   Эти слова, сказанные Яном, гулко разнеслись по замкнутому пространству салона машины. Джон с невыразимым удивлением посмотрел на сына, а Селия часто-часто замигала глазами, не поверив своим ушам. Шей пристально посмотрела на Яна, не зная, чему удивляться больше – его откровенному признанию или хриплому звуку его голоса.
   Он тоже повернулся к ней, и их глаза встретились. Через мгновение они оба взорвались гомерическим хохотом на глазах у изумленных родителей.

   Можно было подумать, что этот дружный смех устранит ту стену отчуждения и неприязни, которая установилась между Шей и Яном. Но этого не произошло. Все оставшееся время они испытывали чувство неловкости при каждой встрече друг с другом. Правда, Ян стал относиться к Шей несколько по-другому. Он был подчеркнуто вежлив и деликатен, но это раздражало ее еще больше, чем полное равнодушие, которое он выказывал раньше.
   В течение всего дня Ян старательно избегал ее, и они практически не оставались наедине. Но даже при мимолетных встречах он отводил взгляд в сторону. Шей думала, что он ведет себя так, словно она была воплощением дьявола, которого специально прислали в этот дом, чтобы завладеть непорочной душой Яна Дугласа.
   После обеда Ян удалился в свою комнату, чтобы подготовиться к воскресной проповеди.
   – Завтра утром мне нужно будет очень рано уехать, чтобы быть в церкви до начала службы, – пояснил он.
   Шей с удивлением обнаружила, что время пролетело слишком быстро, как-то совершенно незаметно, а она боялась, что помрет с тоски в этом захолустье. Уик-энд уже практически заканчивался. Разумеется, она может остаться здесь до конца следующего дня, но что она будет здесь делать без Яна? Перспектива провести остаток выходных без него ее явно не устраивала. Она вдруг осознала, что без Яна ей будет очень скучно и одиноко. Неужели этот человек стал так много значить для нее?
   Когда Ян уединился в свою комнату, Шей оказалась перед выбором: либо провести остаток дня в гордом одиночестве, либо составить компанию матери и Джону и отправиться вместе с ними на рыбалку к небольшому ручью, протекавшему неподалеку. Она, не задумываясь, выбрала последнее.
   Природа поражала свежестью. Вокруг было необыкновенно красиво, но Шей не замечала этой красоты, так как каждый шаг причинял ей сильную боль, постоянно напоминая об утренней игре в теннис. Ближе к вечеру к этой боли добавилось неистребимое чувство раздражения.
   Шей долго не хотела признаться себе в том, что источник раздражения кроется не в ударе Яна, а в нем самом, в его поведении. Он продолжал игнорировать ее, и это казалось ей совершенно невыносимым. Она вдруг со всей отчетливостью осознала, что не может не думать о нем. Мысль о нем преследовала ее с того самого момента, когда она увидела его голым на пороге ванной. Она уже неоднократно пыталась забыть о нем, не обращать на него внимания, но из этого ничего не вышло. Она и сама была не рада тому, что все так получилось. Разумеется, она могла притвориться, что он ей безразличен, но какая от этого польза? Он привлекал ее как мужчина, и она ничего не могла с собой поделать.
   Наверное, причина этого заключалась в том, что Ян стал первым мужчиной, к которому она испытала влечение после нескольких лет одинокой жизни. Развод с мужем она переживала настолько болезненно, что в течение нескольких лет совершенно не реагировала на мужчин. Правда, у нее было несколько свиданий, но все они были подстроены ее заботливыми друзьями, которые стремились познакомить ее с подходящим, по их мнению, человеком и дать ей возможность начать новую жизнь. Но эти попытки прекратились, когда выяснилось, что Шей не обнаруживает интереса к новым знакомствам.
   – Все нормально, Шей, – сказала она себе, наблюдая за быстрым течением ручья. – У него, конечно, прекрасное тело, а сам он красив, как спустившийся с небес ангел. Но у него совсем другой темперамент и образ жизни. У тебя с ним все равно ничего путного не получится.
   Она посмотрела на свою мать, которой после ее безуспешных попыток нанизать червяка на рыболовный крючок пришел на помощь Джон. В другое время она бы от всей души повеселилась, наблюдая эту сцену, но сейчас ей было не до смеха.
   Шей попыталась отбросить в сторону все мысли, связанные с внешностью Яна, и сосредоточиться на его внутреннем мире, насколько это было возможно. Что он за человек? Если она с таким пренебрежением относится к его старомодным взглядам, то, может быть, он не такой и привлекательный? Почему ей не удается выбросить из головы мысли о нем? Почему она до сих пор чувствует влечение к нему? Почему ей так хочется прижаться своими губами к его губам и забыть обо всем на свете? Почему она до сих пор помнит, как он гладил своей рукой то место на ее теле, куда попал мяч? Нет, это не может быть простой случайностью. В тот момент он любил ее, жаждал любви, она видела это по его глазам. В этом она не могла ошибаться.
   Вдруг ее поразила внезапно пришедшая в голову мысль. Ее как будто молнией ударило. И все стало понятно. Ее неудержимо тянет к Яну по той простой причине, что он явно демонстрирует полнейшее равнодушие к ней. Неужели только в этом все дело?
   – Конечно же! – воскликнула она вслух и съежилась под любопытными взглядами Селии и Джона.
   Да, именно в этом все дело. Шей Морисон была слишком интеллигентной, слишком умной, слишком самоуверенной и не могла предположить, что одного взгляда на голого мужчину, такого красивого и обаятельного, будет достаточно, чтобы она превратилась в девочку-подростка, изнывающую от безответной любви. Ведь она уже давно убедила себя, что любви с первого взгляда просто не существует в природе. Тем более что ее реальные чувства к этому человеку вряд ли можно назвать иначе, чем обыкновенная человеческая ненависть. Она просто проявила к нему любопытство и была крайне поражена, что он не ответил ей тем же. Для нее это было настоящим открытием, так как она всегда считала, что ни один мужчина не может оставаться совершенно равнодушным к ней, если она этого не захочет.
   Шей еще раз обдумала сложившуюся ситуацию. Какое-то глубокое женское чутье подсказывало ей, что Ян на самом деле не такой уж целомудренный, каким хочет казаться. Она радостно заулыбалась, когда в ее голове зародился, как она думала, великолепный план. Его надо осуществить сегодня же вечером, решила Шей. Они, возможно, никогда больше не увидят друг друга, но будь она проклята, если позволит его преподобию Яну Дугласу так легко забыть ее.
   – Я пойду домой, если вы не возражаете, – сказала она воркующим, как голубки, молодоженам и вскочила на ноги, оставив на траве примятый след. – Мне бы хотелось немного отдохнуть перед ужином.
   – Мы тоже скоро пойдем домой, – одобрительно кивнула ей мать. – Мне просто очень хочется поймать хотя бы одну рыбку.
   Судя по раскрасневшемуся лицу Джона и суетливым движениям его рук, у него были несколько иные планы, и это было, впрочем, вполне естественно. Он почти не скрывал радости от того, что они останутся наедине. Шей улыбнулась и медленно направилась к дому. Войдя в дом, она не спеша поднялась по лестнице на второй этаж и направилась в ту сторону, где была видна приоткрытая дверь.
   Сохраняя хитрую улыбку на лице, она подошла к двери и легонько постучала:
   – Ян?
   Какое-то время в его комнате было тихо, а потом послышался голос:
   – Да, входи.
   Шей толкнула рукой дверь и остановилась на пороге. Позади нее было широкое окно, через которое в комнату проникали еще достаточно яркие лучи вечернего солнца. Она чувствовала, что эти лучи освещают ее, образуя загадочную ауру над ее головой и отражаясь в белокурых локонах волос.
   – Надеюсь, я не очень помешала тебе, – сказала она, испытывая непреодолимое желание помешать ему как можно больше.
   – Нет, – коротко ответил Ян. – Мне еще кое-что надо сделать, но в целом я уже почти закончил.
   Он сидел за столом, заваленным большим количеством разнообразных бумаг. Поверх них она заметила открытую Библию и несколько религиозных книг. А прямо перед ним стояла портативная пишущая машинка со вставленным в нее листом бумаги. Она прищурила глаза и увидела, что на листе уже отпечатано несколько строчек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация