А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Буря в Эдеме" (страница 14)

   – Шей, выходи за меня замуж.

   8

   Если бы он сейчас признался, что является законченным наркоманом, туалетным извращенцем или даже жестоким убийцей, она была бы меньше ошарашена. Она стояла молча, вытаращив на него глаза, в которых застыли недоверие и шок, и невольно раскрыв рот. Глаза Яна были настолько чистыми, что она могла видеть в них собственное отражение.
   Когда до нее дошел смысл сказанных им слов, все ее слезы, которые накопились за это время, прорвались наружу. Шей склонила голову и зарыдала.
   – Шей, что… Почему ты плачешь?
   Она отбросила его руку и стала выкрикивать в его адрес ругательства, совершенно позабыв о его предупреждении. При этом она размахивала руками и пыталась ударить его.
   – Черт бы тебя побрал! Будь ты проклят! Ты бессердечный чурбан! Слышишь меня, преподобный отец? Бессердечный и жестокий!
   Слезы бесконечным ручьем стекали по ее лицу, а она все била и била его своими маленькими кулачками. Ян стоял неподвижно, не предпринимая попыток защитить себя. Наконец она выдохлась и повалилась на него.
   – Клянусь, что я сказал это вовсе не для того, чтобы добиться от тебя сексуальных уступок. – Он сжал ее лицо руками и приподнял, чтобы заглянуть в ее глаза. – Если бы я этого хотел, – он грустно улыбнулся, – я бы не ждал так долго, чтобы сказать тебе пару романтических слов.
   Она проглотила горьковатый комок, сжимавший ей горло, и посмотрела на него:
   – Почему ты сказал, что любишь меня? Почему ты предложил мне выйти за тебя замуж?
   – Потому что я действительно люблю тебя и больше всего на свете хочу, чтобы ты стала моей женой.
   Шей снова заплакала, отодвинулась от него и встала.
   – Это невозможно! И ты прекрасно знаешь об этом. Почему ты так со мной поступаешь?
   Ян тоже встал и обхватил ее сзади за плечи.
   – Шей, – сказал он тихо, – ты любишь меня?
   Рыдания внезапно прекратились, хотя слезы все еще текли по ее щекам. Она медленно повернулась к нему и посмотрела на него заплаканными глазами:
   – Да. – Когда Шей произнесла это слово, ее губы заметно дрожали, дрожали и ее руки, когда она подняла их и положила ему на плечи. Наклонив голову, она прижалась мокрой щекой к его груди. – Да, да, да, – повторила она несколько раз, как бы желая доказать ему, что это именно так. – Это безумие, сумасшествие, но я действительно люблю тебя, хотя я очень не хотела, чтобы это случилось. – Она с грустью посмотрела ему в глаза. – У нас нет никакой надежды, Ян. Это невозможно.
   Он снова прижал ее голову к своей груди и крепко обнял. Его губы слегка коснулись ее волос.
   – Нет, ты ошибаешься. Все возможно. Это в наших руках.
   – Но ведь ты остаешься самим собой, а я есть такая, какая я есть, и…
   – Это прекрасный комплимент нам обоим.
   – Я не смогу быть женой пастора.
   – Почему ты уверена в этом? Ты же никогда не была женой пастора. Мы очень хорошо провели этот уик-энд, и ты сама сказала, что тебе понравилось.
   – Выходные – это далеко не вся жизнь, Ян.
   – Но мы ведь можем всю жизнь прожить так, как провели этот уик-энд, Шей.
   – Да, и все это время ты не сможешь отделаться от меня. Я импульсивна, порывиста, упряма, непочтительна. Я люблю яркую жизнь, не ограниченную строгими правилами. У меня только одно приличное платье, в котором я могу пойти в церковь. Ты видел меня сегодня в нем.
   Ян весело рассмеялся, раскачивая ее взад и вперед:
   – Когда женщина начинает волноваться по поводу того, что она наденет, то это означает, что она уже почти согласна. – Он сделал шаг назад и посмотрел ей в глаза. – Шей, я счастлив, что у меня есть моя работа, но моя личная жизнь безрадостна. Понимаешь меня? Я уже давно заметил, что становлюсь степенным, уравновешенным человеком. Ты ворвалась в мою жизнь, как природная стихия, как мощное землетрясение, и перевернула все вверх дном. Это была хорошая встряска для меня. Ты дала мне такой прилив энергии, о котором я даже не мог мечтать. Но я стал ненавидеть свои обязанности, свою церковь, так как мне показалось, что она отнимает у меня слишком много сил и времени. Я всегда был занят, но рядом со мной не было человека, который был бы со мной после работы, украсил мою одинокую жизнь. Я знаю, ты не будешь помехой в моей работе. Ты просто будешь другим измерением моей жизни. Ты поможешь установить определенный баланс в моей жизни, в котором я так нуждаюсь. Ты уже заполнила мое сердце, но мне этого мало, Шей. Я хочу, чтобы ты заполнила всю мою жизнь. Я хочу, чтобы ты была всегда рядом со мной, и не только в жизни, но и в постели.
   Он нежно поцеловал ее в губы. Она хотела что-то возразить, но у нее не было сил. Разум подсказывал ей, что нужно не соглашаться, сопротивляться, но душа ее оказалась свирепым диктатором. Она предполагала, что ее жизнь с Яном будет совершенно непредсказуемой, но это все же будет реальная жизнь, а не одинокое прозябание в пустой квартире. Без него ее жизнь станет примитивным существованием в окружающем ее бессмысленном мире.
   Если бы не их одежда, они бы уже давно слились в любовном порыве. Но она вдруг ясно осознала, что ждет от него не только обыкновенного плотского наслаждения, а чего-то большего. Ее душа требовала не простого сексуального удовлетворения, хотела ощущать полноту жизни, полноту бытия, что возможно лишь при взаимной любви. Находясь рядом с ним, она чувствовала целостность своего существования, исчезло это мерзкое чувство, будто она играет кем-то задуманную роль.
   Она прекрасно понимала, что это замужество непременно будет связано с определенным риском, возможно, с разочарованием и душевной болью. Но разве в брачном союзе бывает по-другому? Может так случиться, что в какие-то моменты они будут настроены друг против друга, а не друг за друга, но они взрослые и сильные люди, которые вполне способны ответить на этот вызов судьбы.
   Ведь самое главное заключается в том, что они любят друг друга. А такая любовь, несомненно, стоит того, чтобы пожертвовать некоторыми из своих привычек.
   Ее губы разжались, не выдержав напора его горячих губ. Его рука снова скользнула под ее свитер, судорожно теребя соски. Они по-прежнему были тугими и жаждали любви. Он оторвался от ее губ всего лишь на секунду, чтобы задать все тот же вопрос:
   – Ты выйдешь за меня замуж, Шей? Я даю тебе тридцать секунд. Надеюсь, этого времени достаточно, чтобы принять окончательное решение?

   Фактически ее размышления продлились три дня. Это была своеобразная игра. Они оба уже хорошо знали, каким будет ее ответ.
   – Шей, если ты не выйдешь за меня замуж, – сказал он ей по телефону вечером на третий день, – то ты заставишь меня тем самым совершить смертный грех и обречешь на вечное проклятие. Неужели ты хочешь, чтобы это было на твоей совести?
   – Ну хорошо, ты не оставил мне выбора, – с нескрываемым удовлетворением ответила она. – Да, я выйду за тебя замуж.
   Он что-то кричал в трубку целых пять минут, а затем стал составлять планы предстоящей свадьбы, дав ей всего лишь две недели на подготовку. Она поняла, что он не намерен терять времени попусту.
   На следующий день Шей торжественно сообщила Вандиверу, что покидает его заведение. Он воспринял эту новость так, как она и предполагала, – удручающе.
   – Почему? – спрашивал он, пытаясь докопаться до смысла происходящего. – Кто-то предложил тебе более высокую зарплату? Может, ты получила постоянную работу в качестве модели? – Его строгое лицо перекосилось от завистливого гнева.
   – Нет, – спокойно ответила она ему. – Я приступаю к постоянной работе в качестве жены пастора.
   – Жены? Пастора? Какого еще пастора?
   – Того самого человека, о котором я рассказывала вам несколько недель назад.
   – Священника?! – Шей спокойно ждала, пока тот посмеется от всей души. – О, это прекрасная шутка. Давно я уже так не смеялся. Это самая веселая шутка за последние месяцы. – Он пристально посмотрел на нее, на длинную юбку, скромные кожаные туфли, длинный свитер и узкий поясок, висевший на бедрах. – Извини за откровенность, моя дорогая, но ты совсем не похожа на жену священника.
   Его замечание совершенно не покоробило ее. Широко улыбнувшись, она положила руки на бедра, отбросила кивком головы волосы на спину и сказала:
   – Да, черт возьми, я действительно не похожа на жену священника.

   – Я не могу выразить, как мы с Джоном рады. Мы просто счастливы, – щебетала Селия, помогая Шей надеть комбинацию из золотистого атласа с кружевными оборочками на груди.
   День их свадьбы начался с бодрящего, прохладного утра, хотя солнышко весело разбрасывало свои осенние лучи. Джон и епископ Яна после завтрака, который был приготовлен миссис Хиггинз, удалились в гостиную. Ян тем временем скрылся в своей комнате, чтобы переодеться и подготовиться к торжественной церемонии. Шей с матерью находились в специально предназначенной для нее комнате.
   Шей схватила мать за руки и повернулась к ней, стараясь выяснить все начистоту.
   – Ты действительно рада, мама? Ты уверена, что мы поступаем правильно? Ты же понимаешь, что для нас обоих очень важно твое отношение ко всему этому и, безусловно, отношение Джона.
   – Ну конечно же, мы очень взволнованы этой свадьбой, Шей! – воскликнула Селия. – Но для нас это известие не стало полной неожиданностью. Лично я была просто шокирована твоим поведением в нашем летнем доме. И разве я могла относиться к этому по-другому? Ты же помнишь, что там произошло? А потом… Мы с Джоном не имели представления о том, что вы с Яном встречаетесь. Я узнала об этом только тогда, когда ты позвонила мне и сказала, что Ян пригласил тебя на уик-энд в Бруксайд. Вот тогда-то мы и поняли, что дело идет к свадьбе.
   – Мы такие разные, – посетовала Шей и высказала матери те опасения, которые преследовали ее последние две недели. Она очень боялась сделать непоправимую ошибку. Неужели ее семейная жизнь кончится тем же, что и с Энсоном? Но дело даже не в ней самой. Не причинит ли она неприятностей Яну?
   – Я бы не стала забивать себе голову подобной чепухой, – глубокомысленно заметила Селия, внимательно разглядывая свадебное платье дочери. – Небольшие различия в характерах всегда добавляют определенную специфику в брачную жизнь. Твое платье просто великолепно, дорогая.
   Шей не стала возражать ей и говорить, что их различия относятся не только к их личным качествам и являются отнюдь не «небольшими», как выразилась мать. Но это было бесполезно. Селия, всецело поглощенная ее свадебным платьем, не обращала внимания на ее слова. Платье было сшито из шелка цвета шампанского и оторочено великолепными кружевами. Шей по просьбе матери уже примеряла платье. Длинные рукава приятно облегали руки и суживались у кисти. Мягкий шелк платья, закрывавшего колени, подчеркивал ее округлые бедра. Селия одолжила ей прекрасное жемчужное ожерелье, которое удивительным образом гармонировало с ее платьем и цветом кожи и замечательно подходило к жемчужным серьгам. Величественная прическа, над которой Шей трудилась так долго, завершала картину.
   Шей сидела в одной комбинации перед зеркалом за небольшим старомодным столиком, нанося на лицо последние штрихи косметики, когда ее мать, отложив в сторону платье, сказала:
   – Джон уже давно озабочен судьбой Яна. Человек его положения не может столько лет жить без жены. Его профессия связана с чрезвычайно большой ответственностью, да и вообще молодой человек ради своего здоровья… Ну ты понимаешь меня, разрядка и все такое прочее. – Ее мать с трудом закончила фразу и густо покраснела.
   – Да, мама, я знаю, что это такое. – Шей слабо улыбнулась.
   – Он слишком долго жил один. Джон говорит, что уже перестал надеяться на то, что Ян смирится с утратой Мэри, ее трагической гибелью.
   Внезапная боль пронзила все тело Шей. Она повернулась к зеркалу и посмотрела на свое отражение.
   – Похоже на то, что Мэри была совершенно необыкновенной, – продолжала Селия. – Джон сказал, что она была удивительной девушкой. Ян обожал ее и чуть было не сошел с ума, когда она погибла. Она была…
   – Мама, – прервала ее Шей, – извини меня, но мне нужно, чтобы ты оставила меня на несколько минут.
   Селия замолчала и посмотрела на дочь с недоумением.
   – Но я же хотела помочь тебе одеться, – сказала она с болью в глазах.
   – О да, конечно. Я не смогу одеться без тебя. Я позову тебя, когда ты будешь нужна. Просто мне необходимо несколько минут побыть одной. Ты понимаешь меня? Пожалуйста.
   – Ну хорошо, – сказала Селия, направляясь к двери. – Я буду внизу с епископом Коллинзом и Джоном. Позови меня, когда я тебе понадоблюсь. – Дверь мягко закрылась за ней.
   Мэри, Мэри. Шей совсем забыла, что у Яна когда-то была жена. Только сейчас она припомнила все подробности их разговора. Тогда он был очень зол и сказал, что у него никогда не было интимных отношений с какой-либо другой женщиной, кроме жены. А еще он сказал, что очень любил ее и не хочет жениться второй раз…
   Она вскочила на ноги, вышла из комнаты и быстро пошла по коридору, забыв даже надеть туфли. Подойдя к двери комнаты Яна, она легонько постучала.
   – Да, папа, входи, – послышался голос Яна.
   Он стоял перед зеркалом, слегка наклонившись, чтобы видеть свои волосы, и пытаясь привести их в порядок. Из одежды на нем были только трусы, плотно облегавшие бедра. Кое-где, особенно на ногах, покрытых тоненькими курчавыми волосами, сверкали капли воды, оставшиеся после душа. Когда Шей открыла дверь, он швырнул расческу на стол и бросился к ней через всю комнату, испуганный выражением ее лица.
   – Что случилось, Шей? – озабоченно спросил он.
   – Я должна поговорить с тобой.
   Ян втащил ее в комнату и закрыл дверь. Положив руки ей на плечи, он повернул ее к себе:
   – О чем?
   – О Мэри, – кратко сказала Шей, пристально наблюдая за его реакцией. Эти слова застали его врасплох. Он был так удивлен, что даже сглотнул от неожиданности. Ее сердце болезненно сжалось в комок.
   – А что ты хочешь знать о Мэри?
   – Все, – решительно сказала Шей. – Я хочу знать о ней буквально все. Как она выглядела, как сильно ты… как сильно ты любил ее. Короче говоря, я должна знать все.
   – Шей, – ответил он с грустью, потирая рукой подбородок, – Мэри не имеет к нам никакого отношения.
   – Я все равно хочу знать, – упрямо повторила она с истерическими нотками в голосе. – И сию же минуту.
   Ян внимательно посмотрел в ее темные глаза:
   – Она была очень милой и прекрасной женщиной. Деликатной, мягкой, доброй. Она очень хорошо играла на пианино.
   У Шей возникло ощущение, что ее сердце резко упало на дно колодца ее души, как кусок ледышки. Другими словами, Мэри Дуглас обладала всеми теми качествами, которые совершенно отсутствовали у нее. Она была превосходной женой для преданного своему делу священника.
   – Как долго вы были женаты? – шепотом спросила Шей.
   – Четыре года, – сказал он тихо. – Она погибла, Шей.
   Она почему-то кивнула головой, смотря на Яна невидящими глазами.
   Он тряхнул ее за плечи, крепко впившись в них пальцами.
   – Шей, – сказал он и повторил ее имя несколько раз, пока она не обратила на него внимания. – Я любил свою жену и ужасно переживал, когда она погибла. Я очень скучал по ней. Мне постоянно недоставало ее. Но сейчас я люблю только тебя. Мэри осталась в моем прошлом, и я всегда буду помнить ее, но прошлое не вернешь, Шей. Она останется в моей памяти, но мое настоящее и будущее отныне связано только с тобой.
   Она резко ударила руками по его бицепсам:
   – Неужели ты не понимаешь, Ян, что мы не сможем перейти эту черту. Мы не сможем забыть свое прошлое. Наша свадьба – это большая ошибка. Я совершенно не похожа на нее.
   – Абсолютно, – согласился с ней он. – Между вами нет ничего общего. – Эти слова пронзили ее как острый нож, но он продолжал свою мысль, стараясь найти такие слова, которые смогли бы удержать ее, не дали бы ей убежать. – У нее не было твоей очаровательной непредсказуемости. Ее эмоции не были такими возбуждающими и волнующими, как твои. Она всегда была очень спокойной и никогда не позволяла себе бурного проявления чувств. А ты это делаешь страстно и самозабвенно.
   Он замкнул свои руки за ее спиной и крепко прижал к обнаженной груди. Затем наклонился к ее уху и прошептал:
   – Да, я действительно любил ее, Шей. Но она была похожа на мягкий, молочный, отполированный опал, в то время как ты напоминаешь мне загадочный топаз, светящийся ярким огнем и переливающийся тысячью граней. Поэтому я очень хочу провести остаток своей жизни с тобой и исследовать каждую из этих граней.
   Она тихо застонала, но он оборвал ее стон мягким и в то же время настойчивым поцелуем. Его губы были такими горячими и жадными, что у нее что-то защемило внутри.
   – Я люблю тебя, Шей, очень люблю, – шептал он ей. – Я люблю тебя всем своим естеством, всей душой и всем сердцем. – Он продолжал осыпать ее нежными поцелуями, стараясь просунуть язык поглубже в ее рот.
   – О, Ян, я тоже люблю тебя. Я люблю тебя так сильно, что мне даже страшно.
   – Никогда не сомневайся в том, что ты именно та женщина, которая мне нужна как жена и любовница.
   Эти жаркие слова подтверждали его руки, жадно ощупывающие каждую клеточку ее тела. Она старалась отвечать ему тем же, крепко прижимая его к себе и подставляя губы для поцелуев. Ее бедра находились так близко от его тела, что она почувствовала упругое доказательство его любви к ней. Шей слегка качнула бедрами, доставляя ему огромную радость возбуждения. Они оба томно вздыхали и стонали, мечтая о том моменте, когда смогут слиться в неразделимое целое. Они бы стояли так очень долго, но в этот момент раздался стук в дверь.
   – Ян, – позвал его епископ Коллинз, входя в комнату, – советую тебе поторопиться, а то твоя невеста… – Увидев их, он замолчал и замер на месте.
   Только сейчас Шей осознала, что стоит почти голая, да и Ян тоже не совсем одет. Они отскочили в стороны и стали судорожно прикрывать те места, которые выдавали их любовную увлеченность. Ян закрыл руками трусы, подозрительно оттопыривавшиеся от чрезмерного возбуждения, а Шей быстро прикрыла руками грудь и повернулась к епископу спиной. Впервые в жизни она стыдливо прятала от посторонних свое обнаженное тело.
   Епископ Коллинз сердито нахмурился, нарочито строго сдвинул густые брови, но в его глазах плясали веселые огоньки.
   – Мне кажется, что чем раньше мы отправимся в церковь, тем лучше будет для вас обоих, – сухо сказал он.

   Стоя у окна роскошного номера гостиницы «Плаза», Шей смотрела на мерцающие в темноте огоньки дорожек Центрального парка Нью-Йорка. Около входа в парк выстроились ярко украшенные кареты, терпеливо поджидающие клиентов, чтобы совершить экскурсию в знаменитый на весь мир парк. Они с Яном поселились в превосходном номере-люкс на три дня, и это было самым лучшим свадебным подарком Селии и Джона.
   Шей очень нервничала, теребя пальцами ленточный поясок на своей ночной рубашке. Огни парка совершенно не интересовали ее, хотя она пристально вглядывалась в них, развязывая, завязывая и снова развязывая шелковый поясок.
   Свадебная церемония стала самым памятным событием в ее жизни. Все было необыкновенно торжественно. Ее просто засыпали многочисленными букетами дорогих цветов, среди которых особенно выделялись пышные осенние хризантемы. Пока ее мать уныло хныкала в первом ряду, епископ Коллинз умело руководил брачной церемонией, сценарий которой составили Ян и Шей. Церемония была не совсем похожа на традиционную, совершаемую по законам их штата, только слова любви, в которой они поклялись друг другу, были те же.
   Нарушив общепринятую практику, Ян прочитал молитву, обращаясь с просьбой к Богу, чтобы он благословил их брак. Когда Шей подняла голову для поцелуя, в ее глазах блестели слезы радости и счастья. Нежный поцелуй Яна был настолько проникновенным, что затронул самые трепетные струны ее души и соединил их сердца, и она почувствовала, что брак их должен быть бесконечно прочным.
   И вот сейчас она стояла у окна гостиницы и ждала, когда он выйдет из ванной. Ее нервы были предельно напряжены, а тело дрожало как осиновый лист, который вот-вот сорвется с дерева и полетит на землю. Она видела такие трепещущие листочки на деревьях в парке – казалось, что, если сейчас подует слабый ветерок, они оторвутся от ветки. И она ощущала себя трепещущим листком. Она не знала, что теперь делать и как себя вести.
   С тех пор как он приехал к ней в магазин, они обнимались и целовались множество раз, и всегда это было страстное проявление чувств. В то самое утро, когда она проснулась в его постели, а его руки и губы ласкали ее, она составила довольно четкое представление о его страстном темпераменте. Она думала, что он будет честным и нежным любовником, хотя и сдержанным в проявлении своих чувств.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация