А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заповедник" (страница 32)

   В это время ярко вспыхнули прожектора на палубе, загорелись лампы вдоль прохода, по которому люди поднялись на палубу. Ретлианцы в едином порыве мигнули шишками. Освещение на базе восстановилось.
   – И д-думать н-нечего! В-в-вниз! – заикаясь от волнения, предложил Химель. – Кажется, нас сейчас попытаются схватить!
   Вдохновленные появлением освещения ретлианцы зашевелились активнее.
   Коля Сумароков взвизгнул от страха и первым нырнул в люк. За ним направилась има Галут, Кияшов и остальные. Яловега, чертыхаясь, шел позади.
   – Вас вообще-то никто не заставляет ходить с нами, – заявил Антон, оглядываясь на Кирилла Янушевича. – Могли бы и на палубе остаться.
   – Ага, остаться! – огрызнулся механик. – Часы-то у этого сморчка. Наши будут часы искать. А меня как найдут, если я окажусь далеко от сигнала? Нет уж, буду вас держаться…
   – Удивительно, почему ретлианцы не обнаружили и не заглушили сигнал маячка, – пробормотал Химель. – Неужели они до сих пор не поняли, как нас обнаружили?
   – Выходит, не поняли, – заметил Кияшов. – Да, приятно сознавать, что твои сородичи тоже чего-то стоят… А то развели здесь темпоральные поля, понимаешь, установки телепатические… Вот мы до установок не додумались.
   – Додумались, – возразил Химель. – Просто телепатические установки запрещены Конвенцией от семнадцатого марта две тысячи сто четвертого года. Я хорошо помню, ведь вопрос об этой конвенции попался мне на госэкзамене, когда я заканчивал медицинскую академию.
   – Тогда ясно! – Сумароков шмыгнул носом. – Мы, земляне, – лучшие! Кто бы там ни поднимал хвосты и шишками ни мигал…
   Принцесса с неудовольствием покосилась на пилота.
   – Тоже нашелся видист-гуманист! – фыркнула Инна.
   Видист означало почти то же, что и расист. Видист-гуманист – так уничижительно называли узколобого человека, которому и гордиться больше нечем, как только принадлежностью к своему виду. Если расисты и нацисты гордились принадлежностью к расе и к нации, видисты гордились тем, что они люди, и считали других разумных существ неполноценными.
   – Да нет, я что, – смутился Сумароков. – Просто приятно, когда понимаешь, что тоже не из глухой деревни на окраине Галактики, а представитель развитой цивилизации…
   – Недоразвитый представитель развитой цивилизации. – Яловега оскалился и взмахнул «разводным ключом».
   Коридор, по которому передвигались люди, разделился на три. Два вели вниз, один шел горизонтально к поверхности.
   – В прошлый раз мы пришли оттуда. – Химель ткнул в правый проход. – Точно помню. Я вон за тот угол зацепился и плечо ушиб.
   – Значит, пошли прямо, – предложил Кияшов. – Нам в то машинное отделение, где свет отключается, не нужно. Да там уже и охрану, наверное, выставили. И углубляться тоже ни к чему. А вот средний коридорчик, по-моему, в сторону батареи идет, откуда по нашему кораблю палили.
   – Да, пойдем туда, – кивнул Антон. – Углубляться действительно не стоит. Нужно держаться ближе к поверхности.
   – Значит, боишься все-таки, что базу потопят? – спросил Яловега. – Я предупреждал…
   – Ничего я не боюсь, – буркнул Антон, – просто головой думаю… А вот вы…
   Договорить он не успел. Справа послышался топот множества ног, и в следующее мгновение из коридора, ведущего вниз, навстречу землянам выскочили несколько ретлианцев и Новицкий. При виде сбежавших пленников штурман буквально остолбенел.
   Заминка вышла короткой. С яростным ревом Евграф Кондратьевич ринулся вперед и приложил одного из ретлианцев лопаткой под шишку. Второго вырубила има Галут. Принцесса действовала четко – ее руки и ноги работали как хорошо отлаженный механизм. Третий ретлианец напал на Яловегу, к пущему изумлению последнего. Толчок в грудь опрокинул механика на спину. Враг навис над ним, собираясь нанести новый удар, но Яловега выкинул перед собой руку с зажатым в ней «разводным ключом». Удар пришелся в нервный узел…
   Новицкий отступал, выставив перед собой увесистые кулаки.
   – Какая удача… – проворчал Евграф Кондратьевич, примеряясь, чтобы поточнее ударить штурмана лопаткой.
   – Не бейте его! – выкрикнул Антон. – Он должен знать дорогу к машинному отделению, отвечающему за пушки!
   – Что скажешь, Новицкий? – поинтересовался Кияшов. – Обладаешь ты такой информацией?
   Штурман ничего не ответил, только зарычал от злости, обнажив ряд желтых зубов:
   – Вам все равно отсюда не выбраться.
   – Послушайте, Ян, – обратился к штурману доктор Химель, – посмотрите только, во что вы превратились. Вы же больны, Ян. Помогите нам, и мы поможем вам выпутаться из этих чрезвычайных неприятностей.
   – Молчать! – рыкнул Новицкий и остановился. Он подтянул по-кошачьи правую ступню и теперь стоял, покачиваясь с пятки на носок. – Молчать, низшие существа! Слушайте голос высшего разума. Вам пора возвращаться обратно, в клетку. В таком состоянии, да еще и на свободе, вы представляете опасность не только для Вселенной, но и для себя.
   – Прямо-таки для Вселенной? – делано изумился Делакорнов.
   – Да. Для существующего порядка вещей. Вернее, для того порядка, что должен существовать и рано или поздно воцарится на веки вечные.
   – Он – ретлианец, – выдавила има Галут, – любые разговоры с ним – пустая трата времени. Его уже не исправить!
   – А ты в курсе, что наши уже разведывательный корабль прислали, – крикнул Яловега, – это вам скоро кирдык, а не нам!
   Глаза штурмана на мгновение расширились, в них загорелось пламя, но тут же погасло.
   – Я ничем не могу вам помочь, низшие! А ваш корабль – не более чем досадная неприятность, которая будет устранена в ближайшее время. Мы выкорчуем заразу с этой планеты и приведем Галактику в должный вид!
   В воздухе что-то свистнуло и попало Новицкому в лоб, над шишкой. Он взмахнул руками и часто заморгал. По полу покатился подшипник. Сумароков уже сжимал в руке следующий, изготовившись к броску.
   – Молодец, Коля, – сказал Евграф Кондратьевич и кинулся на штурмана.
   Новицкий действовал ловко, уклонился от нацеленной ему в голову лопатки и двинул Кияшова под дых.
   – Хех-х-х, – выдохнул старпом и рухнул на колени.
   Има Галут попыталась ударить Новицкого, но штурман перехватил ее кулак и, завернув руку принцессы за спину, закрылся ею, как щитом.
   – Эй, ты, – сказал он Сумарокову, – брось дурить! Выгружай железки из карманов!
   Коля посмотрел на своих товарищей, на скорчившегося на полу Евграфа Кондратьевича и послушно принялся выкидывать из карманов подшипники.
   – Ну ты и гад! – неожиданно заорал Яловега, прыгая на штурмана. Первый удар «разводного ключа» пришелся по ключице аурелианской принцессы. Она жалобно закричала. Но крики ее мало трогали Яловегу. Второй удар угодил штурману в висок. Новицкий отпустил иму Галут, понимая, что от Яловеги он ею не закроется, и отскочил назад. По виску у него текла струйка темной крови.
   – Предатель! – прорычал Яловега.
   Новицкий поднял руки, и «разводной ключ» врезался ему в локоть. Послышался хруст сломанной кости. От боли из глаз штурмана брызнули слезы.
   – Говори, падла, как им пушки отключить! – рявкнул Яловега, прицеливаясь для нового удара. – Я сумасшедший, мне ничего делать нельзя! Но с тобой я поквитаюсь, сволочь!
   – Хорошо-хорошо, – забормотал Новицкий, – погоди бить, дай…
   Механик недослушал и еще раз от души приложил бывшего приятеля в височную долю.
   – Вы убьете его! – крикнула Инна. – Прекратите!
   – Не боись, – отозвался Яловега, – этот гад крепкий. Я его еще не так отделаю, если прямо сейчас не скажет, как пушки отключить. А Делакорнов пойдет и отключит. Он у нас герой!
   – Я… – Штурман провел рукой по щеке и тупо уставился на перепачканную кровью ладонь… – Я…
   Он вдруг кинулся в ноги механику, обхватил его колени и резко рванул их на себя. От неожиданности Яловега вскрикнул, приложился головой о стену и уронил «разводной ключ».
   – Вперед! – заорал Антон и первым кинулся на Новицкого. Ему бросились помогать има Галут, Михаил Соломонович, Инна и даже подвывающий от ужаса Сумароков. В завязавшейся драке, в которой штурмана колотили все больше в область шишки, Новицкий был повержен. Он рухнул на пол, потом приподнялся и с самым скорбным видом поглядел на своих победителей. Кияшов придерживал разгоряченного Яловегу, который воспылал к бывшему штурману ненавистью, напоминающей патологическую.
   – Одолели, – мрачно заявил бывший штурман по-русски. – Всем скопом, как же… И тараканы, когда их много, кусаются.
   – Я тебе покажу тараканов! – закричал Яловега. – Паучара! Мы тебе покажем, какие мы низшие существа!
   – Успокойтесь, Кирилл Янушевич, – обратился к механику Химель. – Ян, как представитель высокоразвитой цивилизации, несомненно, не понимает языка угроз. Но он должен прислушаться к голосу разума!
   Кияшов хмыкнул.
   – Что это ты несешь, Химель?
   – Я хотел бы вам заметить, что подобный тон неуместен. – Доктор строго воззрился на старпома. – Вы что, пытать его собрались? Нам нужно убедить нашего сородича помочь нам. И спасти его, между прочим. Или вы намерены оставить его здесь?
   – Почему бы и нет? – проскулил Сумароков. – Каждый сам выбирает свою судьбу.
   Новицкий, при своих внушительных габаритах выглядевший избитым и жалким, подал голос с пола:
   – Зря надеетесь, что я, уже приобщившийся к высокой расе, пойду у вас на поводу. И в плен захватить вам меня не удастся. Никуда я отсюда не поеду! Смерть аурелианам, Галактика будет принадлежать ретлианцам!
   – Так что, ты их и на Землю приведешь, своих новых хозяев? – поморщилась Инна.
   – До Земли далеко. Пока надо расправиться с хвостатыми здесь, – объявил Новицкий. – Так что за свои жалкие шкурки можете не дрожать. Мы займемся мохнатыми крысами, они мешают нам больше всего.
   Има Галут хлестнула пленника хвостом по глазам. Хотя прежде она и не принимала участия в драке и сломанная ключица наверняка сильно ее беспокоила, грязного оскорбления из уст прислужника ретлианцев она снести не могла.
   – Дикари! – выкрикнул Новицкий, стирая слезы, текущие из глаз. – Бейте, бейте меня, пока есть возможность. Давайте волю своим низменным инстинктам. Именно так и поступают низкоорганизованные, злобные и жестокие твари! Но скоро, через каких-нибудь пару миллионов лет, Вселенная будет устроена рационально. Мы зададим смысл движению каждого атома. Мы возьмем под контроль время. Мы шагнем в другие, параллельные миры!
   Коля Сумароков опасливо поглядел на штурмана и шепнул Делакорнову:
   – У него всегда были такие странные мечты?
   – А кто его знает, – тихо ответил Антон. – Он со мной сокровенными мыслями не делился. Но я полагаю, что его высокомерие можно использовать… Подержи-ка ты Яловегу, а я побеседую…
   Антон выступил вперед и вкрадчиво спросил у штурмана:
   – Ян, как вы считаете, могут ли жалкие существа, коими мы, несомненно, являемся, каким-то образом повредить владычеству ретлианцев над Вселенной?
   Новицкий с подозрением уставился на Делакорнова.
   – Повредить вы не можете, но можете напакостить.
   – А тебе разве не хочется, чтобы на Земле все узнали о величии ретлианцев? И о том, каким великим стал ты? – продолжал искушать Новицкого Антон.
   – Радости-то, – фыркнул бывший штурман. – Это все равно что задирать нос перед червями из навозной кучи. Мол, ты и пахнешь лучше их, и физиология у тебя более сложная, и дела куда значительнее, чем у навозных червей. Вот только ни один червь еще не захотел стать человеком. Так и вам не понять, насколько лучше мне сейчас! Мне открылись такие вещи, которые вам, людям, никогда не постигнуть! И мне все равно, что обо мне подумают на вашей вшивой планетке. Вас ведь не интересует мнение морских свинок о человечестве? Или все-таки интересует?
   – Ишь, как он заговорил, – процедил Кияшов сквозь зубы, – набрался где-то. – Он замахнулся лопаткой. – А вот я сейчас как дам тебе по голове, живо уважением к нам проникнешься. Что скажешь, может навозный червь или морская свинка высшему существу по башке задвинуть?
   Новицкий молчал, только с ненавистью глядел на Евграфа Кондратьевича.
   – Мы теряем время даром, – заявила има Галут. – Убьем его и двинемся дальше.
   – Зачем его убивать? – вскинулся Химель. – Он же ничего плохого нам не делал! Пусть живет, как ему нравится! Хочет быть ретлианцем – пожалуйста. Согласно земным законам, это не возбраняется. У нас свобода вероисповедания и выбора гражданства.
   – А, пресловутый гуманизм. – Има Галут поморщилась. – Ну что же, делайте с ним, что считаете нужным, он ваш бывший гражданин. Я отправляюсь дальше. Искать батарею. Кто со мной?
   – Я, моя имочка! – гаркнул Кияшов.
   – Мы пойдем, – решительно заявил Антон. – А Новицкий пусть остается. Но, с другой стороны, он ведь может выдать нас своим…
   – Ты за всех не расписывайся, – заметил Яловега. – Я, например, нарываться на неприятности не хочу. И этого гада я бы все-таки прибил. Больно у него вид наглый. Гляди, как глазами зыркает. Не иначе какую-нибудь подлянку задумал…
   Има Галут дальнейших возражений механика слушать не стала, она просто повернулась и пошла по коридору. Походка у аурелианской принцессы была не слишком ровной, она морщилась от боли в поврежденном плече. Кияшов бросился следом, чтобы поддержать возлюбленную в случае необходимости.
   Остальные потянулись за ними. Новицкий остался сидеть на полу у стены. Его слишком крепко помяли, чтобы он мог помешать беглецам.
   – Вас найдут! – крикнул штурман вслед бывшим соплеменникам.
   – Обязательно найдут, – обернулся на ходу Антон, – только не твои тупые ретлианцы, а наш земной десант.
   – Надо запутать следы, – объявила аурелианская принцесса. – Спустимся немного ниже, на более глубокий ярус. Если вы на самом деле хотите захватить батарею, нужно торопиться.
   Аурелианка нырнула в узкий коридор, ведущий вниз и освещенный фиолетовыми лампами. Этот коридор вскоре вывел их в просторную галерею, с блуждающими по стенам огоньками. Пол в галерее плавно поднимался вверх.
   – Насколько я понимаю, фиолетовыми огнями освещены технологические коридоры, которые должны всегда быть свободными и по которым разрешен проход только некоторым ретлианцам, – объяснила има Галут. – А по этому желтому проходу доставляют грузы в трюм и из трюма. Может быть, он даже используется для подвоза боеприпасов на батарею.
   – Нет, судя по уклону, он выходит на поверхность гораздо раньше, – предположил Делакорнов. – Где-то метрах в трехстах от борта.
   – Может, и так, – согласилась принцесса. – Да, скорее всего, это ход к вертолетной площадке. Мы видели ее, когда выбирались на палубу.
   – Я не видел, – подал голос Сумароков.
   – Ты просто не понял, что перед тобой, – вздохнула принцесса. – И вообще, ты лучше бы помолчал и пересчитал свои подшипники.
   – Ага! И шарики, и ролики! – осклабился Яловега. – И вообще, постоянно считай что-нибудь, Колян! Очень помогает!
   – То-то я смотрю, ты все время что-то бормочешь, – нахмурился Кияшов.
   – Да я что? Я ничего, – скривился Яловега. – А вот угнать вертолет было бы здорово. И нашим тогда не пришлось бы брать штурмом эту базу. Забрали бы нас из леса. Угораздило же нас попасться раньше времени, когда до спасения оставалось всего ничего! Я согласен даже цирусами питаться – лишь бы пауки меня не трогали!
   – Что ты несешь? – вздохнул Кияшов. – Ты ту штуку, которая у них заменяет вертолет, водить умеешь?
   Яловега задумался, потом бесцеремонно указал пальцем на иму Галут.
   – Я – нет. А она умеет.
   – Нет, я тоже не умею, – возразила принцесса. – Хагнат умел. Он проходил диверсионную подготовку по высшему разряду, мог пользоваться практически любым вражеским снаряжением. Но его нет с нами.
   – Да, хлипок оказался твой Хагнат, – сказал Яловега.
   Има Галут уставилась на него с холодной яростью и даже начала поднимать руки в угрожающем жесте, как это раньше проделывал ее телохранитель, но сдержалась.
   Впереди замаячил черный зев выхода на палубу.
   – Нам не сюда, – заявил Кияшов. – Свернем-ка в этот зеленый коридорчик!
   Едва люди оказались в проходе, освещенном зелеными лампами, пол под ними вздрогнул и пришел в движение. Их понесло куда-то вперед, словно на ленте транспортера.
   – Приятная техника, – прокомментировал Михаил Соломонович. – И идти не нужно, и можно с уверенностью сказать, что впереди не будет засады.
   – Я бы не был в этом так уверен, – вздохнул Антон. – Что мешает ретлианцам поместить контрольно-пропускной пункт на каком-нибудь неподвижном балконе? Очень даже удобно. Впрочем, может быть, нам и правда повезет…
   Им действительно повезло. Ретлианцы, очевидно, не предполагали, что по внутренним уровням их базы будет свободно разгуливать враг. Не встретив никого по дороге, люди и аурелианская принцесса прибыли в другую галерею – освещенную красными фонарями.
   – Гы… А это что? – глумливо улыбаясь, поинтересовался Яловега. – Тут, наверное, обслуживающий персонал живет?
   – Чего обслуживающий? – не понял Сумароков.
   – Не чего, а кого, – сказал Кирилл Янушевич.
   – Этот коридор, пожалуй, ведет куда-то в угол базы, – прервал ерничанье Яловеги Антон. – Она приблизительно прямоугольной формы…
   – Да как ты ориентируешься? – изумился Кияшов. – Я уже давно не понимаю, где север, где юг…
   – У меня всегда было неплохое чувство направления, – ответил Делакорнов. – Наверх?
   – Наверх, – подтвердила аурелианская принцесса. Даже под толстым слоем шерсти было видно, что она побледнела. Видимо, поврежденное плечо доставляло име Галут сильные страдания.
   – Охранники на батарее вооружены? – поинтересовался Коля.
   – Наверное, – хмыкнул Кияшов. – Хотя, с другой стороны, их оружие – пушки, лазеры и прочие излучатели. Личное оружие им вроде и ни к чему.
   Просторная, освещенная красными огнями галерея круто забирала наверх.
   – Точно. Идем в надстройку, – обрадовался Делакорнов. – Видели, по углам этой базы четыре надстройки такие, сферические?
   – Вроде бы, – согласилась Инна.
   – В них и установлены орудия, – заявил Антон. – Вопрос теперь в том, сколько обслуги вокруг них…
   – Да уж… – проворчал Кияшов.
   Сверху доносился стук, топот, удары по железу – одним словом, признаки активности живых существ.
   – Нам бы хоть завалящий парализатор! – тихо прошептал Химель.
   – А еще лучше – спаренный пулемет, – заявил Яловега.
   – Почему спаренный? – спросил Сумароков.
   – Потому что один ствол быстро перегреется, – хохотнул механик. – Готовь подшипники, Колян!
   Вскоре люди очутились в огромном зале. Посреди зала были смонтированы стальные пирамиды – по всей видимости, выполнявшие функции орудийных башен. Таким образом, орудия прикрывала броня, защищающая всю батарею, и еще собственный защитный кожух. Но самое интересное было не это. В зале сновало по крайней мере две сотни ретлианцев.
   Коля даже рот приоткрыл.
   – У меня не хватит на них подшипников! Да тут всего бы того ящика не хватило.
   – Да, погорячились, – протянул Яловега. – Пошли-ка назад. Пока они нас не заметили.
   Но было поздно. Ретлианцы возбужденно замигали шишками и замахали лапами. От толпы отделилась весьма внушительная группа особей и двинулась в сторону людей, быстро перебирая конечностями.
   – Вперед! – закричал Делакорнов. – Укроемся в башне!
   – В ка-ка-кой башне? – заикаясь от страха, промямлил Сумароков.
   – В ближайшей! – прокричал Антон. – Евграф Кондратьевич, тащите принцессу!
   Име Галут при виде такого количества ретлианцев, а может быть, после длительного перехода с травмированным плечом стало плохо, она застыла, опершись на стену.
   Делакорнов огромными прыжками понесся к полуоткрытой бронированной двери ближайшей пирамиды. Остальные последовали за ним. Распахнув дверь, Антон обнаружил за ней уходящую вверх металлическую лесенку. Он обернулся, замахал руками, подгоняя остальных. Инна, доктор Химель, Сумароков, Яловега и Кияшов с имой Галут на руках вбежали следом за ним в пирамиду, и Антон захлопнул дверь перед носом у опередившего других ретлианца. Опустился тяжелый запор. Два поворота колеса – и беглецы оказались надежно защищены от преследователей несколькими сантиметрами стали. Такой плотной, что снаружи сюда не доносилось ни звука.
   – Как крысы в капкане, – заметил Яловега. – Интересно, сколько ретлианцев наверху?
   Этот вопрос волновал всех. Антон, крадучись по-кошачьи, поднялся по лестнице и показал идущим следом четыре пальца.
   – Не так уж и много, – вздохнул Химель. – Поодиночке ретлианцы не слишком сильны…
   – Особенно когда стоишь в стороне, – отдуваясь, заметил Кияшов. – Держись, моя имочка! Трудно нам без тебя будет! В прошлый раз ты одна двух врагов уложила!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация