А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заповедник" (страница 23)

   – Ложись! – закричал Яловега, падая носом в мягкую подстилку из листьев.
   Его примеру последовал только Сумароков. Остальные подняли глаза к небу. Взглядам землян предстало только оставшееся в небе полупрозрачное марево. Наверняка над ними прошел сейчас какой-то летательный аппарат.
   – Нас ищут. – Химель сцепил ладони так, что пальцы побелели. – Наверное, стоит укрыться.
   – Вряд ли нас ищут, – покачал головой Кияшов. – Скорее всего, они полетели к месту аварии. Решили посмотреть, что осталось от станции. Откуда они могут знать о нас? Обычно, если модуль или еще какая-нибудь деталька от станции отвалится, там никого живого нету.
   – Но разве это деталька? – возмутился Михаил Соломонович. – Послушайте, что вы такое говорите? Ведь это был пилотируемый модуль.
   – Ну да, – согласился Кияшов, почесав в затылке. – Только по всему выглядит, как будто модуль порожняком вниз сбросили, как пустую топливную канистру.
   Старпом обернулся к механику. Яловега как раз извлек из кармана увесистую консервную банку и задумчиво ее разглядывал. Увидев, что Евграф Кондратьевич проявил к нему интерес, Яловега торопливо спрятал банку за спину.
   – Кажется, опять что-то летит, – сказал Делакорнов.
   Рев и грохот снова вернулись с другой стороны. Теперь они успели различить, что это черный, как смоль, летательный аппарат. Он ненадолго завис над просветом в деревьях, а потом, набирая высоту, умчался прочь.
   – Теперь скажете, они не нас ищут? – обратился Антон к старпому. – Неясно только, как могли они нас вычислить. Ведь ничего под кронами не видно. Вон листьев сколько. Мы в тени стоим, в сторонке…
   – Может быть, они определили, что мы тут, по тепловому излучению? – робко предположил Сумароков.
   – Ерунда, – ответил Антон. – Здесь можно костер жечь – никто не увидит огня. Листья поглощают тепло.
   – А как же тогда они нас это… запеленговали? – нервно облизнулся Яловега.
   – Для радиоволн деревья – не помеха, – раздумчиво проговорил Антон. – Непонятно только, неужели они успели вживить нам радиомаячки?
   – Вроде бы ничего похожего с нами не делали, – сказал Михаил Соломонович. – Да и зачем нам радиомаячки на космической станции? Куда мы могли бы оттуда убежать?
   – Нам бы самим пеленгатор, – вздохнул Кияшов, – счас бы живо всех запеленговали.
   – Пеленгатор, положим, у нас есть, – заявил Антон. – Только никто не умеет им пользоваться. Или кто-то все же умеет?
   – Это ты о чем? – не понял Яловега.
   – Часы Байрама. Они снабжены огромным количеством всевозможных приспособлений…
   Кирилл Янушевич уставился на Сумарокова с такой свирепостью во взгляде, что тот весь сжался и попятился.
   – Это ты во всем виноват! – возвестил Яловега.
   – А что я, что я? – заюлил Коля.
   – Ты, придурок, включил систему оповещения. Еще хвастал мне: когда наши прилетят на планету, сразу услышат радиосигнал на специальной волне. Разобрался он, видите ли.
   – Когда же ты успел? – удивился Антон.
   – В холодильнике, – потупился Сумароков. – Там делать нечего было. А часы хорошие – с подсветкой. Все функции можно задавать, хоть в темноте, хоть под водой…
   – Отключить систему оповещения! – распорядился Кияшов. – Хорошо, что сейчас они просто вокруг летают. А могут ведь и ракету в нас запустить!
   Сумароков начал лихорадочно елозить пальцами по сенсорам «Кремлевских». Лицо его подергивалось, на лбу выступила испарина.
   – Не получается, – выдохнул Коля. – Нужно пароль знать. А пароль знал только Байрам.
   – А включить систему без пароля можно было? – спросил Яловега.
   – Включить – да, – промямлил Коля. – Это как раз на такой вот экстренный случай… Разведчик у… убит, а его спутники маячок включают, чтобы тело найти можно было. Или их самих. Словом, порядки у них такие, в косморазведке.
   – Опять по стерео видел? – поинтересовался Яловега.
   – Ага, – кивнул Сумароков и испуганно посмотрел вверх.
   Рев летательного аппарата оглушал. Казалось, неведомый противник уже вычислил точку, где находятся люди.
   – Разбей эти часы к чертовой бабушке, пока не поздно! – рявкнул Кияшов.
   Сумароков всхлипнул и послушно хватил «Кремлевские» о землю. Хронометр только подпрыгнул на мягкой подстилке из листьев. Коля поднял часы и с размаху швырнул их в ствол дерева. Но титановому корпусу хронометра были не страшны и более серьезные удары. Вряд ли «Кремлевские» удалось бы разбить даже молотком…
   – Просто брось их в речку! – предложил Антон. – А мы уйдем.
   – Не хочу я их бросать! – заявил Коля. – Они нам еще пригодятся! Да и стоят они тысяч пятьдесят… Дороже, чем скутер…
   – Ты в своем уме? – рассвирепел Кияшов. – Нас грохнут сейчас из-за твоих часов. Крептоудочки сматывать надо. И бежать! Время дорого.
   – Время – деньги! – просипел Яловега.
   – Я не хочу их выбрасывать, – едва не заплакал Коля. – Это же наша последняя надежда! Может, прилетят наши и спасут нас.
   – Ну и вали с этими часами куда хочешь, – предложил Яловега. – Только за нами, чур, не цепляться. Мы пойдем в одну сторону, ты – в другую. И помни – у Кияшова излучатель имеется. Кстати, Евграф Кондратьевич, да разнесите вы эти часы из излучателя! И все дела.
   – Не хватало еще стрельбу здесь устраивать, – возразил Антон. – Тогда нас обязательно найдут. Пеленг они точно засечь не смогут, а вот вспышку излучателя сразу заметят…
   – Тьфу ты! – Яловега сплюнул с досады. – На кой, скажи мне, ты часы эти прикарманил?
   – Так они же денег стоят, – промычал несчастный Сумароков. – И потом, наших вызвать.
   – Деньги – это, конечно, хорошо, – механик почесал в затылке, – если только за ними смертушка с косой тебя не поджидает.
   – Так я же не знал, что нас по этому сигналу…
   – Индюк тоже не знал! – перебил Кияшов. – Потому ему нос на базаре и оторвали.
   – Вы ничего не путаете? – хмыкнул Антон.
   – А ты чего веселишься? – накинулся на него Яловега. – Ты вообще у нас под вечным подозрением после того, как в пирамиде с этим трехглазым хвостатым общался. Может, ты агент паучий.
   – С каким трехглазым? – насторожился Химель.
   – Ну как же. – Яловега показал на Антона. – Этот разговаривал с хвостатым, у которого вот тут, – он ткнул себя в середину лба, – глаз был.
   – Глаз? – переспросила Инна.
   – Все ясно, друзья, – Михаил Соломонович поднял вверх указательный палец. – Вы общались с наблюдателем ретлианцев. Теперь все понятно. Они на генном уровне перевербовывают на свою сторону солдат противника. После того как гормоны, или нановирусы, или что-то еще проникают в их организм, они видоизменяются и становятся солдатами противника. Метаморфоза, произошедшая с Новицким, должно быть, случилась и с этим несчастным аурелианином. Я сейчас думаю, что высокогорное плато, где мы побывали с Инной, – одна из вербовочных площадок.
   – Чего-о-о? – протянул Кияшов. – Чего-то я ничего не понимаю…
   – Вербовочная площадка, – повторил Михаил Соломонович и так разволновался, что едва не уронил очки. – Должно быть, их здесь немало. Сфицерапсы ловят живых существ и относят туда. На плато. Что остается делать голодному узнику? Только пить молоко этих милых птичек. Тем более оно оказывает определенный наркотический эффект. Новицкий явно не мог себе отказать в молоке сфицерапсов, что подтверждает мою теорию… Таким образом, вы общались с одним из так называемых предателей по необходимости, вызванной генными изменениями. Со шпионом ретлианцев. Должно быть, он был посажен в пирамиду с тем, чтобы охранять темпоральное поле от посягательств своих бывших соплеменников. То есть должен был доложить, если аурелиане появятся вблизи пирамиды.
   – Хвостатый что-то говорил по поводу того, что он повелитель этого мира, – напомнил Антон, – я еще так удивился.
   – Новицкий тоже испытывал сильнейшую трансформацию психики и в последние часы страдал очевидной манией величия. Помните, Инна? – Химель обернулся к девушке. – Он то объявлял себя королем сфицерапсов, то говорил, что вообще чуть ли не весь мир захватит. Должно быть, так проявляется зависимость нервной системы от яда, которым был напоен Новицкий и ваш знакомый аурелианин тоже.
   – Ничего себе, они тут развоевались. – Яловега покачал головой. – Сюда бы спецназ наш, рассейский. Ох и показали бы наши парни этим пушистым хвостикам и паучьим лапкам.
   – И ведь слали им сигналы, сколько раз слали. – Кияшов с неудовольствием пожевал губами и поглядел на Колю. – Да еще этот со своим маяком. Только вот понять бы им, куда нас забросило через подпространство. И когда они этот самый сигнал получат? Может, он до Солнечной системы через сотню лет дойдет.
   – Господи, сколько все это может продолжаться? Я просто больше не могу! – Инна всхлипнула и стала оседать на землю. Антон поспешил поддержать ее. Обнял за плечи. Девушка расплакалась у него на груди. Плечи ее вздрагивали в такт рыданиям.
   – Вот, – Кияшов поморщился. – Начались… истерики бабьи.
   – Как вам не стыдно? – укорил старпома Химель. – Инна все время держалась мужественно. Она же столько всего пережила. Нужно понимать.
   – И волосы мои обгорели! – выкрикнула Инна, повернувшись вполоборота, и тут же снова зарыдала на груди у Антона.
   – Вот видите, – поддержал девушку доктор, – и волосы у нее обгорели. Это уж совсем никуда не годится. Инночка, Инночка. Поверьте мне, вы все равно выглядите просто замечательно…
   – Все, хватит, – буркнул Яловега, – давайте двигать отсюда. Пойдем дальше в лес. Только ты, Сумароков, со своими часами к нам не цепляйся.
   – Я же без вас пропаду, – испугался Коля.
   – Часы нам могут еще пригодиться, – заступился за Сумарокова Антон. – Предлагаю идти дальше, а по пути попробовать разобраться, как отключить маяк.
   – Тут-то они нас и прихлопнут! Прямо по пути! – Яловега сплюнул. – А, ладно! Пошли. Разбирайтесь тут с этими своими часами. А я буду уносить ноги.
   Он развернулся и первым зашагал через лес. Кияшов некоторое время медлил, потом махнул рукой, крикнул: «Не задерживаться!» – и направился за Яловегой. Остальные двинулись следом. Антон с Инной шли позади. Он обнимал девушку за плечи и чувствовал сейчас, что, если только понадобится, он перегрызет глотку любому хранту, и ни один паукообразный или хвостатый инопланетянин не посмеет сделать ей ничего дурного.
   – Дай-ка сюда часы! – сказал Кияшов. – Не может этого быть, чтобы включалась система без пароля, а отключалась с паролем. Обычно бывает наоборот.
   Сумароков послушно снял с руки хронометр и отдал старпому. Евграф Кондратьевич некоторое время крутил часы, нажимая на кнопки по правую и левую сторону от дисплея, потом выругался и вручил часы доктору.
   – Попробуйте-ка вы, Михаил Соломонович. У вас должно выйти.
   – Позвольте, но я совершенно ничего не понимаю в этих сложных механизмах, – замахал руками Химель.
   – Ничего, дуракам везет, – буркнул Кияшов едва слышно. – А вообще, раз вы не хотите разбираться, дайте Антону. Он с техникой, наверное, больше в ладах.
   – Хорошо, я попробую, – сказал Делакорнов. – Но только, если Коля не разобрался, и у меня вряд ли получится. Эти часы – как портативная игровая приставка. Те же принципы управления… А Коля у нас признанный спец по играм.
   – Ну да, – кивнул Сумароков. – Но ты попробуй все же.
   Инну пришлось отпустить. Впрочем, девушка уже пришла в себя и теперь шла, глядя в землю, стыдясь своей недавней слабости.
   Антон взял часы, вошел в главное меню, некоторое время проблуждал в сложных схемах, но все, чего ему удалось добиться, – это вывести голографический аналог интерфейса. Над циферблатом возникла его цветная проекция.
   Кияшов покосился на Делакорнова с неодобрением, но ничего не сказал.
   Голографический аналог меню так и висел бы над часами, если бы Антон не передал часы Сумарокову. Коля нажал на какие-то кнопки и вернул хронометр в прежнее, пассивное состояние.
   – Вот видите? – Антон пожал плечами. – Что Коля не может, я тем более не смогу.
   – Что, Сумароков? – ядовито поинтересовался Яловега. – Ты нас покидаешь?
   – Ладно, оставь его, – угрюмо проговорил Кияшов, – корабль вроде бы больше не появлялся. Может, и правда пригодится нам как-нибудь этот хронометр.
   – Как же, пригодится…
   – Молчать! – рявкнул старпом. – Забылся ты, как я погляжу! Я тут главный!
   – Ладно, ты главный, Евграф Кондратьевич, – согласился Яловега. – Только вот чего я никак не уразумею…
   – Стойте. – Сумароков метнулся вперед и мертвой хваткой вцепился в рукав куртки механика. – Там… там… там…
   От волнения он даже не мог говорить, только заикался.
   – Что там? – буркнул Яловега.
   Все стали пристально вглядываться вперед. Антон подошел ближе и различил между стволами какое-то мелькание. Там двигалось что-то черное.
   – Кажется, это пауки, – пробормотал Михаил Соломонович.
   – Настоящие? – ахнула Инна.
   – Ретлианцы, – ответил Химель. – Впрочем, отсюда не разглядеть.
   – Назад, – тихо проговорил Кияшов. – Все назад!
   Упрашивать никого не пришлось. Люди развернулись и побежали через лес. Толстые стволы деревьев мелькали, проносясь мимо бесконечной чередой. Химель сразу отстал от остальных. Он задыхался, держась за левую сторону груди. Антон отстал, чтобы помочь ему.
   – Беги, Антон, беги! – крикнул Химель. – Обо мне не беспокойся. Спасайся сам.
   – Давайте, Михаил Соломонович. – Делакорнов подхватил доктора под локоть и потащил за собой через лес.
   Погони слышно не было. Только черный корабль снова пронесся над ними с протяжным свистом. На сей раз он не стал задерживаться.
   – Это все ты, сосунок! – Яловега на ходу пихнул Сумарокова локтем, так что тот едва не врезался в дерево. – Так тебе! – проорал механик и прибавил шагу…
   – Только не потеряйтесь! – крикнул Кияшов. – Держимся группой! Кирилл Янушевич, это и тебя касается! – Спина Яловеги уже маячила далеко впереди.
   Наконец они добежали до грибной поляны.
   – Так, стоп, – крикнул Евграф Кондратьевич. – Здесь привал!
   Все остановились, стараясь отдышаться.
   – Вроде никого нет, – дрожащим голосом проговорил Сумароков, вглядываясь в толщу деревьев.
   – Может, это был какой-нибудь зверь, – предположил Яловега и добавил, сглотнув слюну: – Которого можно съесть…
   – Или он бы нас сожрал, – добавил Кияшов. – Не нравится мне что-то в этом лесу.
   – Так что будем делать? – спросил Антон.
   – Что делать, что делать?! – взорвался старпом. – Почем я знаю! На этой проклятой планете, что ни делай, все одно – вляпаешься в какую-нибудь неприятность. Прав Сумароков, что сигнал включил. Тысячу раз прав. Если нас отсюда не вытащат свои – все, конец нам. Конец!
   – Так уж и конец. – Яловега с интересом осматривал грибы. – Вон эти-то приспособились. Живут себе. И мы сможем.
   – Если только станем их солдатами, как Новицкий и все остальные живые существа на Заповеднике, – проговорил Михаил Соломонович. – В эпицентре военных действий иначе нам не выжить.
   – Не бывать этому никогда! – отрезал Кияшов. – Мы затаимся, окопаемся и будем ждать наших. Маяк работает – вот и пусть себе работает!
   – Да, пусть работает! – раздался со стороны леса хриплый голос.
   Инна закричала. Кияшов дернулся, чтобы схватить излучатель, обернулся и понял, что оружие лучше не доставать.
   Под огромным деревом стоял, ухмыляясь, раздобревший и даже ставший немного выше ростом Ян Новицкий. На лбу у него пульсировала красноватая шишка, похожая на «третий глаз» – знак трансгенной мутации. Бывший штурман «Семаргла» явился не один. Рядом с ним, повернув в сторону землян дула диковинных тонкоствольных ружей, стояли четыре ретлианца. На пауков они были похожи очень отдаленно, но четыре пары суставчатых рук и ног могли вогнать в дрожь кого угодно. Одно дело – увидеть такое существо в голографической проекции или в виде замороженного трупа в холодильнике. И совсем другое – когда оно ходит, семафорит шишкой на голове и держит тебя на мушке.
   – Мы сдаемся! – завопил Сумароков и поднял руки. Он сделал шаг назад, еще один и вдруг метнулся в сторону. Хлопнуло одно из ружей, и Сумароков упал, как подкошенный.
   Больше никто не осмеливался подать голос или побежать. Только у Инны задрожали губы и на глазах выступили слезы.
   – Так будет с каждым, кто пойдет против воли верховного правителя, – назидательно заметил Новицкий и расхохотался. – Не дергайтесь, ведите себя послушно – и вам будет хорошо.
   Михаил Соломонович опасливо взглянул на существо, бывшее некогда штурманом межзвездного корабля «Семаргл».
   – Это почему же, Ян? – тихо спросил доктор. – Почему нам будет хорошо?
   – Потому что мне хорошо, – ответил Новицкий. – И еще за то, что модуль станционный правильно уронили!
   – Правильно? – удивился Михаил Соломонович.
   – Рядом с базой, – пояснил Новицкий.
   – Так, значит, вы знаете, что мы не враги? – осторожно поинтересовался Яловега. – Мы же хвостатых мочили-мочили… И еще замочим, если понадобится.
   Кияшов с неодобрением покосился на механика, но тот и не думал замолкать.
   – Мы же станцию их взорвали самолично… Мешали гадам хвостатым спастись в модуле…
   – Вам будет хорошо, – засмеялся Новицкий, – очень хорошо.
   – Но почему тогда вы убили Колю? – поинтересовался Михаил Соломонович. – Разве в этом была какая-нибудь необходимость?
   Новицкий запрокинул голову и захохотал в голос. Шишка на лбу запульсировала. Возбудились и вооруженные ретлианцы.
   – Его просто парализовали! – вдоволь насмеявшись, пояснил штурман. – Каждый из вас – настоящая находка для нас. Бесценный источник сведений о землянах. Ну не то чтобы совсем бесценный – все же вас шесть особей. Но разбрасываться генетическим материалом ретлианцы не станут. Да, не станут…
   – Значит, мы для вас – ценный генетический материал, – проговорил Антон.
   – Именно, – подтвердил Новицкий. – Но это вовсе не означает, что мы будем вас вскрывать, как поступают с пленными аурелиане. Нет-нет, вас подвергнут более гуманному исследованию.
   – А что вы будете с нами делать? – шепотом спросила Инна.
   – С тобой, Инка, уж точно найдем чем заняться, – штурман опять развеселился.
   Антон сжал кулаки.
   – Как вам не стыдно? – попытался воззвать к голосу совести Новицкого Михаил Соломонович.
   – Мы не испытываем стыда! – объявил Новицкий.
   – Я в этом и не сомневалась, – сказала Инна.
   Из-за деревьев показалась сигарообразная туша черного корабля – очень похожего на тот, что кружил над землянами. Аппарат полз по палой листве между стволами, двигаясь медленно, словно на ощупь.
   Новицкий тоже заметил приближение корабля.
   – Хватит болтать! – выкрикнул он. – Прыгайте в вертолет, мы полетим на базу.
   – Вертолет? Какой вертолет? – удивился Яловега.
   – Вот этот, – Новицкий мотнул головой в сторону черного корабля. – Это не вертолет, конечно… Но тоже летает… Не знаю я, как эта хрень называется. Если я сделаю вот так – вам же это ничего не скажет?
   Новицкий три раза мигнул красной шишкой, потом еще раз – помедленнее – и левой рукой сделал несколько быстрых, почти неуловимых пассов. Никто из землян, конечно, не смог бы повторить его движений. Впрочем, никто особенно не огорчился, что такой фокус они проделать не в состоянии. И отсутствие мигающей шишки на лбу их тоже не расстраивало.
   – Да уж, название непереводимое, – хмыкнул Антон. – И непроизносимое. А ты здесь за главного, что ли? А, Ян?
   – Не то чтобы я тут главный… – пробормотал Новицкий. – Перевожу для команданте, я вроде переводчика для вас. Должен же кто-то с вами общаться. Вы по-нашему не разумеете и сказать ничего не можете, а я вот по-вашему говорю. А насчет главного, не главного – командиров то есть – тут дела иначе обстоят. У нас абсолютное гражданское общество. Все равны. Все граждане. И вы, если докажете свою ценность, тоже станете гражданами. Но пока что вы – просто сброд, никто, пустое место! А может, даже и хуже, если вдруг окажется, что вы – шпионы хвостатых…
   – Слышал? – Яловега обернулся к Антону и прошептал едва слышно: – Они ищут шпионов… Ай-ай-ай. А кто из нас шпион хвостатых – любому ясно.
   – Ты на что намекаешь?! – рассердился Делакорнов.
   – Да все на то же. Размышляю – дадут мне они за маленькую информацию гражданство, как ты думаешь?
   – Можешь быть уверен, тебя они в свои ряды примут без всяких проблем. Больно ты на них похож…
   – Правда? – озадачился Яловега. – Ты так думаешь? Ну да, я, конечно, поплотнее… Не то что вы – тощие… Вон Новицкий как отожрался на местных харчах… Интересно, а где можно раздобыть сфицерапсного молока? Слышишь, Ян, – воззвал он. – А нам молоко сфицерапсное дадут?
   – Дадут, дадут, – добродушно засмеялся Новицкий, – догонят и еще добавят. – Он захихикал, потирая ладони. Настроение у предателя было самое замечательное. Он испытывал эйфорию и радовался по самому незначительному поводу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация